~ RSTeam forum ~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~ RSTeam forum ~ » Фан творчество » ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН


ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Сообщений 1 страница 40 из 62

1

Итак, что могу сказать об этом своём творении? Во-первых, оно является логическим продолжением "Вмешательства извне". Начал я работу над этим фанфом в 2007 году, но до сих пор не завершил. Впрочем, работа ведётся, так что сей фанф будет закончен. Рано или поздно. Что касается непосредственно содержания - я постарался сделать атмосферу более мрачной, серьёзной. Старался с самого начала прорабатывать подробно каждый или почти каждый момент. Но, в итоге, так и не завершив 2-ю часть дилогии, пришёл к выводу о необходимости переиздания первой части. Сюжет вертится вокруг доволльно банальной в НФ темы, но для вселенной W.i.t.c.h. она является на мой взгляд тем, что буквально рвёт каноны на британский флаг. Почему - поймёте сразу, как только начнёте читать.
Тема теории заговора получит здесь своё второе рождение и, возможно даже - перерождение.
А теперь я замолкаю и предоставляю вас самим судить о том, что у меня получилось...

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН


ЧАСТЬ 1. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

Вселенная не только более необычайна,
чем мы себе представляем, она более необычайна,
чем мы можем себе представить.

Дж. Холдейн.

ПРОЛОГ

Город пылал. Яростное пламя пожирало его, как рой саранчи сметает посевы… Башни и здания из стекла, железа и композитных материалов, некогда гордо и величественно возвышавшиеся над городом на несколько километров, теперь были разрушены – только столбы чёрного дыма, клубы пыли, затянувшие небо над городом, языки пламенны, да развалины - впрочем, не менее монументальные - напоминали об их былом величии. Вдали слышались взрывы, что-то вспыхивало, разлеталось в клочья, расцветали огненные цветки, чтобы уничтожить то, что не было уничтожено прежде…
Сопротивление жителей этой планеты было почти сломлено.
В небе над городом внезапно появились пять стремительно увеличивающихся точек – в воздухе разнёсся дребезжащий гул работающих двигателей. Летательные аппараты быстро приближались – теперь их можно было рассмотреть – больше всего они походили на древних земных летающих ящеров - птеранодонов. Размах крыльев каждой машины составлял не менее двадцати метров, а их кабины располагались там, где у земного «прообраза» должна была быть голова. Сходство усиливало и то, что кабины так же располагались на своеобразных «шеях» - гибких гофрированных шлангоподобных конструкциях серебристого цвета, диссонировавшего с преобладающим буро-коричневым цветом летающих машин. Такая конструкция позволяла кабинам двигаться в пространстве, и создавалось впечатление, что хищные летающие ящеры высматривают добычу. Это действительно было так – машины пролетали над тем, что осталось от  пригорода, а под ними расцветали красно-чёрные бутоны мощнейших взрывов, равнявшие с землёй всё, что ещё оставалось цело после орбитальной бомбардировки.
Но вдруг одна из чудом уцелевших городских башен – матово-чёрный километровый шпиль – пришла в движение – её «крыша» с жужжанием раздвинулась, открывая взору то, что было внутри – мощную зенитную батарею необычной конструкции. Раздался выстрел, эхо которого прокатилось по умирающему городу – густой искрящийся дымный след протянулся от странного орудия к группе бомбардировщиков – те стали маневрировать, но один так и не смог уйти от странного снаряда, который следовал за аппаратом как приклеенный – облако чёрного дыма накрыло машину, а в следующую секунду раздался мощный взрыв. Горящие обломки «птеранодона» разлетелись в стороны. Оставшиеся четыре машины перегруппировались и ринулись к башне, всё время маневрируя, и пропуская мимо себя ещё несколько дымных струй…

Командующий армадой наблюдал за ходом вторжения, находясь на мостике флагмана флота, который представлял собой просторный зал полуовальной формы. Пол мостика одновременно являлся и обзорным экраном – сейчас он показывал финал схватки четырёх бомбардировщиков с зенитной батареей противника. Командующий был одет в красный балахон с золотым тиснением. Капюшон накинут на голову. Со спины было не понятно человек он или нет…
Дверь-диафрагма за спиной командующего раскрылась с характерным звуком, пропуская на мостик гостя - гуманоида-ящера в бело-золотом одеянии. Судя по некоторым особенностям внешнего вида, предками этой расы были существа, родственные земным кайманам. Командующий обернулся - он тоже был ящером - а затем произнёс несколько шипяще-щёлкающих звуков. Это означало примерно следующее:
- Приветствую вас, Ревнитель Веры, - на что гость в свою очередь также ответил чередой шипящих звуков:
- Вы превосходный полководец, Шро’так.
- Я лишь следую предназначению, - ответил командующий. – Скоро мы закончим с этой планетой.
- Превосходно, - вероятно, довольным тоном произнёс Ревнитель Веры. – Со мной только что связался Император. Он сказал, что посылает сюда Левиафан.
- Значит, скоро мы начнём изменение, - констатировал Шро”так. – Давно пора.
- Вынужден внести ясность – для завершения системы не хватает ещё одной узловой точки, - Ревнитель Веры своеобразной походкой - у всех представителей их вида ноги и руки  имели два места сгиба, а не одно, как у людей - прошагал вплотную к командующему. – К нашей великой удаче Слухачам удалось обнаружить поблизости систему с необходимыми параметрами.
- Система? – переспросил командующий, как-то недоверчиво глянув на Ревнителя. – Почему мне не сообщили?
- На тот момент это было несущественно, - безстрастно ответил Хо’раас.
- При всём почтении – не вы являетесь командующим. Прошу вас впредь уведомлять меня о вещах такой важности.
- Вы правы, - согласился Ревнитель. – Но теперь нам пора отправляться в путь. Левиафан скоро прибудет, а мы тут уже не нужны. Система, в которую мы направимся, обладает очень мощным энергетическим потенциалом.
- Я отдам приказ флоту, - произнёс Шро’так, покидая мостик. Ревнитель Веры лишь бросил надменный взгляд вслед командующему…

0

2

Глава 1. Простая жизнь

Холодное ночное небо над головой лукаво подмигивало мириадами призрачных глаз-звёздочек. Холодный пронизывающий ветер дул в спину, заставляя девушку плотнее укутаться в серый походный плащ, в ночи казавшийся абсолютно чёрным. Элион посмотрела вверх, на звёзды, которые всегда казались ей такими красивыми. Зрелище было завораживающим – по небу быстро проплывали небольшие, подсвеченные Луной, облака, подгоняемые ветром и заслоняющие собой некоторые звёзды. Облака двигались по небу очень быстро… Смутное чувство тоски незаметно закралось в сердце королевы Меридиана. Прошло уже более четырёх лет с того момента, как она узнала о том, кем является на самом деле – наследной принцессой Меридиана, мира, который так и не стал ей по-настоящему родным, хотя она всячески гнала от себя эту крамольную мысль. Но она никогда не уходила надолго... Более четырёх лет прошло с того момента, как Элион покинула Землю, которую считала своим домом, чтобы потом наведываться туда лишь на некоторое время… и терзаться от осознания того, что былой беззаботной жизни обычной земной девочки пришёл конец, когда лорд Седрик своими словами разрушил её, превратив Элион Браун в Элион Эсканор, наследницу трона, которого она никогда не желала. А затем – предательство Фобоса, о котором Элион до сих пор не могла вспоминать со спокойным сердцем – всякий раз, когда память её воскрешала образы тех дней, девушке хотелось плакать. Следом – ещё одно предательство и заточение в Сердце Меридиана… Сколько же ещё горя ей придётся пережить?..
Нельзя, однако, сказать, что всё было плохо. Иногда даже казалось, что всё хорошо – подруги часто навещали её, да и сама Элион наведывалась на Землю… Но прежняя спокойная и размеренная жизнь обычного подростка осталась далеко позади, вне досягаемости. И Элион очень отчётливо это понимала. Так же как и то, что не готова была стать королевой. Даже сейчас, обучаясь у лучших учёных и политиков Меридиана, девушка во всём том, что принято именовать жизнью государства. Поэтому она и перепоручила большую часть своих обязанностей коллегии министров. Сама же королева стала лишь символом, а не реальным правителем…
А звёзды всё так же холодно и бесстрастно продолжали взирать на шестнадцатилетнюю девушку, кутавшуюся в серый плащ простолюдина. Казалось, что они насмехаются над ней… Но внезапно что-то изменилось – словно чёрная тень накрыла печально-красивое небо Меридиана. Элион вновь посмотрела на звёздное небо и не поверила своим глазам – звёзды исчезали одна за другой! «Что происходит?» - был первый вопрос, возникший во встревоженном сознании Элион. Она прошептала какое-то слово и тут же оказалась в дальнем космосе, защищённая магической сферой. Она даже сама не подозревала, что способна на такие перемещения, но удивление пришло позже - то, что она увидела в следующий момент, настолько её поразило, что девушка не сразу смогла оценить обстановку, и едва не поплатилась за это – она оказалась неподалёку от какой-то планетарной системы… Вернее того, что когда-то ею было – теперь на месте светила системы находился колоссальных размеров серебристый шар. Вся поверхность колоссального объекта была густо усеяна шипами, излучавшими приглушённое, призрачное сияние. Но не это было главным - всю оставшуюся площадь, некогда принадлежавшую планетной системе, занимал чудовищно огромный, протяжённостью в несколько десятков астрономических единиц, объект, больше всего напоминавший сросток невероятно острых абсолютно чёрных кристаллических шипов, которые продолжали расти во все стороны, стремительно захватывая всё новые и новые области пространства. И в этом конгломерате Элион сумела рассмотреть четыре шарообразных массива шипов – то, что некогда было планетами системы… Королева в нерешительности рассматривала серебристый шар, всё ещё пытаясь понять, что же здесь произошло. Чувство опасности всё настойчивее заявляло о себе, показалось, будто холодный ветерок подул в спину... Внезапно чей-то грозный и равнодушный взгляд окинул всю «систему» и удивлённо остановился на Элион – тут же шипы серебряного шара засветились ярче… и Элион проснулась. Холод страха всё ещё оставался, сковывая её сердце, хотя она и осознала, что видела лишь плохой сон.
- Какой странный сон, - задумчиво произнесла Элион, глядя в потолок, и не торопясь вставать. Большая часть одеяла находилась на полу – видимо, девушка сильно ворочалась во сне… Раздался стук в дверь – от неожиданности Элион вскочила с кровати, чуть не упала, запутавшись в одеяле, и только потом вспомнила, что давно научилась изменять свою одежду в зависимости от ситуации. Королева щёлкнула пальцами и уже через секунду на ней была королевская мантия. Странный сон постепенно забывался. Стук в дверь повторился:
- Да, войдите, - произнесла Элион, подавляя смущение, и быстро оглядывая себя в зеркале. Отражение в зеркале получило одобрительный кивок царственной особы, когда дверь распахнулась и в комнату вошла Галенор. Она всё ещё носила мантию члена Совета магов Кандрокара, хоть он и прекратил своё существование. Но волшебница, видимо, так не считала…
- Доброе утро, Элион, - улыбнулась Галенор, оглядывая комнату королевы – здесь царил так называемый «творческий безпорядок». А вкупе с пышностью и роскошью убранства эта картина производила довольно забавное впечатление.
- Доброе утро, - смущённо ответила Элион, понимая, чем именно вызвана улыбка бывшей стражницы огня – в последние два года она почти не улыбалась. Слишком тяжёлым ударом для Галенор оказалась гибель Оракула два года назад. Она так и не смогла смириться с этим. – Я всё приведу в порядок… потом, - заверила Элион посетительницу, глядя на неё с самым честным выражением лица, на которое только была способна.
- Я надеюсь, ты не забыла, что сегодня к тебе должны наведаться гости? – перевела разговор в другое русло Галенор. Голос её звучал…безжизненно. Лишь изредка в нём слышались былые интонации…
- Я помню, - кивнула Элион. – Как давно я их не видела! – в её глазах сияла радость.
- Они скоро будут здесь, - констатировала Галенор. – Но я чувствую - тебя что-то беспокоит, - она посмотрела в глаза Элион. Девушка отвела взгляд. Ей не нравилось смотреть в глаза волшебнице – слишком много в них было боли, отчаяния и безысходности. Даже сейчас, служа советником при дворе королевы меридиана, Галенор так и не стала прежней, хотя сам Магнус посоветовал Элион принять волшебницу на эту должность. Архимаг думал, что это поможет Галенор смириться с прошлым и двигаться дальше, обретя новый смысл жизни. Вероятно, он ошибался.
- Просто дурной сон приснился, - ответила королева как можно более спокойно.
- Хоть бы так оно и было, - произнесла Галенор, покидая покои Элион…

Как и сказала Галенор, гости в скором времени явились во дворец – пять девушек, которые некогда были стражницами завесы. Об этом времени сейчас напоминало лишь безполезное ныне Сердце Кандрокара, которое Вилл Вандом продолжала всегда носить с собой. Возможно – как напоминание о прошлом, а возможно – как знак веры в то, что оно может ещё пригодиться. В глубине души все пятеро верили, что когда-нибудь магический камень снова оживёт, чтобы позвать их в путь… Даже несмотря на те магические силы, что сумел пробудить в девушках Магнус и другие преподаватели Академии, подруги всё-равно тосковали по тому времени, когда были стражницами…
- Ну, мы на месте, - произнесла Ирма, озираясь по сторонам. Мисс Лэр была одета по-походному…как и её спутницы. Девушки вышли из портала в одном из дворцовых садов, которых теперь здесь было ещё больше, чем прежде. – С каждым годом дворец всё больше и больше похож на джунгли.
- А мне нравится, - возразила Корнелия, с интересом рассматривая большой бело-красный цветок на толстой ножке, росший прямо возле скамейки, около которой их высадил портал.
- Ладно, пойдём, - Вилл махнула рукой, призывая подруг следовать за ней в замок. Но дойти до двери они не успели – дверь распахнулась прямо перед ними, и навстречу бывшим стражницам шагнула Элион:
- Корнелия! Девочки! Я так рада вас видеть! – Элион подбежала к Корнелии и обняла её, прежде чем та успела что-либо предпринять.
- Мы тоже рады тебя видеть, Элион, - ответила на приветствие Хай Лин, звонко засмеявшись. Самая беззаботная из всей компании, она оставалась такой даже после всех неприятностей, что свалились неё и подруг.
- Как у вас дела? – Элион выпустила смущённую Корнелию из объятий.
- У нас-то вроде всё нормально, - отозвалась Тарани. – Настолько нормально, что даже говорить не хочется. Всё как у всех.
– То, что произошло с Оракулом и Кандрокаром просто ужасно, - кивнула Элион, поняв, что на самом деле хотела сказать Тарани. - Галенор до сих пор не оправилась после гибели Мудрейшего. Я это вижу… Все видят, хоть она и пытается скрывать то, что происходит у неё в душе.
- А как у тебя тут всё обстоит? – перевела разговор в иное русло Ирма. Она тоже по большому счёту не изменилась – всё так же балагурила, всё так же ссорилась с Корнелией. Правда реже, чем можно было ожидать.
- Кажется, теперь я гораздо больше разбираюсь в управлении королевством, чем когда только стала королевой, - Элион улыбнулась. – Впрочем, даже сейчас государственные дела на меня навевают скуку… Но что это мы стоим в саду! Давайте пройдём в замок, - королева направилась к открытой двери. Подруги последовали за ней.
- А что стало с Тибором и Любой? – поинтересовалась Вилл, когда процессия уже продвигалась по дворцовому коридору. – В последнее время меридиан выпал из нашего поля зрения. А наши с тобой встречи происходят очень редко…
- Они остались в Академии вместе с Магнусом, - ответила Элион. – Я слышала, что архимаг намеревается воссоздать Гильдию магов, и они ему в этом помогают…
- Гильдию магов? – удивлённо переспросила Хай Лин. – Это же здорово! А чем они там собираются заниматься?
- Не знаю, - пожала плечами королева. – Я думаю, что так магнус хочет объединить всех магов Меридиана. А вообще-то я думала, что вы знаете об этом больше, чем я – вы ведь обучались у Магнуса.
- Это было давно и неправда, - попыталась пошутить Ирма. Шутка, впрочем, не удалась – лишь Корнелия укоризненно посмотрела на подругу.
- Кстати об обучении – не стоит забывать, что у нас скоро тесты по химии и физике, - Тарани лукаво подмигнула Ирме, которая за прошедшее время так и не изменила своего отношения к учёбе.
- Ладно, давайте не будем о грустном, - Элион тоже подмигнула Ирме…

Крутов Сергей Иванович пришёл в ФСБ довольно поздно… а может и рано – как посмотреть – тогда ему уже было тридцать пять лет. На дворе стоял девяносто третий год, становление новой России. Далеко не лучший эпизод в её истории. Да – Россия тогда изменилась, это факт. Но вот в лучшую ли сторону…
До нового назначения Крутов десять лет отслужил командиром одного из сверхсекретных разведывательно-диверсионных подразделений, и успел поколесить по миру. Его подразделение принимало участие во многих спецоперациях, о которых зачастую не уведомлялись даже те, кто в обычной ситуации должны были ставиться в известность… Задачи, которые ставились перед его группой, поистине были невыполнимыми. И каждый раз Крутов и его бойцы успешно с ними справлялись.
Сергей Иванович был человеком порядочным и очень ответственным. Это и не удивительно, ведь он родился в семье военных. Поэтому и вопрос о выборе профессии, когда до этого дошло дело, не стоял – по примеру отца он стал военным… О таких как Сергей Иванович обычно говорят, что «у него свой кодекс чести». Крутов всегда следовал этому кодексу, который выработал сам для себя, беря пример с отца. Как бы то ни было, но его заметили в ФСБ и незамедлительно призвали в службу. Назначили инструктором по боевой и диверсионной подготовке. Крутов превосходно справлялся с этой задачей – не раз американские спецслужбы «кусали локти», упустив буквально из-под собственного носа какого-нибудь агента ФСБ, прошедшего подготовку у Крутова. ЦРУ даже несколько раз пыталось выкрасть Сергея Ивановича или завербовать, но заканчивались все эти попытки тем, что американские агенты очень скоро оказывались сначала на Лубянке, а затем отсылались обратно в штаты. Неофициально – в то время никому не были нужны шпионские скандалы.
А в начале двухтысячного года Крутова выдвинули на повышение – он возглавил службу собственной безопасности ФСБ. Уже тогда у СБ были подозрения относительно Дмитрия Медведева, главы Особого отдела – Крутов узнал об этом из документов своего предшественника. Через четыре года Медведева, наконец, взяли, что не осталось незамеченным в верхах. Как, впрочем, и инициатива Сергея Ивановича и Николая Звягинцева, следствием воплощения которой в жизнь стало создание научной базы в ином мире и стремительный научно-технический рывок, связанный с этим. Даже неожиданный побег Медведева из тюрьмы уже был не в силах пошатнуть положение и репутацию Крутова. Он неумолимо двигался к высшему посту в ФСБ несмотря на все преграды.
В январе 2007 года карьера Сергея Ивановича достигла своего логического завершения – он стал главой ФСБ, что открыло перед ним практически неограниченное поле действий. Первое, что он сделал – перенёс резервный штаб ФСБ в Меридиан…

Кольца переместителя замедляли вращение – секунду назад через него прошёл нынешний глава ФСБ. С момента его последнего визита сюда в январе здесь мало что изменилось – всё тот же зал отправления, всё те же операторы и техники, следящие за нормальной работой установки и её техническим состоянием, всё та же рабочая атмосфера. Звягинцев уже был здесь:
- Сергей Иванович! Рад видеть вас здесь, - учёный пожал руку Крутову.
- Когда вы, наконец, уберёте отсюда этого архаичного монстра? – Крутов, по обыкновению одетый в деловой костюм, кивнул в сторону останавливающихся колец переместителя.
- Переместитель второго поколения пока проходит испытания, - пожал плечами учёный, сопровождая главу ФСБ к выходу из зала перемещения. – Сами понимаете – в таком деле спешка ни к чему.
- Да уж, - усмехнулся Сергей Иванович, представив себе, к чему может привести спешка в таком деле. – Итак, что у вас нового?
- Много чего, - обыденным тоном ответил учёный. Конечно, его самолюбие требовало, чтобы его время от времени тешили. Но сегодня был другой случай. И всё же… – Я вам всё покажу. Город процветает. Недавно мы установили защитные генераторы, так что в случае чего сможем выдержать даже массированную ядерную бомбардировку… Хотя я считаю эту меру лишней.
- Никогда не знаешь, что может случиться, - туманно изрёк Крутов. - Вы поддерживаете связь с нашими здешними друзьями? – поинтересовался он на полпути к залу контроля и наблюдения.
- Вы имеете в виду королеву и архимага? – уточнил Звягинцев, двинувшись дальше по коридору, к лифту. – Да. Впрочем, я мало что могу вам рассказать об Элион – она почти полностью отошщла от дели и всем в Меридиане заправляет клика министров. Регентский совет… Зато архимаг в последние несколько месяцев развил бурную деятельность – он намеревается воссоздать Гильдию магов и в этом ему помогают уцелевшие члены ныне не существующего совета Кандрокара и - вы не - поверите – Фобос, - Николай Владимирович глянул на Крутова, чтобы понять, как на него подействовала эта новость.
- Вот это действительно неожиданно, - присвистнул Крутов. Звягинцев остался доволен произведённым эффектом.
- А то! – ухмыльнувшись, кивнул учёный, нажимая кнопку вызова лифта.
Звук внезапно раздавшейся сирены резанул по ушам:
- Что за чёрт? – вопросительно посмотрел на Звягинцева Сергей Иванович.
- Не знаю, - недоумевая, ответил Николай и нажал кнопку селекторной связи с залом контроля:
- Что там у вас происходит? – сурово рявкнул он в микрофон, удивив этим Крутова.
- На границе нашей планетарной системы обнаружен массивный объект, обладающий очень странными параметрами, - послышался из динамика взволнованный голос оператора. Крутов и Звягинцев тревожно переглянулись…

0

3

Глава 2. Незваные гости

- Каковы параметры объекта? – спросил Крутов, буквально врываясь в зал управления. Звягинцев еле за ним поспевал.
- Примерная масса четыре триллиона тонн, длина двадцать пять километров, высота – семь, ширина – десять, - отозвался начальник смены операторов. По его голосу было понятно, что он и сам поражён тем, что только что сказал. В зале управления царила суматоха – кто-то бегал от терминала к терминалу, кто-то судорожно барабанил по клавиатуре, кто-то что-то кому-то кричал через весь зал... Градус напряжения был очень высок. – Помимо этого мы фиксируем вокруг объекта наличие неизвестного поля с совершенно экзотическими характеристиками.
- Насколько они необычны? – тут же спросил Звягинцев, усаживаясь за ближайший терминал.
- Поле вокруг объекта порождает такие эффекты, которые просто невозможны в этом мире согласно законам физики, - взволнованно сообщил оператор.
- Он прав, - обернувшись от монитора и посмотрев на Крутова, удивлённо произнёс Звягинцев. – Самое простое, что там происходит – изменение массы электрона…
- И что всё это, по-вашему, значит? – осведомился Крутов. Плохое предчувствие, которое появилось у Сергея Ивановича, едва только заиграл сигнал тревоги, с каждой минутой становилось всё сильнее…
- На данный момент совершенно очевидно лишь одно – чем бы ни был этот объект, но он является гостем в этом мире, - не вполне уверенно ответил Николай Владимирович.
- Почему-то ничего иного я и не ожидал услышать, - проворчал глава ФСБ, устремив взор на главный экран – там высвечивалась космическая панорама окраины системы Меридиана.
- Скорость объекта двести тысяч километров в секунду и продолжает быстро снижаться, - громко произнёс один из операторов.
- Сориентируйте на него наши системы визуального наблюдения, - распорядился Крутов. – Я хочу посмотреть, кто так безцеремонно вторгается к нам в гости.
- На это уйдёт не менее десяти минут, - сообщил Звягинцев.
- Не важно. Делайте, - глава ФСБ подошёл к столу, за которым сидел Звягинцев и взял микрофон громкой связи. – Транслируйте по всему городу, - обратился он к учёному – тот кивнул, и Крутов заговорил:
«Внимание всему персоналу, службе безопасности и жителям города! На краю этой планетной системы обнаружен неизвестный сверхмассивный объект, приближающийся к нам со скоростью двести тысяч километров в секунду. В связи с этим в городе объявляется чрезвычайное положение до выяснения обстоятельств. Привести все оборонительные системы в полную готовность!»
Крутов поставил микрофон на стол и посмотрел на Звягинцева:
- Телескоп «Галилей» уже на позиции, остальные в процессе, - ответил учёный, поняв, что хотел услышать его начальник.
- Дайте картинку на главный экран, - кивнул Крутов.
- Картинка пошла, - Николай нажал пару кнопок, и на главном мониторе во всю стену развернулась масштабная панорама космических просторов. – Даю увеличение, - один из секторов картинки скачком увеличился и изумлённым взорам людей, находившихся в зале контроля, предстал исполинский корабль…

- Прежде всего, позвольте мне приветствовать вас, Великие, - начал Магнус, выходя в центр Зала Советов Академии – эхо его голоса и шагов поднималось под сводчатый потолок зала, находившийся на высоте пятнадцати метров над полом, расписанный магическими символами, обозначающими разные школы магии. Яркий свет утренней зари, пробивавшийся сквозь витражи, окрашивал стены зала во все цвета радуги. – Я рад, что все вы прибыли сюда по моему зову, - продолжил архимаг, становясь в центре зала.
- Приветствуем тебя, Великий Мастер, - поклонился один из присутствовавших – седобородый старик в просторном белом одеянии, опирающийся на свой изогнутый деревянный посох. Всего в зале было семь человек, шестеро из которых образовывали круг, стоя на секциях пола, помеченных золотыми символами школ магии. Среди них была и Оракул Заветного Города. – Но скажи нам, зачем ты созвал всех нас?
- Вы как всегда верны себе, Аноар, - улыбнулся Магнус. – Уже зная ответ, вы всё-равно спрашиваете… Что ж, я не стану тянуть и скажу всё как есть. Но для начала небольшой экскурс в недавнюю историю, - волшебник собрался с мыслями и продолжил. - Как вам, должно быть известно, в последнее время нам пришлось столкнуться с чередой событий, коренным образом повлиявших на жизнь в Меридиане… и не только.
- Если это возможно, то будь так добр и объясни подробнее, - перебил мага молодой человек в сером плаще и остроконечной шляпе.
- Видно, пары твоих зелий и реактивов плохо влияют на память, Доран, - усмехнулся Магнус, намекая гостю на его увлечение алхимией. – Более четырёх лет назад был свергнут с трона князь Фобос, и на престол взошла королева Элион. Это во многом стабилизировало обстановку, но не надолго. Затем Нерисса вновь обозначила свои притязания на власть во вселенной. К счастью, стражницам удалось с ней справиться…
- Всё это нам известно, Магнус, - нетерпеливо перебила архимага женщина средних лет, облачённая в мантию красного цвета. – Что конкретно ты хочешь сказать?
- Элеонора, прошу тебя, не перебивай, - укоризненно посмотрел на неё глава Академии. – Это те события, о которых известно всем. Но были и те, о которых мало кто знает. Но важность этих событий куда более значима. Сначала после почти двухсотлетнего молчания о себе заявил мой бывший ученик, Сандро. Как оказалось, он всё это время искал легендарный Зиккурат…
- Неужели? – усомнился высокий – метра под два с половиной – черноволосый мужчина в коричневой куртке и штанах. На глазах его была повязка из плотной чёрной ткани. – Почему тогда я ничего об этом не увидел?
- Этого я не могу знать, провидец Морион, - ответил Магнус, - но факт остаётся фактом.
- Но ведь Зиккурат – всего лишь легенда, выдумка! – воскликнул ещё один маг, одетый по-походному – вокруг него накручивали круги, как электроны вокруг ядра атома, три энергетических шара.
- Интересно, что бы ты сказал, Фрейнар, если бы Сандро не был остановлен и воспользовался силой выдуманного реликта, - укоризненно посмотрел на мага глава академии. – Зиккурат не сказка. Он реально существовал… до тех пор, пока не был разрушен Странником чуть более года назад.
- Странником? – переспросил Аноар. В голосе его чувствовалась заинтересованность. Впрочем, чем именно сказать было сложно.
- У нас ещё будет время поговорить об этом человеке отдельно, владыка стихий, - проговорил Магнус, а затем продолжил. – Далее - более трёх лет назад группе землян удалось создать устройства, при помощи которых они теперь могут путешествовать в Меридиан и другие миры, - Магнус поднял ладонь вверх, предотвращая очередную серию вопросов – маги были ошеломлены услышанным. - А чуть больше года назад проявил себя древнейший враг всех разумных существ, из-за действий которого сто семьдесят лет назад произошёл раскол Великой Единой Гильдии Магов. Совместными усилиями стражниц, землян, Странника и магов Совета Кандрокара нам удалось одолеть Верховного Иерарха. Но цена была очень высока – гибель Оракула, главы совета Братства в битве с посланником Иерарха, по сути, уничтожила сам совет. Также при уничтожении Предвечной Цитадели погибли многие маги Совета... вместе с орамерами, источником силы стражниц… Таким образом оборонительная линия Меридиана, Земли и других миров пала. Мы стали беззащитны против агрессии внутренней и внешней.
- Даже если всё, что ты рассказал – правда, что просто невероятно, то, что ты предлагаешь? – с сомнением произнёс Морион. Он не мог поверить, что что-то могло ускользнуть от его всевидящих глаз. Он видел всё, всегда и везде. Признать, что он чего-то не заметил, значило признать, что он не всевидящий… Он не мог пойти на такое.
- Я полагаю, что нам пора воссоздать Великую Гильдию, - спокойно ответил Магнус. Собирая всех этих магов здесь – величайших из ныне живущих – он был готов к тому, что далеко не все они сразу поверят ему и примут его идеи. Но иного выхода Магнус не видел. – Именно поэтому я и собрал вас здесь. Но нынешнее призвание Гильдии оформилось само – заменить совет Кандрокара, приняв на себя все его обязанности по соблюдению мира, а не простое накопление знаний. И в этом нам помогут члены Совета Братства – Тибор и Люба, - с этими словами архимага в зал вошли названные им волшебники. Приглашённые маги, недоумевая, стали перешёптываться. – И ещё один человек изъявил желание войти в состав Гильдии. Князь Фобос, - провозгласил Магнус и со вспышкой зелёного света в зале возник опальный владыка Меридиана в своей неизменной чёрно-фиолетовой мантии.
- Что?! – негодующе воскликнул алхимик Доран. – Неужели после всего, что он сделал, ты ему поверил, Магнус?
- Не ожидал, что скажу это, но я согласен с юным алхимиком, - кивнул Фрейнар. Впрочем, сам он тоже вряд ли мог похвастать безупречным прошлым, поэтому ограничился лишь этой фразой.
- К вашему сведению, господа маги, - Фобос сделал ироничный акцент на слове «господа», - я также принимал посильное участие в борьбе против Верховного Иерарха. Должен сказать, что после этого мои приоритеты очень резко изменились.
- Я готов подтвердить его слова, - невозмутимо произнёс Тибор, а Люба кивнула. – Впрочем, мы вас понимаем.
- Неудивительно, - хмыкнул Морион-прорицатель. – Его злодеяния не поддаются счёту. Как он вообще оказался за пределами темницы Заветного города? – он явно игнорировал бывшего правителя Меридиана – даже не посмотрел в его сторону.
- Королева Элион разрешила ему помочь мне, - ответил Магнус. – По его же собственной просьбе. Я лишь поддержал Фобоса… На то были определённые причины. Я думаю, вы сами это поймёте со временем.
- Если мы и согласимся на возрождение Гильдии, то Фобосу там точно не место, - рассудительно произнесла Элеонора. – Как мы сможем заменить Совет Кандрокара если в наших рядах будет тот, кто принёс столько бед Меридиану? Как к нам будут относиться люди?
- Но, может быть стоит дать Фобосу возможность реабилитироваться? – нарушил своё молчание Аноар.
- Реабилитироваться? – изогнул бровь Фрейнар. – Каким образом? Да и потом разве это вообще возможно?
- Прекратите этот спор! – воскликнула, наконец, Оракул Заветного Города. – У нас уже нет времени, чтобы заниматься дальнейшими препирательствами. Морион, - она обернулась к мужчине с повязкой на глазах, - ты тоже должен был уже увидеть, - все маги дружно посмотрели на прорицателя – тот снял повязку и открыл глаза – они сияли магическим светом:
- Я вижу… вижу зло, пришедшее из глубин вселенной. Оно уже здесь, - маг упал на одно колено. – Слишком… сильно сопротивление…я…а-а-а, - обессилев, он упал на спину, хватая ртом воздух - к нему тут же подошли Магнус и Аноар. Владыка стихий помог Мориону надеть повязку, а затем спросил:
- Что ты видел?
- Нечто огромное, - часто дыша, ответил прорицатель, поднимаясь на локтях. – Нечто огромное и настолько чужое, что сам мир вокруг него меняется, отторгая его..., - голос Мориона дрогнул.
- Теперь вы понимаете – мы не можем более тратить время на безсмысленные споры, - произнесла Оракул…

Корабль вышел точно по заданным координатам на границе системы. Местное солнце – жёлтый карлик, имело пять планет, вращающихся по слегка вытянутым орбитам.
Шро’так созерцал эту величественную картину сквозь большое обзорное окно, находясь на мостике флагмана флота, который по его приказу совершил прыжок в эту систему, которую обнаружили слухачи. Он закрыл глаза и мысленно произнёс: «Сбросить скорость на пятьдесят процентов. Изменяющее поле на ноль. Выйти на орбиту над второй планетой системы». Незамедлительно последовал мысленный же ответ навигатора: «Есть». Все представители этого биологического вида имели развитые телепатические способности, которыми пользовались довольно часто, что давало воинам-ящерам существенное преимущество в бою…
Однако мысли командующего были далеки от происходящего здесь и сейчас. Истинные мысли – ведь когда любой может услышать то, о чём ты думаешь, лучше некоторые мысли прятать очень глубоко, заменяя их ложными, но приемлемыми. Истинные же мысли Шро’така крутились вокруг одного события, произошедшего недавно – почему внезапно был изменён План? Почему вдруг последней узловой точкой системы была назначена именно эта планета? Ведь он получил приказ о смене курса лично от Первого Советника Императора сразу после того, как Ревнитель сообщил ему о обнаружении планеты с нужными параметрами... Это было…необычно. И заставляло задуматься.
Ревнитель Веры, как всегда, появился в неподходящий момент. И в прямом и в переносном смысле… Но, видно, Император решил подстраховаться на тот случай, если вдали от родины и армады в рядах доблестных воинов Империи начнёт шириться сомнение. Или сомнения. Сомнения в правоте Императора, в его непогрешимости, в правильности того, что они делают и в правильности приказов, которые им отдают их командиры. Сомнения в предназначении… Шро’так издал звук, который можно было интерпретировать как смешок.
Предназначение! Как много уже было сказано о божественном происхождении Шао’ссоров и о том, что их святой долг - нести свой порядок во все миры вселенной! Столько было сказано о том, что Император – живое воплощение Великого бога Шассаарры, сотворившего всё сущее, непогрешимый, справедливый… Столько ничем не подкреплённых слов! Шро’так всегда недоверчиво относился к религии, пусть даже её прививают каждому Шао’ссору с момента его вылупления из яйца…
От размышлений командующего флотом оторвал звук открывающейся двери-диафрагмы. Как он и ожидал – на мостик вошёл Ревнитель Веры, оправдывая сложившееся о нём у командующего мнение.
- Я кое-чего не понимаю в ваших действиях, Шро’так, - начал Хо’раас, позабыв о приветствии.
- Чего же? – невозмутимо спросил командующий, почтительно поклонившись.
- Почему вместо того, чтобы отправиться сюда во главе армады и гарантировать нам численное превосходство, вы решили направить в эту систему лишь один только флагман флота? – Ревнитель подошёл к обзорному окну, вставая спиной к собеседнику.
- Это лишь разведрейд, - ответил командующий, пряча свои истинные мысли в глубинах психики – совсем ни к чему, чтобы Ревнитель узнал их. – И потом – сам флагман стоит половины всего флота, если не целого флота.
- Это верно, - слегка повернулся назад Ревнитель. – Но это идёт в разрез с приказом Первого Советника.
- А-а-а, - протянул Шро’так. – Первый Советник… Согласитесь – довольно странно, что никто никогда не видел его лица и никто не знает его имени, - командующий встал рядом с Ревнителем Веры. Вопрос был провокационным, но командующий хотел знать, как отреагирует Ревнитель.
- Моё имя тоже мало кому известно, - ответил тот неприязненным тоном. – Но я не мог не заметить, что вы не ответили на мой вопрос.
- Что ж… Согласно данным предварительного сканирования, которое было произведено ещё перед прыжком, в этой системе нет высокоразвитой в техническом плане цивилизации. Никто не сможет оказать нам сопротивления.
- Это не повод нарушать приказы, - резонно заметил Ревнитель. – Или вы сомневаетесь в верности приказа?
- Отнюдь, - заверил Шро’так. Он был холоден как лёд и совершенно спокоен. – Просто я считаю, что в данном конкретном случае весь флот не нужен.
- Вот как? – удивился Ревнитель. – Ваша личная инициатива? Не думаю, что её одобрил бы Советник… Наша сила прежде всего в единстве. Впрочем, лично я, как индивидуум, согласен с вами, но…
- Скоро мы выйдем на орбиту второй планеты, - перевёл разговор в другое русло командующий. Ни к чему было продолжать разговор, заложивший столь опасный кульбит. Не тогда, когда отношения между Держателями Веры и Коллегией адмиралов и так накалены до предела – не хватало ещё устроить конфликт с этим фанатичным посланником Держателей. – Слухачи только что сообщили мне, что на этой планете имеется несколько мощных источников энергии, с которыми мы раньше не встречались. Я думаю, их исследование могло бы многое дать нам…
- Научные изыскания не по вашей части, - ответил Ревнитель, отходя от окна. Ему ход разговора тоже не особенно импонировал. Впрочем, относительно последствий, какие он мог иметь, Хо’раас беспокоился не очень сильно.
- В любом случае, когда мы начнём вторжение, наши бойцы их обнаружат, - констатировал командующий. – Пока будет происходить очищение планеты, мы можем себе позволить некоторую исследовательскую активность.
- Это верно. Но давайте не будем торопить события, - кивнул собеседник, покидая мостик...

0

4

Глава 3. Первая волна

Рабочий кабинет президента был довольно скромным как по размерам, так и в плане «оформления»: большое окно, сквозь которое сейчас нещадно светило полуденное солнце, рабочий стол с минимумом необходимых вещей на нём - карандаш, ручка, листы бумаги, компьютер, а на углу стола нашла свое пристанище даже статуэтка Феликса Эдмундовича, взглянув на которую Крутов невольно улыбнулся. Также в кабинете имелись несколько горшков с комнатными растениями, да шкаф, которым, видимо, давно не пользовались. Наконец дверь кабинета открылась, пропуская гаранта Конституции – президента России. Крутов вытянулся по стойке «смирно», на что президент лишь махнул рукой:
- Присаживайтесь, Сергей Иванович – в ногах правды нет, - президент сел в одно из двух кресел для посетителей.
- Я не на долго, - ответил Крутов, отклоняя тем самым предложение президента.
- Итак, что сподвигло вас на эту встречу со мной? – спросил Владимир Владимирович.
- Чрезвычайные обстоятельства.
- Вот как? Рассказывайте.
- Вы выслушали мой доклад на закрытом совещании и уже в курсе деятельности Особого отдела, - начал Сергей Иванович.
- Верно, - кивнул Владимир Владимирович. – Честно говоря, я всё ещё под впечатлением.
- Ну, это естественно, - улыбнулся Крутов, и продолжил, - также из моего доклада вам известно, что мы начали исследовать космическое пространство соседнего мира…  Час назад наши спутники обнаружили на краю местной «солнечной» системы массивный объект, который, судя по траектории, прибыл откуда-то из центра галактики…
- И поэтому вы так настаивали на срочности нашей с вами встречи, - констатировал президент, вставая с кресла и подходя к окну. – Что вам уже известно об этом объекте?
- Ровным счётом ничего, за исключением его формы – он сильно смахивает на исполинского дракона, какими их описывают китайские легенды, и того, что он способен каким-то образом влиять на законы физики в определённой области пространства вокруг себя – наши учёные просто в восторге…хотя вернее сказать – в шоке, - ответил Крутов. - Кроме того, сейчас объект вышел на круговую орбиту над Меридианом.
- Разве это возможно - изменение законов физики? – президент обернулся и вопросительно посмотрел на главу ФСБ.
- Выходит, что да… Однако яйцеголовые не могут в это поверить, хотя и видели всё своими глазами. Они утверждают, что те эффекты, которые наблюдались при входе объекта в систему, просто невозможны в условиях физики наших миров…
- Видно, хозяева объекта об этом не знают, - усмехнулся Владимир Владимирович.
- Вы правы – объект явно искусственного происхождения, - согласился Крутов. – Более того – по моему субъективному мнению это военный корабль… И вряд ли его хозяева дружелюбны.
- Оставим догадки, Сергей Иванович. Вы правильно сделали, что сообщили мне об этом. И вот что я вам скажу – не предпринимайте пока ничего. Подождём, как поведут себя эти гости.
- Я объявил чрезвычайное положение на объекте. Гарнизон в полной готовности, - сообщил Крутов.
- На данный момент этого вполне достаточно. Я переговорю с министром обороны – в случае чего вы получите любую необходимую поддержку… Но, надеюсь, что это вам не потребуется, - произнёс президент. Эта новая проблема его определённо не радовала – с такими ситуациями не сталкивался ещё никто и никогда, поэтому невозможно было выработать план действий, имеющий высокую надёжность. Выжидание пока было единственно правильным шагом.
- В таком случае я не стану вас задерживать, - Сергей Иванович собрался уходить.
- Постойте, - остановил его Путин. – Я хотел сам кое-что сообщить вам. И, боюсь, что новость эта весьма неприятная - не знаю, как, но американцам удалось разузнать о наличии у нас технологии перемещения. Пока они об этом ещё не заявляли во всеуслышание – у них нет неопровержимых доказательств…
- Но это их точно не остановит – доказательства они добудут… или сфабрикуют, - угрюмо проговорил Крутов. – Кажется, я знаю, как они узнали об этой нашей тайне – от бывших членов отряда «Врат разума», которые знают о нашей установке.
- Это не важно, важно то, что американцы могут известить о том, что им известно ООН… И, судя по всему, они как раз намереваются это сделать. От нас естественно потребуют объяснений, мол «почему открытие такой важности вы скрываете более четырёх лет», - президент вновь сел в кресло. Он казался раздражённым. – И, как вы сами понимаете, в таком случае от нас потребуют предоставить доступ к установке иностранным «специалистам»… А могут вообще потребовать установить международный контроль за использованием установки. И американцев, кстати, поддержат – получиться, что они эдакие герои-разоблачители.
- И они, получив доступ к установке, постараются добыть техническую документацию, чтобы сделать у себя такую же, - продолжил Крутов.
- Верно, - кивнул президент. – Только в отличие от нас, они отдадут приоритет военному направлению… Вы понимаете, чем это чревато.
- Понимаю. И что вы намерены предпринять? – спросил Сергей Иванович. Эта новость ему явно не понравилась. Впрочем, теперь в этом плане счёт был равный.
- Упредить удар – послезавтра состоится очередная ассамблея Совета безопасности ООН, где будет обсуждаться иранская ядерная программа… Я выступлю с заявлением, - сообщил Владимир Владимирович.
- Хм… Это может положительно отразиться на нашем имидже, но нам всё-равно придётся допустить к установке посторонних. С другой стороны нас стоит быть готовыми и к другому варианту развития событий, - с сомнением изрёк Крутов.
- Это неизбежное зло. В любом случае кто-то останется недоволен… Впрочем, может оно и к лучшему, учитывая неизвестный объект, обнаруженный вами – в случае чего мы сможем заручиться поддержкой многих стран. Так или иначе, но у вас есть полтора дня, чтобы подготовится, - произнёс Путин.
- Сделаю всё необходимое, - ответил Крутов, и покинул кабинет президента…

- Так-так, выходит, я больше не являюсь главной проблемой Меридиана, - язвительно проговорил Фобос, метнув ироничный взгляд в сторону юного алхимика
- И того, что ты сделал, достаточно, - с вызовом ответил юноша.
- Успокойся, Доран, - прервал готового разразиться очередной нелицеприятной тирадой в адрес Фобоса юношу Магнус. – Кажется, у нас возникли куда более серьёзные проблемы.
- Он прав, - тяжело дыша, произнёс пришедший в себя Морион, которого всё ещё поддерживал Аноар. – Я видел лишь малую толику того, что мог бы, если бы мне не помешали – а ведь сам факт того, что кто-то смог помешать мне видеть, говорит о многом.
- Я так полагаю, что размышлять над твоим предложением у нас уже нет времени, - обращаясь к Магнусу, констатировал Фрейнар.
- Боюсь, что да, - кивнул архимаг.
- В таком случае дальнейшее обсуждение нашего членства в новой Гильдии не имеет смысла – все мы войдём в её состав, - констатировал Фрейнар. – Но сейчас нам надо принять решение касательно наших действий.
- Сперва надо узнать, что вторглось в Меридиан, - сказала Оракул. – Без этого знания любые наши действия просто безполезны.
- Сопротивление слишком сильно, - возразил ей Морион. – Я не смогу увидеть больше того, что уже узрел.
- Тебя мы и не просим, - ответила Оракул. – Скажи, Магнус, могли ли земляне, о которых ты говорил, подробно рассмотреть то, что видел Морион?
- Вполне, - немного помедлив, ответил маг. – У них есть всё необходимое.
- Тогда кто-то должен отправиться в их город на Меридиане и узнать, что им известно.
- Это сделаю я, - кивнул Магнус. – Меня там знают. Но нам надо поставить в известность королеву Элион и стражниц…
- Позвольте мне этим заняться, - неожиданно предложил Фобос. По его лицу скользнула едва заметная саркастическая ухмылка.
- Это что у тебя такой чёрный юмор? – осведомился Доран. – Вряд ли они тебя примут с распростёртыми объятиями.
- Так или иначе, но времени у нас не много, - совершенно спокойно, даже пренебрежительно ответил князь.
- Пусть так, но что делать нам, остающимся здесь? – спросила молчавшая на протяжении некоторого времени Элеонора.
- Все, кто остаются, будут участвовать в подготовке ритуала воссоздания, - ответил Магнус. – Не так давно Тибор и Люба предложили воссоздать орамеры… Но для этого нужно много времени и сил…
- Воссоздать орамеры? – удивлённо переспросил Аноар. Несмотря на то, что он достиг совершенства в своей области, он не раз убеждался, что есть ещё много вещей, которые стоит выучить. Но он никогда даже не слышал о том, что орамеры можно воссоздать. – Разве это возможно?
- Это сложно, но возможно, - ответил Магнус. – В конце-концов орамеры были созданы великими магами прошлого… Вряд ли мы можем претендовать на звание великих, но… Как бы то ни было Тибор и Люба вам всё расскажут, а нам с Фобосом пора отправляться, - с этими словами оба мага исчезли во вспышке зелёного света.
- Это правда? Орамеры можно воссоздать? – Доран недоверчиво смотрел на бывших членов Совета Кандрокара.
- Что в этом такого? – иронично спросил Фрейнар, обведя взглядом три энергетических шара, что кружили около него.
- Пойдёмте, нам надо подготовиться, - лаконично изрёк Тибор, направляясь к выходу из Зала Совета. Маги, переглядываясь и переговариваясь, последовали за ним…

- Приветную вас, Первый Советник Великого, - мыслесфера Ревнителя Веры изобразила покорность и смирение.
- Да будет твой век долог, Хо’раасс, - приветствовал Ревнителя Советник – его мыслесфера выглядела как клубящееся серое облако – контакт был телепатическим и происходил внутри телепатической сети Шао’ссоров, которая формировалась пси-полем каждого представителя этой расы. Для сети не существовало расстояния, обмен информацией здесь происходил мгновенно, где бы ни находились те, кто её передаёт и принимает. Кроме того, каждый Шао’ссор, входя в сеть, видел её по-своему – кто-то представлял её как абсолютно белое безконечное пространство, кто-то видел себя внутри кокона из хрупких на вид светящихся нитей… Вариантов было столько же, сколько и самих ящеров.
- Чем я обязан такой чести? – почтительно осведомился Ревнитель.
- Мне стало известно, что командующий нарушил мой прямой приказ и, покинув армаду, направил лишь флагман к системе, которую я вам указал. Как это понимать? – мыслесфера Советника окрасилась фиолетовым, означавшим негодование. Ревнитель Веры представлял себе сеть как огромное постоянно меняющееся пространство, описать которое обычным языком было просто невозможно.
- Я сомневаюсь в крепости его веры, Советник – в последнее время он стал слишком независим. Я чувствую, что глубоко в душе его гложут сомнения. А нарушение Вашего приказа он объясняет тем, что жители системы не смогут оказать нам сопротивления… Честно говоря, я и сам здесь с ним согласен – местная цивилизация примитивна…, - Ревнитель не успел договорить – его прервал Советник.   
- Нельзя недооценивать их. Именно их, как раз, и нельзя недооценивать, - тон мысленной речи Советника был назидательным. Но не резким или гневным. Ревнитель, до этого внутренне напряжённый, расслабился.
- Но… что они могут? У них даже нет примитивной техники… Хотя постойте – Шро’так говорил о том, что слухачи обнаружили несколько массивных энергетических образований на планете. Параметры нам не знакомы.
- Это нужно проверить, - решительно произнёс Советник. – Нельзя оставлять аборигенам хоть какой-то шанс противостоять нам.
- Прикажете начать десантирование? – осведомился Ревнитель.
- Да. И самое главное – захватить эти неизвестные источники энергии.
- Как прикажете, - почтительно произнёс Хо’раасс. – Но что делать с командующим?
- Пока он может ещё послужить нам. Не спускайте с него глаз, докладывайте мне обо всех его действиях, которые прямым или косвенным образом могут помешать нам, - приказал Советник.
- Будет исполнено, - произнёс Ревнитель, наблюдая, как мыслесфера Советника растаяла – это означало, что его сознание уже покинуло телепатическую сеть.
- Значит, десант? Ну что ж…, - Ревнитель поднялся с пола и покинул комнату медитации…

Зелёная вспышка на мгновение озарила один из коридоров центра управления базой – Магнус прибыл на место. Осмотрелся по сторонам – люди суетились, стремительно проносились по коридору, выбегали из одного помещения и мчались в другое, спотыкались… На внезапно появившегося из ниоткуда мага никто не обращал ровным счётом никакого внимания. Пожав плечами, архимаг двинулся вперёд по коридору, где была лестница в зал наблюдения и контроля.
В зале наблюдения так же, как и в коридоре, который миновал Магнус, царила напряжённая атмосфера. Только здесь люди были ещё более возбуждены – операторы, сидевшие за компьютерами, судорожно барабанили по клавиатурам, мимо проносились какие-то люди с кипами документов в руках, кто-то тихо переговаривался... Наконец Магнус заметил того, кого искал – Звягинцев что-то кому-то энергично объяснял по телефону. Архимаг подошёл к учёному, уворачиваясь от пробегавших мимо людей. Звягинцев, казалось, ничего вокруг не замечал – он продолжал яростно кричать в трубку:
- …что? И у «Протея» тоже? Чёрт возьми! Так переключите его на наблюдение в радиодиапазоне! Что? И антенна барахлит? А инфракрасная камера? …Ну вот! Я, что-ли, должен ещё вас учить! Работайте! – наконец он положил трубку и отдышался.
- Здравствуйте, друг мой, - приветствовал учёного Магнус. Учёный вздрогнул от неожиданности. – Кажется вы уже в курсе того, что к нам прибыли гости…
- А-а, это вы, - обернулся Звягинцев, взяв себя в руки – сейчас он был непривычно взволнован – обычно он сохранял спокойствие практически в любой ситуации. – Да уж, гости… Таких ещё поискать, - учёный уселся на стул перед терминалом. – Я не тешу себя мыслью о том, что вы что-то о них знаете, - неопределённым тоном изрёк Николай.
- Вы правы – признаться, я сам пришёл сюда, полагая, что вам известно больше, - сказал Магнус, всматриваясь в изображение чужого корабля на главном обзорном экране. – Так вот значит, как они выглядят…
- Это их корабль. Огромная хреновина, надо сказать – размером с приличный земной город… и даже больше, - устало ответил Звягинцев, проведя ладонью по лицу.
- Город? – переспросил маг, снова посмотрев на экран. – Сколько жителей может быть в этом городе? - он кивнул на экран.
- Двадцать-тридцать миллионов, плюс пять-шесть миллионов единиц техники… Но это, естественно, предположение. Держу пари, что жители обратной стороны планеты сейчас наблюдают поистине впечатляющее зрелище… Я бы даже сказал – апокалиптическое, - учёный поднялся со стула, горько усмехнувшись.
- Вы знаете, на что они способны? – осведомился Магнус. Он знал, что нельзя ожидать ничего хорошего, знал, что этот вызов, брошенный им так внезапно, возможно самый грозный из всех, что были до этого. Но с другой стороны в глубине души он чувствовал какой-то странный азарт. Давно забыто чувство, когда тебе предстоит сразиться с сильным противником, и на карту будет поставлено всё. Но, одновременно, это покажет, чего ты стоишь на самом деле…
- Нам достаточно того, что они способны воздействовать на законы физики – основу мироздания. Поверьте – если они могут это, то они очень сильны, - учёный вновь опустился на стул. – А что самое главное – хоть область изменения вокруг корабля и исчезла, но наши спутники не могут нормально работать – после себя этот корабль оставил обширные пространства возбуждённого вакуума, постоянно рождающие ливень различных элементарных частиц, даже позитроны там имеются…
- Похоже, вы в замешательстве, - тревожно произнёс Магнус.
- Ага, конечно – рушится привычная нам концепция мира, но в остальном всё в порядке, - Звягинцев издал нервный смешок. – Впрочем, это довольно интересно. Сразу открывается такой простор для исследований…
- А где же Сергей Иванович? – осведомился архимаг.
- На аудиенции у президента – отправился сообщить о том цирке, что тут у нас творится. Но должен скоро вернуться…
- Собственно, я уже вернулся, - раздался позади них голос Крутова.
- Приветствую вас, - поклонился Магнус.
- Здравствуйте, - в свою очередь ответил поклоном Крутов. – Что вас привело сюда? А впрочем, догадываюсь…, - архимаг улыбнулся.
- Ну что президент? – нетерпеливо, но как-то лениво спросил Звягинцев.
- Сказал, чтобы мы заняли выжидательную позицию, - ответил Крутов. – И ещё – у меня плохая новость…
- Новость? – переспросил учёный. Архимаг с интересом посмотрел на главу ФСБ.
- Американцы прознали о нашем переместителе. Президент считает, что они готовы об этом поведать миру… если только не добьются от нас какой-то выгоды в неофициальном порядке…
- Час от часу не легче, - выдохнул Звягинцев. – Что нам делать?
- Нам – практически ничего. Президент собирается послезавтра выступить с заявлением на ассамблее совета безопасности ООН, - ответил Сергей Иванович.
- Вот так раз! Так ведь понаедет же тут всяких…, - возмутился Звягинцев.
- В любом случае лучше, чтобы мы сами обо всём рассказали – тогда мы сможем диктовать условия сотрудничества… Но не это главное – миру станет известно о Меридиане. Возможно, но маловероятно – о стражницах.
- Это действительно не лучшая из новостей, - задумчиво произнёс Магнус. – Я должен срочно известить Совет Гильдии…
- Так вы всё-таки преуспели в своём начинании, - констатировал Куртов.
- Да, но давайте поговорим об этом позже, - с этими словами маг исчез. И тут же один из операторов выкрикнул:
- От корабля отделилось три десятка малых объектов!
Крутов и Звягинцев переглянулись:
- Кажется, это первая волна… Вторжение. Всё же, это вторжение, - тихо сказал Крутов, беря микрофон громкой связи – надо было оповестить жителей города…

Фобос шёл по давно знакомым ему залам. Впрочем, залы эти сейчас выглядели совершенно иначе, чем во время правления князя. Он бы сделал всё по-другому. Мантия Фобоса слегка волочилась по полу – благо пол был чистый – а звук его шагов гулким эхом разносился по коридору. Фобос направлялся в тронный зал – стражи, мимо которых он проходил, тут же напрягались, поудобнее перехватывая оружие. У дверей тронного зала Фобос остановился – путь ему преградил Рейтер.
- Кажется, все получили по заслугам – ты теперь глава королевской стражи, а я – помилованный заключённый на испытательном сроке, - в голосе князя явственно слышался сарказм.
- Что тебе здесь надо? – требовательно спросил Рейтер.
- Тише, мой бывший союзник, тише – я прекрасно тебя понимаю, - Фобос ухмыльнулся.
- Да неужели?
- Уж поверь… Но я здесь не для того, чтобы вести пустые беседы с тобой. Мне надо встретиться с Элион, - Фобос двинулся мимо Рейтера, но тот обнажил меч:
- Королева занята и никого не принимает.
- Даже своего родного брата? – «удивился» Фобос.
- Зачем тебе надо встретиться с королевой? - в зал вошла Галенор.
- Я должен передать ей, что её королевство в опасности… И на сей раз не я являюсь причиной этой опасности, - холодно произнёс Фобос, глядя в окно. Галенор и Рейтер тоже посмотрели в ту сторону и увидели, как сотни чёрных точек, увеличиваясь в размерах, стремительно спускаются с небес…

0

5

Глава 4. На исходе дня

Солнце медленно клонилось к закату, окрашивая кромку безоблачного неба над горизонтом в оранжевые, жёлтые и багровые тона… Сухой горячий ветер продолжал трепать палатку, постоянно засыпая всё её внутреннее пространство песком. Песок был вездесущ, и справиться с ним не было решительно никакой возможности – как только его удавалось более или менее убрать, ветер снова наносил его. Эта битва была вечной. Кроме того, дождей здесь не было, казалось, уже на протяжении столетия… Тени величественных городских зданий давно накрыли лагерь, предоставляя людям возможность хоть ненадолго – до следующего утра – спастись от палящего нещадно солнца.
В лагере насчитывалось с десяток крупных палаток – там размещались полевые лаборатории, медицинский центр, станция связи, казармы для солдат, сопровождавших экспедицию - и два десятка палаток поменьше – там жили учёные.
Экспедицию отправили сюда, в южные земли Меридиана, три месяца назад. И послали её, как это водиться, с определённой целью – исследовать таинственный покинутый город, затерянный в пустыне, где некогда был спрятан ключ к слингеру. Вполне логично, что земляне обратили внимание на этот город – уж очень он не был похож на все прочие города, что существовали в этом мире. Особенно в плане технологий, которые неведомые строители использовали при создании города – он скорее походил на сверхсовременный земной мегаполис, чем на творение рук местных зодчих…
- Пётр Андреевич, - в палатку вошёл молодой человек в военной форме.
- Что такое? – Васильев оторвал взгляд от монитора ноутбука и отодвинул в сторону какой-то странный предмет с прикреплёнными к нему проводами и датчиками – руководитель экспедиции сидел за столом в своей палатке.
- Вас срочно хочет видеть Сергей Иванович, - ответил рядовой.
- Срочно? – переспросил Васильев – брюнет атлетического телосложения, тридцати семи лет, одетый в камуфляжный комбинезон.
- Да, - кивнул парень. – Поторопитесь.
- Ладно, иду, - Пётр Андреевич поднялся из-за стола и в сопровождении рядового покинул палатку, гадая, чем же объясняется такая срочность.
Выйдя на улицу – а лагерь расположился на одной из улиц древнего города - учёный зажмурился – ветер бросил ему в лицо пригоршню песка. «А, ч-чёрт!», - буркнул себе под нос Васильев, и двинулся в направлении пункта связи. Исследовательские группы уже вернулись в лагерь, и теперь здесь было довольно людно – между палатками прогуливались солдаты или учёные, где-то слышался смех, в ближайшей палатке кто-то ожесточённо спорил о преимуществах метафизического мировоззрения над материалистическим, в другой работали учёные и изредка переговаривались по делу, в третьей кто-то самозабвенно играл на гитаре и так далее – лагерь жил своей жизнью. На эту самую жизнь не влиял даже тот факт, что базу разбили в самом центре города – на площади возле самого высокого городского здания, двери которого, судя по всему, были разворочены мощным взрывом, а над входом красовалась вышедшая из строя пушка. Ох, и пришлось же повозиться с ней, прежде, чем удалось понять, как она работает и отключить её!
Наконец показалась палатка, в которой расположилась станция связи – различные антенны, установленные по периметру ясно давали понять, каково назначение этой части лагеря.
- Дальше я сам, - кивнул Васильев сопровождавшему его солдату и тот отстал. Учёный нырнул в палатку – там находились два оператора-связиста – молодые парни, лет по двадцать. Они ожесточённо рубились в карты, ни на что не обращая внимания. И, всё же, как только в поле их зрения оказался руководитель экспедиции, то они тут же бросили своё развлечение и вытянулись по стойке «смирно». Вернее – сделали вид, что бросили…
- Вольно, - махнул рукой учёный, подходя к столу с расположенным на нём монитором, микрофоном и кучей другого полезного и не очень (зачем здесь, спрашивается, старый видеомагнитофон?) оборудования. – Соедините меня с центром, - кивнул он операторам, и те начали возиться с аппаратурой. Через несколько секунд монитор ожил – изображение показало зал наблюдения Байконура-2 – именно так назвали сначала базу, а затем и город, в который она выросла. И если первый Байконур стал воротами в космос, то этот являлся воротами в иной мир. Буквально. Оператор, сидевший у монитора с той стороны, встрепенулся, увидев Васильева. Было видно, как на заднем плане суетятся работники центра.
- Пётр Андреевич, сейчас я позову Сергея Ивановича, - сообщил оператор, и покинул кресло. Через двадцать секунд в мониторе возникло осунувшееся лицо Крутова:
- Васильев, почему так долго не отвечали? – спросил глава ФСБ.
- В последнее время у нас очень много работы, - пожал плечами учёный.
- Ладно, не важно. Сворачивайте экспедицию…
- Но ведь мы так и не выполнили поставленных задач! – возразил Васильев.
- Это приказ! – рявкнул Крутов. – Видно, вы ещё не знаете, что тут происходит. У нас вторжение!
- В каком смысле? – не понял Васильев.
- Вы смотрели «День независимости»? Так вот в этом самом смысле! – резко объяснил Сергей Иванович.
- Но это же… невозможно! – опешил учёный.
- Два года назад вы бы сказали то же самое о том, чем занимаетесь здесь и сейчас. Мы отзываем все исследовательские группы на базу. Нам не нужны никакие инциденты – приказ сверху.
- В таком случае, начну готовить лагерь к эвакуации, - всё ещё ничего не понимая, козырнул Васильев.
- Поторопитесь – времени уже нет совсем. Первая волна десанта противника уже начала высадку. До вас они пока не добрались, но это дело получаса. Через пятнадцать минут будьте готовы – мы активируем грузовой переместитель, чтобы забрать вас.
- Есть, - кивнул учёный, и связь отключилась. Операторы в нерешительности уставились на руководителя экспедиции.
- Готовьте оборудование к эвакуации, - приказал Васильев. – И надо оповестить лагерь, - он взял микрофон громкой связи. Один из операторов глянул в окно, да так и замер:
- Знаете, по-моему, вторжение вовсе не шутка, - произнёс он. Васильев глянул в окно со своей стороны. Становилось понятно, что эвакуироваться они уже не успевают…

- Что это? – тревожно глядя на происходящее за окном, спросила Галенор.
- О-о-о-о… Это наши гости. И они очень настойчиво решили постучать к нам в дверь. Собственно, они решили выбить её ногой, - в свойственной себе манере ответил Фобос – над замком с рёвом пронёсся один из огромных десантных челноков – этакий серебристый двутелый пузатый птеродактиль с размахом крыльев в пятьдесят метров. Двери тронного зала распахнулись, и в коридор выбежала Элион, а бывшие стражницы следовали за ней.
- Что происходит? – королева обратилась к Галенор, но тут заметила Фобоса. – Что здесь делаешь ты?
- Наверно решил довершить своим присутствием атмосферу опасности, - съязвила Ирма. Десантные челноки уже летели над городом на бреющем полёте – гул их двигателей был так громок, что с трудом можно было расслышать, что говорит собеседник.
- Да, я тоже рад вас видеть, стражницы, - иронично ответил князь. – Однако спешу вас разочаровать - я прибыл сюда, чтобы предупредить Элион о том, что к нам на Меридиан пожаловали гости. Впрочем, вы уже и сами это знаете…
- Гости? – изогнула бровь Хай Лин. – Больше похоже на полномасштабное вторжение инопланетян!
- Так оно и есть…, - пожал плечами Фобос.
– Тебе всегда хотелось встретится с пришельцем… Вот тебе и шанс, - невесело пробормотала Ирма.
- Твой чёрный юмор здесь не к месту, - осадила подругу Вилл. – Что нам теперь делать? – обратилась она к подругам. Впрочем, Фобос воспринял этот вопрос на свой счёт.
- Это уже ваша забота – мне было велено лишь предупредить вас…, - Фобос пожал плечами. - Что я бы и сделал, если бы меня пропустили, не задавая лишних вопросов, - князь кинул взгляд в сторону Рейтера.
- Похоже, тебе всё-таки придётся над этим поразмыслить, - обернулась Тарани, и указала на равнину перед замком – два десантных шаттла, подняв облака пыли, совершили посадку и из них на землю выпрыгивали ящеры, облачённые в чёрные боевые скафандры, блестевшие в лучах заходящего солнца…

Зелёная вспышка озарила Зал Ритуалов – Магнус, наконец-то, вернулся. Этот зал был очень похож на Зал Совета в Предвечной Цитадели. Единственное отличие – пол здесь был матово-чёрным, с возвышающимся в центре постаментом – точной копией того, что был в Предвечной Цитадели и удерживал орамеры. Пол был покрыт светящимися магическими символами, а постамент стоял в центре огромной пентаграммы. Все маги, кроме Фобоса, уже были здесь.
- Что ты узнал? - тут же обратился к архимагу Морион, наблюдавший за тем, как Элеонора и Оракул усиливают пентаграмму при помощи особых жезлов, которые им дал Тибор.
- Землянам известно не многим больше нашего, - ответил Магнус, подходя к постаменту. – Достоверно известно, что пришельцы – так земляне называют наших… гостей – способны изменять основные законы мироздания. Они прибыли сюда на огромном корабле. Возможно, что их там несколько десятков миллионов…
- Сколько?! – не веря услышанному воскликнул Доран, работавший над приготовлением какого-то алхимического зелья – колбы, висевшие в воздухе, были наполнены разноцветными и мерзко пахнущими составами. - Да на всём континенте вряд-ли наберётся столько жителей!
- Никто и не говорил, что будет просто, - лукаво подмигнул алхимику Фрейнар – сейчас он управлял своими защитными энергошарами, располагая их в ключевых точках пентаграммы, обозначенных специальными символами. – Но я полагаю, что мы, всё же, не готовы к такому вызову.
- Не стоит недооценивать свои силы и переоценивать силы противника, - произнёс Аноар, продолжая питать пентаграмму энергией своего посоха. – Впрочем, и недооценивать противника нельзя.
- Без Фобоса нам не хватит сил, чтобы восстановить орамеры, - констатировала Люба – она только что вошла в зал в сопровождении Тибора – маг нёс в руках пять разноцветных стеклянных шариков.
- Мы не можем его ждать, - изрёк Морион. – Я вижу, что противник уже начал действовать – ещё чуть-чуть, и они будут здесь.
- Академия надёжно защищена, - произнёс Магнус. – Враги столкнутся с сильным сопротивлением и мощными защитными заклинаниями, - впрочем, сам архимаг не был уверен, что эта магическая защита подействует на пришельцев должным образом.
- А вы уверены, что это их задержит достаточно долго? – спросил Доран, который, кажется, уже завершил приготовление своего химиката – в большой колбе, что он держал в руках, находилась переливающаяся всеми цветами радуги жидкость.
- Я на это надеюсь, - ответил маг. – Я вижу, что приготовления уже завершены. Нам остаётся лишь дождаться Фобоса…
- Боюсь, у нас уже нет времени, - мрачно произнёс Морион. – Враг уже здесь, - и только сейчас, в воцарившейся тишине, стало слышно, как над городом, в центре которого находилась Академия, с гулом проносятся десантные челноки…

- Живее, у нас уже нет времени! – кричал Васильев, подгоняя подчинённых – люди брали из палаток самое необходимое и скрывались в главном здании, возвышавшемся над площадью, проникая внутрь через дыру в двери – к счастью, ещё в начале работы в городе, учёным удалось взять под контроль систему защиты здания. – Сколько ещё людей осталось в лагере? – обратился учёный к командиру гарнизона.
- Человек сорок, - ответил он. – Чёрт! Они не успевают – противник уже здесь, - и только он произнёс эти слова, как небо над городом стали озарять яркие вспышки белого света – с противоположной стороны лагеря раздались автоматные очереди и глухие хлопки – кто-то стрелял из гранатомётов. И с каждой секундой звуки битвы становились всё громче.
- Мы не сможем уйти через портал, - произнёс Васильев, быстрым шагом направляясь к входу в здание, принявшее на себя роль укрытия. – Передайте гарнизону – мы отходим в «мавзолей». Пусть они прикрывают отход оставшихся и вместе с ними движутся к нам, - кивнул он начальнику гарнизона, который сопровождал его.
- Но кто прикроет их на открытой местности? – спросил командир и тут же упал на землю, спасаясь от шарообразного снопа белых искр, стремительно вспоровшего воздух у него над головой. Сноп вонзился в стену ближайшего здания, образовав в ней приличную дыру, которая продолжала расширятся – её края искрились и казалось, будто стена тлеет. Васильев помог солдату подняться и вместе они побежали в сторону к зданию, которое было хорошо видно из лагеря…

0

6

Класс!!! Жду продолжения.

0

7

Глава 5. Блицкриг

Атака началась совершенно неожиданным образом – отряды ящеров, едва только последний их сородич ступил на землю, исчезли во вспышке слепящего белого света… чтобы через секунду возникнуть уже за дворцовыми стенами, застав стражу врасплох! Опомнившись, солдаты Элион вступили в бой – раздался звон металла. Но ящеры были сильнее, быстрее и ловчее – они быстро и ловко уворачивались от ударов, словно насмехаясь над защитниками замка, пытавшимися поразить пришельцев холодным оружием. Сила противника была сокрушительна – один за другим солдаты Элион падали на землю, чтобы уже никогда не подняться – кто с рваной раной во всю спину от когтей ящера, кто без головы или с зияющей, и продолжавшей увеличиваться дырой в груди – результатом попадания снопа искр, которые выпускали странные трубчатые пистолеты пришельцев… Через несколько мгновений от трёхтысячного гарнизона осталось немногим более двух сотен бойцов, продолжавших яростно сражаться!
- Солдаты не смогут их сдержать! – произнёс Рейтер, с силой сжимая рукоять меча, и видя, как один ящер мощным ударом раскидал троих, атаковавших его, солдат. Он не мог спокойно наблюдать за тем, как его воинов буквально разрывают в клочья, даже не оставляя шанса на успешное сопротивление. Но и помочь солдатам Рейтер не мог. Это его особенно злило, но он понимал, что его участь мало чем будет отличаться от участи стражей замка, если он вступит в бой.
- Мы поможем! – решительно ответила Галенор. – Королева Элион, покажи этим пришельцам, что они выбрали не того врага! – в голосе волшебницы был отчётливо слышен гнев, который наконец, миновав все барьеры, нашёл выход. Её гнев, ярость, копившиеся в душе, не находя выхода с момента гибели Оракула, были столь сильны, почти осязаемы, что Галенор, казалось, могла сейчас взглядом испепелить ящеров. Похоже, она сама не вполне отдавала себе отчёт в своих действиях. Но в таком состоянии её это не волновало.
- Мы защитим стражей, - произнесла Вилл, подходя к окну, и подзывая жестом подруг. – Сейчас мы охладим пыл этих ящеров! – девушки воздели руки к небу, и тут же вокруг горстки уцелевших солдат возник магический экран, а несущие смерть снопы искр отразились от него, проделывая дымящиеся дыры в стенах замка, а так же в нерасторопных ящерах, которые тут же падали замертво, не успев укрыться от рикошета.
- Действуй, Элион, - скомандовала Галенор. Элион кивнула, поднялась в воздух и вылетела в окно. Она зависла над площадью, где проходило сражение, и её оглушающий голос, подобно громовому раскату, разнёсся над равниной:
- Я, королева Меридиана, приказываю вам, ящеры, прекратить атаку и убираться с этой планеты. В противном случае никакие технологии не помогут вам скрыться от моего гнева!
- А сестрёнка-то вся в меня, - Фобос саркастично ухмыльнулся, наблюдая за тем, что происходит на площади перед замком – пришельцы прекратили атаку, хотя вряд ли они поняли то, что сказала Элион,  а стражи, защищённые экраном, замерли в нерешительности. Воцарилась напряжённая тишина…и тут один из десантных шлюпов, на которых прилетели ящеры, молнией рванулся с места, стреляя в Элион из бортовых орудий – воздух вспороли шесть синих лучей. Но атака не увенчалась успехом – лучи с оглушительным визгом вонзились в магический щит королевы, растекаясь по его сферической поверхности красивыми энергетическими потоками и озаряя всё вокруг слепящими вспышками света. А потом королева ответила – волна энергии огромной мощи прокатилась по равнине, буквально сминая оба десантных корабля, и разбрасывая ящеров. Впрочем, пришельцы быстро сориентировались - их бронескафандры окутались сияющей дымкой и вторая волна энергии, пущенная Элион в инопланетных десантников, не причинила им никакого вреда – они продолжали спокойно стоять на своих местах. А в следующую секунду в Элион и остальных защитников замка понеслись десятки смертоносных снопов искр…

Бой в научном лагере землян на площади перед «мавзолеем» был окончен – всех, кто не успел укрыться в здании, ящеры уничтожили – трупы людей так и оставались лежать на песке, пропитывая его кровью... Но эта участь постигла не всех - отряд из шести человек продолжал с боем продвигаться к мавзолею, буквально выгрызая огнём у противника каждый метр пути – они были уже в пятидесяти метрах от здания, когда ящеры снова открыли ураганный огонь – десятки энергоразрядов с шипением проносились мимо, врезались в здания, проделывая в стенах огромные дыры, плавя песок на земле и превращая в стекло. Лишь чудом никого не задело. Люди пригнулись и, продолжая двигаться вперёд, принялись отстреливаться – раздались автоматные очереди. Но скафандры ящеров были очень прочны – пули только высекали искры из их брони. Внезапно от входа в мавзолей в сторону атаковавших стремительно протянулся дымный след – ракета взорвалась в центре группы пришельцев, буквально разорвав их в клочья, а от взрыва в воздух поднялись клубы песка, скрывшие отступающих от преследователей – у входа в здание стояли трое солдат с РПГ. Один из них заряжал своё оружие, а двое других выцеливали пришельцев по показаниям тепловизоров. Ящеры ответили огнём из своего оружия, вынуждая людей укрыться за давно взорванной дверью мавзолея – несколько десятков снопов искр обрушились на дверь, но к удивлению нападавших не пробили её, а словно впитались в материал двери. И тут же ожила защитная турель, дуло которой хищно торчало из ниши в барельефе над входом – пространство полоснул яркий сизый луч, настигая нескольких ящеров, которые тут же были разрезаны им на несколько частей. Остальные пришельцы мгновенно принялись искать укрытия, посылая лавину разрушительной энергии в сторону турели, которая теперь непрестанно взрезала лучом пространство перед мавзолеем, быстро и эффективно уменьшая численность пришельцев с каждым новым залпом.
Застигнутые ящерами врасплох земляне, мгновенно оценив изменившуюся обстановку, ринулись к мавзолею и через несколько секунд уже были внутри здания под надёжной защитой его стен, которые тоже не боялись оружия пришельцев. Люди вошли в длинный коридор, потолок которого возвышался над полом на двадцатиметровой высоте. Потолок подпирали колонны, между которыми стояли изваяния древних воинов. Кое-где валялось забытое в спешке научное оборудование. Но людей здесь уже не было – только у огромной двери в конце коридора, ведущей в помещение транспортной системы, нервно прохаживался Васильев.
- Давайте быстрее, парни! – крикнул он, когда солдаты, наконец, оказались в здании. – Мы не сможем долго блокировать систему защиты первого этажа! – после этих слов спасшиеся быстро преодолели расстояние, отделявшее их от начальника экспедиции.
- Больше никому не удалось уйти, - произнёс один из солдат с погонами сержанта. Он был бледен, как привидение – похоже, ему ещё ни разу не доводилось участвовать в боевых действиях, и шок, в котором он пребывал, был чрезвычайно силён. Однако парень держался изо всех сил.
- Знаю, - спокойно ответил Васильев, заходя в зал транспортной системы – небольшая шарообразная комната, в центре которой из пола поднималось нечто вроде постамента с плоской верхней частью в форме тарелки, над которой клубилось синее облако. Никто не знал, чего Васильеву стоило это спокойствие. Никто, кроме него самого. А себе он врать не мог – погибли люди, и этого уже не изменить. Не важно то, кем они были, важно то, что их уже нет. И осознание этого, а так же того, что всё могло быть иначе, будь он немного расторопнее, не давало Петру Андреевичу успокоиться, это чувство вины буквально терзало его, разрывая душу на кровоточащие куски. Но он не мог никому показать, что чувствует сам, чтобы не породить панику. Сейчас ему оставалось только сохранить жизни тех, кто ещё остался в живых. И он намеревался сделать для этого всё возможное и даже невозможное.
- Что вы намереваетесь делать дальше? – спросил сержант, когда Васильев подошёл к постаменту – синее облако тут же приобрело форму – точную копию мавзолея, разделённую светящимися линиями на ярусы и этажи. На верхних этажах светилось множество красных точек – люди. Ещё семь точек отображались на первом этаже.
- Оборонятся, сержант, оборонятся, - тихо ответил учёный, ткнув пальцем в первый этаж на голографическом изображении, а затем в один из верхних, где было много красных точек. На плане здания появилась линия, соединяющая первый этаж,  с тем, что указал Васильев. В следующую секунду свет в помещении померк, люди почувствовали, как пол ушёл из-под ног, затем удар в ноги, и свет снова загорелся – они были уже в другом зале транспортной системы.
- Оборонятся? – переспросил сержант, прислонившись к стене – давало о себе знать лёгкое головокружение после перемещения. Остальные же солдаты, вроде бы, чувствовали себя нормально.
- Это здание, в отличие от остальных, что мы обследовали, оснащено очень мощными защитными системами. К тому же все его несущие конструкции усилены энергетическими полями, - ответил Васильев, выходя из зала в длинный коридор с белыми полом и стенами и множеством дверей. Некоторые двери были открыты – в небольших помещениях расположились люди: кто-то смотрел в окно, кто-то уже успел установить компьютер и над чем-то работал, а кто-то просто внаглую развалился на полу и отдыхал. Впрочем, идиллия была не настоящей – видимой. Каждый как мог переживал гибель товарищей и коллег. В самом же коридоре, довольно просторном, надо сказать, у стен стояли ящики с оборудованием, которое удалось забрать из лагеря. Время от времени из одной комнаты в другую ходили люди.
Догнав начальника экспедиции, сержант сказал:
- Нам надо связаться с центром и сообщить о том, что произошло – они не должны включать переместитель, иначе порталом могут воспользоваться пришельцы.
- Я уже сообщил Сергею Ивановичу, - небрежно бросил Васильев. Здание содрогнулось от мощного удара. Люди с трудом удержались на ногах.
- Кажется, наши гости не хотят оставлять нас в покое, - тревожно оглянулся сержант. – Вы уверены в том, что мы сможем тут продержаться до подхода подкрепления?
- Уверен, что мы сможем продержаться… А вот о подкреплении речи не шло, - Васильев посмотрел на парня.
- А как же мы тогда отсюда выберемся? И потом – сколько у нас провизии? Не думаю, что много, - сержант казался очень встревоженным.
- Успокойтесь, молодой человек. Мне кажется, что это здание является чем-то намного более важным, чем мы о нём думали раньше, - ответил Васильев - они уже были в другом конце коридора, выход из которого преграждала массивная дверь в три человеческих роста, украшенная затейливыми узорами. Возле этой двери о чём-то оживлённо беседовали пять человек. Поравнявшись с этой группой, Васильев спросил:
- Ну что?
- Мы пытались подключится к системе безопасности здания, но компьютерная защита на этом уровне слишком мощная, - ответил один из этой пятёрки – высокий темноволосый мужчина в джинсах и лёгкой рубашке. – Каждый раз система безопасности блокирует все наши попытки подключиться к управлению комплексом так, словно обладает разумом – всех наших «червей» она обнаруживает мгновенно и потом пытается запустить их в нашу сеть.
- Тогда нам надо попробовать другие варианты, - задумчиво произнёс Васильев. Медленно, но верно у него зрел план. Пока это была лишь эфемерная конструкция – скорее даже не план, а догадка. Но если эта догадка верна…
- То есть? – не понял учёный. Остальные с интересом посмотрели на руководителя экспедиции.
- Есть у меня одна идея, - ответил тот, улыбнувшись…

- В таком случае мы должны немедленно начать Ритуал Воссоздания, - произнёс Магнус. – Магическая защита Академии даст нам достаточно времени.
- Ну, раз ты так говоришь, - пожал плечами Фрейнар, становясь в одной из пяти ключевых точек пентаграммы. Морион, Оракул, Аноар и Элеонора заняли другие четыре силовых точки.
- Начнём! – произнёс Магнус – пятеро магов, стоявших в пентаргамме, выставили вперёд руки – символы пентаграммы засветились золотым, а от рук магов во все стороны стало расходиться сияние. – Доран, твой черёд, - скомандовал архимаг, и юный алхимик отпустил колбу с жидкостью, переливающейся всеми цветами радуги – на мгновение она зависла в воздухе, а затем полетела в центр прентаграммы, к постаменту, вокруг которого уже закручивался вихрь магической энергии. Колба зависла над постаментом и растаяла – в воздухе теперь висело только её переливающееся всеми цветами радуги содержимое, распространявшее весьма специфический, но довольно приятный аромат. В Зале Ритуалов возник лёгкий ветерок, но с каждым мгновением он становился сильнее – мантии магов развевались на ветру.
Теперь Люба и Тибор, державший в руках пять разноцветных стеклянных шариков, вошли в пентаграмму и встали у постамента…и стены академии содрогнулись – в потолке зала появились трещины, из которых посыпались мелкие камешки. Сияние пентаграммы ослабло.
- Не может быть! – удивлённо воскликнул Магнус. Доран подбежал к окну:
- Кажется, ваша хвалёная защита дала серьёзный сбой – две охранные башни разрушены… Чёрт!! – алхимик метнулся в сторону от окна и следующее же мгновение мощный взрыв разворотил всю эту стену, а ударная волна отбросила магов вглубь зала – пентаграмма тут же перестала светиться. Ритуал был прерван.
- Мы должны вступить в бой! – Доран уже поднялся и отряхивался. Он был полон решимости. Сквозь образовавшуюся в стене дыру было видно, как два бомбардировщика-птеранодона совместным залпом уничтожили третью охранную башню Академии – она переломилась пополам и живописно рухнула на землю, поднимая тучи пыли. Академия вновь содрогнулась. И самое удивительное - на выстрелы башен и магический экран, ограждавший Академию, машины пришельцев вообще не обращали никакого внимания – огромные энергетические сгустки, оставлявшие в воздухе позади себя светящиеся следы, просто поглощались защитными экранами бомбардировщиков. Вот один такой шар снова попал в инопланетную машину - столкнулся со щитом и буквально всосался в него, а летательный аппарат моментально выстрелил из своего оружия – мощный змеящийся луч вонзился в одну из башен Академии и просто распылил её! И только через секунду раздался грохот – воздух заполнил то пространство, которое занимала башня.
- Вряд ли мы сможем их одолеть, - видя, как ещё один магический шар был поглощён силовым полем бомбардировщика, произнесла Оракул. – Мы сейчас можем сделать лишь одно – спасти людей в городе и студентов Академии. Переместить их в Заветный город.
- Ты права, - согласился Аноар. Стены академии вновь содрогнулись – очередная атака пришельцев была слишком мощной – стены зала пошли трещинами.
- Мы должны ответить им! – вспылил Доран. – Мы должны показать им нашу силу!
- Иди, иди, посмотрим, сколько секунд ты продержишься, прежде чем тебя распылят, - цинично заметил Фрейнар. – Мы должны уходить.
Магнус кивнул – перед ним в воздухе возникла светящаяся сфера:
- Студенты Академии и жители Тиарана! – голос архимага, усиленный волшебством, разнёсся над городом. - К вам обращается архимаг Магнус. Академия и город атакованы и вы сами это видите. Совет магов не смог одолеть противника, потому, через несколько мгновений мы откроем в городе сотни порталов, которые будут вести в Заветный город. Это единственный путь к спасению. Используйте порталы! – и сфера, в которую говорил Магнус, исчезла.
- Это лишь стратегическое отступление, - спокойно сказал Аноар и взмахнул своим посохом – в центре зала возник портал. Ещё сотни таких же сразу открылись по всему городу и во дворе Академии.
Уже когда портал в Зале Ритуалов закрылся, новая атака бомбардировщиков прошлась по этой части академии, превращая её в пыль…

Водопады Легендианы… Одно из самых красивых мест в Меридиане. Поток чистейшей воды, срываясь с двадцатиметровой высоты, с грохотом обрушивается вниз, порождая тучи прохладных брызг, проходя сквозь которые, солнечный свет создаёт радугу. Свежесть и прохлада разлиты в воздухе. А по берегам – небольшие полянки, окружённые живописным и могучим лесом…
Ночью же это место приобретает совершенно новые черты…
Калеб подошёл к самому краю водопада и посмотрел вниз, в белую водяную дымку, которая хорошо была видна даже в тёмное время суток... как и сама река с водопадом.
- Э-э-э-э, Бланк не любить воду, - поморщился проводник. – Вода – мокро и чисто.
- Ага, и твой дивный аромат это подтверждает, - иронично произнёс Калеб, посмотрев на своего спутника. – Понять не могу, чего ты за мной увязался?
- Проведать друга, - отмахнулся Бланк. Судя по всему, такой ответ он счёл вполне исчерпывающим. Но не Калеб.
- Друга? Где-то здесь живот твой друг? – удивился юноша.
- Калеб – друг, - пояснил Бланк, и начал деловито спускаться по довольно крутому каменистому склону водопада. Время от времени слышалось его недовольное ворчание – это значило, что капель воды на него попадало больше, чем обычно.
- Постой-ка, - встревожено произнёс Калеб, вглядываясь куда-то вдаль – над лесом, в нескольких милях к северу от водопада, виднелось зарево. – Там что-то горит…
- Что? – Бланк посмотрел вверх на Калеба, и тут его рука соскользнула с мокрого камня – проводник с недовольным криком полетел вниз, в воду. Раздался знатный всплеск, а через несколько секунд Бланк выбрался на берег, недовольно ворча и отплёвываясь.
- Ты там как? – обеспокоено спросил Калеб и, не дожидаясь ответа, спрыгнул с обрыва. Ещё один всплеск, и через мгновение бывший вождь повстанцев тоже выбрался на берег.
- Бланк нормально…только слишком мокро, - посетовал проводник. – Так что там гореть?
- Постой-ка, - тревога, которую ощутил Калеб, увидев зарево, теперь начала перерастать в нечто иное. – Ведь там же… Отец! Не отставай, Бланк! – крикнул Калеб и метнулся в лес. Бланк шустро побежал за своим другом…

Дом, который они построили вместе с отцом здесь, неподалёку от Легендианских водопадов год назад, горел – пламя было столь ярким и жарким, что на поляну было невозможно ступить из-за этого жара. Да и сам воздух был очень горячим. Калеб стоял, оперевшись о дерево, и смотрел, как догорает дом его отца. Лицо его выражало всё, что он сейчас чувствовал.
- Отец!!!! – позвал Калеб Джулиана. Нет ответа. Только сзади зашуршали кусты – это Бланк догнал товарища, да ещё догорающие остатки дома мерно потрескивали. – Отец!!!! – снова позвал Калеб. И опять не получил ответа. Проводник стоял молча, понимая, что произошло нечто весьма скверное.
- Бланк, надо найти моего отца, - с трудом проговорил Калеб, предполагая самое худшее. – Я обойду дом справа, а ты – слева. Мы найдём его, - Калеб сдвинулся с места, но тут кусты слева зашевелились, и оттуда послышался хриплый голос, в котором едва ли можно было узнать голос Джулиана:
- Стой… Калеб, - из кустов, тяжело ступая, вышел Джулиан. Он был весь изранен, одежда его была порвана, а на правом плече – круглый след запёкшейся крови и сгоревшей кожи. Мужчина был весь в крови.
- Отец! – Клеб подбежал к Джулиану и подхватил его – он уже обессилел и если бы не сын, рухнул на землю. – Что здесь произошло?
- Напп…падение…, - сквозь кашель, едва не теряя сознание от боли, ответил Джулиан.
- Кто?
- Не знаю…ящ..щеры…, - очередной приступ кашля не дал Джулиану продолжит фразу.
- Держись, отец, мы тебя вытащим. Ты не умрёшь!
- Ящеры…они прилетели на какой-то стальной птице…, - поборов кашель, продолжил Джулиан.
- Стальная птица? – удивился Калеб. – Похоже на летающие машины землян!
- Эт-т-то не люди…, - каждая фраза давалась отцу бывшего вождя мятежников всё с большим с трудом. – Калеб…
- Да отец.
- Они забрали Сердце Меридиана, - произнёс Джулиан, и потерял сознание…

0

8

Глава 6. Политика

В этом Механическом зале кипела работа – десятки механизмов и устройств самых причудливых форм и назначений носились вокруг огромного агрегата, по форме более всего похожего на исполинскую еловую шишку матово-чёрного цвета. Единственное, что было общего у всех этих мобильных устройств, это странное, почти омерзительное чувство, которое могло возникнуть у человека при взгляде на них – будто смотришь на что-то живое, совершенно чуждое всему, с чем сталкивался ранее. На фоне «шишки» все эти аппараты выглядели не более чем букашками, суетливо порхающими вокруг спящего слона, и готовыми разлететься в стороны тотчас, едва он пошевелится…
Шро’так находился на наблюдательном пункте, расположенном почти под самым потолком огромного зала, и следил за подготовкой резонансного генератора – той самой «еловой шишки». Честно говоря, наблюдательным пунктом этот огромный – диаметром около пятидесяти метров - кожистый грибообразный вырост на одной из стен зала назывался скорее по привычке, нежели по его функциональному назначению. Привычка эта сохранилась ещё с того времени, когда  Шао’ссоры ещё не создали первые синтетические и биомеханические организмы, ставшие идеальной заменой механическим роботам, дорогим в производстве, и не способным творчески мыслить, даже обладая интеллектом. Впоследствии почти все технологии этой расы стали использовать синтетическую органику. Со временем надобность в непосредственном визуальном контроле за действиями синтетов отпала – учёные решили проблему телепатической связи. Вообще же многое изменилось с тех пор, как технологии Шао’ссоров были переориентированы в новое русло. Но то были изменения чисто внешние, моральный облик цивилизации не изменился. Жёсткая кастовая система, разделявшая членов общества по ряду признаков, в том числе интеллектуальных и профессиональных, которая существовала в их обществе с самых давних времён, практически не претерпела никаких изменений за многие тысячелетия существования ящеров, хотя и стала чуть мягче - в ряде исключительных случаев стал возможен переход из одной касты в другую, причём не только в вышестоящие касты, но и в низшие. Раньше изменение социального статуса было невозможно. В частности это было продиктовано так же и тем, что столь долгое существование каст породило ряд генетических различий, характерных для членов каждой конкретной касты. Как итог – внутри одного биологического вида развилось несколько подвидов, и если вначале различия были не очень заметны, то со временем они стали проявляться и во внешнем виде представителей каждой касты, в их физиологии. Даже сейчас переходы из одной касты в другую случаются крайне редко, и каждый случай рассматривается комиссией Хранителей Традиций, прежде чем вынести решение…
Командующий посмотрел вправо – кокон управления, выраставший из кожистого, покрытого прожилками и подобием вен пола наблюдательного пункта, шевелился. Мембраны кокона, его выросты, вздутия и растяжки время от времени подёргивались – Управляющий Процессом находился внутри кокона и руководил действиями всех биомехов и синтетов этом зале – они послушно выполняли волю своего хозяина. Сейчас нельзя было доверить им выполнять подготовку генератора в автономном режиме – необходимо было контролировать процесс «вручную». И всё же этот подёргивающийся кокон вызывал довольно неприятные ассоциации у командующего.
Шро’так вновь посмотрел на генератор – над исполинским устройством зависли несколько десятков странных существ-биомехов, похожих на медуз и  насекомых одновременно. Их щупальца и хоботки поблёскивали в тусклом свете ламп, что выдавало в них кибернетические манипуляторы, а вот «тела» существ были действительно живыми…
Безшумно разошлась в стороны дверь-мембрана в стене позади, и на наблюдательный пункт ступил Ревнитель Веры, облачённый в бело-золотую мантию. Шро’так, однако не повернулся, чтобы приветствовать его. Ревнитель встал рядом с командующим, сделав вид, что не обратил внимания на отсутствие приветствия, с которым каждый представитель расы должен обращаться к Ревнителям Веры.
- Я вижу, генератор почти готов, - констатировал Ревнитель нейтральным тоном, безстрастно наблюдая за мельтешением синтетов над «еловой шишкой».
- Как видите, - сухо подтвердил Шро’так. В последнее время он старался свести свои контакты с Хо’раассом к минимуму – во-первых, он сомневался в своих способностях по утаиванию сокровенных мыслей от Ревнителя, а, во-вторых, разговоры с ним всегда раздражали командующего, и вдобавок к этому Шро’так заметил, что в последнее время Хо’раасс более пристально стал присматриваться к нему. Это настораживало и давало пищу для размышлений. После непродолжительной паузы Ревнитель вновь заговорил:
- Меня несколько беспокоят донесения наших десантных отрядов, поступающие с планеты…
- Неужели? – удивился Шро’так, полуобернувшись. – И что же именно вас беспокоит?
- Наши воины столкнулись с неожиданно сильным сопротивлением, а ведь вы уверяли, что аборигены не смогут нам противостоять, - ответил Ревнитель, пытаясь прощупать пси-сферу собеседника. Безуспешно. – И столкнулись они с сопротивлением именно там, где слухачи обнаружили мощные энергетические образования. С нашей стороны есть потери…
- На войне всегда так, - равнодушно изрёк командующий, напрягая все свои силы, чтобы не пустить Ревнителя в свой разум. Давалось это с большим трудом – у всех Ревнителей мощные врождённые пси-способности, которые  они к тому же специально развивают. – Солдаты гибнут всегда.
- Нда-а-а… Однако ваша самоуверенность вышла нам боком – похоже, что на планете существует высокоразвитая технологическая цивилизация, - в голосе Ревнителя мелькнуло ехидство. Ему было интересно, какие действия теперь предпримет командующий. Изменит ли он своё решение, или нет? Хотя, скорее всего не изменит…
- Цивилизация? – переспросил Шро’так обернувшись, чтобы видеть собеседника. Конечно, командующий уже знал об этом. Вопрос был в том, почему эта информация оказалась доступна и Ревнителю, ведь согласно Закону они не имеют права вмешиваться в дела других каст, если только кто-то из членов касты не попал под подозрение в ереси или отступничестве. А раз он вмешался, значит, получил свое право. Значит у него кто-то под подозрением. Шро’так прекрасно понимал, кто именно. И это его очень не обрадовало.
- Да, - подтвердил Хо’раасс. В голосе его едва уловимо промелькнули нотки торжества – он почувствовал изменения в настроении командующего. – На ближайшем к северному полюсу континенте в приполярной зоне. Именно там слухачи обнаружили наиболее массивное энергетическое образование с невероятными параметрами…
- И что там, по-вашему, находится?
- Судя по всему – большой город, защищённый силовым экраном… и странным полем, в котором невозможно совершить телепортацию. Наши силы пока не могут пробиться сквозь эту защиту.
- Хм…, - командующий задумался – было странно, что при первом прослушивании системы слухачи не обнаружили ничего подобного. Они доложили, что местная цивилизация примитивна. Ни о каких городах речи не шло. Однако город не мог возникнуть вдруг, в одночасье. Значит, он был здесь во время прослушивания. И если слухачи его не учуяли…Тому может быть лишь две причины – либо те, кто создал город, имеют превосходную систему маскировки, либо…что-то иное помешало слухачам увидеть город. И то и другое было почти невозможно. Но факты говорили сами за себя…
- Почему мне кажется, что вы чего-то недоговариваете, командующий? Ведь в первую очередь именно к вам поступают все донесения от десантных подразделений, - с сомнением изрёк Ревнитель. – Почему вы ничего не предпринимаете? Или, может быть, вы теперь в замешательстве, сомневаетесь в верности принятого вами решения покинуть армаду, ослушавшись тем самым приказа Первого Советника?
- Нет, - резко ответил Шро’так. – Не сомневаюсь.
- И что вы тогда намерены делать в сложившейся ситуации? Советник требует объяснений… Император тоже. А ситуация продолжает ухудшаться – некоторые аборигены, как оказалось, способны управлять псевдоэнергией. Притом на весьма высоком уровне…
- Это не проблема. Мы тоже умеем использовать псевдоэнергию в своих целях, и знаем, как от неё защититься, - ответил командующий. – А Император и Советник пусть беспокоятся не о моём решении и его последствиях, а о чём-то более существенном… Я же сделаю всё от меня зависящее, чтобы Изменение  началось в срок.
- О более существенном!?!?! – негодуя, воскликнул Ревнитель. В глазах его сверкнул фанатичный огонь праведного гнева. – Дисциплина для каждого Шао’ссора является основой жизни, так же, как и Вера! Безпрекословное подчинение! Будь мы на Родине, вас уже давно бы обвинили в ереси и пособничестве врагу Великого!
- Но вы-то понимаете, чем вызван был этот мой поступок, - уверенно произнёс командующий. Конечно, он был уверен – Хо’раасс понимал, а если нет, то догадывался. Вряд ли Ревнитель поверил в то, что сказал ему по этому поводу командующий. Он догадывался об истинной причине – о сомнениях, которые всё чаще и всё настойчивее звучали в душе Шро’така. В этом-то, как раз, и была проблема – сомнения были неприемлемы, они приравнивались к ереси. Так что у Ревнителей всегда было полно работы. Однако нельзя было и исключать того, что Ревнитель поверил…
- Понимаю, - неопределённым тоном отозвался Хо’раасс, успокоившись. - Но от этого ничего не измениться. По возвращении вас предадут суду. Таков Закон.
- Таков ваш долг, - спокойно изрёк Шро’так, вновь посмотрев на резонансный генератор. Перспектива оказаться на суде командующего не радовала, однако он был к этому готов. А учитывая давние разногласия между орденом Ревнителей и Коллегией адмиралов можно было рассчитывать на благоприятный исход дела…
- Что вы имели в виду, говоря о том, что Императору стоит беспокоиться о более существенных делах? – окончательно успокоившись, спросил Ревнитель. Но для себя он отметил и этот инцидент…
- Десантная группа, посланная в экваториальную зону к другому энергетическому следу, обнаружила в местной пустыне странный покинутый город, - помедлив, отозвался Шро’так, размышляя, что сказать дальше – в беседе с Ревнителем нельзя было оставаться слишком безпечным. А одна неверная фраза уже была произнесена. Если проявлять неосторожность и далее, то суд очень легко может превратиться в немедленную казнь, право на которую имеют Ревнители…
- Хм, ещё один город? – удивился Хо’раасс. – Почему мне об этом ничего не известно?
- Группа прибыла туда недавно…и тут же вступила в бой, - ответил командующий. В этом городе, что обнаружили воины, было нечто странное. Опасное. Шро’так чувствовал это, так же как и то, что эта информация должна быть доведена до сведения Императора. – Эти существа идентичны аборигенам, но намного превосходят их по уровню технического развития…
- Это лишь подтверждает предположение о присутствии на планете высокоразвитой цивилизации, - пренебрежительно ответил Ревнитель.
- Возможно, - согласился командующий. - Во время боя с этими существами несколько десятков наших воинов были убиты, а такое случается не часто… Но не это главное – судя по всему, эти существа занимались исследованием города, из чего можно сделать предположение о том, что если они и есть представители той цивилизации, о которой вы говорили, то их народ не имеет ничего общего с этим покинутым городом. Честно говоря, достаточно даже поверхностного осмотра, чтобы стало ясно, что цивилизация, создавшая город, намного превосходит в развитии не только местное население, но и нас…
- Это действительно важная весть, - задумчиво молвил Хо’раасс. Тень догадки мелькнула в сознании, но ревнитель не сумел за неё зацепиться. Единственное, что он уловил – отзвук, тень. Недобрую тень. - И тревожная. Я сообщу Императору… А что стало с теми существами, которых наши воины застали в городе?
- Мне доложили, что они укрылись в центральном здании города, которое оказалось буквально неуязвимым для оружия наших солдат, - ответил командующий.
- Вы правы. На этот город следует обратить самое пристальное внимание, - подумав, сказал Ревнитель. Со стороны резонансного генератора раздался тихий шелест и щёлканье – это биомехи, завершив свою работу, разлетались в стороны и прятались в специальные ниши в стенах и потолке. Шро’так обернулся на звук:
- Теперь генератор полностью готов, - удовлетворённо произнёс он. – И как только мы разберёмся со всеми загадками этой планеты, то задействуем его и завершим Систему. Тогда Левиафан, наконец, сможет начать Изменение.
- Надеюсь, что мы разберёмся во всём этом… Возможно от успеха в этом деле будет зависеть ваша участь, - неопределённым тоном произнёс Ревнитель вслед выходящему из Механического зала Шро’таку…

Зелёный полумрак Заветного города сдавал свои позиции – каждое мгновение в этой части города, во  времена правления Фобоса служившей мятежникам надёжной базой, открывались сияющие порталы, из которых выходили десятки, сотни, тысячи беженцев с факелами – сводчатые залы города наполнялись шумом, сочетавшим звуки шагов, металлическое лязганье, голоса людей, женский и детский плач, треск горящих факелов. Сеть порталов, созданная Магнусом и Аноаром, работала исправно. Но жители Тиарана были не первыми беженцами и не последними – Элион, стражницы, Фобос, Рейтер, Галенор и тысячи жителей столицы Меридиана вместе с солдатами уже были здесь.
- Магнус? Что происходит? – подбежала Элион к магу, как только увидела его  выходящим из портала.
- Эвакуация, - ответил старый волшебник. Похоже, даже в такой ситуации он не унывал. – Я вижу, вы тоже решили перенести людей в Заветный город. Выходит, вы не смогли справиться с атакующими силами противника,  резюмировал волшебник, огладив бороду.
- Откуда вы…, - Элион не успела закончить – мимо прошёл Фобос, обронив короткое «Он знает», и направился к Мориону, который о чём-то беседовал с Фрейнаром и Тибором.
- Да, кстати – что это за ящеры такие? – спросила Ирма. Она, как и остальные стражницы, тоже решила поучаствовать в беседе. Боевой пыл ещё не утих, полное осознание происходящего пока не пришло. И, всё же, было видно, что девушки взволнованы и пребывают в замешательстве.
- Приветствую и вас, стражницы завесы, - улыбнулся архимаг. – Хотя теперь вернее говорить – бывшие стражницы.
- Давайте не будем о грустном, - перебила его Тарани. – И потом – не меняйте тему разговора. Кто такие эти ящеры?
- Пришельцы, - пожал плечами Магнус. – Но, полагаю, вы и сами знаете об этом.
- И всё? – Элион и стражницы вопросительно посмотрели на мага. Они рассчитывали получить более исчерпывающую информацию.
- И всё. Больше Совету Гильдии о них ничего не известно… За исключением трёх фактов. Во-первых, магические атаки на них не действуют. Во-вторых, они игнорируют магическую защиту…
- Ну да, великие волшебники, - саркастично произнесла Корнелия, махнув рукой. Но за сарказмом этим она скрывала медленно сковывающий её сердце страх. Страх перед тем, что этот враг сможет одолеть её и её подруг. Но он был спрятан столь глубоко, что девушка его пока не осознавала. – Это нам и так известно. А что за третий факт?
- Ещё пришельцы способны изменять законы мироздания, - ответил Магнус.
- Не хило, - присвистнула Вилл.
- Последний житель Тиарана прошёл сквозь портал, - вмешался в разговор только что подошедший Аноар. – Приветствую вас, королева. И вас, юные дамы, - поклонился он Элион и стражницам, а затем вновь обратился к архимагу:
- Я закрою порталы, чтобы ими не смогли воспользоваться враги.
- Да, - кивнул Магнус. – А мы поможем беженцам обустроиться. Кстати, Владыка стихий, у меня есть ещё что сказать Совету Гильдии. И ещё одно – мы должны эвакуировать всех жителей Меридиана – не известно, что задумали пришельцы, но намерения их нам уже известны. Мы не можем оставить жителей нашего мира один на один с жутким врагом.
- Ясно, - кивнул старый маг и удалился.
- Значит, вы воссоздали Гильдию, - произнесла Элион.
- Верно. В идеале она должна стать заменой Совету Кандрокара, - кивнул Магнус.
- Возможно, Галенор согласиться войти в состав Гильдии, - предположила королева. – В последнее время ей очень нелегко.
- Мы с радостью примем её, - ответил архимаг. – К тому же Тибор и Люба уже с нами.
- Так. А что это за информация, которой вы хотите поделиться с советом? – поинтересовалась Хай Лин.
- Я думаю, вам тоже следует об этом знать, - подумав, произнёс Магнус. – Приходите через полчаса на арену с песочными часами…
- Это там где дрались Калеб и Олдерн? – уточнила Ирма.
- Да. Она самая, - кивнула Вилл. – Но почему вы не расскажете нам всё сейчас?
- Это слишком важная весть, чтобы повторять её много раз, - улыбнулся маг.
- Да уж, что может быть важнее инопланетной интервенции? - пожала плечами Корнелия.
- Всему своё время, - ответил Магнус и направился к группе беженцев…

Через три часа обустройство беженцев на новом месте было почти завершено. Члены совета Гильдии, стражницы, а так же Элион, Галенор и Рейтер, как их и просил Магнус, прибыли на Арену. Фрейнар сразу же занял место на одной из множества пустующих каменных скамей амфитеатра. Все молчали, ожидая появления Магнуса. И тот не заставил себя ждать – он возник из вспышки зелёного света возле песочных часов, что расположились в центре огромного зала на небольшой круглой площадке, висящей над бездной.
- Итак, Магнус, что ты хотел нам сообщить? – нетерпеливо спросил Доран, также сидевший на скамье.
- К сожалению, это ещё одна плохая весть… или, как минимум, неоднозначная, - ответил архимаг.
- То есть? – переспросил юный алхимик, которого за успехи в трансмутации металлов другие алхимики прозвали цельнометаллическим.
- Когда я был у землян, мне стало известно, что президент земного государства, в чьём ведении находится база, намерен рассказать всему их миру о Меридиане.
- Что!?!?! – тут же от неожиданности воскликнули Фрейнар и Фобос, а стражницы и Элион многозначительно переглянулись. Удивление застыло на лицах всех присутствующих.
- Это решение главы государства, насколько мне известно, было продиктовано политической обстановкой на Земле, - продолжил маг.
- Этого следовало ожидать, - спокойно изрёк Аноар. – Всё тайное рано или поздно становится явным, а наш Меридиан слишком долго скрывался за пеленой неизвестности от землян, - похоже, старца не очень взволновала эта новость.
- Каких последствий нам стоит ожидать? – поинтересовалась Элеонора.
- Не все земляне готовы принять эту правду, - ответила вместо Магнуса Оракул. – Возможно, многие захотят переселиться в Меридиан. А возможно… и худшее.
- Например? – Рейтеру эта новость не пришлась по вкусу.
- Например, создание множества лабораторий и экологически небезопасных производств в Меридиане, чтобы избавить от них Землю, - сказала Тарани. – Размещение военных застав, проведение опасных экспериментов и испытаний новых видов вооружения, в том числе - оружия массового поражения… Короче, многие государства захотят решить свои проблемы за счёт Меридиана.
- Но не многим наши друзья дадут доступ к их установке, - произнёс Магнус, пресекая готовый вот-вот разразиться спор. – Меня больше тревожит другое – судьба стражниц…
- А с чего бы это вдруг? – поинтересовалась Ирма. Как говорят в таких случаях – она была в «бронепоезде».
- Чёрт, он прав! – согласилась Корнелия. – После той истории с телевидением на нас могли обратить внимание, и лишь при помощи Странника, его друзей и Регентов нам удалось сохранить своё инкогнито. А если сейчас всем станет известно о Меридиане, то кто-то может вспомнить и сюжет о пяти девчонках, обладающих магической силой, который два года назад показали по телевидению. И кто-то может заподозрить неладное в том, что сначала эта запись позиционировалась как подлинная, а потом очень быстро была объявлена поддельной.
- Но мы с этим ничего не сможем сделать, даже если бы и хотели, - тихо произнесла Хай Лин.
- То есть, вы хотите просто ждать, - констатировал Фобос. – Как это похоже на Совет Братства. Они тоже выжидали. И где же они теперь?
- Благодаря тебе! – гневно выкрикнула Галенор. – Ты привёл в Кандрокар приспешников эмиссара Равновесия!
- Успокойтесь вы оба, - повысил голос Аноар. – Сейчас не время вспоминать былые обиды. Мы должны сплотить усилия, если хотим справиться с кризисом.
- Вы правы, владыка стихий, - кивнул Фобос. Было видно, что разговоры о прошлом князя нисколько не волновали. – Впредь я буду более… внимателен к словам.
- Сколько осталось времени до того, как Земле станет известно о Мередиане? – спросила Элион.
- Меньше дня, - ответил Магнус. – Президент России выступит с заявлением на заседании совета безопасности ООН.
- О-о-о-о-о…, - присвистнула Ирма. – ООН – это серьёзно.
- А что такое это ООН? – поинтересовался Фрейнар.
- Организация объединённых Наций. Нечто вроде всемирного совета, где решаются самые важные вопросы, и принимаются решения, имеющие большое значение для всех государств и жителей Земли, - пояснила Вилл.
- Да, Магнус, ты был прав – это далеко не лучшая новость, - невесело молвил Морион, не проронивший до этого ни слова. Все посмотрели на провидца – повязки на его глазах не было. Он уже видел последствия…

Звягинцев ворвался в зал контроля, как только по городу разнёсся вой сирен – верный признак тревоги. В зале народу было больше обычного – кто-то постоянно куда-то спешил, перемещался. Это мешало работать, но сейчас изменить что-либо было почти невозможно.
- Что тут у нас? – сходу спросил он у выловленного оператора – тот куда-то бежал с кипой бумаг, а Николай Владимирович ловким движением руки ухватил его за пуговицу лабораторного халата.
- Воздушная атака, - ответил тот, и побежал дальше. Пуговица осталась у Звягинцева. Он машинально сунул её в карман, и скомандовал:
- Так. Дайте обзор горизонта, - обзорный экран во всю стену тут же показал живописный пейзаж – переливающийся жёлтым и зелёным купол защитного поля над городом, горные пики и десяток быстро увеличивающихся в размерах точек на небе, видимых сквозь энергетический барьер.
- Они опять собираются атаковать? – удивился учёный. – Не очень умно. Мощность экрана на пятьдесят. Задействуйте резервные подавители – не хочу, чтобы они имели хоть малейшую возможность прорваться к нам.
- Есть, - раздалось с нескольких сторон.
- Отлично. Где Сергей Иванович? – спросил Звягинцев.
- Проверяет готовность защитного периметра, - ответил один из операторов.
- Вызовите его, - попросил учёный.
- Сейчас, - ответил оператор. Через несколько секунд монитор компьютера, возле которого стоял Звягинцев, ожил – появилась картинка: высотные здания на заднем плане, группы людей в военной форме, суетящиеся около зенитно-ракетных установок, проезжающий мимо танк... Развёртывание оборонительных сил было в самом разгаре. Наконец на экране появилось суровое лицо Крутова:
- Слушаю вас, - сухо изрёк глава ФСБ, утирая рукавом пот со лба.
- Ожидается очередная атака с воздуха, - тут же ответил Звягицев. – Мы довели мощность экрана до пятидесяти процентов и задействовали два резервных подавителя.
- Это даст нам больше времени, - кивнул Крутов, одобряя.
- Честно говоря, я мало понимаю во всякого рода вторжениях, но то, что происходит сейчас не очень-то похоже на вторжение, - с сомнением в голосе произнёс Звягинцев.
- Возможно – это разведка боем, - пожал плечами Крутов.
- Я не о нападениях на город. Пока вас не было, мы обнаружили, что материнский корабль на самом деле выпустил лишь несколько десятков десантных кораблей. И то – в разные точки планеты, - ответил учёный.
- То есть как это? Вы же сами видели трансляцию со спутников и наземных камер – там отчётливо были видны сотни тысяч кораблей, - удивился Сергей Иванович.
- В том всё и дело – это голограммы высокого качества! Поэтому-то мы и не разобрались сразу, - пояснил Звягинцев. – Реальных же кораблей на планете не более пяти десятков.
- Хм… Если это так, то вся ситуация выглядит довольно странно, - Крутов взялся за подбородок. Его кто-то окликнул – он обернулся, сказал «Сейчас буду», и вновь взглянул на Звягинцева. – В таком случае у меня возникают серьёзные сомнения относительно целей пришельцев.
- Да-а, - согласился учёный. – Не похоже, чтобы их интересовал захват планеты. У меня вообще сложилось впечатление, что они что-то ищут…или проверяют.
- Вполне возможно. Проанализируйте их действия, и сообщите мне результаты анализа, - сказал Крутов. – Да, кстати – что там с группой Васильева?
- Час назад они выходили на связь. Васильев говорит, что сейчас они пытаются войти в контакт с системой защиты мавзолея – один из учёных группы выдвинул предположение, что эта система разумна…
- Ясно, - выдохнул Сергей Иванович. – Я скоро буду – тут осталось совсем немного. Продолжайте держать пришельцев на расстоянии и свяжитесь с президентом. Надо обрисовать ему ситуацию.
- Сделаю. Кстати – сегодня он выступит с заявлением в ООН…
- Я помню. Приготовьтесь к приёму гостей, - киснул Крутов в очередной раз, и отключил связь…

- Слушаю тебя, Ревнитель, - раздался ментальный голос Первого Советника.
- Преклоняюсь перед мудростью Советника, - ментальный голос Хо’раасса выражал глубочайшее почтение.
- Оставьте церемонии, Ревнитель. Вы поговорили с командующим?
- Да, Советник. Он не раскаивается в содеянном. Он вне нашего контроля, - ответил Ревнитель.
- Что ж… Он в любом случае ещё послужит нам, - произнёс Советник. Его мыслесфера окрасилась в фиолетово-зелёные тона, означавшие задумчивость. – Продолжайте следить за его действиями.
- Он ведёт себя безупречно. По крайней мере складывается именно такое впечатление. Однако это ничего не меняет – по возвращении его ждёт суд. Меня тревожит другое -  я не могу прочитать его намерения и стремления.
- Это странно, - Советник ещё сильнее погрузился в задумчивость. – Вы знаете, почему ваши способности на него не действуют?
- Нет, - ответил Хо’раасс, сопровождая ответ сложным образом, который можно было перевести, как «пожимание плечами».
- Что-то ещё, Ревнитель? Я чувствую, что вы хотите сказать что-то ещё, - утвердительно изрёк Советник.
- Вы очень проницательны, Первый Советник. Я хотел сообщить вам, что в моём распоряжении оказался один интересный артефакт, добытый одним из десантных подразделений, находящихся под моим командованием.
- Артефакт с этой планеты? – уточнил Советник.
- Да. Это кристалл в форме капли. Он обладает очень странными свойствами, и буквально пропитан псевдоэнергией, - подтвердил Ревнитель.
- Доставьте его мне, - приказал Советник.
- Будет исполнено, - голос Хо’раасса вновь выразил почтение. – И есть ещё одно обстоятельство…
- Вот как? Интересно какое?
- Похоже, что на планете существует высокоразвитая цивилизация, - ответил Ревнитель. – Мы обнаружили два города, один из которых защищён силовым куполом, а другой… Вобщем, это тема для приватного разговора.
- В  таком случае мы обсудим это, когда никто не сможет нас услышать. Доставьте мне кристалл, тогда и поговорим, - распорядился Советник, и ментальная связь прекратилась…

Сегодня репортёров в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке было уж слишком много. Но оно и понятно – представители ЦРУ намеревались обнародовать новый доклад по иранской ядерной программе, и сей факт вызывал неподдельный интерес не только в СМИ – в последнее время иранская ядерная программа была самой обсуждаемой новостью в мире. Во многом благодаря тому, что США искусственно раздули шумиху вокруг неё.
Заседание Совета Безопасности уже началось – сейчас выступал президент Венесуэлы, Уго Чавес. Он был как всегда в своём амплуа – обвинял Соединённые Штаты во всех смертных грехах. Делегация Соединённых Штатов по обыкновению предпочла пропустить выступление Чавеса…
Зал-амфитеатр был полон людей – они сидели за особыми столами, внимательно вслушиваясь в то, что им переводили в наушники. Наконец импульсивного латиноамериканца сменил сурового вида мужчина в строгом чёрном костюме – представитель госдепа США. Он-то и зачитал новый доклад ЦРУ по иранской ядерной программе. Как оказалось, этот доклад был диаметрально противоположен по содержанию тому, что ЦРУ предавало огласке ранее. В нём говорилось, если всё грубо упрощать, что в Иране ядерная программа законсервирована вот уже три года. Этот доклад тут же вызвал бурную реакцию в прессе.
Заседание продолжалось.
Наконец на трибуну взошёл президент России. Впервые после распада Советского Союза российский лидер выступал на заседании совета безопасности ООН… Владимир Владимирович оглядел всех, кто был в зале, и начал:
- Прежде всего, хочу приветствовать всех, кто сегодня присутствует здесь, - сказал он по-английски. – То, что произошло здесь сегодня – действительно знаковое событие в отношениях США и Ирана. Я надеюсь, что оба государства, наконец, ступят на путь конструктивного диалога и сотрудничества. Однако я не намерен сейчас говорить о тех опасностях, противодействовать которым должен совет безопасности. Вместо этого я хочу рассказать вам о том, что может радикальным образом изменить жизнь каждого человека на этой планете, - в зале воцарилась удивлённая тишина. И президент России продолжил своё выступление…

0

9

Глава 7. Последствия

- …и вместе идти к светлому и великому будущему, - Владимир Путин закончил своё выступление, и в зале воцарилась абсолютная тишина – делегаты были ошарашены и  никак не могли поверить в то, что только что услышали.
Мир затаил дыхание.
Все ждали хоть какой-то реакции и на дальних рядах, после долгой паузы, кто-то робко зааплодировал. Его поддержали, а затем пошла самая настоящая цепная реакция – зал разразился бурными продолжительными аплодисментами, переходящими в овации, провожая президента России, который тем временем скромно удалился с трибуны...
Путин покинул зал ассамблеи, но на выходе его со всех сторон обступили возбуждённые репортёры и начали наперебой задавать вопросы: «Скажите, то, о чём вы сейчас говорили – действительно правда?», «На каких условиях вы согласитесь предоставить доступ к установке иностранным учёным?», «Почему вы рассказали об этом только сейчас?», «Связаны ли небывалые темпы научно-технического развития России последних полутора лет с тем, что вы узнали при исследовании параллельного мира?»…
- Уважаемые дамы и господа, - пресёк дальнейшие расспросы Владимир Владимирович. – Ответы на эти и многие другие вопросы вы сможете получить через два часа на специально организованной пресс-конференции. А сейчас прошу меня извинить, - и президент России вышел из окружения репортёров, которые тут же расступились, пропуская его…

- Постойте, стражницы, - окликнул девушек Магнус, когда те уже собрались последовать за остальными магами, покинувшими Арену.
- Что, у вас есть ещё одна плохая новость? – недовольно спросила Корнелия. сказанное Магнусом чрезвычайно не понравилась стражнице.
- Успокойся, Корни, - Ирма толкнула подругу локтем в бок – та недовольно нахмурилась. Но промолчала – сейчас действительно было не время для споров и препирательств.
- Вы хотели сказать нам что-то ещё? – догадалась Вилл.
- Да, - кивнул архимаг. – Когда на академию напали, мы проводили ритуал воссоздания орамеров…
- Воссоздания…орамеров? – Хай Лин недоверчиво прищурилась. – То есть, вы хотите сказать, что мы снова можем получить силу стражниц?
- Да. Теоретически, - Магнус усмехнулся. – Но теория, как это водится, не всегда совпадает с практикой…
- Что это значит? – спросила Тарани.
- Ритуал воссоздания ещё ни разу не проводили – не было необходимости, - Магнус подошёл к огромным песочным часам в центре арены и толкнул их рукой – те слегка качнулись.
- Но, как я понимаю, ритуал вы не закончили, - констатировала Вилл. – Мы можем чем-то помочь? Ведь это касается нас в первую очередь…
- Вряд ли, - покачал головой старый маг. – Всё, что нужно, уже есть в распоряжении Гильдии. А как только орамеры будут воссозданы, то и сердце Кандрокара вновь наполниться силой…
- Здорово! – воскликнула Ирма. – Честно говоря, мне уже порядком надоело использовать лишь собственную силу для того, чтобы  сделать что-то магическое – потом чувствую себя так, будто по мне грузовик проехался. Три раза. Тяжёлый.
- Я понимаю. Но здесь мы не сможем провести ритуал – это довольно опасно для тех, кто в нём не участвует, но находится поблизости.
- И что вы намерены делать? – спросила Корнелия.
- Возможно, я смогу договориться с Крутовым… У них, в конце-концов есть подавители магии, что сводит опасность на нет…, - ответил маг.
- Да, кстати, - вдруг оживилась Хай Лин. – Я просто потрясена – откуда в вашем совете взялась Оракул Заветного города? Она ведь уже лет двадцать как в могиле должна быть…
- Нас это всех, между прочим, интересует, - поддержала подругу Тарани.  Остальные стражницы закивали.
- Она – не Нерисса, если вы об этом, - улыбнулся архимаг.
- Да знаем мы – карга заточена в сердце Меридиана, - махнула рукой Ирма. – Но если это не Нерисса, то…
- Это действительно Оракул, - Магнус взмахнул рукой и в воздухе соткался образ лича-некроманта в чёрно-фиолетовой мантии. Образ Сандро.
- Это тот, о ком я думаю? – недоверчиво осведомилась Тарани. – Какое Сандро к этому имеет отношение?
- Сандро шёл путём магии смерти. Впрочем, вы это хорошо помните, - ответил маг, поморщившись. Он тоже хорошо помнил те события. И магу было неприятно, что один из его учеников пошёл неверным путём.
- Ага…Особенно яркие впечатления связаны с его ароматной компанией оживших мертвецов, - поддакнула Ирма, картинно зажав нос.
- Когда Сндро начал оживлять мертвецов для защиты Зиккурата, то оживил и Оракула, вероятно, сам об этом и не подозревая. Когда Оракул поняла, что произошло, и кем она является, то обратилась за помощью ко мне. Честно говоря, я был очень удивлён, увидев её после «воскрешения», но удивился ещё больше, когда понял – она это та самая личность, какой была до смерти. Обычно восставшие полностью изменятся и то, что мы называем живыми мертвецами, не имеет ничего общего с теми людьми, какими были до смерти. Правда в редких случаях некромант мог призвать в тело душу, которая в нём жила. Но это случалось очень редко… как бы то ни было, мне вместе с преподавателями Академии удалось вновь вернуть жизнь Оракулу. В полном смысле этого слова.
- Вот оно что-о-о-о, - протянула Хай Лин. – Возвращение живых мертвецов какое-то…
- Постойте – это ведь было почти три года назад! – недоверчиво изогнула бровь Корнелия. – Где она была всё это время?
- Он не хотела никому появляться на глаза до тех пор, пока не станет полностью живой и не избавится от печати некромагии, - ответил Магнус.
- Ладно, хотя бы в этом мы разобрались, - выдохнула Вилл, недоверчиво глянув на Магнуса. – Но сейчас нам пора возвращаться – мы и так сильно задержались…
- Да, вы можете идти, - согласился маг. – Если вдруг понадобится ваша помощь, то мы с вами свяжемся.
- Тогда по домам, - Вилл подняла кристалл и, сопровождаемый вспышкой белого света, в воздухе открылся путь на Землю – силы, оставшейся в камне, хватало лишь на то, чтобы пару раз в несколько месяцев открывать проход в иные миры…

В подвале ресторана «Серебряный дракон» со временем так ничего и не изменилось – тот же самый старый и потрепанный местами диван, стоящий у стены, пара стульев, кучи коробок, сваленные у двух других стен, да мусорное ведро…возле которого сейчас копошился Бланк. Будучи полностью поглощённым своим важным занятием, он не заметил, как в подвале открылся портал, из которого вышли стражницы.
- Бланк? Что ты здесь делаешь? – удивилась Тарани, увидев проводника.
- А-а? – Бланк повернулся на голос. – Девчонки! Хорошо, что вы здесь!
- А ты-то что тут делаешь? – повторила вопрос подруги Корнелия. – Насколько я помню, вы вместе с Калебом собирались идти к Джулиану…
- Быть беда – дом сгореть, отец Калеб ранен, говорить – ящеры, - скороговоркой ответил проводник, сопровождая свою речь выразительной жестикуляцией.
- Что!?!?! – разом воскликнули девочки.
- А что с Калебом? – тревожно спросила Корнелия.
- Калеб в порядке. Его отец – нет.
- Где они сейчас? – спросила Хай Лин.
- Здесь, - ответил Бланк.
- В смысле в ресторане? – переспросила Ирма.
- Нет, - проводник покачал головой. – Бабушка и Калеб везти Джулиан в больница, - он кивнул в сторону Хай Лин.
- Когда это было?
- Э-э-э-э…давно. Стрелка на часах на двенадцать, - ответил Бланк и снова принялся самозабвенно копаться в мусоре. Вилл посмотрела на часы, что висели на стене над диваном – недавнее добавление к интерьеру:
- Это было час назад. Должно быть, Ян Лин и Калеб скоро вернутся.
- Мы уже здесь. Вернее – я, - раздался голос пожилой женщины – Ян Лин, верная себе, безшумно возникла на пороге. Она всё ещё держалась за ручку двери.
- Что произошло? И где Калеб? – спросила у бабушки Хай Лин.
- С Калебом всё в порядке – он остался в госпитале. Хочет знать, что с отцом всё в порядке. Он скоро вернётся.
- Слава Богу, - с облегчением выдохнула Корнелия, и села на диван.
- Но, боюсь, плохих вестей гораздо больше, - проговорила Ян Лиин, сходя по лестнице. – Ящеры, что напали на Джулиана, отобрали у него сердце Меридиана…
- Что? Разве такое возможно? – удивилась Тарани. – В смысле – ведь сердце можно получить, только если тебе его отдали добровольно…Таковы правила.
- Боюсь, здесь всё не так просто, - ответила пожилая китаянка.
- Блеск! Просто превосходно! Мало им было разрушить Академию и дворец Элион, так они ещё и воровством промышляют! – воскликнула Ирма. – Что б им пусто было!
- Что ты имеешь в виду? – Ян Лин удивлённо посмотрела на Ирму.
- Бабуль, на Меридиане форменная катастрофа – вторжение инопланетян. И это, между прочим, ящеры-гуманоиды, - ответила Хай Лин.
- Всё так серьёзно? – Ян Лин, похоже, не вполне поверила услышанному.
- Более чем, миссис Лин, - кивнула Вилл. – На ящеров магия действует непредсказуемым образом, поэтому Элион с ними не смогла справится. И маги академии тоже.
- Тогда всё это слишком странно, чтобы быть простым совпадением, - проговорила Ян Лин. – Девочки, секрет Меридиана раскрыт.
- Знаем, - ответила Тарани. – Президент России  выступил с заявлением на заседании совета безопасности ООН.
- Тогда вы понимаете, какими могут быть последствия, - покачала головой пожилая.
- Прекрасно понимаем, - с тенью грусти произнесла Корнелия. – Ни Земля, ни Меридиан уже никогда не будут прежними…
- Как так? - Бланк прервал фундаментальное исследование содержимого мусорного ведра.
- Ждите гостей в Меридиан, - Ирма подмигнула проводнику. – И гостей будет много…, - только она собиралась сказать что-то ещё, как в подвал буквально ворвался Калеб:
- Тайна Меридиана раскрыта! – сходу произнёс он.
- Тоже мне новость, - отмахнулась Ирма, изобразив самый безразличный вид, на какой только была способна.
- Как Джулиан? – тут же спросила Корнелия.
- Серьёзно ранен, но врачи сказали, что он поправится… постой, что значит «тоже мне новость»? – он посмотрел на Ирму.
- Мы уже знаем – всему миру стало известно о Меридиане, - ответила Вилл. События развивались слишком быстро – ни у неё, ни у остальных стражниц не было времени на полное осознание и анализ происходящего. Отчасти именно это и было причиной того, что девочки в такой ситуации оставались довольно спокойны. Но это не могло продолжаться вечно. Но это не могло продолжаться вечно – рано или поздно придёт осознание…и спокойствие исчезнет.
- Я услышал об этом по радио в больнице, и тут же рванул к вам. Надо что-то делать!
- А что ты сделаешь? – осведомилась Хай Лин. – Все, кому надо, уже знают об этом. Элион в том числе.
- Это уже что-то…, - уже спокойнее произнёс Калеб.
- Через несколько минут должна начаться пресс-конференция президента России, - сказала Ян Лин. – Думаю, всем нам стоит послушать, что он скажет.
- Тогда пойдёмте, - кивнула Вилл и первой поднялась по лестнице к выходу…

«Итак, уважаемые телезрители, буквально через несколько мгновений начнётся пресс-конференция президента России, Владимира Путина, организованная в связи с его сенсационным заявлением во время выступления на собрании совета Безопасности ООН», - говорил диктор – мужчина среднего возраста в сером пиджаке. «Честно признаюсь – я сам с трудом верю в то, что всё, сказанное президентом России правда – уж очень всё это фантастично звучит, но… Прошу прощения - мне только что сообщили, что Владимир Путин уже начал пресс-конференцию. Мы будем вести прямую трансляцию», - изображение сменилось – в кадре появилось просторное помещение, заставленное рядами стульев, на которых уже устроились журналисты. Здесь в прямом смысле яблоку некуда было упасть. Наконец, вошёл президент России – он сел за стол, накрытый синей скатертью, поправил микрофон:
- Ещё раз приветствую всех вас, - Путин кивнул журналистам. – Давайте начнём, - тут же несколько десятков человек, сидевших напротив президента России, подняли руки – знак того, что они хотят задать вопрос…

Приёмная камера заполнилась светящимся туманом. В следующее мгновение белёсая дымка исчезла – в камере стоял Ревнитель Веры. В руке он держал небольшой кулон – зелёно-голубой кристалл в форме капли. Наконец, дверь открылась, и Хо’раас покинул приёмную камеру телепортатора. Стоявший у входа ящер в боевом скафандре почтительно поклонился, прошипев приветствие, на которое Ревнитель, впрочем, не ответил – он очень спешил.
Миновав череду длинных и извилистых коридоров с металлическими полом и стенами, оформленных, несмотря на утилитарное назначение, довольно искусно, он вышел в просторный и ярко освещённый зал, в центре которого из пола вырастала прозрачная труба скоростного лифта. В зале было довольно много…ящеров, и все они спешили по своим делам. Здесь не было той суматохи, что обычно можно наблюдать у менее организованных видов в аналогичной ситуации. Хо’раас подошёл к лифту – в трубе на уровне пола тут же сформировалось синее силовое поле. Ревнитель ступил на это поле и оно, быстро набирая скорость, унесло его вверх на несколько десятков уровней.
Наконец лифт остановился, и Хо’раас вышел в просторный коридор. Стены и пол коридора были матового чёрно-фиолетового цвета, и так хорошо отполированы, что даже отражали неяркий свет ламп. В этом коридоре больше не было дверей – только шахта лифта и украшенная барельефами дверь в конце коридора. Ревнитель медленно двинулся в сторону двери на другом конце коридора, чувствуя, как сотни искусственных глаз следят за каждым его шагом, как его хищно провожают сенсоры охранных систем, готовых распылить его по первой же команде. Но Ревнитель не испытывал страха…
Дверь в конце коридора безшумно исчезла, как только Хо’раас подошёл к ней. Ревнитель остановился в нерешительности, и оглядел помещение, скрывавшееся за дверью – это была небольшая круглая комната. Стены и пол её были серебристыми. Кое-где у стен стояли странные аппараты – Хо’раас никогда не видел таких - а в центре комнаты возвышался конусообразный агрегат непонятного назначения, похожий на лежащего на спине паука.
- Можете войти, Ревнитель, - не понятно откуда раздался голос Первого Советника. Самого Советника в комнате не было.
- Преклоняюсь перед мудростью советника, - почтительно произнёс Хо’раас, осторожно переступив порог – за ним тут же бесшумно, буквально из воздуха, возникла дверь.
- Вы уже приветствовали меня сегодня, - произнёс голос Первого Советника. – Итак, что вы хотели рассказать о двух городах на планете?
- Оба города созданы высокоразвитыми цивилизациями, - ответил Ревнитель. – Тот, что на севере, вероятно, был создан представителями той же расы, к которой принадлежат и аборигены, а вот тот, что обнаружен в пустыне… Он превосходит всё, с чем мы когда-либо сталкивались.
- Неужели? – Первый Советник появился из ниоткуда, словно фантом, протаял в воздухе. Чёрный балахон, в который он был облачён, имел длинные рукава – они были явно больше, чем нужно. Капюшон же полностью скрывал лицо Советника – даже если смотреть в упор, то казалось, что в балахоне никого нет, а с тобой разговаривает сама тьма. Одеяние полностью скрывало своего хозяина, который был на две головы ниже Ревнителя. – Нам надо выяснить, что это за город в пустыне.
- Я согласен, - кивнул Ревнитель. – Но этот город не откроет свои тайны просто так – он хорошо защищён.
- Вы это уже говорили, - раздражённо произнёс Советник – капюшон повернулся в сторону Хо’рааса. – Вы должны вернуться на флагман и взять под контроль эти исследования. Мне кажется, что этот южный город очень важен.
- Как прикажете, - почтительно ответил Ревнитель.
- И не допускайте к исследованиям командующего. Он уже вышел из доверия, - продолжил Советник. – Вы, кажется, что-то говорили об артефакте с планеты…
- Да. Вот он, - Хо’раас разжал кулак, в котором держал сердце Меридиана.
- А-а-а-а… вот оно что, - неопределённым тоном произнёс Советник. Затем он вытянул вперёд руку, которая полностью скрывалась внутри рукава - сердце Меридиана поднялось в воздух и подплыло к конусовидному аппарату в центре комнаты. – Я разберусь с этим камнем, - сказал Советник. – Вы же можете идти.
- И больше не будет никаких указаний? – удивлённо спросил Хо’раас.
- Пока – нет, - ответил Советник, и отвернулся. Ревнителю ничего больше не оставалось кроме как покинуть покои Советника…
Когда Хо’раас вышел и дверь бесшумно возникла на своём месте, Советник подошёл к конусовидному устройству в центре комнаты, возле которого в воздухе всё ещё висело Сердце Меридиана.
- Ну что ж… посмотрим, чего ты стоишь, магическое сердце иного мира, - произнёс Советник и странный аппарат ожил – хрустальные призмы в его держателях засветились, сами же держатели безшумно раздвинулись в стороны, освобождая место в центре аппарата между призмами. Советник проводил взглядом сердце Меридиана – оно заняло позицию в центре аппарата между призмами. В потолке над аппаратом открылась ниша, из которой выдвинулся энергетический контур – с его наконечника сорвалась синяя молния, и вонзилась в магический камень – тут же держатели открылись, выпуская призмы, и те начали вращаться вокруг Сердца Меридиана с возрастающей скоростью. Молния, бившая из потолка, сменилась белым потоком чистой энергии.
- Хм, интересно, - задумчиво проговорил Советник, глянув на экран, соединённый с аппаратом чёрным проводом. – Сейчас мы всё исправим, - произнёс Советник, и тут же в стене комнаты открылась потайная дверь – там находилась приемная камера телепорта. – Посмотрим, что ты скрываешь, - поток энергии, испускаемый энергетическим контуром в потолке, стал невероятно мощным, а приёмная камера заполнилась светящимся туманом. Через секунду всё было кончено – энергетический контур вновь вдвинулся в потолок, конусовидный аппарат отключился, а туман в приёмной камере начал рассеиваться.
- С прибытием вас, - произнёс Первый Советник на чистейшем английском, оборачиваясь к приёмной камере телепорта. Голос его был полон сарказма, смешанного с иронией и презрением.
- Что... что случилось? – раздался из тумана, всё ещё заполнявшего приёмную камеру, женский голос.
- Говорят – не трогай чужие иллюзии, ибо поддерживать их – обман, а рушить – преступление, - молвил Советник. – Добро пожаловать в реальный мир, бывшая стражница, - туман в камере перемещения рассеялся – Нерисса была свободна…

0

10

Глава 8. Новый статус

Сознание медленно прояснялось. Какие-то странные звуки, раньше едва различимые, внезапно стали настолько громкими, что это отозвалось в ушах чудовищной болью.
Из груди вырвался тихий хрип – голосовые связки не слушались.
Нерисса открыла глаза – яркий свет ослепил её, как нож резанув по нервам. Глаза тут же заслезились и женщина тут же зажмурилась. Единственное, что она успела увидеть – серая искрящаяся дымка вокруг…
Но было нечто, что она теперь осознавала хорошо – то, что мгновение назад колдунья принимала за странную какофонию звуков, с каждой секундой становилось всё больше похоже на голос.
- Добро пожаловать в реальный мир, - с нескрываемым ехидством произнёс голос. Нерисса наконец сумела открыть глаза – восприятие действительности всё ещё вызывало боль, пусть и не такую сильную, но бывшая стражница не желала показывать свою слабость. Даже несмотря на то, что она совершенно не понимала, где находиться, и что вообще случилось.
- Кто бы ты ни был, но сейчас ты объяснишь, что происходит! - властно потребовала Нерисса, выходя из камеры перемещения – дверь за ней тут же с жужжанием закрылась. Колдунья всё ещё была в облике стражницы… Всё в помещении, где она оказалась, было незнакомо. Необычно. Чуждо. Но колдунья не выказывала удивления – гордость не позволяла. Тем более, что Нерисса не была здесь одна – капюшон балахона Советника «смотрел» прямо в лицо колдуньи.
- Да легко, - голос Советника был полон иронии и сарказма. – Дело в том, что реальный мир сильно отличается от того, который ты считала таковым на протяжении полутора лет.
- Что ты этим хочешь сказать? – спросила колдунья, но тут же в её памяти внезапно ожили сотни и тысячи образов. Образов, столь приятных её сердцу – о мощи, силе, власти над всеми мирами…о мечте, которая осуществилась. Осознание произошедшего отозвалось в сердце болью, о которой колдунья, казалось, уже давно забыла. И эта боль порождала ненависть.
- Видно, заточение в Сердце Меридиана  не лучшим образом отразилось на твоих умственных способностях, - разочаровано констатировал Первый Советник. Казалось, что под балахоном он скрывает свою ехидную улыбку.
- Ты поплатишься за свою дерзость! – ненависть затопила сознание – никто не смел насмехаться над ней! - и Нерисса, собрав все силы, что у неё ещё оставались, тут же метнула мощную молнию в Советника… Но смертоносный разряд не достиг цели, а вернее достиг, но не так, как ожидала бывшая стражница – Советник мгновенно выставил вперёд руку, скрывающуюся в рукаве балахона, и молния с электрическим треском буквально влилась в неё. Советник медленно опустил руку – вокруг неё ещё бегали потрескивающие змейки разрядов.
- Значит ты маг, - Нерисса оценивающе посмотрела на Советника.
- И да, и нет, - голос Советника всё ещё звучал в ироническом ключе. – Впрочем, как видите, ваша попытка…хм…померятся со мной силой, не дала никакого результата. Поэтому, я полагаю, нам следует взаимодействовать в рамках конструктивного диалога.
- В таком случае назовите себя. А ещё мне интересно, откуда вы знаете обо мне, - тон Нериссы перестал быть властным и требовательным, но в нём всё ещё слышалось высокомерие. Впрочем, колдунья прекрасно понимала, что таинственный собеседник прав, а возможность получить информацию в сложившейся ситуации была гораздо важнее задетой за живое гордости.
- Я – Первый Советник Императора Шао’ссоров, - ответил «балахон». – А что касается моих знаний – совсем не важно, откуда я их получил. Однако с момента вашего заточения в Сердце Меридиана прошло много времени… И многое изменилось…
- Значит, всё, что было до этого – лишь иллюзии. Впрочем, именно этого и следовало ожидать, - голос Нериссы был совершенно спокоен и холоден, но Советник хорошо понимал, что колдунья как минимум сожалеет о том, что всё, к чему она стремилась, и чего достигла на самом деле лишь плод её воображения.
- Верно, иллюзии, - сказал Советник, подойдя к одному из диковинных аппаратов у стены. – А касательно того, что вы пропустили – я не историк, поэтому обрисую вкратце. Итак, Совет Кандрокара уничтожен – в живых остались лишь трое его членов, да с десяток рядовых магов, не имеющих никакого значения. Оракул, глава братства, мёртв, а Предвечная Цитадель, как и подобает оплоту света триумфально завершила своё существование в очищающем огне ядерного взрыва…
- Это…хорошие новости, - удовлетворенно проговорила Нерисса. - Впрочем, я бы сама хотела отомстить им, но это уже детали… И стражницы теперь тоже не помеха, - в глазах колдуньи загорелся зловещий огонёк. Эта новость действительно обрадовала старую колдунью – теперь никто и ничто не смогут помешать ей воплотить в жизнь то, чего она так страстно жаждала на протяжении долгих лет.
- Не спешите, - капюшон балахона Советника вновь повернулся к колдунье. – Не всё так просто, как вам кажется. Стражницы ещё могут оказать более чем достойное сопротивление. А тем более после того, через что они прошли во время сражения с Верховным Иерархом Равновесия…
- Равновесия? Что это? – переспросила бывшая стражница, с сомнением глянув на Советника – у неё возник совершенно логичный вопрос – можно ли доверять тому, кто сейчас перед ней? Можно ли верить тому, кто скрывает себя под тёмными одеждами, кто вот так запросто освобождает ту, кого Кандрокар считал преступником, из заточения в Сердце Меридиана? Можно ли верить его словам? Ответ же для Нериссы был очевиден – нет. Однако, она решила пока продолжить беседу.
- Была когда-то такая структура… Её целью являлось способствование процессу развития вселенных. Эта помощь, если так можно сказать, выражалась в поддержании принципа единства и борьбы противоположностей. Кстати сказать – Совет Братства магов Кандрокара – это некое подобие филиала Равновесия… Хотя они сами об этом конечно же не подозревали, и считали, что сами вершат судьбы вселенных… К несчастью для самого себя, Верховный Иерарх, захватывая всё больше и больше вселенных в сферу своего влияния, начал истолковывать этот принцип весьма поверхностно, буквально, извращённо. Соответственно изменил и методы «Равновесия»… Чем и привлёк к себе внимание, - будничным тоном, будто каждый день об этом рассказывал, произнёс Советник. – Вы, кстати, тоже являетесь побочным продуктом деятельности Равновесия, ведь они поддерживали паритет между потоками отрицательной, тёмной, и положительной, светлой энергии. Между добром и злом, если угодно… По сути они поддерживали борьбу этих двух начал. Образно выражаясь – подбрасывали дрова в костёр кровавой войны, длящейся с самого сотворения Вселенной.
- Видимо, Иерарх не был достаточно силён и умён, если его смогли одолеть стражницы, - пренебрежительно изрекла колдунья.
- Уж кто бы говорил, - усмехнулся «балахон».
- Мне бы хватило нескольких битв, чтобы миры склонились предо мной! Тогда с войнами было бы покончено! – повысила голос Нерисса, не желая развивать тему своего поражения. Советник ей определённо не нравился и будь ситуация иной, она бы давно уже с ним расправилась. Но она не могла этого сделать, и сам факт осознания того, что есть кто-то, настолько превосходящий её по силе, не доставлял колдунье никакого удовольствия.
- А не надорвались бы? – вновь усмехнулся Советник. – Похоже, вы ничего не знаете об истинном строении мироздания. Вселенных столько, что даже будь вы бессмертны, то не смогли бы завоевать все до самого скончания времён. Да что уж там! Вас бы уже на Земле остановили – с этим-то у землян всё в порядке.
- Что вы имеете в виду? – не поняла Нерисса. Она с трудом скрывала свою неприязнь и к Советнику, и к самому разговору, но иного способа получить нужную информацию пока не видела, да и не знала, на что ещё способен собеседник. Впервые за очень долгое время колдунья оказалась в такой ситуации, когда от неё ничего не зависело. Это выбивало из колеи, заставляло мозг лихорадочно искать выход. Но Нерисса пока не смогла найти этот самый выход. Единственное, что она могла сейчас – продолжать беседу. Возможно, тогда она сможет узнать, что нужно Советнику или как-нибудь с ним договориться. Однако сомнения в намерениях странного собеседника жгли разум бывшей стражницы сильнее, чем самое жаркое пламя…
- Ни один маг, сколь бы силён он ни был, не застрахован от метко пущенной снайперской пули, - ответил Советник таким тоном, что было ясно – он имел в виду не только это, однако продолжать он не стал.
- Мне не нравится ваш тон, Советник, - колдунья подошла вплотную к «балахону». Она решила не дожидаться у моря погоды. Единственный выход – форсировать события, вынудить Советника сказать, что ему нужно. В любом случае она всегда может сбежать. – Похоже, что все темы для разговора уже исчерпаны…
- Неужели? – Советник притворно удивился, хотя это было скорее похоже на сарказм. – И что вы теперь намерены делать? Уйти отсюда? Как? Телепортироваться? Создать портал? К вашему сведению - мы находимся в космосе! До ближайшей планеты – газового гиганта в системе Ша’киар - миллиард световых лет пути. Меридиан вчетверо дальше. Думаете, вам удастся преодолеть такое расстояние без магического сердца? Даже если и удастся, то на это вы потратите все свои силы и жизненную энергию и погибнете, как только окажетесь на планете, - произнёс Советник довольным тоном, видя, какое впечатление эта информация произвела на бывшую стражницу.
- Чёрт бы тебя побрал, Советник! – воскликнула колдунья – она поняла, что проиграла в битве за свою свободу ещё до того, как начала сражаться. – Что тебе от меня нужно?
- Ничего невозможного, по крайней мере, - развёл руками Советник. – Видишь ли, стражницы Завесы являются неучтённым и непредсказуемым фактором, способным помешать воплощению планов… Императора в жизнь, - на мгновение Советник запнулся. – И я прошу вас, уважаемая Нерисса, чтобы вы отомстили стражницам за ваше поражение… возможно даже с летальным для них исходом. Хотя и не обязательно. Для этого я даже дам магическое сердце одного из преобразованных нами миров, - с этими словами Советник взмахнул рукой и прямо перед Нериссой в воздухе появился матово-чёрный кристалл неправильной формы, чем-то напоминающей звезду. – Это Сердце Кши’асса, - пояснил «балахон». По всему было видно, что он говорит совершенно серьёзно, несмотря на его полунасмешливый тон. Нерисса взяла камень и внимательно рассмотрела его. Затем перевела взгляд на Советника:
- Благодарю тебя за столь щедрый дар, - в голосе колдуньи звучали нотки превосходства. Гнев и высокомерие с новой силой заговорили в Нериссе, отметая любые доводы разума. – Ты сам отдал мне свой камень и теперь познаешь его силу на себе!
- Ха-ха-ха! – смех Советника был похож на уханье совы. – Думаешь, я не предусмотрел этого? Я знаю, с кем имею дело, а ты – нет. Ты не сможешь направить силу кристалла против меня.
- Ну конечно, - усмехнулась Нерисса, выставив в сторону Советника руку, в которой держала камень – тут же кристалл метнул в Советника сотни ветвящихся фиолетовых молний…которые внезапно изогнулись и поразили саму колдунью, отбросив её к стене! Нерисса рухнула на пол – камень ещё продолжал испускать молнии, пронзавшие её и вызывающие нестерпимую, адскую боль настолько сильную, что даже крик не смог вырваться из уст колдуньи. Затем, так же внезапно, камень погас, прекратив извергать потоки энергии.  Несколько мгновений Нерисса лежала на полу недвижно, затем, превозмогая боль, с трудом поднялась:
- Я… всё-равно… могу… уйти…
- Я бы не советовал, - казалось, что под капюшоном на лице Советника появилась улыбка превосходства. – У меня есть страховка и на этот случай, -  колдунья тут же остановила в нерешительности руку с камнем – она уже собиралась создать портал. Нерисса ещё никогда не была в таком положении - в положении загнанной в ловушку жертвы хитроумного плана – обычно она сама была охотником. А Советник, между тем, продолжал, с нескрываемым удовольствием наблюдая за тем, как гнев колдуньи медленно сменяется замешательством, а замешательство – осознанием собственной безпомощности:
- Что вам известно о реакции фотонного самораспада? Ничего? Так я вас с радостью просвещу – это происходит с объектами, имеющими нестабильную энергетику из-за потерь биоэнергии и электромагнитного воздействия. В случае с живыми существами и человеком в том числе это выглядит как самовозгорание или, в случае цепной реакции – как невероятной мощи аннигиляционный взрыв… И это – от малейшего внешнего импульса. Впрочем, не в вашем случае. Я думаю, вы уже поняли, почему я вам это рассказываю, - Нерисса и вправду понимала, к чему клонит Советник. Страх. Впервые за очень долгое время она почувствовала страх. И не просто страх, а чувство, граничащее с ужасом. – Аппарат, что вытащил вас из кристалла, - Советник сделал жест рукой в сторону паукообразного агрегата в центре комнаты, -одновременно изменил кое-какие параметры в молекулярной и энергетической структуре вашего организма… И если вы ещё раз совершите акт неповиновения, то мне будет достаточно лишь связаться с вами в ментальном поле и произнести всего одно слово – тогда цепная реакция самораспада будет запущена. В общем, от вас ничего не останется, - голос Советника лязгнул металлом.
- Похоже, у меня просто нет выбора, - с едва скрываемой ненавистью проговорила Нерисса. Ситуация была хуже некуда. Колдунья не желала с этим мириться, но и ничего сделать не могла. Это приводило её в бешенство. – Мне придётся принять ваше щедрое предложение.
- Не обижайтесь, - примиряющим и даже дружелюбным тоном сказал Советник, подходя к бывшей стражнице. – Но ведь только так, наверно, я и мог уговорит вас помочь… нам. Хотя, признаюсь честно, с определённой точки зрения, всё, что сейчас с вами происходит – вполне справедливо… И потом, у ваших подруг – предыдущих стражниц тоже не было выбора, когда вы пришли к ним три года назад…
- Ближе к делу, Советник, - колдунья сверкнула глазами. – Если я сделаю то, что вы хотите, я смогу уйти?
- На все четыре стороны, - кивнул «балахон». – Я верну молекулярную и энергетическую структуры вашего организма в норму. Иными словами, фотонный самораспад вам уже не будет страшен.
- Это всё?
- Нет. Ещё вы сможете оставить себе Сердце Кши’асса. К тому же на Меридиан вы отправитесь в компании – с вами пойдут три воина, подчиняющиеся только мне. Можете поверить – они будут весьма полезны.
- Тогда я отправляюсь, - Нерисса уже контролировала себя, но в глазах её клубилась ненависть. – Но учтите, Советник – потом у вас будет на одного врага больше, - и тут же вспышка зелёного света поглотила колдунью.
- Я это как-нибудь переживу, уж поверьте, - усмехнувшись, произнёс Советник, выходя из комнаты…

- Ну и как вам всё это? – после долгой паузы, спросила Ирма.
- А что толку от нашего отношения к уже свершившемуся факту, - пожала плечами Корнелия, поднимаясь с кресла – пресс-конференция президента России только что закончилась.
- Пожалуй, лишь время расставит все точки над «i» в этом вопросе, - сказала Ян Лин. – Пока же рано делать выводы.
- Мне это не нравится, - недовольно произнёс Калеб. – Было спокойнее, когда никто не догадывался о существовании Меридиана.
- Да ладно вам! Хватит киснуть, - попыталась приободрить всех Хай Лин. – Ведь президент России сказал, что будет создана специальная комиссия, в ведении которой будет находиться право предоставления доступа к переместителю. Не думаю, что русские будут пускать к установке кого попало.
- Никто не может дать гарантий, - возразила Тарани. – Наше правительство уж точно попытается сложившуюся ситуацию обернуть себе на пользу… Хотя… комиссия, насколько я поняла, будет формироваться преимущественно из российских специалистов…
- Ладно, с этим ясно одно – мы тут ничего не сможем сделать, - сказала Вилл, как бы подводя итог. – Я думаю, нам следует вернуться на Меридиан – там хоть что-то от нас зависит.
- Без наших способностей мы вряд ли окажем существенную помощь, - возразила Корнелия.
- И всё же, мы не можем сидеть сложа руки, - поддержала Вилл Ирма. – Кроме того, мы должны сказать Элион, что ящеры забрали Сердце Меридиана.
- А вот это уже выглядит, как план, - кивнула Хай Лин. – Давай, Вилл, мы готовы…

В Заветном Городе кипела жизнь – люди, и иные существа всё ещё обустраивались на новом месте, и каждую минуту сквозь порталы прибывали всё новые группы беженцев. Извечную тьму разгоняли сотни и тысячи горящих факелов, закреплённых в специальных держателях на стенах. Только вот дыму от них было столько, что лучше уж было сидеть в темное. Люди были подавлены, многие – в отчаянии, другие же были спокойны, но никто кроме них самих не знал, скольких усилий стоит сохранение этого спокойствия. Всем им пришлось покинуть свои дома, все они знали, что захватчикам не было оказано сопротивление. Это угнетало. Очень редко здесь можно было услышать разговоры, а тем более смех.
- Что-то мне не нравиться местная атмосфера, - полушёпотом произнесла Ирма.
- А чего ты хотела? Чтобы они веселились? – осведомилась Тарани – стражницы и Калеб только что вышли из портала. Впрочем, никто не обратил на них внимания – все были заняты своими делами.
- Как думаете, где сейчас может быть Элион? – спросила у подруг Корнелия.
- У неё сейчас работы невпроворот, - отозвалась Хай Лин. – Вряд ли мы её быстро тут отыщем… Уж если сам Фобос искал базу повстанцев несколько лет, - она лукаво подмигнула Корнелии.
- Я думаю, стоит вновь пойти к Арене, - задумчиво произнесла Вилл. – Может Элион там…
- Девочки? Калеб? Что вы здесь делаете? – раздался вдруг из тёмного коридора, который только что миновали стражницы, голос Элион. Подруги тут же обернулись.
- Вы ведь отправились домой, - продолжила Элион, подходя к девочкам. Выглядела девушка очень уставшей. Впрочем, так оно и было. – И как ты оказался здесь, Калеб?
- А-а-а… Собственно, поэтому-то мы и пришли, - начала Ирма, почесав в затылке и раздумывая, как сообщить неприятную новость.
- Что-то случилось? – посмотрела на неё Элион.
- Да, королева, - кивнул Калеб. – Мой отец не смог сберечь Сердце Меридиана. На него напали ящеры и отняли камень…
- Как он? С ним всё хорошо? – взволнованно спросила Элион, очевидно, имея в виду Джулиана.
- Отец сейчас на Земле, в больнице, - ответил Калеб. – Если бы не Бланк с его зубом Тонга…
- Ну, хоть что-то хорошее… Жаль, что вы не пришли на пять минут раньше – Магнус и остальные члены Гильдии только что отбыли, а они тоже должны знать о произошедшем.
- А куда они отбыли? – спросила Вилл.
- На базу землян, - ответила Элион. – Они собираются договориться с Крутовым, чтобы провести там ритуал воссоздания орамеров.
- Кхм… Не думаю, что нам удастся сообщить им новость в ближайшее время, - констатировала Тарани. – Тогда, может, мы чем-нибудь поможем здесь?
- Да, - согласилась Элион. – Сейчас нам нужна любая помощь.
- Тогда говори, что нужно делать, - бодро потребовала Ирма.

Мавзолей вновь содрогнулся от мощного взрыва.
- Чёрт! И когда они успокоятся? – чертыхнулся Васильев, наблюдая в одном из огромных окон, как два ящера внизу на площади перед зданием перезаряжают стационарную пушку, больше похожую на часть организма живого существа. Их пушка имела генератор защитного поля, поэтому турель над входом в мавзолей не могла причинить вред этим двоим – каждый раз лиловый луч наталкивался на невидимую преграду и с воем и треском разбивался об неё. Луч полосовал пространство с интервалом в пол секунды, и его противное визжание, слышное даже здесь, на высоте в сто с лишним метров, уже начинало раздражать… Остальные же ящеры предпочитали держаться на приличном расстоянии от здания – сейчас они продолжали обследовать лагерь землян.
Васильев находился в зале саркофага – огромном круглом помещении с большими – во всю стену – овальными окнами, идущими по кругу. Саркофаг, на первый взгляд, сделанный из мрамора или материала, очень на него похожего, находился в самом центре зала. Крышка саркофага – массивная плита, богато украшенная барельефами и странными символами - валялась на полу.
Гулкое эхо шагов разнеслось по залу. Васильев оглянулся – это был тот самый учёный, Румянцев, который предположил разумность системы безопасности мавзолея.
- Ну как там у вас? – поинтересовался Васильев.
- Как вы и предложили, мы начали скармливать системе большие объёмы данных, содержащие информацию о нашем языке, культуре, науке. О том, почему мы здесь, - ответил Румянцев.
- Есть результаты? – спросил Пётр Андреевич, помассировав глаза – он не спал уже больше суток.
- Хм…Ну это как посмотреть, - пожал плечами молодой учёный. – Ту большую дверь в коридоре мы открыть пока не можем. Контакт с системой односторонний… Однако системы активной защиты во многих коридорах на верхних этажах, куда мы раньше не могли проникнуть по понятным причинам, перестали каждый раз при появлении там людей вести себя агрессивно. Турели постоянно нацелены на нас, но огонь не открывают.
- Неужели? – Васильев изогнул бровь.
- Да, - тут здание вновь содрогнулось от взрыва, а на улице загрохотало, и перед зданием поднялась небольшая песчаная буря. Румянцев неловко взмахнул руками, но на ногах не удержался и повалился на пол. – Вот же сволочи! – процедил он сквозь зубы, потирая ушибленную часть организма. Затем поднялся. – Целый день работать мешают!
- Скажите спасибо, что они ещё не прорвались внутрь, - философски заметил Васильев, вновь глянув в окно – небольшая песчаная буря, поднятая выстрелом из пушки ящеров, постепенно затихала.
- Хорошо ещё они не нашли туннели, - кивнул Румянцев. – Кстати, когда была последняя связь с базой?
- Полчаса назад, - ответил Васильев. – Похоже, там нашим тоже приходиться несладко…
- А что? Неужели всё так плохо?
- Генераторы работают на пределе и могут выйти из строя в любой момент, подавители работают раз через раз – несколько групп пришельцев уже смогли телепортироваться под щиты... правда были тут же уничтожены, хотя без потерь не обошлось. А ведь пришельцы лишь усиливают натиск, - пожал плечами начальник экспедиции, давая понять, что он ожидает развития событий по худшему сценарию.
- Это плохо, - понурил голову Румянцев. – Почему они не просят подкрепления с Земли?
- Не знаю, - рассеянно ответил Васильев. – Но я уверен – Крутов что-то задумал.
- Хорошо бы так, а то мы тут тоже долго не продержимся, если не сможем наладить контакт с системой безопасности.
- Тогда пойдёмте, - Васильев повернулся, и направился к выходу из зала. – Мы должны преуспеть.
- Да уж, - отмахнулся Румянцев, и пошёл следом…

Мощная зелёная вспышка осветила зал перемещений – маги прибыли на базу землян. Зал больше походил на небольшой ангар – сводчатый металлический потолок возвышался на двадцатиметровой высоте. Оно, в принципе, и понятно – в центре зала были установлены три переместителя – огромные кольца сложной конструкции, к которым были подведены большие чёрные кабели. Два переместителя – грузовые – имели диаметр десять метров, а ещё один, пассажирский, был меньше в два раза. Сейчас зал был почти пуст – только у стен громоздились железные ящики, да в другом конце зала стоял армейский джип. Американский. «Хаммер». Что он здесь делал, не понимал никто на этой базе – его зачем-то прислали с Земли месяц назад, но ни разу не использовали. К тому же он был американский!
- Мы прибыли верно? – осведомился Доран, оглядываясь по сторонам. Остальные маги, кроме Фобоса, не имевшие раньше представления о Земле и технологиях её жителей, также рассматривали зал и кольца переместителей с интересом.
- Да, мы на месте, - кивнул Магнус.
- Ты же говорил, что договорился с администрацией базы, что нас встретят, - с сомнением проговорил Фобос.
- Не судите его строго, - раздался у входа в зал хриплый голос. – Сейчас у нас не самое лёгкое положение.
Маги обернулись – к ним подходил высокий худощавый человек уставшего вида с осунувшимся лицом. Одет он был в белый халат, изрядно уже поистрепавшийся. Николай Звягинцев.
- Вы плохо выглядите, Николай, - встревожено произнёс Магнус.
- Посмотрел бы я, как выглядели бы вы, будь вы на моём месте, архимаг, - произнёс Звягинцев, издав нервный смешок.
- Кто вы? – осведомился Фрейнар, воззрившись на учёного.
- Прошу прощения, я не представился. Меня зовут Николай Звягинцев. Я руковожу этой базой. А вы, должно быть, маги новой гильдии?
- Да, - кивнула Оракул. – Магнус сказал вам, зачем мы здесь?
- Сказал. Но с того момента ситуация изменилась не в лучшую сторону, - ответил учёный. – Пойдёмте.
- Что у вас тут происходит? – спросила Элеонора, оглядываясь по сторонам, когда они вышли из зала в город. На самом деле город был не большим – несколько сотен строений, в том числе с десяток высотных зданий. Строительство базы всё ещё продолжалось.
- Похоже, ящеры твёрдо решили пробиться сквозь наши защитные экраны. Сергей Иванович сейчас руководит действиями гарнизона – наши подавители уже не справляются. Полчаса назад группе пришельцев удалось телепортироваться в город… К счастью, их быстро уничтожили, но это уже третий случай за день, и мы несём потери. Кроме того, нам не хватает энергии, хотя генераторы рассчитаны так, чтобы выдержать даже массированную ядерную бомбардировку.
- Хватит ли вам энергии, чтобы оградить нас от внешнего мира на время ритуала? – спросил Аноар, с интересом рассматривая промчавшийся мимо танк.
- Пока ещё хватит, - кивнул Звягинцев. – Но вам надо начинать немедленно.
- Где мы можем провести ритуал? – осведомился Тибор.
- У нас есть специальное экранированное помещение… для экспериментов с различными видами энергии. Я думаю, что оно как раз подойдёт, - ответил учёный.
- Можно будет после этого осмотреть ваш город? – полюбопытствовал Доран – его глаза азартно горели. Он был исследователем, и как любой исследователь, всегда интересовался новым.
- Не исключено, - задумчиво ответил Звягинцев. – Через час сюда прибудет международная делегация.
- Значит, ваш президент уже выступил с заявлением, - подал голос Морион.
- Да. Как это всё не вовремя! – устало проговорил Звягинцев.
- Как вы оцениваете возможные последствия этого шага? – спросила Люба.
- Плохо оцениваю. Теперь здесь будут шляться посторонние люди с неясными целями… Хотя допуск к установке и будет выдаваться нашей комиссией.
- Что ж… Я разделяю вашу тревогу, - усмехнулся Морион – похоже, он был доволен тем, что по крайней мере, этот землянин был лучше, чем он думал.
- Ну, вот мы и пришли, - сказал Звягинцев – группа стояла возле высокого куполообразного здания. – Прошу всех внутрь…


Глава 9. Разногласия

Небо было почти чёрным. Оно нависало так низко, что казалось – вот-вот упадёт на землю, и от того казалось ещё более угрюмым и зловещим. Горные пики со всех сторон гордо вздымались ввысь, вспарывая облака, словно ледоколы, прокладывающие путь среди арктических льдов. Постоянно дул сильный пронизывающий до костей холодный ветер, а особенно здесь, на заснеженной вершине горы Танос…
В пещере, некогда служившей темницей для Нериссы, тоже было неуютно – ветер завывал здесь, ворочаясь между сталактитами и сталагмитами, ударялся о стены, наносил снег, постепенно заметая пещеру. Здесь было так же холодно, как и снаружи.
Нерисса стояла у порога своей бывшей тюрьмы, и смотрела на отгороженную всё ещё активной магической решёткой келью, где она провела почти половину жизни. Во взгляде её трудно было что-либо прочесть, но если постараться, то можно было разглядеть грусть, смешанную с ненавистью, и, что более удивительно – тоску по былому.
Внезапно сквозь вой ветра бывшая стражница расслышала звуки шагов. Она обернулась – у входа в пещеру стояли три фигуры в странных одеяниях, больше похожие на механизмы, чем на живых существ. Нерисса на всякий случай покрепче сжала в руке Сердце Кши’асса, намереваясь в случае чего пустить его в ход. Фигуры двинулись к ней – гулкое железное эхо шагов разнеслось по пещере и заглушило вой ветра. У одной из «фигур», там, где должна быть голова, что-то зажужжало, затем щёлкнуло, после чего металлические пластины разъехались в стороны, открывая лицо того, кто был внутри скафандра. Лицо человека! Это был юноша с длинными чёрными волосами. Как ни странно, но на его глаза были надвинуты солнцезащитные очки.
- Не очень-то вежливо было с вашей стороны уходить по-английски, - сказал он с заметной иронией, обращаясь к Нериссе.
- Кто вы такие? – спросила в ответ колдунья, всё ещё держа наготове волшебный камень.
- А разве Советник не сказал, что вы будете не одни во время выполнения его задания? – изумился юноша.
- Вы – люди… Я-то думала, что советник имел в виду представителей своей расы, - задумчиво проговорила Нерисса. Она уже знала о том, что случилось на Меридиане. – Как вы оказались у него на службе?
- Это не имеет значения, - металлически прогудела одна из двух других фигур с неуловимым акцентом – вероятно, в этих скафандрах тоже были люди, но они решили не открывать своих лиц. – Важно лишь то, что мы должны сделать.
- Всё интереснее и интереснее, - усмехнулась Нерисса.
- Что именно? – переспросил юноша - колдунья лишь бросила в его сторону испепеляющий взгляд, но ничего не ответила.
- Что вы собираетесь предпринять? – спросила третья «фигура» женским голосом, искажённым динамиками.
- Я сделаю то, что хочет Советник, если вы об этом, - резко ответила Нерисса.
- Каким же образом? – поинтересовался юноша. – Искать стражниц на Меридиане – занятие безполезное. Особенно сейчас, когда там орудуют войска Шао’ссоров. Причем, почти не встречая сопротивления.
- А нам и не потребуется их искать. Мы должны сделать так, чтобы они сами к нам пришли, - ответила колдунья.
- Да неужели? Вот так запросто они возьмут и придут в нашу ловушку?! Тем более, учитывая все обстоятельства…
- Помолчи, Макс, - прервала парня «фигура», говорившая с акцентом. – Пусть она скажет, в чём её план.
- Но…, - начал было парень.
- Никаких «но», - резко ответил его собеседник.
- Л-ладно, - проговорил парень, закрывая шлем скафандра. – Так в чём ваш план?
- Хм… Не стоит спешить, - туманно произнесла Нерисса. – Советник был… очень высокого мнения о вас. Насколько это обосновано? – спросила она, обращаясь к этим троим.
- А-а-а-а… так вот оно что… Похоже, вы сомневаетесь относительно наших способностей в сравнении с тем, что доступно вам…, - проговорил человек-с-акцентом. Шлем его скафандра открылся – теперь было понятно, откуда взялся акцент. Человек, облачённый в скафандр, был пожилым китайцем. – Могу вас заверить, Нерисса – ваши сомнения напрасны.
- С трудом вериться, - небрежно бросила колдунья, отворачиваясь.
- Ну что ж, - китаец усмехнулся. – Я покажу вам, что умею…, - в следующий же миг всё вокруг изменилось – не стало ни пещеры, ни ветра, ни самой горы Танос, а вместо этого появилась необозримая и смертельно опасная космическая бездна. За мгновение до смерти Нерисса ощутила чудовищную боль от неимоверного холода, вакуум буквально разрывал её в клочья и... она вновь оказалась в пещере на горе Танос. Она лежала на полу, схватившись обеими руками за горло и хватая ртом воздух. Боль всё ещё терзала её. Нерисса с трудом повернула голову в сторону троих людей в скафандрах, и слезящимися глазами увидела скалящуюся физиономию китайца.
- Ну, как вам? – довольный произведённым эффектом, очень вежливо поинтересовался китаец. – Я надеюсь, теперь вы убедились? Моя вотчина – иллюзии. Причём, как вы заметили, очень… реалистичные, - китаец расплылся в улыбке. - Макс может подчинять себе волю других, а Мария – пирокинетик.
- Да….пожалуй, я… уб..убедилась, - с трудом ответила бывшая стражница, поднимаясь на ноги.
- Теперь, я думаю, дело пойдёт быстрее, - выразил надежду китаец.
- Да. И чтобы ваше присутствие не было совершенно безполезным, - Нерисса зло глянула на улыбающегося китайца, - вы будете играть в моём плане главные роли.
- Всегда хотел быть актёром, - с сарказмом ответил китаец. – Что от нас требуется?...

- Итак, по нашему сигналу вы включите подавители – тогда разрушительная энергия, которая высвободиться по завершении ритуала, не причинит никакого вреда, - сказал Аноар, обращаясь к Звягинцеву. Сейчас маги и учёный находились в огромном сферическом помещении, стены которого были покрыты небольшими шестиугольными пластинами из особого сплава, поглощающего энергию. Пол состоял из того же материла, серо-серебристого на вид, что и стены, а в центре помещения уже возвышался постамент – этот элемент интерьера добавили маги.
- Да, - кивнул Звягинцев. – И всё же учтите – энергии для питания подавителей может не хватить.
- Мы готовы к такому повороту событий, - меланхолично ответил Фобос, проходя мимо – он помогал Тибору, Любе и Магнусу чертить на полу пентаграмму. Оракул, Элеонора, Морион и Фрейнар о чём-то совещались у постамента, алхимик вновь прилагал усилия для создания странной жидкости в колбе.
- Ну тогда я не стану вам мешать… тем более, что делегация прибудет через пятнадцать минут, - ответил учёный.
- А я вот что хотел спросить – почему делегация прибывает к вам при таких обстоятельствах? Это ведь дольно… небезопасно, - поинтересовался Доран.
- Это политическая хитрость, если так можно выразиться, - усмехнулся Звягинцев. – Мы рассчитываем таким образом заручиться поддержкой многих стран… То есть – делегация прибывает на базу, видит, что происходит… Ну а мы им естественно много чего расскажем…и слегка преувеличим.
- Ага, и они, видя, что здесь ситуация с пришельцами выходит из-под контроля, выделят любые средства, лишь бы только не допустить агрессоров на Землю, - Доран улыбнулся. – Действительно забавный ход.
- А то, - подмигнул Звягинцев. – Ну, всё, я пошёл, - с этими словами он направился к автоматической двери…
- Если всё так, как он нам сказал, то мне интересно, что же именно могут здесь, на Меридиане, искать пришельцы, - задумчиво произнёс алхимик, наблюдая, как спина Звягинцева скрылась за дверью.
- А что тут гадать? – усмехнулся в бороду Аноар. – Тут всё просто – ящеры напали на академию, дворец королевы, это место, - он обвёл взглядом помещение. - И ещё Николай что-то говорил о покинутом городе в пустыне, обнаруженном Магнусом и стражницами три года назад. Вероятно, наших врагов эти места привлекают потому, что там сосредоточена могучая энергия – в академии и замке Элион – магическая, а здесь же наверняка сохранились следы присутствия Зиккурата… Но вот город… Пожалуй, город этот тоже весьма важен.
- Интересно бы знать, насколько, - задумчиво произнёс алхимик, но тут его окликнул Фрейнар, намекая, что пора бы заняться делом…

Кольца пассажирского переместителя пришли в движение, и в помещении – том самом ангаре, где несколькими часами ранее появились маги – загорелись красные сигнальные лампы. Встречали делегацию лишь двое – Николай Звягинцев и Сергей Крутов, которому из-за этого мероприятия пришлось на время покинуть защитный рубеж города… а ведь обстановка накалялась. Звягинцев, не известно как, но всё же успел переодеться, и теперь вместо белого халата, в коих расхаживали почти все работники базы, он щеголял в строгом деловом костюме. Впрочем, галстук второпях ему завязать так и не удалось, и он болтался длинной полосатой верёвкой, перекинутый через плечо. Крутов же был в военной форме.
Наконец в фокусе кольца переместителя с шипением и свистом возник плазменный шар, освещая помещение тусклым сине-белым светом, и тут же начал растягиваться в некое подобие линзы. В следующую секунду плазменная «линза» соприкоснулась с внутренней стороной переместителя и протаяла в глубину, открывая взору то, что находилось с другой стороны – камеру перемещения на Земле, в которой уже были двадцать человек в строгих деловых костюмах, терпеливо ожидавших, когда проход между мирами окончательно стабилизируется.
Наконец энергетическая линза перестала мерцать и подёргиваться – проход был открыт. Делегаты, изумлённо переговариваясь, двинулись к порталу и через минуту все они уже были в ином мире.
- Приветствую вас на Бойконуре-2, господа делегаты, - будничным тоном произнёс Сергей Иванович. По всему было видно, что мысли его сейчас заняты совсем не правилами этикета. – К сожалению, в связи с некоторыми обстоятельствами, я не смогу лично сопроводить вас и рассказать обо всём, что вас интересует. Но с этим вполне справиться руководитель базы, Николай Владимирович Звягинцев, - кивок в сторону учёного.
- Позвольте поинтересоваться, - раздался из группы делегатов мощный бас, говоривший с сильным английским акцентом. – Что это за обстоятельства? – из группы вышел очень высокий – под два с половиной метра – и накачанный афроамериканец в сером костюме. Звягинцев удивлённо посмотрел на Крутова, но тот лишь слегка изогнул бровь, но удивления не проявил – перед ними стоял не кто иной, как Эдгар Барретт.
- Я вижу, мистер Барретт, с момента нашей последней встречи вы существенно продвинулись по карьерной лестнице, - сухо констатировал Крутов. – Как я и сказал, на все ваши вопросы ответит товарищ Звягинцев.
- Что ж, - пророкотал Барретт, - тогда пусть он ответит на мой вопрос.
- Пойдёмте, - кивнул учёный. – Я вам покажу, что это за обстоятельства, - и группа людей потянулась к выходу…

… Представители Ирана, Китая, США, Франции, Японии и других стран молча наблюдали за тем, что показывал обзорный экран в зале наблюдений. В зале царила напряжённая тишина, лишь изредка нарушаемая репликами операторов, что-то кому-то сообщавших по коммуникаторам. После долгой паузы представитель Ирана, наконец, нарушил молчание:
- Насколько, по-вашему, велика опасность, которую представляют они, - мужчина кивком головы указал на экран, где над планетой величественно проплывал огромный драконообразный корабль пришельцев.
- Опасность очень велика, - помедлив, ответил Звягинцев. – Сергей Иванович сейчас руководит действиями гарнизона, мы пока сдерживаем натиск их десанта…
- Но я отчётливо слышу в вашем тоне «но», - сказал Баррет, представитель США.
- Вы правы – нам уже не хватает энергии для поддержания экранов и подавителей. Несколько раз пришельцам удавалось прорвать нашу оборону, - кивнул учёный. – И каждый раз мы несли серьёзные потери.
- Если они доберутся до установки… Надо им помешать! – решительно произнёс Чжин Кван, представитель Китая.
- Я согласен, - кивнул Барретт. – Если они получат доступ к установке, то смогут быстро воспроизвести её, и тогда уже будет поздно что-либо предпринимать.
- Что вы предлагаете? – Мари Руояль, уроженка Франции.
- Военная поддержка, пожалуй, - ответил Барретт. – Если это, конечно, необходимо, - он глянул на Звягинцева.
- Пока мы справляемся, но наши силы не безграничны, - пожал тот плечами. – Мы примем вашу помощь… Когда придёт время.
- Надеюсь, что оно вообще не придёт, - проворчал Барретт, - иначе нам всем придётся туго…

Шро’так вошёл в ангар, где и застал Ревнителя Веры, наблюдающего за подготовкой эскадрильи тяжёлых бомбардировщиков к вылету. Хо’раас обернулся на звук открывшейся двери и воззрился на командующего флотом:
- Что вам нужно, командующий? – слегка удивлённо спросил Ревнитель. Впрочем, удивление было притворным – Хо’раас знал, почему командующий здесь.
- Мне только что доложили, что вы вызвали сюда группу Ищущих из метрополии. Зачем? – спросил Шро’так. Нельзя сказать, что он не ожидал чего-то подобного, но чтобы член Ордена так нагло вмешивался в дела воинов – такого ещё не было. Будь здесь кто-то из адмиралов, Ревнителю этого бы не позволили, даже если он и действовал по приказу Советника. К сожалению, должность командующего флотом не делала того, кто её занимает, адмиралом…
- Это прямой приказ Первого Советника, - невозмутимо ответил Ревнитель.
- Насколько обоснован его интерес к этой планете? – спросил Шро’так.
- Он полагает, что город, обнаруженный в пустыне нашими воинами, следует детальнейшим образом изучить, - Хо’раас вновь посмотрел на бомбардировщики – два из них уже оторвались от пола и плавно вылетели в космос сквозь силовые барьеры.
- Не переоцениваете ли вы свои силы, Ревнитель? – спокойно осведомился командующий. – Сопротивление противника ещё не сломлено…, - конечно же, командующий имел в виду нечто иное. Ревнитель это понимал:
- Это тот риск, на который я готов пойти во благо Империи, - ответил Хо’раас. – Уверен, вы бы поступили так же.
- Да. И я согласен так же и с тем, что этот город - очень интересная находка. Но что если вы зря потратите время? Вы не думали о том, что город может не открыть вам свои тайны, как бы вы не пытались их постичь?
- К чему все эти странные вопросы, командующий? Если вы о том, что я вызвал Ищущих без вашего ведома, то могу вам напомнить – я подчиняюсь лишь Императору, Президиуму Советников и Блюстителю Духа.
- Я не забыл об этом… Просто мне интересно – неужели этот город настолько заинтересовал Советника и вас, что вы готовы нарушить инструкцию и приказ Императора, покинуть корабль и спуститься на планету до окончания боевых действий?
- Помнится, вас приказ Императора не остановил, - раздражённо произнёс Ревнитель. – Только сейчас у нас есть время для исследований – ведь когда боевые действия закончатся, то планета будет преобразована. А этот город… Он может дать нам очень много.
- Что ж, возможно вы и правы, - проговорил Шро’так. – Но если вдруг ситуация выйдет у вас из-под контроля, я не отправлю к вам помощи, потому, что вас просто не должно быть на планете.
- Я не удивлён тем, что вы мне это говорите, командующий, - Ревнитель издал звук, который можно было идентифицировать как смешок. – Будьте спокойны – я смогу обеспечить свою безопасность.
- Надеюсь, что это действительно так, - туманно проговорил Шро’так, и повернулся к выходу. Уже выходя, он, полуобернувшись, сказал:
- Желаю вам, всё же, обрести свет истины, Ревнитель, - и дверь за ним закрылась.
А Хо’раас долго и задумчиво глядел на то место, где только что стоял его собеседник…

0

11

Глава 10. Наступление по всему фронту

- Должен признать – всё, что мы здесь увидели и узнали, нас крайне заинтересовало… и встревожило, - выразил общее мнение Барретт.
- Уж есть, от чего, - нервно усмехнулся Звягинцев.
- По возвращении мы сообщим главам наших правительств о том, что здесь происходит и о нашем обещании оказать вам поддержку в случае чего, - продолжил Баррет. Судя по интонации, ему не очень нравилось то решение, которое приняла делегация. Но он понимал, что ситуация довольно сложна и касается не только русских, но и всех жителей Земли. В перспективе. – Однако, ввиду всех обстоятельств, мы вряд-ли сможем оказать вам помощь, если с вашей стороны не поступит официальная просьба соответствующего содержания.
- В случае необходимости мы выступим с соответствующим заявлением, - сухо сказал Звягинцев.
- Вот и хорошо, - кивнул Баррет.
- Прошу прощения, Николай Владимирович, мы все прекрасно понимаем, что ситуация здесь складывается довольно опасная, - вмешался в разговор Чжин Кван, - но я бы, всё же, хотел уточнить, когда вы сможете принять первые группы иностранных учёных?
- Вы правы – ситуация тут довольно опасная… полагаю, мы не имеем права рисковать жизнями иностранных специалистов. К тому же само заявление президента стало для нас полной неожиданностью. В данный момент всё упирается в отсутствие лишней жилплощади – просто нет места для размещения новых исследовательских групп, - Звягинцев пожал плечами. Учёному было неприятно говорить на эту тему – он отдал несколько лет своей жизни для того, чтобы создание этой базы стало реальностью, для того, чтобы быть на передовой науки. И ему очень не хотелось делиться с посторонними плодами своих трудов. К счастью ситуация с пришельцами позволила ему отложить решение вопроса о допуске иностранных учёных на базу на неопределённый срок. «Чёрт! Хоть в чём-то они оказались полезны!» - усмехнулся в уме Николай.
- Понятно, - спокойно сказал Кван. Не понятно, сообразил ли он, что Звягинцев, мягко говоря, сгущает краски, но больше вопросов задавать не стал.
- Вы, кстати говорили, что сейчас в городе находится группа местных магов. Мы бы могли с ними встретиться? – поинтересовался Саид Джамаль, представитель Ирана.
- Это возможно, но не сейчас, - ответил Звягинцев. – В данный момент они готовятся к проведению важного, но довольно опасного магического ритуала.
- Но если ритуал опасен, то почему они в городе? – удивился иранец.
- Здесь действуют подавители магии, что сводит опасность ритуала к минимуму, но…, - речь учёного была внезапно прервана взвывшим сигналом тревоги, а картинка на обзорном экране тут же сменилась – там появилось встревоженное лицо пожилого человека в комбинезоне техника. – Что случилось? – тут же спросил  Звягинцев, хватая микрофон с контрольной панели.
- Первый и третий реакторы только что вышли из строя, генераторы щита теряют мощность и подавители тоже! – громко, с паническими нотами в голосе, ответило «лицо» в экране. – Пришельцы прорвались в город!
- Срочно направить бригады техников к неисправным реакторам! Только второго Чернобыля нам здесь не хватало! – крикнул Звягинцев в микрофон громкой связи, а затем обратился к делегатам: – Господа, похоже, вам пора покинуть наш город…

Пентаграмма была готова – причудливый золотистый узор покрывал пол помещения, образуя магический круг сложной структуры. В центре круга находился пьедестал для орамеров.
- Всё готово, - довольно произнёс Аноар, оглядев всех магов. – Мы можем приступать…
- И боюсь, нам стоит поторопиться, - кивнул Морион. – Похоже, у землян всё-таки возникли проблемы…
- Ты прав, - кивнул владыка стихий. – Магнус, начинай, а я активирую пентаграмму, - глава академии вышел за пределы круга и повернулся лицом к центру помещения, а остальные маги заняли места в отмеченных специальными символами узловых точках магического рисунка. И тут динамики в комнате захрипели, а затем из них раздался искажаемый помехами голос Звягинцева: «Магнус! Если вы хотите провести ритуал, вам следует поторопиться – пришельцы прорвались в город, два реактора вышли из строя и подавители начинают отказывать! Торопитесь!», - и снова воцарилась тишина.
- Вы слышали его, - сурово произнёс Магнус. – Ничто не должно помешать нам на этот раз. Аноар, начинай.
- Да, - ответил старый маг, и стукнул своим посохом об пол – магический рисунок на полу засветился приятным золотым светом. Магнус кивнул, и начал читать заклинание. В комнате зазвучали слова древнего забытого языка, сплетающиеся в сложнейшие магические формулы…

- Ну что, мы помогли обустроиться почти всем беженцам, - устало проговорила Ирма, усаживаясь на скамью – стражницы вместе с Элион опять пришли на Арену. – Это было даже сложнее, чем сдавать тест по физике, - выдохнула она.
- Да-а-а… прямо посланники мира от ООН, - на удивление бодро кивнула Хай Лин. – Но сюда постоянно прибывают люди с поверхности, так что…, - однако её бодрость была обманчивой. За ней девушка пыталась скрыть то, что было у неё на душе – гнетущее чувство нависшей над головой страшной и неизвестной угрозы, вызывавшее смятение и растерянность.
- Не думала, что это будет так трудно, - грустно сказала Элион, садясь на скамью рядом с Ирмой. Девушка выглядела измождённой.
- Что именно? – спросила Корнелия.
- Всё это… управление королевством, эта ответственность. Особенно вдали от дома, от Земли, - ответила королева.
- Но мне казалось, что тебе нравиться в Меридиане, - сказала Корнелия.
- Да… Но иногда я очень тоскую по Земле и по той жизни, - Элион обхватила колени руками. – И самое главное – я не могу покинуть народ Меридиана в такой момент. Но и помочь ему почти ни чем не могу…, - глаза девочки наполнились слезами. Она тут же их смахнула.
- Элион, мы ведь всегда с тобой и ты сама в любой момент можешь отправиться на Землю, а потом вернуться, - Корнелия села рядом с подругой. – Мы всегда готовы помочь.
- Да, Элион, мы всегда с тобой, - Вилл, и остальные стражницы пытались приободрить подругу.
- Я знаю, спасибо вам, - Элион встала. – Сейчас не время раскисать, - она пыталась сказать это спокойно, но грусть и тоска отчётливо выразились в этой фразе. – Давайте посмотрим, что ещё мы можем сделать для беженцев.
- Кстати, Элион, ты знаешь, куда ушёл Калеб? – спросила Тарани.
- Они с Бланком решили посмотреть, что твориться на поверхности и отправились на разведку, - ответила королева. – Должны скоро вернуться.
- У меня нехорошее предчувствие, - тревожно произнесла Корнелия. – Мне казалось, они уже давно должны были вернуться – их нет уже четыре часа, - и тут на Арену вбежал запыхавшийся Калеб, а вслед за ним кубарем со ступенек скатился Бланк, сопровождая каждый кувырок гневным ворчанием.
- Калеб! – обрадовано воскликнула Корнелия.
- Город обнаружен! Нам надо срочно уводить людей! – выдохнул Калеб.
- Что? – подруги переглянулись. – Куда же мы их уведём? – спросила за всех Вилл.
- У Заветного Города есть несколько уровней, - ответил Калеб. – Мы должны спуститься ниже. И чем скорее, тем лучше. Я помогу вам задержать ящеров, а Бланк покажет тайный ход.
- Да, Бланк показать, - проводник закивал головой.
- Я скажу Рейтеру, чтобы он и солдаты были готовы отразить нападение, - сказала Элион и исчезла.
- Я встретил Галнор по дороге сюда – она найдёт Песочника и Гаргулью, - произнес Калеб, отдышавшись.
- Что ж… Похоже, мы ещё поборемся. Кстати – у меня есть один ма-а-аленький такой вопрос -  когда пришельцы будут здесь? – спросила Ирма, и в ту же секунду пол, стены и свод Заветного Города содрогнулись от мощнейшего взрыва, эхо которого начало гулять по коридорам, извещая о том, что времени уже не осталось…

Ревнитель с наслаждением вдыхал воздух этой планеты. Было удивительно, что две столь разные формы жизни, как люди и Шао’ссоры, нуждались в одном и том же составе атмосферы для дыхания, пусть для жизни тех и других нужны были совершенно разные законы и значения физических констант. Шаттл Ревнителя всё ещё висел над пустынным городом огромной и хищной крылатой тенью. Местное светило уже почти скрылось за горизонтом. Облака, подсвеченные им, имели жёлто-зелёный оттенок. Это было необычно и… красиво. Ветер всё ещё гонял по площади мелкий кварцевый песок, трепал покинутые жителями палатки лагеря людей и обдавал долгожданной прохладой…
Лагерь Шао’ссоров был разбит на одной из улиц, ведущих к площади – даже отсюда были видны буро-коричневые громады десантных кораблей, покоившиеся вдалеке среди величественных зданий города.
- Господин, включите генератор Поддержания Законов, - раздался позади искажённый голос командира десантной группы – ящера, облачённого в чёрный скафандр с золотыми нагрудными бронепластинами – знаком отличия Лидера. – Включите генератор – иначе здесь не выжить.
- Он мешает мне работать, - ответил Ревнитель, хотя уже сейчас чувствовал, как Законы этой области Мира разрушают его тело и душу. – Излучение генератора препятствует проникновению в Душу Мира.
- И всё же не стоит так долго находиться в поле чужеродных законов. Лучше оставить эту работу Ищущим, которых вы вызвали, - Лидер склонил голову в знак почтения и принятия воли Ревнителя.
- Нет, - Ревнитель повернулся и посмотрел на Лидера. – В этом я должен разобраться сам.
- Что вам удалось узнать об этих существах, которые укрылись в здании?
- Они называют себя людьми, представители вида «человек разумный». Группа, которую вы обнаружили здесь – учёные. Их, так же, как и нас, очень заинтересовал этот город… И похоже, что они, так же, как и мы – пришли в этот мир откуда-то.
- Как вам это удаётся? – спросил Лидер с благоговейным трепетом.
- Что именно? – рассеяно уточнил Ревнитель. Этот исполнительный вояка уже начал ему надоедать.
- Узнавать всё, что вы пожелаете.
- Сама вселенная хранит информацию. И в это хранилище, Душу Мира, может заглядывать каждый Ревнитель, - ответил Хо’раас. – Почему вы позволили людям сбежать?
- Мы не ожидали встретить серьёзного сопротивления, - оправдывающимся тоном ответил Лидер. – Согласно данным разведки аборигены находятся на примитивном уровне развития…
- Что ж, это уже не важно, - махнул рукой Ревнитель. – Это здание, в котором они укрылись… Вы испробовали все возможные способы пробиться туда?
- Да, - ответил командир. – Но оно состоит из какого-то неизвестного материала, который поглощает любую направленную на него энергию… Наверно именно из-за этого система защиты здания активировалась сразу после того, как мы открыли огонь.
- Ясно, - туманным тоном произнёс Хо’раас. – Теперь я поищу путь внутрь. Готовьте воинов – я чувствую, что в здание можно проникнуть.
- Повинуюсь, - Лидер поклонился и пошёл выполнять приказ.
Хо’раас проследил взглядом за солдатом, затем вновь сосредоточился, отрешившись от всего, что его окружало, от внешнего мира – он должен был вновь заглянуть в Душу Мира, чтобы найти путь, ведущий в Мавзолей. И это нужно было сделать быстро – на вторую такую попытку времени уже не хватило бы…

Васильев смотрел в окно комнаты – белые стены, сводчатый потолок и опять же белый пол – оттуда открывался вид на площадь перед мавзолеем - ящеры, поняв всю безперспективность и тщетность попыток прорваться в здание, убрали с площади стационарные орудия. Над площадью же завис большой корабль, похожий на древнего летающего ящера. Он совершил посадку полчаса назад, а теперь, видно, собирался стартовать в космос. В дверь постучали:
- Да, войдите, - обернулся Васильев. Дверь открылась – на пороге стоял Румянцев. Глаза его светились азартным блеском.
- Кажется, у нас получилось! – воскликнул он.
- Получилось? – недоверчиво, но с надеждой переспросил Васильев.
- Да! – радостно кивнул Румянцев. – Система начала нам отвечать… правда пока на своём языке. Но, похоже, она усвоила тот материал, что мы ей скармливали, и теперь понимает нас!
- Это прекрасно, - просиял Васильев. – Теперь у нас есть шанс! Надо немедленно наладить полноценный контакт с системой.
- Разве что-то случилось? – удивлённо спросил молодой человек.
- Посмотрите сюда, - Васильев кивнул в сторону окна. Румянцев подошёл к окну и присвистнул при виде зависшего над площадью корабля:
- Что за дела? – он вопросительно посмотрел на руководителя экспедиции.
- Похоже, прибыло начальство противника, - ответил тот. – Видишь того ящера в мантии, что стоит неподалёку от лагеря? Он сошёл с корабля. Странный тип… Ходил по лагерю, дотрагивался до палаток и брошенного оборудования, о чём-то говорил с ящерами-солдатами, а сейчас вот уже пять минут стоит неподвижно… Что-то мне подсказывает, что это он не просто так делает.
- Вы полагаете, он что, экстрасенс? – Румянцев прищурился по-ленински недоверчиво.
- Вполне возможно. Так, ну-ка!  - Васильев буквально высунулся в окно – этот ящер в мантии подозвал к себе одного из проходивших мимо солдат и что-то ему сказал. Солдат тот час же убежал, а ящер в мантии, посмотрел на мавзолей.
- Они явно что-то затевают, - констатировал Румянцев.
- Интересно бы знать, что, - тревожно сказал Васильев, и тут же со стороны покинутого людьми лагеря раздался жужжащий визг – именно такой звук издавали стационарные орудия ящеров – а ещё через мгновение над лагерем поднялась туча песка.
- Ч-чёрт! Так вот что он делал! Хитрая сволочь! – воскликнул Васильев. – Они обнаружили туннели, ведущие в мавзолей! Нам надо срочно подготовиться к обороне! Румянцев, делайте что хотите, но войдите в контакт с искусственным интеллектом системы защиты здания как можно скорее – пусть он поможет нам! – сказал Пётр Андреевич, и выбежал из комнаты…

Всюду сверкали вспышки взрывов, искрящиеся сгустки энергии расчерчивали поле боя и, впиваясь в здания или технику, проделывали в них огромные, постепенно увеличивающиеся, зияющие дыры с искрящимися краями, выгрызали в земле воронки, борозды и целые туннели. Танки вели заградительный огонь из пулемётов и основных орудий, уничтожая войска противника, появившиеся буквально из ниоткуда – ящеры наступали. Всюду грохотало. Смертоносные лучи пушек пришельцев с лёгкостью вспарывали броню танков, резали их на части, оставляя лишь оплавленные дымящиеся груды металла. Люди отвечали огнём из атомных излучателей – зелёные энергетические сгустки буквально распыляли целые группы ящеров и их псевдоорганическую технику, проделывали в земле огромные воронки и озаряли всё вокруг призрачным зелёным сиянием.
Но пришельцы продолжали наступать, лишь усиливая натиск, потели защитников базы росли с каждой минутой даже несмотря на то, что в их распоряжении имелись прототипы новейшего вооружения. Защитные технологии ящеров были сильны…
Бой шёл уже в городе. Люди упорно сражались за каждый квадратный метр земли, снайперы, засевшие в зданиях, вели почти непрерывный огонь, но это мало помогало...
…Крутов выстрелил из аннигилятора – дорожка из мелких, но ярких взрывов аннигилирующего вещества протянулась к замешкавшемуся ящеру, а в следующее мгновение голова пришельца взорвалась. К Сергею Ивановичу, прячась за перевёрнутыми машинами и полусгоревшими танками, пробирался командир гарнизона. Внезапно ярчайшая вспышка озарила поле боя, а затем одно из высотных зданий неподалёку сильно содрогнулось и с ужасным грохотом в мгновение ока сложилось как карточный домик, поднимая тучи пыли, которые тут же заволокли улицу – выстрел артиллерийского орудия ящеров проделал в здании огромнейшую дыру.
- Нам не удержать их! – крикнул командир гарнизона.
- Это и не нужно! – крикнул в ответ Крутов, снова выстрелив из своего оружия и тут же укрывшись за остовом сгоревшего танка – прямо над его головой вспороли воздух три ярких снопа искр. – Мы должны увести их к Центру исследования энергий!
- Зачем? – командиру, наконец, удалось перебраться к Куртову.
- Маги проводят там опасный ритуал…, - Крутов кивнул в ту сторону, где должен быть центр – в небе там что-то сверкало. -  Если отключить подавители, то разрушительная энергия, которая высвободиться во время ритуала, уничтожит ящеров…и всех, у кого не будет защиты.
- Вы уверены? - военный метнул гранату в группу ящеров, пытавшихся обойти их справа. Раздался взрыв и рёв искалеченных ящеров. – А как же мы? Энергия ведь уничтожит и нас!
- Я уже отдал приказ, - качнул головой Крутов. – Через пять минут к Центру подъедут две транспортные платформы с подавителями…, - и снова раздался чудовищный грохот, а вспышка света озарила улицы города. Здание, рядом с которым был танк, служивший укрытием для Крутова и командира гарнизона, конвульсивно содрогнулось, и начало рушиться, поднимая тучи пыли. Оба тут же ринулись прочь – здание падало прямо на танк.
- Отдайте приказ – всем подразделениям стягиваться к Центру исследования энергий. Ящеры должны пойти за нами! – Крикнул Крутов. Сквозь непрестанный грохот трудно было расслышать, что ответил командир гарнизона – он кивнул, и начал пробираться сквозь плотную пылевую завесу – результат разрушения зданий - к укрывшемуся в одном из зданий неподалёку отряду защитников города, в чьём распоряжении была переносная станция связи – оттуда доносились звуки ожесточённого сражения…

С каждым мгновением голос Мангуса, продолжавшего читать древнее заклинание, звучал всё громче и громче. Золотой свет, излучаемый узорами и символами пентаграммы, был столь ярок, что на него уже нельзя было смотреть – глаза начинали болеть и слезиться. Аноар, стоявший вне пентаграммы, продолжал подпитывать её через свой посох – рунические символы, вырезанные на нём, переливались всеми цветами радуги.
В зале становилось холодно – ритуал требовал очень много энергии, и пентаграмма брала её отовсюду, даже из окружающей среды, заставляя атомы воздуха двигаться медленней. На стенах уже появился иней, кристаллы которого приятно сверкали в магическом свете пентаграммы.
Остальные волшебники, образовывавшие круг, стоя в восьми узловых точках пентаграммы, шёпотом повторяли заклинание, которое произносил Магнус.
По залу прошёлся легкий ветерок. Голос главы академии зазвучал ещё громче – ветерок начал набирать силу, закручиваясь в смерч над пьедесталом, где лежали те пять разноцветных шариков, что принёс Тибор, и ещё запечатанная колба с переливающейся радужным светом жидкостью, которую сделал Доран. Смерч стал абсолютно чёрным и невероятно мощным – маги с трудом удерживали равновесие - их мантии, увлекаемые ветром, стремились улететь к центру зала и увлечь за собой хозяев…

Свод Заветного Города вновь содрогнулся, и сверху посыпались мелкие камешки, а по коридорам разнёсся гул взрыва на поверхности. Стражницы, Калеб, Рейтер и несколько сотен уцелевших солдат королевской дворцовой стражи помогали беженцам перебраться на нижние уровни города, пока это было возможно.
- Ещё один такой удар, и они пробьют свод, - прокомментировал Рейтер.
- Было бы у нас что-нибудь помощнее мечей и луков, - мечтательно произнесла Ирма.
- Ага, чтобы не ящеры, а мы сами разрушили город? – иронично осведомилась Корнелия, помогая какому-то старику нести большой мешок.
- Галенор должна скоро вернуться – она отправилась к тюремным залам, - сказал Рейтер. – Гаргулья и Песочник там – охраняют заключённых.
- Надеюсь, они успеют прийти до того, как ящеры начнут атаку, - произнесла Вилл. – Энергетическая магия на ящеров вообще не действует, а стихийные силы мы утратили, так что мы не сумеем их долго сдерживать.
- Сделаем всё возможное, чтобы дать людям шанс уйти как можно дальше, - сказал Калеб. – Я поставил несколько ловушек – ящерам будет трудно пройти сюда.
- Все беженцы на нижних уровнях, - Элион вышла из полутёмного туннеля. – Дальше Бланк покажет им дорогу.
- Да. А мы покажем ящерам, кто здесь главный, - воинственно сказала Хай Лиин, потрясая кулаком. Впрочем, она не была полностью уверена в том, что это им удаться.
- Как бы они нам чего не показали, - остудила пыл подруги Тарани.
- Элион, Галенор скоро будет здесь? – спросила Корнелия.
- Да, - сказала королева, закрыв глаза, и словно к чему-то прислушиваясь. – Они торопятся, как могут – Гаргулье с его ростом очень трудно перемещаться по узким коридорам города, а Галенор ещё не восстановила силы после перемещения...
- Ящеры не будут ждать, - сухо сказал Рейтер. – Воины, по местам! – солдаты тут же скрылись в коридорах и за колоннами. – Мы должны показать захватчикам, что наш дух ещё не сломлен! – очередной мощный удар сотряс свод города - было слышно, как где-то вдалеке рушится потолок, и камни с грохотом падают на пол…

Солдаты рассредоточивались по этажам мавзолея, расставляя ловушки. Учёные же собрались в огромном коридоре на верхнем этаже здания у массивной двери, украшенной барельефами и имеющей терминал подключения к сети здания – именно здесь они работали, пытаясь установить контакт с системой защиты. Васильев пытался связаться с базой при помощи радиостанции, которую перетащили сюда же, в коридор. Но ему никто не отвечал – всё забивали помехи.
Внезапно яркий свет, освещавший коридор, мигнул, потускнел и начал мерцать. Васильев посмотрел на потолок, потом поднялся с пола, и направился к группе учёных, что толпились у двери. Подойдя к ним, он протиснулся к самой двери, расталкивая недовольно ворчащих людей, и остановился на свободном пятачке пола, за спиной у сидевшего на корточках Румянцева – тот держал подключённый к терминалу мавзолея ноутбук на коленях и что-то быстро печатал. Из-за спины не было видно, что именно он выводит на экран.
- Кхм, ну как? – сухо спросил Васильев. – Что это за перебои со светом?
- Кажется, здесь именно так выглядит сигнал тревоги, - ответил Румянцев, не оглядываясь. – Есть!
- Что? – тут же оживились учёные, столпившиеся вокруг.
- Я подключился! Я внутри системы! – радостно ответил тот. – Сейчас посмотрим, - его пальцы вновь забарабанили по клавиатуре, а ещё через мгновение он повернулся и снизу вверх посмотрел на Васильева, - Ящеры проникли в здание. Они на нижних этажах и продолжают идти сюда через туннели.
- Здесь есть система громкой связи? – кивнул на выраставший из стены у двери терминал Васильев.
- Да.
- Передайте о проникновении противника в здание на этажи, где находятся наши солдаты, - сказал Васильев.
- Сейчас, - и Румянцев снова принялся печатать, затем нажал кнопку ввода и со всех сторон грянул оглушительный механический голос: «Внимание! Противник проник в здание! Приготовиться к обороне!», - многие схватились за уши – так громок был этот голос.
- А-а-а, чёрт, - выругался Румянцев, поморщившись. – Извините.
- Ладно, солдаты выиграют нам время, - сказал Васильев. – Нужно взять под контроль систему защиты.
- Это невозможно, - виновато ответил Румянцев. – Судя по всему, она интегрирована в искусственный интеллект, управляющий всеми системами здания. Проще войти в контакт с ИИ…, - с нижних этажей донеслись приглушённые звуки взрывов, пол под ногами дрогнул.
- Давайте попробуем ещё раз. Я уверен – у нас получится, - решительно произнёс Васильев…

Над ребристым куполом центра исследования энергий висели густые чёрные тучи, то и дело извергавшие из себя десятки мощнейших молний, впивавшихся в землю, и озарявших всё вокруг холодным электрическим светом. Каждый раз, когда очередная молния с треском и грохотом вонзалась в землю или бетонное покрытие перед зданием, в энергетическом куполе над городом в этом месте образовывались расходящиеся волны. Дул сильнейший ветер…
Две гусеничные грузовые платформы с установленными на них подавителями уже стояли перед входом в здание. Звуки битвы, сначала слышные как далёкое эхо, теперь раздавались очень близко – люди медленно, но верно отступали к зданию Центра. Как ни странно, но два парня – водители платформ – умудрялись невозмутимо курить в кабинах своих «авто» с философским видом Будд, постигших Истину.
Вот на площадь перед зданием из переулка на всей скорости въехал танк с сидящими на броне солдатами. Среди них был и Крутов. Танк остановился у платформ с подавителями и с лязгом начал разворачиваться. Раздался грохот выстрела, а затем в переулке, из которого выехал танк, что-то взорвалось, испуская страшный металлический визг, переходящий в клёкот. Солдаты спрыгнули на землю. Крутов сквозь зубы процедил:
- Эти чёртовы летающие «медузы» вконец достали… Когда подтянуться остальные? – обратился он к высунувшемуся из люка в башне танка солдату.
- Максимум десять минут, - ответил тот и снова скрылся в люке.
Откуда-то со стороны здания послышался топот. Солдаты обернулись – огибая здание Центра, к платформам бежали двадцать человек в бронекостюмах с атомными излучателями наперевес.
- Начинают подтягиваться, - довольно проговорил Крутов. – Кажется, наш план всё же удастся…

Энергетические шары, созданные Фрейнаром, метались по залу со скоростью заряженных частиц в ускорителе. Они кружились над пьедесталом, вокруг которого продолжал, завывая, бешено вращаться смерч. Голос Магнуса теперь был подобен громовым раскатам, сотрясавшим землю своей неописуемой мощью. В помещении было нестерпимо холодно – здесь уже шёл самый настоящий снег! Но он таял, не долетая до пола. Иней на стенах превратился мощную ледяную кору. Но маги упорно продолжали ритуал.
И тут Магнус резко замолчал – заклинание было завершено.
Это произошло так внезапно, что поначалу показалось, будто в зале воцарилась абсолютная тишина. И, всё же, это было не так. Яростный ветер, высвобожденный древней магией, продолжал завывать. Сквозь громкий вой ветра можно было услышать звуки сражения, что проходило уже где-то совсем близко.
Магнус отступил назад.
Маги, стоящие в пентаграмме, протянули вперёд руки, с которых тут же сорвались мощные белые потоки энергии, устремившиеся к центру пентаграммы, туда, где был пьедестал. Энергетические потоки с неимоверным, оглушающим визгом и скрежетом вонзились в смерч…и всё затихло – снег перестал идти, а смерч рассеялся.
Воцарилась оглушительная, абсолютная, напряжённая до предела тишина.
Секунды складывались в минуты и, казалось, что прошла целая вечность, прежде чем слух смог различить тихое потрескивание, которое лишь продолжало усиливаться… И вот по стенам, заточёнными в ледяную броню, стали мелькать змейки электрических разрядов. Все они возникали у пола, и, перекидываясь на стены, быстро перемещались по ним к центру куполообразного потолка над пьедесталом – там рос и ширился шар чистейшей энергии, подобный Солнцу и столь же яркий.
Треск становился всё громче и громче – теперь он стал походить на раскаты грома. Маги продолжали держать руки вытянутыми. С их рук всё ещё срывались слепящие потоки энергии, но теперь они, изгибаясь, устремлялись к шару, росшему под потолком.
Магнус и Аноар наблюдали за происходящим. Наконец, Магнус кивнул – владыка стихий поднял свой посох над головой, а затем с силой ударил его нижним концом об пол – волна радужного света мгновенно озарила комнату, и маги опустили руки, прекращая подпитывать шар. Огромный сгусток энергии начал медленно опускаться на пьедестал, проглатывая его и всё, что было на нём. Десятки мощных молний ударили в потолок, взламывая ледяную корку, которая его покрывала – куски льда падали на пентаграмму и тут же с шипением испарялись. Аноар вновь ударил посохом об пол, и энергетический шар начал буквально проваливаться сам в себя, сжиматься…

Молнии продолжали хлестать землю вокруг Центра исследования энергий. Чёрная туча над зданием яростно клубилась. Подавители на платформах работали вовсю, но это не спасало людей от энергетического оружия ящеров. На площади, под защитой подавителей была тысяча человек, продолжавших вести бой с противником – половина гарнизона, все, кому удалось выжить.
Ящеров было слишком много и с каждой минутой становилось ещё больше. В зловещей полутьме тысячи искрящихся энергетических сгустков неслись в сторону людей, которые продолжали ожесточённо сопротивляться. Ящеры окружили землян. Летающие дроны-убийцы, похожие на медуз, которых ящеры привели с собой, во всю полосовали пространство смертоносными синими лучами, с лёгкостью пронзавшими любой материал. Все танки уже были выведены из строя – их остовы продолжали извергать из себя клубы дыма и языки пламени…
И тут что-то изменилось – молнии, непрестанно полосовавшие воздух вокруг здания Центра вдруг исчезли. Стало необычайно тихо… а в следующую секунду словно произошёл неслышный взрыв, и ударная волна из необычайно ярких и смертельно опасных молний с невероятным треском, грохотом и хищным шипением разошлась от здания Центра, уничтожая всё живое на своём пути…

…Гаргулья хорошо приложил своей рукой-дубиной ещё десяток ящеров, разметав их по залу. Небольшую песчаная буря накрыла другую группу пришельцев. Всюду мелькали искрящиеся сгустки энергии, пробивавшие насквозь колонны, удерживавшие свод города – несколько колонн уже рухнули. Рейтер и Калеб вместе с королевскими солдатами вели рукопашную схватку с ящерами. Но бой был неравный – ящеры были сильнее, ловчее, выше ростом и спокойно могли карабкаться по стенам и потолку.
Стражницы и Галенор осыпали врагов градом энергетических шаров, но это не производило особого впечатления на пришельцев. Элион раз за разом телепортировала в неизвестном направлении целые гуппы пришельцев, но через несколько секунд те перемещались обратно. Десятки ящеров, перемещаясь по стенам и потолку, пытались обойти горстку обороняющихся и вели прицельный огонь из своих странных ружей. Ряды обороняющихся таяли с каждой секундой…
Внезапно яркий розовый свет залил всё вокруг, а по залу разнёсся странный звук, напоминающий звон маленьких колокольчиков…
Все замерли, даже ящеры.
Воцарилась тишина. А затем свет мгновенно втянулся в одну точку. Точку, находившуюся в руке Вилл Вандом, в Сердце Кандрокара, с которым она никогда не расставалась! Сердце сияло, под завязку наполненное энергией!
- У них получилось! – радостно воскликнула Ирма. – У этих старых пер…  волшебников всё получилось, Вилл!
- Да! – в голосе Вилл тоже слышалась радость. – Теперь мы победим! Стражницы, мы едины! – и магический свет вновь осветил зал…

0

12

Глава 11. Маленькие победы

Наконец чудовищный треск и грохот затихли, а пелена ярчайшего света рассеялась. Но глаза ещё ничего не видели – столь ярок был свет, заполнявший всё вокруг мгновение назад, а в ушах стоял нестерпимый гул, и ничего не было слышно. Не отказали лишь обоняние и осязание – повсюду пахло жжёной резиной, раскалённым железом, порохом… и к этому примешивался ещё какой-то странный запах…
Крутов лежал на спине. Это было не очень удобно, так как он лежал на чём-то твёрдом и выпуклом, поэтому он поднялся и сел. Пошарил руками в том месте, где только что была его спина, и обнаружил там камень. Отшвырнул его в сторону и потряс головой – он ничего не видел.
Наконец слух начал восстанавливаться – Крутов стал различать звуки внешнего мира, сначала очень тихие, словно шёпот на грани слышимости, а затем всё более громкие. Стали слышны громкие и не очень голоса людей, крики, отрывистые команды, лязг и скрежет металла, звуки автоматной стрельбы и потрескивание, сопровождавшее всё это.
Но вот стало возвращаться зрение. Сначала можно было различить лишь свет и тьму, затем, с неимоверным трудом – крайне размытые очертания предметов, зданий, машин и людей. И вот, сначала размытые, едва дававшие возможность понять, что вообще происходит вокруг, очертания мира начали приобретать былую чёткость. Сергей Иванович огляделся – позади него метрах в ста возвышался купол Центра исследования Энергий, там же маячили и две грузовые платформы с всё ещё включёнными подавителями – металлические штыри конусовидных аппаратов продолжали обмениваться змейками электрических разрядов – именно они и порождали то тихое потрескивание, которое услышал Крутов. Он посмотрел в сторону города – здания, окружавшие площадь, были полностью разрушены. Сама площадь была покрыта мелкой серой пылью – той самой, облака которой накрывали небольшой город каждый раз, когда рушилось здание. Крутов машинально оглядел себя и стряхнул пыль с себя. Получилось не очень удачно – вокруг него образовалось небольшое облако пыли, и глава ФСБ тотчас закашлялся… Но не пыль и разрушения в конечном итоге привлекло внимание Сергея Ивановича – в этой пыли, словно в вулканическом пепле, усеивая площадь, лежали обугленные трупы ящеров - они всё ещё дымились, испуская нестерпимое зловоние. Среди тел своих погибших хозяев валялись то там то здесь обломками летающих «медуз» и прочей техники пришельцев, а над всем этим величественно возвышались остовы нескольких сгоревших танков…
Между тем, солдаты гарнизона, уцелевшие только благодаря действию подавителей, разбившись на небольшие группы, уже деловито сновали по площади, выискивая выживших ящеров. Каждый раз, когда они находили такого «счастливчика», раздавалась автоматная очередь. Другие группы солдат направлялись в город.
Крутов посмотрел на небо – чёрной клубящейся тучи, что недавно висела над Центром исследования и извергала из себя десятки мощнейших молний, уже не было и солнце приятно светило сквозь защитный энергетический купол, всё ещё отделявший город от внешнего мира.
Сергей Иванович поднялся на ноги. К нему тут же подошёл один из находившихся поблизости солдат:
- Сергей Иванович? Как вы? – спросил он.
- Бывало и хуже, - ответил Крутов. – Какова обстановка?
- Основные силы противника уничтожены, - радостно ответил парень. – Некоторым ящерам всё же удалось спастись – их сейчас преследуют несколько отрядов. Буквально минут пять назад нам удалось связаться с Николаем Владимировичем – он посылает в город всех имеющихся военных роботов.
- А как насчёт энергоснабжения?
- Подача энергии к подавителям и генератору щита полностью восстановлена.
- Маги уже давали о себе знать? – спросил Крутов, кивнув на купол центра исследований позади.
- Нет, - пожал плечами солдат.
- Хм… Ну что ж… Вы свободны, боец, - сказал Крутов и направился к стоявшим у здания грузовым платформам. Только он поравнялся с машинами, как двери Центра открылись, и из здания вышли маги. Некоторые из них поддерживали друг друга, помогая идти – ритуал отнял у них слишком много сил.
- Судя по тому, что я успел увидеть здесь, ритуал прошёл успешно, - констатировал Крутов, подходя к магам и обводя их взглядом.
- Да, - кивнул Магнус. – Но, как я вижу, ваши подавители не справились, - он указал на разрушенные здания вокруг площади.
- Они сделали даже больше, чем следовало. Пожалуй, только благодаря вам мы смогли одолеть ящеров, - Сергей Иванович кивнул на усеянную трупами пришельцев площадь.
- Вы смогли использовать разрушительную энергию ритуала во благо, - кивнул Аноар.
– Да, но, к несчастью, это лишь малая победа в одном из сражений большой войны. Да и победой это можно назвать с большой натяжкой – погибли более полутора тысяч человек, а ведь ящеров было от силы девять сотен.
- Если бы мы могли чем-то помочь, - с грустью в голосе сказала Элеонора.
- Сейчас это уже не важно, - посмотрел на неё Крутов – волшебницу поддерживал Доран, который и сам выглядел не лучшим образом.
- Мы благодарны вам за помощь, - сказала Оракул. – Но теперь нам пора.
- И куда вы собираетесь в таком состоянии? – удивился Крутов. – Похоже, ритуал отнял у вас всех слишком много сил. Вам следует хотя бы немного отдохнуть.
- Нет времени, - качнул головой Аноар. – Нам ещё предстоит многое сделать.
- Ну что ж, настаивать я не буду. Один вопрос – что с восстановленными орамерами? – поинтересовался Сергей Иванович.
- Мы оставим их здесь, - ответил Морион. – Пожалуй, в вашем городе они будут в гораздо большей безопасности, чем где-либо в Меридиане…

Люди продолжали оборону мавзолея – пришельцы, как и предполагал Васильев, воспользовались сетью подземных туннелей, чтобы проникнуть внутрь «мавзолея» и уже захватили два этажа, вынуждая солдат пониматься на верхние ярусы здания. Система защиты «мавзолея» всё ещё никак себя не проявляла…
…По коридору вновь прокатился грохот взрыва, и свет в нём на мгновение померк. А в следующую секунду десятки смертоносных снопов белых искр неслись в сторону горстки обороняющихся землян – солдаты моментально укрылись за выступами стен и в комнатах, двери в которые располагались вдоль всего коридора. Снопы искр неслись мимо, врезались в стены и закрытые двери, с шипением впитываясь в них, не принося зданию никакого вреда. А затем солдаты ответили ураганным автоматным огнём, и теперь уже ящерам приходилось укрываться от обстрела – пули высекали искры из стен, с визгом рикошетировали, и спастись от них было нелегко. В следующий миг ящеров, укрывшихся за выступами стен, накрыло мощными взрывами – люди пустили в ход гранатомёты – троих ящеров, несмотря на прочность их скафандров, буквально разорвало в клочья, ещё пятеро были отброшены к противоположному концу коридора и, ударившись о стены, повалились на пол.
Но тут что-то произошло – люди замерли, почувствовав, что не в силах пошевелиться. Дверь в противоположном конце коридора распахнулась – в проёме стоял высокий ящер, облачённый в белую мантию. Он двинулся навстречу землянам, не обращая внимания, на лежавших на полу ящеров-воинов. Остальные пришельцы вышли из своих укрытий и склонились в почтительном приветствии перед Ревнителем Веры…

Румянцев с ожесточением барабанил по клавиатуре ноутбука, а Васильев время от времени посматривал на монитор и довольно хмыкал. Программа контакта уже была почти готова. Наконец Румянцев прекратил терзать ноутбук и сказал:
- Всё, можем начинать.
- Отлично, - оживился Васильев. Ожидание неминуемого приближения противника и ответственность за жизни всех участников экспедиции давили на него очень сильно. Но сейчас у него появился шанс всё изменить. Вот только в лучшую ли сторону? Но ждать дальше точно было нельзя – солдаты, защищающие нижние уровни здания долго протеев ящеров не смогут продержаться. – Приступаем, - коротко скомандовал Васильев, в душе молясь о том, чтобы всё прошло удачно. Румянцев кивнул и вновь забарабанил по клавишам. Тотчас свет в коридоре померк. Учёные, каждый из которых занимался каким-то делом, вновь стали подходить к массивной двери в конце коридора, возле которой и расположились Васильев с Румянцевым. Наконец, освещение в коридоре вновь вернулось в норму.
Васильев удовлетворённо кивнул и посмотрел на Румянцева – тот удивлённо смотрел на монитор ноутбука, затем перевёл взгляд на Петра Андреевича:
- У нас получилось! Он нам отвечает! – в голосе его слышалась радость…

Ревнитель пристально посмотрел на землян, которые, руководимые его мысленными приказами, вышли из укрытий. Воля людей была подавлена. Однако некоторые земляне продолжали сопротивляться метнальному натиску Ревнителя, что немало его удивило. Впрочем, он решил разобраться в этом позже. Ящеры-солдаты окружили землян, держа наготове свои странные ружья. Хо’раас подошёл к одному из замерших на месте людей и пристально посмотрел тому в глаза сверху вниз – рост ящеров превышал два метра - затем повернулся к Лидеру воинов и сказал:
- Доставьте их на мой шаттл. Они могут располагать ценной информацией.
- Вы собираетесь их допросить? – уточнил ящер в скафандре с позолоченными броневыми пластинами на груди.
- Да, - сухо ответил Ревнитель… и тут ситуация вновь изменилась – коридор мгновенно заполнился какой-то прозрачной жидкостью почти на половину, которая моментально затвердела. Ящеры и люди оказались намертво вмурованы в эту странную массу, подобно насекомым, которые стали узниками янтаря! Всё произошло настолько быстро, что никто не сориентировался поначалу, а теперь ящеры пытались вырваться или стрелять из своих ружей, но все их попытки были тщетны. Люди же пришли в себя – Ревнитель отвлёкся, и утратил контроль над действиями землян.
Внезапно вокруг группы землян твёрдая масса вновь стала жидкой, а после и вовсе исчезла, впитавшись в пол и освобождая людей. Затем в затвердевшем веществе аналогичным образом протаял ход, миновавший ящеров и ведущий к двери в конце коридора. Солдаты недоумённо переглядывались. А затем, буквально из стен самого коридора раздался громогласный голос Васильева:
- Ситуация под контролем, парни. Держите ящеров на мушке – я сейчас спущусь к вам…

Взрывы сотрясали основание Заветного города. Своды и коридоры этого тайного убежища безпрестанно озарялись вспышками, огненными сполохами и холодным светом мощных электрических разрядов. В коридорах бушевали ураганы, огненные смерчи, цунами и прочие стихийные бедствия. То и дело из пола и стен вырастали прочные извивающиеся стебли, обвивавшие ящеров и вынуждающие их телепортироваться – стражницы и Элион гнали врагов прочь из города – у пришельцев не было защиты от стихийной магии!
Но ящеры не намеревались так просто сдаваться – десятки и сотни искрящихся энергетических сгустков непрерывно неслись в сторону стражниц, с шипением расчерчивая пространство, проделывая огромные дыры в стенах и потолке Заветного города, обрушивая колонны, которые с неописуемым грохотом рассыпались на большие камни и превращая в завалы целые секции коридоров.
Гаргулья и Песочник продолжали уничтожать пришельцев, хотя им сильно досталось – Гаргулья был ранен – в правом его плече зияла дыра, а рука-дубина была срезана по локоть. Но, невзирая на адскую боль, Гаргулья продолжал крушить пришельцев впечатывая их мощными ударами в стены, давя ногами или разрывая в клочья. Песочник же сильно уменьшился в размерах, лишившись существенной части песка, из которого состоял – кристаллизовавшиеся части его тела валялись на полу в коридоре, по которому стражницы гнали ящеров прочь из города. Элион помогала двоим гигантам, продолжая телепортировать пришельцев, заключать ящеров в энергетические сферы или замораживать их и одновременно пытаясь лечить могучих союзников.
Калеб же, Галенор и Рейтер, вместе с оставшимися в живых солдатами королевской армии уже скрылись на нижних уровнях Заветного Города, догоняя беженцев.
…Молния, пущенная Вилл, настигла одного ящера и с огромной силой отбросила его к стене – тот буквально впечатался в неё и сполз на пол. Его бронескафандр дымился, исправно защищая своего обладателя от верной смерти. Двое ящеров, что были неподалёку, ответили огнём из своих ружей, вынуждая Вилл маневрировать, но уже через секунду были смыты мощной волной – Ирма пролетела мимо, подмигнув подруге, а вслед за ней в воздухе пронеслись, ударяясь о стены и потолок пятнадцать пришельцев, подхваченные ураганом, созданным Хай Лин. Корнелия же решила, что растения – это не совсем то, что нужно. Она сконцентрировалась – стены и пол в коридоре покрылись трещинами, а через мгновение из них стали выходить каменные големы двухметрового роста. Они принялись в рукопашную сражаться с теми пришельцами, что пытались зайти в тыл стражницам, используя для этого другой коридор, и это сразу замедлило продвижение пришельцев – каждый раз, когда уничтожался один голем, его место стараниями Корнелии занимал новый…
Тарани без устали создавала огненные шары, посылая их вдогонку пришельцам.
Несмотря на ожесточённое сопротивление и непрекращающиеся попытки контратак, ящеры отступали.
- Ну что, как вам такое?!? – задорно воскликнула Ирма, когда несколько десятков ящеров смыло вглубь коридора особенно мощной волной. – Наверно уже жалеете, что пришли к нам с войной? – ещё одна мощная волна унесла ящеров и вовсе в невообразимые дали. Но на этот раз они были готовы, и, быстро придя в себя, ответили стражнице одновременным залпом из всех орудий – сгустки энергии с шипением вгрызались в огненную сферу, которую вовремя создала Тарани, защищая подругу.
- А они ещё полны боевого задора, - прокомментировала стражница огня действия ящеров. – Как думаешь, Ирма, когда они поймут, что проиграли этот бой?
- Я думаю – сейчас, - ответила за Ирму Вилл. – Квинтэссенция! – Сердце Кандрокара, которое Вилл всё время держала в руке, вспыхнуло, а в следующее мгновение оружие ящеров начало оживать и вести совершенно самостоятельный образ жизни – странные полуорганические ружья пришельцев вырывались из рук своих хозяев и обрушивали на них всю свою разрушительную мощь. Некоторые ящеры тут же телепортировались, некоторые так и оставались лежать на полу раненные или убитые. Шипение энергетических сгустков и вой ящеров разнеслись по коридорам Заветного города, извещая о том, что атака пришельцев провалилась…

…Гаргулья размазал по стенке ещё двоих пришельцев… и замер, видя, как тела ящеров начинают зыбиться, искажаться, таять. Миг – и ящеры вообще исчезли! Элион и Песочник оглядывались по сторонам – небольшой отряд пришельцев, с которыми они сражались буквально секунду назад, растаял в воздухе!
- Что происходит? – удивилась Элион, вопросительно глядя на Песочника – тот лишь пожал плечами. Теперь дыры в потолке, полу и стенах, проделанные энергетическим оружием ящеров начали зарастать, колонны стали восстанавливаться, время от времени по всему помещению, по всем поверхностям проходила какая-то странная рябь, похожая на помехи видеоизображения, отчего складывалось впечатление, будто всё, чего касался взгляд, не настоящее, а спроецированная голограмма. И вот зал принял свои прежние очертания, словно в нём никогда и не было никакой битвы. Элион, не веря своим глазам, подлетела к одной из восстановившихся колонн, и дотронулась до неё – колонна была реальна – девушка ощутила своей ладонью холод отполированного камня.
- Этого не может быть! – всё ещё не веря, сказала Элион. Но в голосе её не было уверенности. – Песочник, найди стражниц. Мы должны во всём разобраться! – песчаный демон кивнул, и тучей песка вылетел из зала…

Дула автоматов красноречиво вглядывались в лица ящеров, вмурованных в кубы застывшей стекловидной массы почти по грудь – земляне держали пришельцев под прицелом, дожидаясь, когда придёт Васильев. И он не заставил себя ждать – безшумно отворилась дверь, и в коридор вошёл начальник экспедиции в сопровождении Румянцева. Поравнялись с солдатами и ящерами.
- Румянцев, воспользуйтесь услугами нашего нового союзника, чтобы преодолеть языковой барьер, - кивнул Васильев в сторону ящеров.
- Сейчас, - Румянцев сел на корточки, разложил свой ноутбук и забарабанил по клавиатуре. Через несколько мгновений в коридоре раздался басовитый голос, произнесший череду шипяще-щёлкающих звуков. Пришелец в белой мантии огляделся по сторонам, а затем удивлённо посмотрел на Румянцева и Васильева. Ящеры-воины напряжённо вслушивались эти звуки – было видно, что они понимают их. Голос закончил свою «речь». Ящеры молчали.
- Хм…, - Васильев взялся за подбородок. – Может, стоит повторить? – и посмотрел в глаза ящеру, облачённому в мантию… и тут же услышал в своей голове странный скрежещущий голос:
«Нам не о чем с вами разговаривать. Мы никогда не предадим нашу Веру и Империю!»
- Телепатия? – изогнул бровь Васильев. – Очень интересно, - и снова посмотрел в глаза Ревнителю.
«Вы не представляете, с кем столкнулись. Я – лишь Ревнитель Веры, но нас – легионы!» - Ревнитель обвёл взглядом всех ящеров, вмурованных в кубы стекловидной массы. – «Вы лишь оттягиваете неизбежное. Мы добьемся своей цели»
- И какова же ваша цель? – спросил Васильев, продолжая смотреть в глаза Ревнителю – Румянцев вновь начал печатать, а через мгновение тот же басовитый голос, шедший, казалось, из стен коридора, произнёс ещё одну фразу на неизвестном языке.
«Наша цель не касается вас, люди, ибо вы, как и мы, здесь лишь пришельцы», - ответил Ревнитель. – «Какое вам дело до этого мира?»
- А вам? – спросил Васильев – Румянцев вновь что-то напечатал, и голос вновь что-то произнёс, обращаясь к Ревнителю.
«Как я сказал - вас это не касается… А теперь мы уйдём, ибо я уже сказал и узнал всё, что мне было нужно», - тут же ярчайшая вспышка зелёного света озарила коридор, а когда люди вновь смогли видеть, то обнаружили, что все ящеры исчезли, оставив после себя лишь кубы стекловидной массы с отчётливо видневшимися в них полостями, в точности повторявшими тела пришельцев…

Песочника не было более получаса – Элион уже начала волноваться, и чтобы как-то отвлечь себя, и, сознавая свой долг, полностью залечила раны Гаргульи и даже восстановила его руку. Наконец песчаный демон впорхнул в зал и остановился перед королевой:
- А где же девочки? – туманное предчувствие зародилось в глубине её души. – Ты нашёл их? – в ответ Песочник лишь пожал плечами и покачал головой, давая понять, что он не смог отыскать стражниц…

Небо было чистым, без единого облачка, что позволяло часами смотреть на звёзды, причудливо переливающиеся и мигающие. Но само здесь небо было холодным, чужим, отталкивающим. От него веяло неизбежностью и безразличием, а пронизывающий холодный ветер, снег, им подгоняемый и  покрывавший всё вокруг, лишь дополняли это ощущение чужеродности и... враждебности.
Нерисса стояла у входа в пещеру и смотрела на небо – за долгие годы, проведённые ею здесь, в заточении на горе Танос, она ни разу не видела неба. А вот сейчас, не известно почему, ей вдруг захотелось посмотреть, как выглядит небо над её бывшей тюрьмой.
Из пещеры донеслось раскатистое металлическое эхо шагов – человек в бронированном скафандре шёл навстречу бывшей стражнице.
- Было не легко, но ваш план удался, - произнёс человек, открывая шлем скафандра. Это был китаец Вонг.
- Мы можем приступать ко второй части, - кивнула колдунья и вместе с китайцем скрылась в пещере…

0

13

Глава 12. Воля и разум

Ящеры один за другим исчезали в слепящих зелёных вспышках – они покидали поле боя. Бежали. Но стражницы продолжали преследовать их в катакомбах Заветного города – они хотели убедиться, что все до единого пришельцы покинули город, и беженцам ничего не угрожает. Наконец, последний ящер телепортировался:
- Ха! Сбежали, поджав хвосты! Хотя что это я? Мы ведь им эти хвосты так надрали, что они ещё не скоро отрастут! – полная боевого задора, произнесла Ирма, намекая на всем известную особенность ящериц.
- Подожди радоваться, - остудила пыл подруги Корнелия. – Нам бы теперь назад вернуться. Кто-нибудь запомнил дорогу? – она посмотрела на Тарани и Хай Лин, но те лишь синхронно пожали плечами, демонстрируя крайне низкий уровень своей осведомлённости в данном вопросе.
- Дорога не нужна, - произнесла Вилл, подлетая к подругам. – Теперь, когда Сердце Кандрокара снова в силе, я могу телепортировать нас.
- Точно! – закивала Хай Лин. – Здорово снова иметь силу.
- Ого?!? Что я слышу – кое-кто тосковал по халявному волшебству, не отнимающему жизненную силу…, - Тарани лукаво подмигнула китаянке. – Добро пожаловать на тёмную сторону и всё такое…
- Ладно, девочки, не ссорьтесь, - шутливо произнесла Вилл, доставая волшебное сердце – мощная световая вспышка озарила тёмный коридор, и в следующее мгновение стражницы появились в том самом зале, где и начался бой с ящерами. Сводчатый потолок зала был испещрён трещинами и воронками – с него время от времени сыпались пыль и каменное крошево. Пять из десяти несущих колон были разрушены – их обломки валялись на полу. Остальные колоны едва стояли. Они были покрыты трещинами, расходящимися от сквозных дыр, проделанных энерговыстрелами. Пол теперь больше походил на танкодром, усеянный воронками, рытвинами, рваными бороздами и огромными камнями…
В дальнем конце зала молчаливой громадой возвышался Гаргулья. Заметив стражниц, он издал приветственный рёв, и поднял в соответствующем жесте свою здоровую руку.
- И тебе привет, здоровяк! – крикнула ему Ирма. – А где Элион? – каменный исполину указал на лестницу, ведущую на нижние уровни города. – Понятно, - кивнула Ирма.
- Надо сказать ей, что ящеры покинули город, - произнесла Корнелия.
- Слава Богу, с вами всё в порядке! – внезапно раздался дрожащий голос Элион – подруги обернулись – по лестнице, на которую указал Гаргулья, поднималась королева.
- А что с нами могло случиться? - простодушно поинтересовалась Ирма.
- Вас не было больше часа, - удивлённо ответила Элион. – Я беспокоилась, - даже во тьме Заветного Города было видно, что королева недавно плакала. Было ли это вызвано её опасениями за жизни подруг или оттого, что сегодня на её глазах погибли многие люди, а она не смогла их спасти, подруги не знали. Но вполне могло быть и так, что оба предположения верны. Как бы то ни было, но сейчас Элион приходилось переживать самый тёмный период в своей жизни…
- Часа? – переспросила Хай Лин.
- Может у тебя что-то с часами? – кивнула Ирма. – Минут десять максимум.
- В бою время летит быстрее, - пожала плечами Тарани. Впрочем, тон, которым она произнесла это, говорил о том, что девушка не очень уверена в своих выводах.
- Как бы там ни было, я рада, что с вами всё в порядке, - улыбнулась Элион.
- А как устроились беженцы? – спросила Вилл.
- Мы спустились на два уровня ниже – ящерам долго придётся искать лагерь, если они снова вздумают пойти в город, - ответила королева. – Калеб, Рейтер, Бланк и Песочник вместе с солдатами сейчас перекрывают все ближайшие проходы на нижние уровни города.
- Похоже, ты намерена вести длительную оборону, - констатировала Ирма.
- А что нам остаётся? – оглянулась на неё Элион. – Моя магия на ящеров почти не действует.
- Зато у нас теперь снова есть сила, - попыталась приободрить её Корнлеия. – Мы поможем.
- Как ты это себе представляешь? – скептически осведомилась Тарани.
- Ну…э-э-э… Всё равно надо что-то делать, - стушевалась стражница земли.- Нельзя позволять пришельцам разрушать города, убивать мирных жителей и свободно разгуливать по Меридиану!
- Я согласна, - кивнула Вилл. – Но для этого надо уничтожить их корабль, а тут наших сил не хватит.
- Можно привлечь регентов, Гильдию… Крутова, в конце-концов, - не утихала Корнелия.
- Эй, остынь… Иначе я тебя остужу, - вклинилась в разговор Ирма. – Никто не собирается сидеть сложа руки… Но нам нужен план.
- Я знаю, - поникла Корнелия. – Но не могу спокойно смотреть, как захватчики творят бесчинства, а им никто не может оказать сопротивления.
- Ну насчёт сопротивления я бы с тобой поспорила, - включилась в разговор Хай Лин. – И я согласна – нам нужно предпринять что-нибудь решительное. Вилл, а ты как думаешь?
- Думаю, что теперь мы действительно кое-что можем, - согласилась хранительница Сердца. – Для начала я поговорю с Мэттом – помощь регентов действительно будет весьма кстати.
- Отлично. Я пойду с тобой, - кивнула Хай Лин. – Заскочу в госпиталь, узнаю как там Джулиан.
- Но если ящеры вернуться, я не смогу их остановить, - тревожно произнесла Элион.
- Мы втроём останемся здесь, - Тарани посмотрела на Ирму и Корнелию – те кивнули.
- Мы быстро, - сказала Вилл, и они с Хай Лин скрылись в портале.
- Ну вот, - уныло произнесла Ирма. – Ни плана, ни активных действий. Что прикажешь, королева? – она посмотрела на Элион.
- Надо помочь Калебу перекрыть проходы к лагерю беженцев на нижних уровнях города, - ответила Элион, смутившись.
- Издеваешься? Город охватывает всю планету! – воскликнула Ирма.
- Ну, тебе же, вроде бы, было скучно, - съязвила Корнелия.
- Так-так. Тогда ты будешь закупоривать ходы в северном полушарии, а я – в южном, - тем же тоном, словно передразнивая подругу, парировала Ирма.
- Успокойтесь, ходов на нижние уровне всего пятнадцать, и шесть из них уже завалены. Остальные находятся в радиусе десяти километров отсюда, - объяснила Элион. – по крайней мере, это те, о которых нам известно…
- Спасибо, мне сразу стало легче, - полушутливо произнесла Ирма – похоже, она специально затеяла пикировку с Корнелией. Просто от делать нечего. А может ещё и для того, чтобы хоть как-то поднять настроение Элион этой шуточной перепалкой.
- Но мы не знаем города,  - вмешалась Тарани. – Как мы найдём нужные ходы?
- У Калеба есть карта – он нарисовал её, ещё во времена правления Фобоса, - ответила Элион.
- Чтобы быстро разобраться с этим делом, нам нужно будет разделиться, и одной карты в этом случае недостаточно, - рассудила Тарани.
- Бланк тоже хорошо знает эту часть города, как и Рейтер, - пожала плечами Элион.
- Я помогу Калебу, - тотчас сказала Корнелия.
- Уж кто бы сомневался, - иронично произнесла Ирма. – Осталось только решить, кого из нас будет сопровождать жабёныш…

Солнечный свет заливал улицы Хитерфилда тугим непрерывным потоком. Он был настолько плотным, то, казалось, город завяз в нём подобно доисторическому насекомому в куске янтаря. Стояла невыносимая жара – даже асфальт начинал плавиться. На улицах было нестерпимо душно. Из-за жары автомобильное движение в городе практически замерло… Но, несмотря на все неудобства, связанные с неадекватными погодными условиями, людей на улицах города было много. Слишком много. Город «кипел», взбудораженный сенсационным заявлением президента Российской Федерации, и никакая жар не была препятствием для многочисленных демонстраций, устроенных перед городской мерией. Да что там город! На всей планете, пожалуй, не оставалось  сейчас места, куда бы не дошла весть о том, что отныне мы не одиноки во вселенной… Не все готовы были это принять.
К счастью, Вилл и Хай Лин не видели того столпотворения, которое происходило на улицах города – они только что вышли из портала в подвале ресторана «Серебряный дракон». И здесь, в отличие от улицы, было довольно прохладно. Впрочем, на то он и подвал…
- Ну что, Вилл, ты сейчас куда? – спросила Хай Лин, с разбегу плюхнувшись на диван, стоявший у стены – он недовольно заскрипел пружинами, а юная китаянка лишь хихикнула.
- Пойду поговорю с Мэттом. Надеюсь, он дома, а то мне что-то не хочется долго расхаживать по жаре, - ответила Вилл, усаживаясь в кресло.
- Так позвони ему, и узнаешь, - посоветовала Хай Лин.
- У меня мобильник разрядился…, - чуть ли не простонала чародейка, только от одной мысли о том, что ей всё-таки неизбежно придется выйти на улицу в сорокаградусную жару, о которой ещё утром она слышала в прогнозе погода.
- Возьми мой, - предложила китаянка, и стала, всё ещё лёжа на диване, рыться в карманах своей сумки, брошенной на этот же диван несколько часов назад – ещё до похода в Меридиан. – Ага! Вот он! – ликующе произнесла Хай Лин, наконец найдя свой мобильный телефон. – Держи! – она кинула его Вилл. Та поймала аппарат, а через минуту швырнула его обратно. – Безполезно – у тебя баланс в минусе… Интересно, что или кто тому виной? – Вилл лукаво подмигнула подруге.
- Ну ладно, ладно, признаю – я часто общаюсь с Эриком по телефону, - Хай Лин села, и пожала плечами. – Ну и что?
- Да нет, я так, просто…, - Вилл картинно «расплылась» в кресле, как бы демонстрируя подруге, на что та обрекла её своими долгими телефонными разговорами. - Ну, я пойду. Как только поговорю с Мэттом, вернусь сюда, - Вилл поднялась. – Если конечно дойду… Везёт тебе – ты хоть ветерок сможешь вызвать, - проговорила девушка с нотками шутливой зависти.
- Вилл, терпи. Ты ведь у нас главная, и должна подавать нам пример как быть сильной, - задорно отозвалась Хай Лин. - Ладно. Я схожу в госпиталь, навещу Джулиана, а заодно и бабулю проведаю – она наверняка там, так как обещала Калебу присмотреть за отцом.
- Ну, тогда пока, - и Вилл скрылась за дверью, бормоча что-то о жаре и тех, кто её придумал…

- Блеск! И почему всегда именно мне ТАК везёт? – недовольное ворчание Ирмы эхом носилось по коридорам Заветного Города. Город был глух и нем к её мольбам и возмущениям. – Ты бы хоть раз в год ванну принимал.
- Ирма недовольна. Можно подумать, Бланк доволен, - в ответ ворчал проводник. – Плохой ящеры – большой убытки для Бланк.
- Вечно ты сводишь всё к прибыли, - укоризненно произнесла стражница. Уже более спокойным голосом.
- Бланк – бизнесмен, - гордо ответил проводник, заложив руку за манжету своей потрёпанной жилетки характерным наполеоновским жестом. И замолчал, не считая нужным далее развивать эту тему.
- Слушай, ты говорил, что хорошо знаешь эти катакомбы, так? – спросила Ирма, желая сменить тему.
- Так, - констатировал проводник, шествуя с гордо поднятой головой и заложенной за манжету рукой.
- Нам ещё долго идти?
- Нет – быть близко. Полчаса, - невозмутимо ответил Бланк, продолжая идти вперёд в прежнем наполеоновском виде. Ирма шла рядом с проводником и держала жутко чадящий факел, огонь которого освещал им путь – в эту часть Заветного Города никто никогда не заходил, кроме Бланка и стражница, хоть ей и не очень это нравилось, была вынуждена положиться на зелёного проводника. Впрочем, сейчас Ирма прекрасно понимала, что Бланк шутит, желая отметить свою значимость. А поскольку он шутил подобным образом почти всю дорог, то терпение девушки медленно но верно истощалось.
- А если серьёзно? – Ирма вложила в эту фразу всю суровость, на которую была способна.
- Э, успокойся. Мы почти прийти, - отмахнулся Бланк, переставая изображать карликового Наполеона. – Два поворота и на месте.
- Хочется надеяться, - уныло произнесла Ирма.
Но Бланк оказался прав – миновав два поворота, они вышли в просторный куполообразный зал, освещённый холодным сиянием кристаллов, искусно вделанных в стены. Свет кристаллов не давал теней, и Ирма невольно поёжилась, вспоминая о вампирах, которые тоже не отбрасывают тени. В стене зала, напротив входа в коридор, из которого только что вышли Ирма и Бланк, был проход, едва освещённый синим светом. В глубине коридора с трудом просматривалась широкая лестница, ведущая наверх.
- Вот, - Бланк гордо указал на лестницу. – Бланк говорить, что скоро, - и деловито зашагал к лестнице.
- Да уж, пожалуй, ты был прав, - согласилась Ирма, и последовала за шустрым проводником. Пройдя в коридор с лестницей, она в задумчивости остановилась:
- И как мне её разрушить? – вопрос был скорее риторическим, но Бланк принял его на свой счёт:
- Бланк считай – затопить.
- Ага, конечно, - скептически усмехнулась Ирма. – Хотя твоя идея не лишена смысла… Ну-ка отойди, если не хочешь искупаться, - Ирма села на корточки и дотронулась руками до первой ступени лестницы. Бланк тем временем уже ретировался в зал – его извечная неприязнь к водным процедурам сделала своё дело. – Ну что, посмотрим, как строили древние, - произнесла стражница, и в следующее мгновение ступени лестницы стали покрываться трещинами. Трещины разрастались, распространяясь по лестнице всё выше и выше. Через секунду из трещин начали сочиться ручейки воды, быстро превращающиеся в настоящие потоки, вспарывавшие каменную кладку изнутри, разрывавшие лестницу в клочья. Шум падающей воды заполнил коридор…
Наконец, лестница натужно затрещала, и начала с грохотом обрушиваться – Ирма тут же побежала в зал, где её ждал Бланк.
- Бланк видеть – у тебя получаться, - констатировал проводник, опасливо пятясь в коридор, из которого они недавно прибыли – вода стремительно разливалась по полу зала.
- Да уж, та ещё работёнка, - отмахнулась Ирма. – Пойдём, поможем остальным?
- Да, - закивал Бланк. – Бланк помочь, - и побежал… но на полном ходу налетел на Элион, которая как раз выходила в зал из тёмного коридора.
- Ау! - бланк потёр ушибленное место – после столкновения он не удержался на ногах. – Королева быть здесь?
- Извини, Бланк, - Элион помогла проводнику подняться.
- Да ничего…, - Бланк, продолжая тереть ушибленное место, скрылся в коридоре, сопроводив свой отступление громким: «Бланк не люби воду!»
- Элион? – Ирма подошла к подруге. – Что ты здесь делаешь?
- Решила помочь вам, - ответила она, заглядывая за спину подруги.
- Спасибо, но ты немного опоздала, - иронично произнесла Ирма.
- Да я и сама вижу, - улыбнулась Элион, указывая на большую лужу в противоположном конце зала, постепенно становившуюся небольшим озером.
- А остальные ещё не вернулись? – спросила стражница.
- Нет… Ирма, как ты думаешь, мы сможем победить? – неожиданно спросила Элион. Спросила очень серьёзно и с какой-то затаённой грустью.
- Конечно, - не задумываясь, ответила стражница. – По-моему иначе и быть не может. И не в таких переделках мы бывали.
- Но ведь противник так силён… А я бессильна и не могу защитить свой народ, - в голосе королевы слышались тоска и отчаяние. – Не очень-то я хорошая королева…, - Элион сделала попытку улыбнуться, но у неё ничего не получилось.
- О чём ты говоришь, Элион? Ты отличная королева. И я даю тебе честное слово – мы справимся с этим. Ты ведь не одна – мы вместе с тобой, - Ирма взяла Элион за руку, пытаясь её утешить. – Я знаю, тебе сейчас трудно, но это пройдёт. Обязательно.
- Я надеюсь, - ответила Элион. Тон её голоса предательски говорил об обратном. – Но надежда тает с каждым днём…
- Не унывай, - бодро произнесла Ирма. – Мы ведь теперь снова в деле, и надерём хвосты этим ящерам. А если хвосты у них отрастут снова – мы снова их надерём…
- Знаешь, я хочу попросить тебя кое о чём, - Элион отошла от стражницы. – Незадолго до гибели Оракул подарил мне одну вещь… он сказал, что эта вещь поможет мне защитить Меридиан, когда придёт время…
- Так почему же ты её не использовала? – удивилась Ирма.
- В том всё и дело – я её использовала. Ещё тогда, в первый день вторжения…, - Элион обернулась – в руках она держала фиолетовый кристалл, вокруг которого клубился сизый туман. – Он не помог. Не помог, потому, что увеличивает силу своего хранителя, а моя сила изначально не имела влияния на пришельцев…
- И что ты хочешь, чтобы я сделала? – поинтересовалась Ирма, с интересом разглядывая камень в руках Элион. Что-то в этом камне ей казалось неправильным, но что именно, Ирма сказать не могла.
- Будь любезна, прими его в качестве дара. Этот кристалл поможет тебе и остальным стражницам одолеть ящеров.
- Ну, я прямо даже не знаю, - Ирма недоумённо переводила взгляд с кристалла на Элион и обратно. Несколько раз подряд. И с каждым разом недоумевала всё больше. – Не думаю, что это было бы правильно… Мне кажется, раз Оракул отдал артефакт тебе, значит, у него были на то какие-то причины…
- Ладно, раз ты так считаешь, - Элион пристально посмотрела на кристалл, и он исчез.
- Не волнуйся, мы одолеем пришельцев и без кристалла, - кивнула Ирма – ей по5казалось, что с исчезновением странного камня дышать стало как-то легче. – Вот вернётся Вилл…
- Спасибо, - Элион едва заметно улыбнулась. – За то, что выслушала. Мне сейчас очень трудно.
- О чём речь? Всегда готова надеть жилетку, - Ирма подмигнула подруге.
- Нам пора возвращаться, - Элион посмотрела в коридор, из которого пришла.
- Пора, значит, пошли, - и стражница первой двинулась к выходу… но внезапно обернулась и прислушалась:
- Элион, ты ничего не слышала?
- Н-нет… а что я, по-твоему, должна была услышать? – удивилась королева.
- Не знаю… мне показалось, будто кто-то шёл по воде из коридора с разрушенной лестницей, - нахмурилась Ирма. – Пойдём отсюда быстрее…, - Элион кивнула и пошла быстрее. Ирма задержалась у входа в коридор, подозрительно осматривая зал, но ничего не заметила… и тут из коридора донёсся какой-то странный шум – будто там на мгновение включилась странная энергетическая установка, в следующую секунду коридор озарился синей вспышкой. Ирма ринулась туда, досадуя, что дала Элион уйти вперёд, а через мгновение замерла – в дальнем конце коридора, у поворота, она увидела два силуэта. Первый был виден отчётливо – это была Элион. Второй силуэт был высоким – выше обычного человека и весьма странным – скорее он напоминал прозрачную дымку, призрака, сквозь который просвечивала стена коридора. Его можно было заметить лишь по небольшим искривлениям «картинки» по контурам… В следующую секунду Элион безжизненно повалилась на пол, а силуэт взял её за руку и потащил за поворот.
- Элион!!!!! Не-е-е-е-е-ет!!! – гнев моментально заполнил сердце стражницы, и она полетела вслед за убийцей её подруги, намереваясь уничтожить его…

…Коридор затрясся, стены его покрылись трещинами, которые перекинулись на лестницу – Корнелия разомкнула руки, и лестница начала с грохотом обрушиваться, поднимая клубы пыли.
- Ну, вот и всё, - она демонстративно стряхнула пылинку со своего плеча. – Есть ещё какая-то лестница?
- Нет, - качнул головой Калеб, - это была последняя из тех, что мы должны были разрушить.
- Вот и хорошо, а то мне надоело разгуливать по затхлым подземельям…
- Слушай, - Калеб подошёл к стражнице. – Я давно хотел спросить – ты случайно не знаешь, как там мой отец?
- К сожалению, нет, - ответила Корнелия. – Спросишь об этом Хай Лин – она как раз намеревалась проведать Джулиана…
- Спрошу, - кивнул бывший мятежник. – Даже как-то не вериться, что всё это происходит на самом деле…, - он прислонился к стене.
- Что?
- Вторжение… Я думал, такое невозможно… если и возможно, то только в земных фантастических фильмах… А вот поди ж ты, всё происходит на самом деле…, - Калеб нервно усмехнулся.
- Да, - согласилась Корнелия. – Похоже, мир гораздо сложнее, чем мы его себе представляем… Возможно, если бы Оракул был жив, он бы знал, что нужно делать.
- Наверное, - кивнул юноша. – Меня больше волнует то, что теперь Земля знает о нас…
- А я думаю, что об этом не стоит беспокоиться, - возразила стражница. – Возможно, это наш шанс одолеть ящеров.
- Возможно… а возможно и нет. Кто его знает, что на уме у земных политиков?
- Чего это ты раскис? – Корнелия подошла к Калебу и посмотрела ему в глаза.
- Сам не знаю… мне почему-то вспомнилось время правления Фобоса – мы тогда тоже прятались в Заветном Городе, - пожал тот плечами. – И тогда тоже думали, что хуже быть не может. Тогда мы ошибались, но вот теперь… я даже не знаю, что думать.
- Только не говори мне, что тебя замучила ностальгия, - стражница двинулась вглубь коридора. – Ну, ты идёшь, или собираешься тут стену подпирать? Нам пора возвращаться…
- Иду, - кивнул Калеб и быстро догнал Корнелию. – Постой, - он взял её за руку. – Пойдём, я хочу тебе кое-что показать.
- Что? – заинтересованно спросила девушка.
- Пойдём… Это сюрприз.
- Ну ладно, - Корнелия пожала плечами, и они, дойдя до развилки, свернули направо…

Это был грот. Небольшой, но очень красивый. Пола здесь не было – было лишь подземное озеро. С потолка свисали сталактиты. Они были длинные и тонкие, словно каменные иглы и с них постоянно срывались капельки воды. Капель было много, и, если прислушаться, они, падая в озеро, через которое был перекинут узкий каменный мост, создавали удивительную звуковую симфонию… Из озера, подобно кольям в ловушке, вырастали массивные сталагмиты, в которые словно нарочно были вмурованы сияющие кристаллы – именно они и освещали грот, довершая сюрреалистическую картину. Каменные колья врастали очень близко друг к другу, их здесь было очень много. Корнелия заворожено смотрела на удивительную картину, пока Калеб не дотронулся до её руки:
- Постой, это ещё не самое интересное, - он ступил на мост. – Пошли – осталось немного, - стражница кивнула, и двинулась вслед за юношей, восхищаясь красотой увиденного.
Миновав примерно двести метров по беспрестанно петлявшему мосту, плавно перешедшему в тропинку, они оказались в небольшой комнате - стены её были выполнены из какого-то красного камня, а на одной из них висело зеркало. Но не это привлекло внимание стражницы – прямо посреди комнаты из пола вырастал огромный, сияющий призрачным светом, фиолетовый кристалл. Вокруг него по полу клубился чёрный туман.
- Что это? - замерла Корнелия. При первом же взгляде на кристалл девушка почувствовала, как сердце кольнуло холодом.
- Я не знаю, - полушёпотом ответил Калеб. – Но выглядит очень красиво.
- Возможно… Хотя я бы сказала – жутковато, - девушка начала обходить кристалл, рассматривая его. Корнелию не покидало чувство, что кристалл этот какой-то…неправильный.
- Я нашёл его, когда обследовал эти уровни города, - сказал Калеб, подходя к странному образованию, и вынимая из ножен меч – странный туман расступился.
- Что ты собираешься делать? – спросила Коренлия, остановившись.
- Сейчас…, - Калеб замахнулся, и со всей силы рубанул по кристаллу – меч со звоном отскочил, а от кристалла откололся небольшой – сантиметров десять – осколок. Калеб нагнулся и подобрал его.
- Зачем ты это сделал? – спросила стражница, укоризненно посмотрев на юношу. – Если хотел произвести на меня впечатление, то достаточно было просто показать это место, - она обвела взглядом комнату. – Здесь действительно очень красиво.
- Это подарок для тебя, - Калеб подошёл к девушке и протянул ей кристалл – даже осколок продолжал излучать свет и испускать туман. – Прошу, прими его, будь любезна. Пусть это будет символом нашей любви.
- Калеб, это очень мило, но…, - Корнелия положила свою ладонь на руку юноши, в которой тот держал кристалл. -  Но это лишнее… Нам не нужны какие-то символы. Мне достаточно уже того, что мы любим друг друга, - Корнелия взяла осколок и подошла к большому кристаллу. Она вставила осколок в то место, откуда он откололся – кристалл внезапно усилил свечение, а затем вспыхнул, озаряя всё вокруг мертвенно бледным светом - Корнелия вскрикнула и отдёрнула руку. Обернулась и… она просто не поверила своим глазам – позади неё стоял Калеб и она сама! Её точная копия! И они оба удивлённо смотрели на стражницу.
- Что произошло, Калеб? – спросила Корнелия, но не узнала своего голоса – он принадлежал старухе.
- Это вы должны нам ответить, кто вы такая, и что тут делаете, - строго произнёс Калеб.
- Это же, я, Корнелия, настоящая, - глаза стражницы застилали слёзы – она поняла, что кристалл что-то сделал.
- Это невозможно, - качнула головой другая Корнелия, стоявшая рядом с Калебом. – Посмотрите на себя – вы не можете быть мной.
- Это ты не можешь быть мной! Я настоящая Корнелия! – стражница сорвалась на крик, но тут же закашлялась.
- Но это действительно так, - произнёс Калеб. – Вы не Корнелия.
- Это невозможно, - стражница отвернулась, но в зеркале, висевшем на стене, Корнелия увидела дряхлую старуху. – Не-е-е-е-ет!!!!....

- Ну что ж, Тарани, похоже, мы справились с этим маленьким делом, - подытожила Галенор, когда грохот смолк, а дым начал постепенно рассеиваться.
- Всегда бы всё проходило так гладко, - посетовал Рейтер. – Чёртовы пришельцы прижали нас, но теперь мы готовы отразить атаку!
- Надеюсь, что ты прав, - сказала Галенор.
- Ну что, похоже, теперь нам пора возвращаться, - произнесла Тарани. – Входы мы перекрыли, а больше ничего вроде бы и не требовалось.
- Да, - согласилась Галенор. – Нас ждут в лагере беженцев.
- Тогда пойдёмте – мне ещё надо расставить караулы, - сказал Рейтер, и направился прочь от взорванной лестницы. Тарани собралась последовать за ним, но Галенор окликнула её:
- Постой, Тарани.
- Да, - стражница остановилась, и зависла в воздухе.
- Я хотела поговорить с тобой, - продолжила женщина.
- О чём?
- О том, что происходит… Мы не способны справиться с этим противником, - в голосе Галенор чувствовались нотки отчаяния. Она уже была в таком положении. Дважды – во время нападения Рыцарей гибели на Предвечную цитадель, и когда крепость братства штурмовали Фобос и бойцы «Врат разума». Она была в положении, когда от неё почти ничего не зависело, когда всё, что ей дорого, кто-то пытался уничтожить, а она сама ничего не могла с этим сделать. Но она старалась учиться на своих ошибках – в прошлый раз её отчаянием воспользовалась Нерисса. Теперь она будет сражаться до последнего, даже если и понимает, что это ничего не изменит. – Мне так не хватает Оракула, его мудрости. Он бы знал, что нужно делать.
- Да, - согласилась стражница. – Но теперь мы сами отвечаем за наши судьбы. И только мы можем дать отпор врагу.
- Ты права – не время отчаиваться, - чуть приободрившись, произнесла Галенор. – Знаешь, незадолго до гибели Мудрейший дал мне одну вещь… поразительно, но мне кажется, он предвидел, что должно произойти! Он сказал, что эта вещь поможет в борьбе со злом, - Галенор достала что-то из кармана своей мантии. – Вот, - она протянула руку – в ладони лежал маленький фиолетовый кристалл, испускавший призрачный свет и окутанный облачком чёрного тумана. – Возьми его, Тарани, будь любезна. Это могучий артефакт. Он поможет стражницам одолеть пришельцев.
- Ну, я не знаю, - задумчиво произнесла стражница, опасливо поглядывая на странный камень. Она, конечно, доверяла Галенор, но этот камень, что женщина держала в руке… Он был каким-то странным. – Вы уверены, что это действительно нужно?
- Да, - кивнула Галенор.
- Мне кажется, вы должны были сказать об этом Вилл, - качнула головой стражница. – Давайте подождём, пока она вернётся.
- Пожалуй, ты права, - согласилась Галенор, пряча кристалл обратно в карман. Неприятное чувство, которое вызывал у Тарани кристалл, исчезло.
- А почему вы вспомнили об этом камне только сейчас? – поинтересовалась девушка.
- Раньше мне казалось, что мы справимся сами, - пожала плечами женщина.
- А теперь вы так не думаете?
- Теперь мы должны использовать всё, что есть в нашем распоряжении, чтобы победить, - твёрдо сказала Галенор. – Ладно, нам действительно пора – остальные уже наверно давно вернулись.
- Верно, - кивнула Тарани. – Пойдёмте, - она создала в руке небольшой огненный шар, чтобы освещать путь, и они пошли прочь от разрушенной лестницы.
Шли молча, напряжённо вслушиваясь в тишину, подозрительно глядя в ответвления от туннеля – будто ожидали увидеть там затаившихся пришельцев. Внезапно, пройдя уже половину пути до лагеря, Тарани остановилась, прислушиваясь:
- Что такое? – насторожилась Галенор.
- Не знаю… показалось, - нахмурилась стражница, и двинулась дальше. Только увеличила огненный шар – коридор стал виден дальше. Галенор чуть задержалась, прислушиваясь, а потом стала догонять стражницу.
- Знаешь, я бы, пожалуй, могла перенести на..., - реплика Галенор прервалась на полуслове – Тарани мгновенно обернулась: волшебница, шедшая в метре позади, исчезла!!! И только из-за поворота слышалось тихое шуршание-постукивание. Тарани приготовилась отразить атаку и медленно, освещая себе путь огненным шаром, готовая применить его против врага, начала приближаться к повороту, из-за которого доносился шум. Вот уже показался поворот - стражница прижалась спиной к стене и осторожно начала двигаться к углу. Шум усилился. Осторожно выглянула из-за угла, и буквально лишилась дара речи – весь этот коридор был затянуть паутиной! Неподалёку в этой паутине висел большой кокон, в котором спокойно мог поместиться человек.
Тарани, борясь с отвращением и страхом, вышла из-за угла:
- Галенор? Ты здесь? – полушёпотом спросила она – кокон дёрнулся. – Сейчас я тебя освобожу, - стражница поднесла к кокону огненный шар…и тут сзади, буквально в метре от себя она услышала, как что-то большое опустилось на пол. Тарани резко обернулась – прямо перед ней, покачиваясь на своих мохнатых лапах, стоял огромный – в три человеческих роста – паук…

- Я согласен, Вилл. Ты бы могла и не спрашивать, - ответил Мэтт – они были в зоомагазине дедушки Мэтта.
- Ну, по крайней мере, ты теперь в курсе событий, - улыбнулась стражница.
- Да уж… Не знаю, что лучше – нашествие пришельцев в Меридиане или раскрытие тайны здесь, на Земле, - он явно прослушал выступление Владимира Путина на ассамблее Совета Безопасности ООН. - Что от нас требуется?
- Пока – ничего. У нас ещё нет плана действий, - ответила Вилл, рассматривая какую-то особенно пёстро расцвеченную рыбку в аквариуме. Рыбка сонно передвигалась в воде, ни на кого не обращая внимания.
- Понятно, - Мэтт улыбнулся. – Я соберу регентов, и мы прибудем в «Серебряный дракон».
- Хорошо, - кивнула стражница.
- Вилл…
- Да, - девушка посмотрела в глаза парню.
- Знаешь… у тебя через неделю день рождения… вобщем, я хотел тебе подарить кое-что… сделать сюрприз… Но не могу удержаться, - Мэтт нерешительно глянул на подругу. – Вобщем, вот, - он вынул из кармана своей куртки небольшую шкатулку и протянул её Вилл.
- Что в ней? – машинально спросила девушка. – Ой…, - она смутилась, и открыла шкатулку – там, на обивке из красного бархата, лежал маленький фиолетовый кристалл. Он тускло светился, и вокруг него клубился черный туман.
- Он теперь твой, - сказал Мэтт, заглядывая в шкатулку через плечо Вилл. – Будь любезна, прими его… пусть и не в качестве подарка на день рождения, но всё же…
- Будь любезна? – Вилл обернулась и посмотрела на юношу. – Не похоже, чтобы ты часто использовал эту фразу.
- Да вот как-то пришлось к слову, - пожал плечами Мэтт. Вилл пристально посмотрела на странный камень – казалось, он под завязку набит энергией… и вместе с тем непередаваемо пуст и может поглотить всё и вся, изменить, подчинить себе…
- Знаешь, что-то этот камень у меня вызывает смутные подозрения, - нахмурилась Вилл. – И вообще – где ты его взял?
- В одной антикварной лавке, - ответил Мэтт, по-видимому, не понимая, чем вызваны подозрения Вилл.
- Вот как… А продавец тебе ничего не говорил про этот камень? – снова спросила девушка.
- Н-нет… это был просто красивый кристалл… Не понимаю, из-за чего он вдруг стал таким, - Мэтт почесал затылок.
- Я чувствую, что он опасен, - произнесла Вилл – туманное чувство тревоги начало овладевать её сердцем.
- Раз так, то можно его вернуть, - ответил Мэтт, беря у Вилл шкатулку и закрывая её.
- Возможно, нам стоит показать камень Магнусу, - предположила Вилл. – Он хотя бы то-то посоветует…
- Ладно. Я возьму его с собой, когда мы отправимся на Меридиан, - кивнул Мэтт, вновь открывая шкатулку, и вынимая оттуда кристалл… Внезапно чёрный туман, исходивший от кристалла, начал стремительно распространяться по магазину, стал окутывать Мэтта, а в следующую секунду завертелся вокруг него чёрным ураганом, полностью скрыв юношу.
- Мэтт!!! – Вилл достала Сердце Кандрокара, но луч, пущенный им, не смог разогнать туман. Мгновение спустя облако, поглотившее Мэтта, начало приобретать форму – появились руки, ноги, на спине начали расти чёрные крылья, а лицо… оно было скрыто за золотой маской!
- Мэтт, что произошло? – Вилл подошла к преобразившемуся другу.
- Мэтт? – из-за маски раздался ироничный голос. – Ах, ну да! Как я мог забыть твоего славного Мэтта…
- Ш-шегон? Но это невозможно! – Вилл отошла к стене, готовая в любую секунду использовать магическое сердце.
- А-а-а… помнишь меня. Это радует… Конечно, не так сильно, как вновь видеть тебя в отчаянии. А как иначе – ведь теперь вместо твоего парня снова появился я, - Шегон издал презрительный смешок.
- Освободи его немедленно! – крикнула Вилл.
- Иначе что ты сделаешь? Разозлишься? О-о-о, как я хочу вновь ощутить твою ярость! – голос Шегона был пропитан сарказмом. – Так что ты сделаешь, Вилл?
- Я верну Мэтта! – решительно произнесла девушка, и розовое сияние Сердца Кандрокара осветило зоомагазин…

В госпитале было суетно – врачи спешно ходили по коридору, входили в кабинеты, медбратья то и дело перевозили кого-то на носилках – из-за жары у многих людей случались обмороки, солнечные удары, а у некоторых даже инфаркты.
Хай Лин шла по коридору, то и дело уступая дорогу торопящимся медицинским работникам. Наконец, она нашла нужную дверь – над ней была табличка «Палата № 323». Девушка толкнула дверь, и вошла в помещение - у левой стены небольшой комнаты стояла кровать, на которой лежал Джулиан. Рядом с кроватью стоял небольшой стол с ящиками. Рядом с Джулианом на стуле сидела Ян Лин – они о чём-то беседовали.
- Здрасте, - кивнула Хай Лин отцу Калеба.
- Здравствуй, - тот приветливо улыбнулся, но тут же лицо его исказила гримаса боли – раны только начали заживать.
- Привет, бабуль, - девушка подошла к Ян Лиин, и обняла её. – Ну, как вы тут в целом?
- Нормально, - ответила бабушка. – Этот пройдоха тут хорошо устроился, - пожилая китаянка лукаво посмотрела на Джулиана. – Трёхразовое питание, постельный режим, отдых… в то время как всю работу за него делают другие, - шутливо продолжила старушка.
- Заслуженный отдых, - важно сказал Джулиан.
- Ладно уж, отдыхающий, выздоравливай, - улыбнулась Ян Лин. – Рассказывай, внученька, что там на Меридиане.
- Пришельцы атакуют по всем фронтам, - ответила девушка. – Но мы теперь снова можем использовать силу стражниц!
- Значит, у Магнуса получилось восстановить орамеры, - довольно произнесла Ян Лин.
- Точно! Теперь ящерам непоздоровится! – задорно сказала девушка. – Уж теперь-то мы и покажем!
- Это хорошо, - согласилась Ян Лин. – Но в одиночку их всё-равно не одолеть.
- Так именно поэтому я здесь… вернее – мы. Вилл отправилась поговорить с Мэттом. Нам нужны регенты.
- Я думаю, что Крутов и Магнус помогут вам, - кивнула Ян Лин. – Собственно, у них и выбора-то нет. Вам надо с ними поговорить.
- Послушайте, - Джулиан, превозмогая боль, приподнялся на локтях. – Во что бы то ни стало надо вернуть Сердце Меридиана!
- Лежи спокойно, иначе швы разойдутся, - пожилая китаянка укоризненно посмотрела на мужчину. – Это и так понятно.
- Да… вот только бы найти его сначала, - Хай Лин посмотрела в потолок, иллюстрируя всю сложность задачи.
- А знаешь, я только что вспомнила, - Ян Лин начала искать что-то в карманах своего кимоно. – Да, вот!
- Что там, бабуль? Что ты вспомнила? – юная стражница заинтересовано следила за действиями своей бабушки.
- Вот, внученька, - Ян Лин протянула девушке ладонь, на которой лежал странный фиолетовый кристалл, сияющий мёртвым светом. Вокруг камня клубился чёрный туман.
- Ух ты! – воскликнула Хай Лин. – Что за штуковина?
- Этот кристалл обладает большой силой… Нашла его недавно в чулане среди всякого барахла, - Ян Лин усмехнулась.
- Да у тебя в этом чулане чего только не отыщется…, - вторила ей стражница. – Ну-ка признавайся, может у тебя в чулане и танк припрятан?
- Не-е-ет – он слишком большой для чулана… Я припрятала его в гараже, - рассмеялась пожилая женщина. – А если серьёзно, то этот кристалл может помочь вам в битве против ящеров…только вот надо вспомнить, как именно с ним обращаться, - пожилая китаянка задумалась.
- И ты хочешь, чтобы я взяла его? – Хай Лин хитро прищурилась.
- Да, - кивнула бабушка. – Будь любезна, возьми его…

Сражение уже происходило в воздухе, над крышами высотных зданий – Шегон с невероятной скоростью уворачивался от молний, которыми осыпала его Вилл:
- Неужели, Вилл? Неужели это всё, на что ты способна? – он пролетел в метре от стражницы, словно издеваясь над ней. Впрочем, он действительно издевался.
- Это только цветочки, - ответила девушка, устремляясь вслед за крылатым противником. Она собрала свою волю в кулак, чтобы не позволить гневу управлять собой. Иначе у неё не будет никаких шансов на победу.
- Ну, давай, покажи что-нибудь новенькое! - Шегон рассмеялся и мощный зелёный луч, вырвавшийся из его глаз, едва не задев Вилл, проделал огромную борозду в бетонной крыше здания, находившегося внизу.
- Я верну Мэтта, чего бы это не стоило! – прокричала стражница, метнув сразу с десяток молний в противника – Шегон смог увернуться от нескольких, но остальные поразили его, и он стремительно рухнул на только что испорченную крышу дома.
- Доволен? – Вилл зависла над ним. – Как тебе мой новый трюк?
- Впечатляет… Но не так, как это, - Шегон вновь выстрелил лучом, но Вилл увернулась, и уже была готова вновь наградить противника молнией, как вдруг почувствовала чудовищную боль в спине и рухнула на крышу – луч, пущенный Шегоном, непостижимым образом изогнулся, и поразил стражницу.
- Видишь? Я тоже кое-чему научился, - демон поднялся и подошёл к Вилл – она всё ещё лежала и только начала приходить в себя. Боль в спине была адской – Вилл едва не закричала, когда попыталась подняться. – Но мне нравиться наша игра, Вилл. Поэтому я подожду, пока ты не придёшь в себя.
- Это…произойдёт раньше…чем ты думаешь, - с трудом проговорила стражница и в следующую секунду нестерпимо яркий розовый свет озарил всё вокруг.
- Что это?!? – удивительно, но голос Шегона звучал испуганно.
- Это ещё один новый трюк, - ответила Вилл, поднимаясь – свет становился всё ярче и ярче. Казалось, он теперь был густым, словно желе.
- Не-е-е-е-ет! – закричал демон. – Ты не можешь так поступить со мной!
- Я уже поступила, - произнесла Вилл, и мгновение спустя свет погас – это было подобно тому, как если бы ночью в комнате выключили свет – сначала Вилл наблюдала лишь кромешную темноту. Глаза постепенно привыкали к смене освещения. Наконец, стали различаться очертания предметов, Вилл снова видела здания, а вот Мэтт лежит на спине – он без сознания. Девушка бросилась к нему:
- Мэтт, очнись, - она взяла его за руку…но рука Мэтта прошла сквозь её ладонь! – Этого не может быть! – девушка поднялась – в глазах её появились слёзы. – Этого не может быть! – она отвернулась, и посмотрела вдаль, на горизонт. – А это ещё что? – Вилл подошла к краю крыши и пристально начала рассматривать Хитерфилд – благо, с высоты в двести с лишим метров это было не трудно. – Что же тут происходит? – она рассматривала город, и видела, как некоторые здания странно подёргивались, искажались, словно это были голографические образы…

- Ты ещё долго здесь будешь? – спросила Хай Лин у бабушки, уже стоя у выхода из палаты.
- Ещё часа два, - ответила та. – А вообще слишком много всего произошло за столь короткое время… странно это.
- Совпадение, - отмахнулась девушка.
- Знаешь, говорят, что совпадение – это не выявленная закономерность, - Ян Лин улыбнулась.
- Да ну? – девушка вопросительно посмотрела на бабушку.
- И всё, - ответила та. – Ну, ты иди, внученька.
- Ладно, бабуль, пока, - и девушка вышла из палаты… чтобы тут же нос к носу встретиться с Вилл. Хранительница Сердца Кандрокара взяла подругу за руку:
- Пошли, есть разговор, - Хай Лин кивнула, и они направились к выходу с этажа. На лестничной площадке Вилл остановилась.
- Что стряслось? – недоумевая, спросила Хай Лин.
- Происходит кое-что странное, - ответила Вилл, а затем рассказала подруге о том, что произошло.
- Говоришь, кристалл…иллюзорные здания?
- Да, - кивнула Вилл. – Я думаю, что всё это, - она обернулась кругом, делая соответствующий жест рукой, - всё это – иллюзия!
- Но…как это может быть? Всё так реально, - задумалась Хай Лин.
- Не знаю. Но нам нужно это выяснить.
- Как? – спросила китаянка.
- С помощью Сердца Кандрокара, - ответила Вилл…

Выхода не было – убийца всё точно просчитал – сначала он убил Элион, а затем заманил Ирму в ловушку – из этого зала не было выхода. Вернее они были – целых два, но они были перекрыты лазерной решёткой, как только стражница вошла. Выбраться было невозможно – лучи резали всё.
- Ну где же ты!?! Покажись, трус! – Ирма озиралась по сторонам – в воздухе вокруг неё кружились водяные струи, готовые обрушиться сокрушающим потоком на противника. Гнев полностью подчинил себе стражницу. Внезапно сзади что-то щёлкнуло – Ирма метнулась в сторону, и как раз вовремя – мимо неё промчался огромный плазменный сгусток и жадно впился в стену, проплавляя в ней дыру. – Получи! – крикнула стражница, и мощный водяной поток обрушился на то место, откуда прилетел смертоносный заряд. Но там уже никого не было – охотник, обладая превосходной системой маскировки, всегда был на шаг впереди…
- Трус! Покажись! – закричала стражница, и водяные струи начали хлестать пространство. Они были столь мощны, что проделывали борозды в стенах, полу и потолке зала. И ей повезло – одна из струй всё-таки достала врага, разбившись об него на тысячи капель, и отбрасывая невидимого противника к стене.
- Ха! Это только начало! – воскликнула стражница, направляя мощный водяной поток на прозрачный силуэт, по которому пробегали молнии электроразрядов. Силуэт метнулся в сторону, на ходу открывая огонь из своего оружия – один за другим, в сторону Ирмы помчались три синих плазменных сгустка, вынуждая её маневрировать в воздухе – вот она увернулась от одного, от второго… не успеть – третий настигнет её…и тут розовый свет заполнил собой всё…

- Может вам нужна помощь, - участливо спросил Калеб, подойдя к Корнели.
- Кто мне теперь поможет, а? – сквозь слёзы спросила у него дряхлая старуха. – Кто вернёт мне молодость, молю личность?
- Я думаю, вам надо поговорить с Элион, - вмешалась в разговор другая, молодая Корнелия.
- Отойди от меня, исчадие! – крикнула Корнелия-старуха – девушка отпрянула.
- Ведите себя спокойно, - произнёс Калеб.
- А ведь я была права – кристалл был опасен, - продолжила Корнелия.
- Какой кристалл? – недоумённо спросил юноша.
- Как это «какой кристалл»? Тот, что вырастает из пола в центре комнаты, - ответила Корнелия-старуха.
- Но здесь нет никакого кристалла, - возразил Калеб.
- Как это нет? – Корнелия обернулась – действительно – там, где несколько секунд назад торчал кристалл, ничего не было. И только теперь Корнелия осознала, насколько серьёзно то, что с ней происходит. И то, что сама она ничего не может с этим поделать. Отчаяние противным липких кладом сковало её сердце. Разум начал лихорадочно метаться в поисках ответов на вопросы: Кто? Как? Зачем? Как исправить? Но ответы были за пределами понимания. Сама реальность, казалось, начинает ускользать. – Вы не верите мне?
- А с чего бы это вдруг? – скептически поинтересовалась молодая Корнелия. – Пока всё, что я здесь слышала больше походит на бред.
- Калеб, но ты-то должен мне верить! – Корнелия подошла к юноше и посмотрела ему в глаза. Но не увидела там ничего, кроме пустоты…
- Извините, леди, - пожал он плечами.
Отчаяние. Горе. Тоска. Ужас. Страх. Корнелия бессильно села на пол. Слёзы застилали взор. Её душа испытывала нестерпимую боль…и вдруг всё озарил приятный, добрый розовый свет…

Пауков было всё больше и больше – Тарани не успевала создавать огненные шары. Твари лезли отовсюду – из дыр в стенах, из других туннелей, из ниоткуда! И чем больше их становилось, тем сильнее был страх Тарани, мерзким холодным слизняком вползший в её душу, ведь ничего в жизни она не боялась так сильно, как пауков.
- Сколько же вас тут? – дрожащим голосом проговорила девушка. Но  продолжала сражаться, защищая Галенор, которую успела освободить из кокона. Женщина всё ещё не пришла в себя и с трудом стояла на ногах. Проблема была лишь в одном – отсюда не было выхода – коридор впереди кишел гигантскими пауками, а позади - был завален.
- Как вам такое? – зло произнесла Тарани и из её рук вырвалась мощная струя пламени, подобная тем, что вырываются из сопел реактивных двигателей. Визг и клёкот разнеслись по коридору – пауки, попадавшие в реактивную струю, мгновенно испепелялись. Но их всё равно было слишком много – вот они уже в пяти метрах от стражницы. Тарани создала вокруг себя и Галенор огненную сферу: «Так мы хоть подольше продержимся», - шёпотом произнесла она…и всё вокруг залил нестерпимо яркий, но приятный и согревающий розовый свет…

Вилл очнулась первой, и сразу почувствовала сильный холод. Она открыла глаза – какой-то грот. С потолка свисают сталактиты, а ветер по гонит снежинки каменному полу. Остальные стражницы тоже были здесь – лежали на «полу». Вилл поднялась, и начала тормошить подруг. Наконец, все стражницы очнулись:
- Где это мы? – озираясь по сторонам, спросила Хай Лин.
- Вилл! Как я рада тебя видеть! – Корнелия обняла подругу, и заплакала. – Если бы ты знала, что со мной произошло…
- Успокойся, всё уже позади, - как можно мягче произнесла Вилл, успокаивая подругу. Корнелия не успокаивалась.
- Кто-нибудь вообще понял, что произошло? – Тарани недоумённо озиралась по сторонам. Страх постепенно отступал, и девушка почувствовала ни с чем не сравнимое облегчение.
- Всё, что с нами произошло – иллюзия, - ответила Вилл, поднимаясь с пола, и продолжая утешать Корнелию.
- Иллюзия? – переспросила Ирма. Гнев моментально утих. Казалось, то, что происходило всего какую-то минуту назад, происходило вовсе и не с ней.
- Да, - кивнула Вилл. – Всё было не по настоящему.
- Слава Богу! – воскликнула Ирма. – Вы не представляете, что там со мной произошло! Хорошо, что это иллюзия…
- А что произошло? – вытерев слёзы и отпустив Вилл, спросила Корнелия.
- Э-э-э-э… думаю лучше не говорить об этом…
- Что произошло? – настаивала Корнелия.
- В моей иллюзии…, - Ирма замялась. – Вобщем, Элион там убили…
- Что?
- Но ведь это всего лишь иллюзия, - пожала плечами Ирма. – Значит, волноваться не о чем. С Элион всё в порядке.
- Верно, - уныло согласилась Корнелия – она ещё не отошла от шока. Но была рада, что всё уже позади. Хотя в мозгу засела предательская мысль: «Насколько реально всё происходящее?»
- Ладно, давайте выбираться отсюда, а то я уже порядком замёрзла, - произнесла Тарани. – Кстати, было бы интересно узнать, где мы.
- А ты не видишь тут ничего знакомого? – спросила у неё Хай Лин.
- Постой-ка! Не может быть! Мы в пещере на горе Танос! – воскликнула огненная стражница.
- Верно, - кивнула Вилл. – И это может значить только одно - Нерисса теперь снова на свободе, и всё произошедшее – её рук дело.
- Да сколько ж можно! – недовольству Ирмы не было предела. – Откуда они все берутся!
- Может, найдём колдунью? – предложила Хай Лин.
- Нет, - качнула головой Вилл. – Нам пора возвращаться, - и в следующий миг стражницы крылись в портале.
Лишь ветер, завывая, продолжал мести снег по полу.
- Ты уверен, что тебе удалось? – раздался из-за одной из каменных колонн голос Нериссы, а затем и сама колдунья вышла туда, где секунду назад стояли стражницы.
- Да, - прозвучал в ответ мужской голос с неуловимым акцентом – из-за другой колонны появился китаец Вонг, облачённый в бронескафандр.
- Тогда нам остаётся лишь ждать, - удовлетворённо произнесла колдунья, и направилась к выходу из пещеры. А китаец ещё долго смотрел вслед старой ведьме…

0

14

Глава 13. Пред бездной неизвестности

Командующий стоял неподвижно. Его глаза были закрыты, но это был не сон. Он размышлял…
Шро’так стоял в центре сферического помещения, стены которого излучали приятный светло-голубой свет. Зал Размышлений. Единственное место, где Шао’ссор мог по-настоящему побыть в одиночестве – зал был экранирован от любого ментального воздействия, что, учитывая хорошо развитые телепатические способности ящеров, было весьма кстати. Кроме того – никто не имел права входить в Зал, пока там кто-то находиться, и прерывать Размышление.
Шро’так был здесь уже очень долго… «Время меняет всё… Вот уже и цель похода скрывается за пеленой тумана, перестаёт казаться абсолютной и непогрешимой… Сомнения… Именно сомнения являются первопричиной грандиозных падений и поражений. Из-за них гибнут сильнейшие цивилизации и исчезают великие религии. Стоит один раз усомниться, и сомнения уже никогда не оставят тебя в покое… Но так ли плохи сомнения, если помогают свергнуть тирана, покончить с несправедливостью, установить истину? И так ли уж безпочвенны мои сомнения? Безусловно, Император был прав, говоря о необходимости расширения жизненного пространства, о нашей священной миссии нести свет истины… с определённой точки зрения. А с другой стороны – имеем ли мы право уничтожать других разумных, даже не для того, чтобы выжить – увеличить численность? Имеем ли мы право навязывать им наше видение истины? И действительно ли то, во что мы верим, истинно? Но самое главное – действительно ли мы исполняем волю Императора? Или он слишком доверяет Советникам? А Первый Советник? Он вообще был недавно назначен… И почему-то сразу рьяно взялся за исполнение воли Высшего… А ведь обычно Коллегия Советников ни во что не вмешивается, сохраняя статус наблюдателя… А теперь ещё эта планета. Безусловно, она подходит для создания завершающего узла системы – характеристики у неё подходящие - но почему она так важна для Ревнителя? А раз он подчиняется Первому Советнику, что отчётливо показал во время похода (и это, кстати, тоже странно, ведь Ревнители всегда были сами по себе), то для Советника эта планета представляет немалый интерес… Что же он здесь ищет на самом деле, если отвергает уже назначенную для завершения системы планету и даёт координаты именно этого мира?...» - внезапно размышления командующего, вопреки всем правилам, были прерваны – в Зал, через протаявшую в стене дверь, вошёл Смотритель – в его обязанности как раз и входило управление системами Зала Размышлений. Это был высокий ящер, облачённый в мантию серого цвета. Он остановился у входа и поклонился:
- Простите меня за мою безтактность, Верховный командующий, - извиняющимся тоном произнёс он.
- Ничего, я уже закончил, -  Шро’так повернулся и посмотрел на визитёра. Посмотрел тяжело.
- С вами хочет встретиться Ревнитель Веры, - поник под взглядом командующего Смотритель.
- Пусть войдёт, - безстрастно ответил Шро’так, хотя был, мягко говоря, встревожен – никто не имел права прерывать Размышление, даже Смотрители и сам Император. И если это случилось, если Ревнителю взбрело в голову нарушить Таинство… это могло значить очень многое. Но уж точно ничего хорошего. Через минуту в Зал, в сопровождении всё того же Смотрителя вошёл Хо’раас. Вид у Ревнителя был потрепанный.
- Приветствую вас, Ревнитель, - Шро’так склонил голову, разглядывая одеяние нежеланного собеседника – мантия вошедшего была изрядно вываляна в пыли. Это забавляло.
- Оставим любезности, командующий, - поравнявшись с ним, раздражённо сказал Ревнитель – он прекрасно понял, что с таким интересом рассматривает Шро’так. – Оставьте нас, - обернулся он к Смотрителю – тот поклонился и вышел, а проём в стене тотчас исчез.
- Я слушаю вас, - Шро’так выжидательно и с нескрываемой неприязнью смотрел на Ревнителя. В сложившейся ситуации он мог это себе позволить, не будучи заподозренным в измене, ереси или чём-то ещё, что способен был усмотреть фанатичный разум Ревнителя.
- У нас больше нет времени на исследование планеты, - сухо начал Хо’раас. Но ему не удалось скрыть своё волнение от командующего.
- Причина?
- Город в пустыне, - глаза Хо’рааса выдавали его внутреннее состояние – ему было не по себе и, похоже, это чувство с каждой минутой усиливалось, так как теперь ящер даже не пытался скрыть своего духовного состояния.
- И что с этим городом? – несмотря на то, что командующий Ревнителя не жаловал, но наблюдение за собеседником заставило его всерьёз отнестись к словам Хо’рааса. Впрочем, неприязнь никогда не мешала ему всерьёз относиться к словам Ревнителей Веры.
- Это город Предтеч! – на последнем слове голос Ревнителя едва заметно дрогнул. Шро’так заметил.
- Предтеч? Вы… уверены? – с сомнением, не веря услышанному, спросил командующий. Так много времени прошло, но никто, ни один Шао’ссор не забыл, почему Первый поход потерпел крах. Из-за города Предтеч… Тысячелетия минули с тех пор, а легенда о силе, способной противостоять Армаде, передавалась из поколения в поколение…
- Абсолютно, - подтвердил Ревнитель. – И те существа… Люди, как они себя называют, похоже, смогли наладить контакт с Управляющим городом.
- Это действительно меняет всю расстановку сил, - тревожно изрёк командующий. – Вы считаете, они смогут использовать город?
- Это вопрос времени… Ближайшего времени. Это прямая угроза нашей миссии!
- Нужно срочно сообщить об этом Императору.
- Не зачем отвлекать Высшего – я уже говорил с Первым Советником. Мы должны немедленно активировать резонансный генератор – пока у нас ещё есть время!
- Вы не правы – о событиях такой важности в первую очередь должен извещаться Император. И до тех пор, пока я не получу указаний от него, генератор останется в ангаре, - возразил Шро’так. «Да что он о себе возомнил, этот выскочка? Если он думает, что раз ему покровительствует Первый Советник, то он может делать всё, что угодно, ошибается. И я это ему докажу!» Возмущению командующего не было предела – сначала Ревнитель прерывает его Размышление, на что не имел права, а теперь ещё игнорирует Закон!
- Вы не понимаете! Император уже послал сюда Левиафан – Первый Советник ему обо всём доложил. Более того, согласно приказу Императора, Советник лично прибудет сюда, чтобы руководить последней стадией подготовки к Изменению, - ответил Хо’раас оправдывающимся тоном, явно прочтя мысли командующего.
- Хм… Что ж, если всё обстоит именно так, то генератор будет спущен на планету через три с половиной цикла, - задумчиво произнёс командующий, успокаиваясь, но всё ещё настороженно – очень уж была подозрительна та оперативность, с которой было принято решение. Но ещё больше его волновало, почему сюда посылали Советника.
- Превосходно, - довольно сказал Ревнитель и, казалось, перевёл дух. – Как только генератор будет активирован, город Предтеч перестанет представлять опасность.
- Надеюсь, вы правы, - всё ещё задумчиво проговорил Шро’так. – Как вы считаете, почему один из своих городов они разместили именно здесь? Такое совпадение кажется мне просто невероятным.
- Я не знаю, - ответил Хо’раас. – Мы слишком мало знаем о Предтечах, чтобы трактовать их действия. Но одно я вам могу сказать точно – город они здесь не оставили бы, не будь веской причины…
- Интересно, какова она, - произнёс командующий, отворачиваясь от Хо’рааса.
- Вряд ли мы это узнаем, - в тон собеседнику ответил Ревнитель. – Я надеюсь, генератор будет готов в срок.
- Можете не сомневаться, - заверил его Шро’так таким тоном, который не предполагал продолжения беседы. – Это всё, о чём вы хотели со мной поговорить?
- Да.
- В таком случае прошу вас оставить меня – я ещё не окончил своё Размышление, - командующий повернулся лицом к Хо’раасу и испытующе посмотрел на него. Ревнитель гордо прошагал к выходу из Зала Размышлений и исчез в проходе, протаявшем в стене.
Шро’так закрыл глаза. Ему вновь было о чём подумать.
«Итак, Предтечи… таинственная раса, с которой никто никогда не пересекался. Только лишь их наследие и следы деятельности…которые, между прочим, могут многое и без своих хозяев… Что же они забыли на этой планете? Зачем они оставили город? Какова его основная задача? Помниться, первая и единственная встреча Шао’ссоров с городом Предтеч триста галактических циклов назад завершилась полным разгромом Армады…и там город был оставлен, скорее всего, как средство защиты. Может, здесь тот же случай? Но откуда им было знать?!? И что он защищает? А может – от кого? Если допустить, что Предтечи знали о нашем прибытии сюда, то они могли оставить здесь город, чтобы помешать нам завершить систему и начать Изменение… Но опять же – разве можно видеть будущее так далеко?!?! Оно ведь не статично! А может, цель была совершенной иной? И почему вдруг Советник летит сюда? С чего бы это вдруг такая, воистину непостижимая заинтересованность? Ревнитель сказал, что таков приказ Императора. Так ли это? Можно ли верить словам религиозного фанатика? А если так, то это может означать, что мне вынесен вотум недоверия на самом высшем уровне, а Советник должен будет взять на себя командование операцией. Эта поспешность наводит на неприятные выводы. Похоже, Советник чем-то взволнован…и вряд ли здесь дело в городе…иначе как объяснить его желание поскорее закончить систему? И почему именно здесь? Могу поклясться, что это не единственная планета с подходящими характеристиками в радиусе досягаемости, и далеко не самая близкая из них…Наверняка он знает куда больше, чем я…и уж тем более, чем Ревнитель…»

В зале наблюдения почти никого не было – только несколько операторов сидели за терминалами, продолжая выполнять свою работу, да Звягинцев нервно прохаживался из стороны в сторону, время от времени стряхивая несуществующую пылинку с плеча пиджака. На полу то там, то здесь валялись какие-то документы и прочие бумаги. Может, они были важны, но какая теперь разница? К тому же они были изрядно истоптаны. В помещении слышался лишь тихий шелест работающих компьютеров. Экран – огромная панель во всю стену – был абсолютно черным – подачу энергии ещё не наладили как следует.
Дверь безшумно распахнулась, впуская в помещение Сергея Крутова:
- Ну, что тут у нас? – спросил он, подходя к Звягинцеву.
- Ничего хорошего – эти ящеры ну просто свиньи! Пришли, понимаешь, нагадили, людей поубивали, полгорода в клочья разнесли! – нервно ответил учёный, пытаясь пошутить. Попытка не увенчалась успехом, и он сам это прекрасно понимал – слишком многие погибли, и этого никакими шутками не загладить. Чувствовал себя Звягинцев препаршиво отчасти и потому, что возлагал вину за случившееся на себя – сейчас он терзался мыслью о том, что же сделал неверно, разрабатывая системы безопасности базы, где допустил тот роковой просчёт, из-за которого и произошёл прорыв обороны, стоивший людям столь многих жизней. Терзался, и не мог найти ответа, от чего муки совести лишь усиливались, ведь он знал лично почти всех, кто работал на этой базе…
- Парней действительно жалко, - кивнул Крутов, безошибочно поняв состояние учёного. – Но что бы вы ни думали, вашей вины в произошедшем нет, - Николай Владимирович ничего не ответил. - Что с энергией? – решил перевести разговор в иное русло Крутов. Конечно, он чувствовал ответственность за тех. Кто погиб в бою, защищая базу, но он знал, что такое возможно. Он свыкся с этой мыслью давно, и не позволял чувству вины взять над собой верх.
- Бригады техников работают на всех реакторах. Скоро должны возобновить подачу в полном объёме, - и только Звягинцев сказал это, как обзорный экран мигнул и засветился. – Легки на помине, - кивнул учёный, слегка успокаиваясь.
- Оставшиеся войска прочёсывают город в поисках уцелевших пришельцев… Роботы тоже отправлены в город, - Сергей Иванович задумчиво взялся за подбородок. – Меня вот что смущает – почему пришельцы прекратили атаку? Уж явно не из-за побочных эффектов магического ритуала, хотя они оказались весьма кстати.
- Согласен, это странно, - ответил Звягинцев, садясь в первое попавшееся кресло. Даже сейчас, когда всё, вроде бы стало налаживаться, он выглядел подавленно. – Было похоже, что им отдали приказ об отступлении… Хотя с чего бы вдруг?
- Возможно, произошло что-то, что вынудило командование противника прекратить атаку нашего города, – предположил Крутов. – Так или иначе, но у меня такое чувство, что в очень скором времени мы узнаем причину вражеского отступления, - внезапно один из операторов, находившихся в зале, встал из-за своего рабочего стола и подошёл к «начальству» - это был молодой парень лед двадцати трёх, одетый в стандартный белый халат младшего научного сотрудника:
- Только что на связь вышел Васильев, - коротко сообщил парень. – Ему срочно надо переговорить с вами, Сергей Иванович.
- Включите канал громкой связи, - распорядился Крутов – парень махнул рукой остальным операторам, и через мгновение в зале раздался громкий голос Петра Андреевича Васильева:
- Сергей Иванович?
- Да, Пётр Андреевич, говорите, - ответил Крутов.
- Что у вас происходит? Я не мог связаться с вами пять часов!
- Атака неприятеля, - сухо изрёк глава ФСБ.
- Надеюсь, всё в порядке?
- Более или менее…противник отступил, хотя и не понятно, почему, - ответил Крутов.
- Хм…возможно я знаю, почему, - сказал Васильев. – Мы добились успеха в изучении города.
- А вот с этого момента поподробнее.
- Как я вам докладывал, мы укрылись в центральном здании города… раньше мы думали, что это мавзолей, но это не так. Само здание оказалось чрезвычайно сложным техническим комплексом, оснащённым мощной системой защиты, но мы и предположить не могли, что это ещё не все сюрпризы! Несколько часов назад мы подключились к киберсети здания, и каково же было наше удивление, когда мы поняли, что всеми системами мавзолея управляет искусственный интеллект!
- Искусственный интеллект? – тут же переспросил Звягинцев – в его глазах зажёгся азартный огонёк. Несмотря ни на что он оставался истинным адептом и фанатиком от науки.
- Да. Но к тому времени пришельцы нас сильно прижали, и мы решили вступить в контакт с этим ИИ, чтобы просить его о помощи…
- И судя по тому, что вы сейчас всё это нам рассказываете, вам удалось наладить контакт, - констатировал Крутов.
- Верно. Но не это главное – похоже, что нам повезло встретить кого-то из высшего командного состава противника. Благодаря системам здания я перекинулся с ним парой слов. Он назвал себя Ревнителем Веры.
- Вы узнали от него что-нибудь? – спросил Сергей Иванович.
- Нет. Он не был расположен к беседе, и лишь обмолвился о какой-то Империи. И вот ещё что – этот Ревнитель обладает мощными пси-способностями, и как я думаю, он прибыл на планету специально, чтобы исследовать город. Похоже, что он знает о нём куда больше, чем мы. Он сам сказал, что узнал всё, что нужно. После чего исчез.
- Выходит, переговоры не состоялись, - задумчиво произнёс Крутов. – Ну что ж, теперь вместо нас заговорят ружья… когда состоялся этот разговор?
- Два часа назад, - ответил Васильев.
- Чёрт! Как раз когда пришельцы начали отступление! Васильев, во что бы то ни стало вы должны получить всю возможную информацию про этот город.
- Но как? – спросил руководитель экспедиции.
- Поговорите с вашим новым другом, ИИ здания. Возможно, он вам что-нибудь расскажет, - посоветовал Звягинцев.
- Сделаем, - ответил Петр Андреевич, и связь отключилась.
- Ну и что вы об этом думаете, друг любезный? – Крутов вопросительно воззрился на Николая Владимировича.
- Похоже, этот заброшенный город очень встревожил Ревнителя, - ответил тот. – Интересно бы знать, чем.
- Вот и я о том же – враг знает больше, чем мы, и может запросто нас переиграть, - согласился Крутов. – Ладно. Теперь нам всё-равно остаётся уповать на Васильева и его группу. Хоть бы они успели всё выяснить, прежде чем…
- Чем что? – угрюмо спросил Звягинцев.
- Не знаю. Просто у меня возникло нехорошее предчувствие, - ответил Сергей Иванович. – Подготовьте переместитель – я отправлюсь на родину – нужно сообщить президенту о том, что тут происходит, - с этими словами Крутов направился к выходу…

Яркая вспышка озарила своды Заветного Города. Стражницы вернулись в тот самый зал, где началась битва с иллюзиями. Их здесь уже ждали:
- Девочки! Наконец-то! – радостно воскликнула Элион, подбежав к подругам. – Где вы были так долго? Мы вас уже обыскались!
- Рассказать – не поверишь, - ответила Ирма.
- У нас дурная весть, Элион, - сказала Вилл. – Похоже, что Нерисса вновь на свободе.
- К-как? Разве это возможно? – удивилась королева.
- Да. И старая карга вновь использовала свой излюбленный трюк с иллюзиями, - кивнула Хай Лин.
- Надо срочно сообщить об этом магам Гильдии, - в голосе Элион звучало беспокойство.
- Они уже здесь? – спросила Тарани.
- Да. Только что вернулись, - кивнула девушка.
- Тогда не будем медлить, - произнесла Корнелия…

Сверху струился приятный зелёно-синий свет, освещая ряды каменных скамей амфитеатра и узкий каменный мост с огромными песочными часами, установленными в самом центре Арены на круглой площадке. Маги уже были здесь. Как и стражницы.
- Значит, это всё-таки случилось, - после непродолжительной паузы изрёк Аноар, выслушав рассказ стражниц. – А я полагал, что такое невозможно.
- Сердце было похищено у Джулиана ящерами, - пожала плечами Хай Лин. – Не известно, что они могут.
- Это верно – ящеры как-то смогли обойти правило о добровольном дарении Сердца, - согласился Фрейнар – маг прохаживался взад-вперед по пятачку возле песочных часов. Три энергетических шара неотрывно следовали за своим хозяином. – Только вот вопрос – а зачем вообще ящерам понадобилось освобождать колдунью? А я не сомневаюсь, что Нериссу освободили намеренно.
- Я могу предположить, - ответил Фобос. – Если это была действительно Нерисса, то весьма показательно, что она избрала своей целью стражниц, - князь бросил ироничный взгляд в сторону девушек. – Отсюда можно выдвинуть такое предположение – стражницы чем-то мешают пришельцам… Уж не знаю, чем, но учитывая мой опыт общения с ними, не удивительно, что эти дамы сумели так быстро надоесть нашим гостям, - стражницы буквально испепелили князя взглядами.
- Но можно сделать и другое предположение, - вмешался алхимик Доран, - они просто не знали, что в сердце кто-то заточён, и освободили колдунью случайно.
- А как ты объяснишь, что колдунья, всё же, находится здесь? – поинтересовалась Тарани. – Скорее всего, они сразу же направили Сердце Меридиана на исследования. А я что-то не слышала о лагерях пришельцев в Меридиане. Отсюда вывод – они отправили сердце на корабль. А раз так, то Нерисса не смогла бы без вреда для себя телепоритроваться оттуда, ведь у неё практически не осталось магической силы.
- Хм… возможно, ты права, - Магнус поднялся со скамьи. – И если это так, то нам надо быть готовыми ко всему. Оракул, что ты думаешь?
- Я думаю, что время разговоров прошло, - ответила женщина. – Пришло время действий.
- Это так, - кивнул провидец-Морион. – Я не вижу всей картины, но чувствую – тьма приближается.
- Что это значит? – спросила Вилл.
- Скоро должно случиться что-то, - ответил провидец, снимая повязку с глаз – они излучали сияние. – Вижу…нечто огромное, несущее тьму в себе…оно уже пришло в движение…а-а-а, - маг упал на колено. – Не могу пробиться…сильное сопротивление…а-а-а, - Морион схватился руками за голову. – Не…могу…
- Несущее тьму в себе…, - задумчиво произнёс Фобос, словно бы пробуя эти слова на вкус.
- Чем философствовать, лучше бы помог, - укоризненно посмотрела на несостоявшегося короля Меридиана Ирма, вместе с Фрейнаром помогая Мориону подняться.
- Я бы мог увидеть больше, но мне не пробиться сквозь барьер, - тяжело дыша, произнёс провидец, приходя в себя. – Я не справлюсь один – воля пришельцев слишком сильна, и если я попытаюсь ещё раз проникнуть к ним, они меня уже не выпустят...
- Наверное, я знаю того, кто сможет помочь, - произнесла Элеонора, молчавшая всё это время.
- И кто этот хороший человек? – заинтересовано спросила Хай Лин.
- Моя ученица, Джайна, - ответила женщина. – У неё тоже есть дар провидца. Не такой сильный, как у тебя, Морион, но всё же… а, учитывая обстоятельства, нам крайне важно знать планы врага.
- Ученица? – удивлённо переспросил Магнус. – Странно, что я не знал об этом.
- Нет ничего удивительного, - улыбнулась Элеонора. – Джайна – уроженка Арханты и никогда не посещала Меридиан.
- Ну что ж, я думаю, это вариант, - согласно кивнул Морион. – Возможно, с её помощью мне удастся пробить барьер.
- Тогда я немедленно свяжусь с ней, - произнесла Элеонора и тут же исчезла в портале.
- А нам остаётся лишь подождать, - констатировал Магнус, усаживаясь на скамью…

0

15

Глава 14. Дьявол, которого ты знаешь

"То были дни, когда я познал,
что значит: страдать;
что значит: сдаться;
что значит: отчаяться"

Пьер Абеляр.

Приёмная камера телепорта заполнилась искрящимся туманом. Послышалось шипение, электрическое жужжание и в следующую секунду двери камеры открылись, выпуская клубы тумана и того, кто прибыл на флагман.
Первого Советника.
Тёмным силуэтом Советник безшумно вышел из телепорта, приветствуемый воинами, склонившимися пред ним в почтении. Советник был ниже ростом каждого, кто находился здесь.
Это был Зал Прибытий – огромное помещение с множеством приёмных и передающих телепортационных камер. Но сейчас здесь были лишь воины, выстроившиеся в своеобразный коридор, по которому степенно шествовал Советник, Ревнитель Веры, шедший навстречу прибывшему, и Шро’так, стоявший в другом конце импровизированного «прохода».
- Рад приветствовать вас, Советник, - Ревнитель поклонился, поравнявшись с Советником.
- Не могу ответить, что я рад тому, что нахожусь здесь, - сухо ответил Советник – капюшон его чёрного балахона повернулся в сторону командующего. – Ведь то, что Император приказал мне присутствовать здесь означает, что дела идут не очень хорошо, - Советник двинулся дальше, не обращая внимания на воинов, шепчущих слова традиционного приветствия. Ревнитель пошёл рядом.
- Я полагаю, с вашим прибытием всё изменится, - произнёс Хо’раас.
- Можете не сомневаться, - ответил высокий гость. От командующего, стоявшего неподвижно, его отделял всего десяток шагов, которые Советник преодолел за несколько секунд.
- Приветствую вас, Советник, - Шро’так поклонился – сейчас он был облачён в парадную мантию, расшитую золотом и серебром. То, что сам Император направил Советника сюда, тревожило командующего – до этого момента советники ещё ни разу не покидали Метрополию, и видеть здесь, на передовой, Первого из них было в высшей степени странно, хотя это и была большая честь. Но не это волновало командующего – в последнее время слишком часто стали нарушаться непререкаемые традиции, Законы. И то что делалось это во многих случаях при молчаливом согласии Первого Советника тревожило Шро’така, порождая у него массу вопросов, на которые он не мог найти ответов.
- Аналогично, командующий, - ответил Советник. – Итак, что вы можете мне поведать о происходящем на планете под нами?
- Мы готовим резонансный генератор. И если ваш вопрос подразумевал проблему города Предтеч, то, как понимаете, генератор, когда он будет задействован, решит её, - ответил командующий, насторожившись – тон, которым Советник задал ему вопрос, не сулил ничего хорошего.
- Не скрою – обнаружение города меня слега озаботило, - ответил «балахон» - одеяние Советника скрывало его полностью и казалось, что балахон двигается и разговаривает сам по себе, а внутри никого нет. – Я рад, что данная проблема будет вскоре урегулирована… Меня же ещё интересует и другое – почему вы ослушались прямого приказа Императора и отправились сюда на флагмане, оставив армаду в системе Шак’тар?
- Я уже имел беседу с Ревнителем по этому вопросу, - ответил командующий, которого так и подмывало сказать Советнику: «Уж кто бы говорил». Но он сдержался, иначе последствия могли быть самыми печальными. Нужно было соблюдать предельную осторожность в беседе с Советником. – Полагаю, он должен был сообщить об этом вам.
- Это верно, - согласился Советник. – Но я бы хотел услышать эти слова лично от вас.
- Я могу их повторить, если вам угодно – я счёл, что опасность, которую могут представлять для нас жители этого мира, ничтожно мала – согласно сведениям, добытым Слухачами, цивилизация здесь не достигла уровня технического развития…
- Тем не менее, тут находятся целых два города, которые оказались не по зубам нашим воинам, - безцеремонно прервал Шро’така Советник. – Город Предтеч, что уже само по себе чрезвычайно опасно, и ещё один, принадлежащий, насколько я понял, выходцам из другого мира. Я, в отличие от вас, командующий, не могу позволить себе такую роскошь, как необоснованный оптимизм и игнорирование приказов Императора. Согласно Его воле, с этого момента я беру командование Армадой и всей операцией на себя, - Советник, до этого смотревший куда-то в сторону, резко повернулся к командующему – из-под капюшона на ящера глянула зловещая тьма. – Кроме того, согласно Закону, вы, Шро’так, командующий флотом Империи, должны быть заключены под стражу за нарушение приказа, - с этими словами Советник сделал жест двум ближайшим воинам и те, не осмеливаясь перечить, встали рядом с командующим. – Но, учитывая ваши былые заслуги перед Империей и ваш нынешний пост было бы оскорблением отправлять вас в тюремный отсек, - продолжил балахон. – Поэтому всё оставшееся до суда время вы проведёте в своей каюте, командующий.
- Таково ваше право, Советник, - безстрастно ответил Шро’так. Он знал, что это рано или поздно произойдёт, и не собирался оправдываться – он полностью признавал свою вину. Кроме того, оправдания были не к лицу воину.
- Верно, - в голосе Советника мелькнули нотки превосходства, - и я им воспользуюсь. Проводите командующего в его каюту и обеспечьте постоянную охрану, - распорядился «балахон» – двое воинов поклонились, и проследовали за гордо вышедшим из зала командующим.
- А теперь о деле, - Советник обернулся к Ревнителю. – Как скоро резонансный генератор будет готов?
- Через четверть планетарного цикла, - ответил тот.
- Что ж…время ещё есть, - туманно произнёс Советник. – Когда генератор окажется на поверхности, его надо будет обеспечить мощной охраной…
- Вы полагаете, что аборигены могут попытаться уничтожить его? – удивлённо спросил Хо’раас.
- Не аборигены, Ревнитель. Люди из города на севере. Именно они сейчас представляют главную опасность… И есть ещё кое-что, - капюшон балахона отвернулся от ревнителя, и посмотрел куда-то в сторону.
- Что же, мудрейший?
- Говорить об этом сейчас не время, - ответил Советник. – Но если всё удастся, то уже ничто не сможет нам помешать, - и он вышел из зала перемещений. Ревнитель пошёл следом и тоже скрылся за дверью. И лишь ящеры-воины остались на своих местах, облачённые в бронекостюмы и готовые исполнить любой приказ командования…

С момента последнего визита Крутова в кабинете президента мало что изменилось – всё то же большое окно, занавешенное сейчас красивыми шторами – ведь на дворе был уже вечер, тот же рабочий стол с минимумом необходимых вещей на нём - карандаш, ручка, листы бумаги, компьютер. Однако на столе теперь лежали и несколько увесистых папок с какими-то документами и пометкой «Совершенно секретно». Что же касается небольшого бронзового бюста Феликса Эдмундовича,  то она сейчас стояла в центре стола и была повернута лицом ко входу, как бы встречая посетителей своим суровым взглядом. Также в кабинете имелись несколько горшков с комнатными растениями, да шкаф, памятный Крутову ещё по предыдущему посещению кабинета. Тогда шкаф был весь в пыли, чего нельзя было сказать о нём сейчас – похоже, пыль с него недавно убрали. Свет, испускаемый лампами на потолке, был приятным и мягким – глаза от него не уставали.
Президент сидел в одном из двух кресел для гостей, Крутов расположился в другом, напротив Владимира Владимировича.
- Как я понимаю, - начал Путин, сцепив пальцы, - ситуация у вас складывается весьма неприятная, раз вы просили о срочной встрече.
- Верно, Владимир Владимирович, - кивнул Крутов. – Несколько часов назад на нашу базу было совершено нападение. Мы с трудом отбились, но потеряли половину гарнизона и большую часть техники.
- Хм…, - Владимир Владимирович взялся за подбородок и посмотрел в потолок, словно обдумывая, что сказать. – Вы смогли оценить возможности противника?
- Слишком хорошо, - ответил Сергей Иванович – небольшая заминка не осталась незамеченной: «Интересно, что бы это значило?» – Соотношение сил было примерно три к одному в нашу пользу, но нам это не помогло.
- Как же вы смогли отбиться? – заинтересовано спросил президент.
- Чистая случайность – мы приютили группу местных магов, которые просили предоставить им возможность провести опасный ритуал… поражающий эффект ритуала оказался весьма кстати и уничтожил силы противника.
- Хм…, - Владимир Владимирович вновь задумался. – Час назад я выступил с заявлением о ситуации, сложившейся в ином мире… А полчаса спустя США, Англия и Китай заявили, что в случае необходимости окажут нам любую помощь в урегулировании разногласий с… незваными гостями. Что вы об этом думаете? – Путин испытующе посмотрел на собеседника.
- Естественно, эту помощь они предлагают не спроста. Каждая страна здесь ведёт свою игру, - Крутов помедлил. – И пока мы не знаем, что именно они затевают, лучше воздержаться от их помощи и справляться своими силами.
- Я тоже так думаю, - президент улыбнулся – всё-таки они с Крутовым в какой-то мере были коллегами и оценивали ситуацию одинаково. – Что вам нужно для этого?
- В первую очередь люди и техника, - ответил глава ФСБ. – И если возможно – даже прототипы.
- Это возможно, но потребует времени, - Владимир Владимирович встал с кресла и подошёл к столу. Переставил бюст Дзержинского на правый край стола и посмотрел в глаза собеседнику. – Мы должны удержать базу во что бы то ни стало.
- Я это понимаю, - ответил Крутов, также покинув кресло. – И, похоже, у нас появился шанс потягаться с пришельцами.
- Вот как? И что же это за шанс?
- В докладе за апрель сего года я рассказывал о направлении исследовательской экспедиции в южные широты материка к покинутому городу…, - начал Сергей Иванович.
- Да, я помню, - кивнул гарант конституции.
- Оказалось, что этот город не так прост, как мы предполагали.
- Что ж, надеюсь, вам удастся извлечь из этого пользу, - произнёс Владимир Владимирович.
- Я тоже, - Крутов обозначил улыбку. – Когда нам ожидать прибытия людей и техники?
- Не раньше, чем через пять-шесть часов, - ответил Путин. – Надо ещё согласовать ряд вопросов с министром обороны.
- В таком случае мне пора возвращаться, - Сергей Иванович пожал руку президенту.
- Да, вы свободны, - кивнул Путин, и Крутов покинул кабинет президента. Владимир Владимирович же взял трубку телефона, уютно пристроившегося на столе, и произнёс:
- Вызовите ко мне Анатолия Эдуардовича. Это срочно…

Время тянулось очень медленно. Секунда за секундой, минута за минутой растягивались, превращались в нескончаемые часы. Стражницы о чём-то тихо беседовали с Элион, расположившись на одной из верхних скамей, Фрейнар и Доран оживлённо спорили о теории алхимических преобразований, в частности – о способах создания красной тинктуры, иначе именуемой философским камнем, Аноар сидел, опершись на свой посох и, казалось, спит. Однако на самом деле он с интересом следил за беседой двух молодых магов. Фобос нервно мерил шагами центральную площадку моста, нарезая круги перед песочными часами, время от времени поглядывая на Магнуса или в сторону входа на Арену – похоже, князю наскучило ожидание и разработка планов. Он жаждал действия. Лишь только Морион и Оракул Заветного Города вместе с Магнусом сохраняли полное спокойствие и невозмутимость. Тибор, Люба и Галенор сейчас находились в составе патрулей, охранявших подходы на нижние уровни Заветного Города.
Наконец, из коридора, в сторону которого посматривал Фобос, послышались шаги. Все заметно оживились, так как прошло уже довольно много времени с тех пор, как Элеонора отправилась в Арханту за своей ученицей.
- Ну, наконец-то, а то у меня уже начало возникать такое чувство, что ещё чуть-чуть, и я бы покрылся пылью, - съязвил Фобос, когда из коридора на лестницу ступила Элеонора.
- Прошу прощения, что задержались, - волшебница иронично глянула на князя, и начала спускаться по лестнице. Вслед за ней из коридора вышла миловидная девушка лед двадцати пяти с чёрными прямыми волосами, спадающими на плечи. Она была одета в холщёвые брюки, подпоясанные кожаным ремнём, высокие чёрные сапоги, свободную белую рубаху и кожаную куртку. В волосах девушки была заплетена красная лента. Лицо её было изящным, со слегка заострённым подбородком, губы тонкие, нос небольшой, слега вздёрнутый кверху, а в глазах сияла морская синева. Вобщем, встретив её на улице и не зная заранее, кто она, ни за что нельзя было бы догадаться, что она – ученица волшебницы. Она скорее походила на юную пиратку. Войдя, девушка остановилась, и оглядела всех присутствующих, ненадолго задерживая взгляд на каждом. Потом она кивнула своим мыслям и последовала за Элеонорой, украдкой посматривая по сторонам – она впервые оказалась в ином мире и теперь набиралась впечатлений, одновременно стараясь сохранить невозмутимый вид. Получалось не очень хорошо. Фрейнар и Доран неотрывно смотрели на юную волшебницу. По выражениям их лиц было понятно, что она им понравилась. Стражницы прекратили разговор и оценивающе смотрели на девушку.
- Приветствую вас, юная Джайна, в Заветном Городе Меридиана, - Магнус поднялся со скамьи и тоже начал спускаться к песочным часам. – Рад, что вы всё же пришли.
- Я не могла отказать вам в помощи, – искренне ответила девушка приятным голосом. – Хотя признаюсь честно, мне с трудом верится в то, что рассказала Элеонора. Неужели это правда? Пришельцы действительно вторглись на Меридиан? – она уже поравнялась с Магнусом и вопросительно смотрела ему в глаза. Кроме вопроса Магнус увидел в её взгляде искреннее сочувствие и желание помочь.
- К сожалению, это так, - молвил Аноар, «просыпаясь». – И если мы не примем меры, то очень скоро Меридиан падёт к ногам захватчиков.
- Я сделаю всё, что от меня потребуется, - с готовностью ответила Джайна.
- Ты должна будешь помочь нашему слишком хорошо видящему другу видеть ещё лучше, - флегматично изрёк Фобос.
- Соединение сил? – девушка с сомнением посмотрела на князя.
- Надеюсь, твои познания в практической области столь же обширны, сколь и в теоретической, - на лице монарха появилась ироничная улыбка. – А то от некоторых личностей пользы в таком деле совсем нет, - Фобос бросил красноречивый взгляд в сторону стражниц.
- Уж кто бы говорил! – возмутилась Ирма. – От тебя-то самого много пользы было?
- Не стоит забывать, стражница, что я тоже участвовал в ритуале воссоздания… Так что в какой-то мере возвращением своей силы вы обязаны и мне, - безстрастно ответил князь и отвернулся, давая тем самым понять, что разговор, по его мнению, исчерпал себя. Вместе с тем ему доставляло удовольствие время от времени ставить этих заносчивых девчонок на место. И время от времени он себе в этом не отказывал.
- А я имела в виду широкую временную перспективу! – выпалила Ирма и сама удивилась, что знает такое понятие, как «временная перспектива». Корнелия удивлённо посмотрела на подругу.
- Так вы и есть те самые стражницы завесы? – заинтересовано спросила Джайна, обращаясь к Ирме.
- Они самые, - кивнула Тарани, пока остальные стражницы пытались утихомирить повелительницу водной стихии, не собиравшуюся просто так отставать от Фобоса.
- Но я слышала, что Предвечная Цитадель уничтожена, - девушка непонимающе пожала плечами.
- Фобос только что упоминал Ритуал воссоздания, - пояснила Вилл. – Маги гильдии восстановили орамеры.
- Понятно…, - Джайна улыбнулась. – Это хорошо.
- А никто и не спорит, - подмигнула ей Хай Лин.
- Дамы, у вас ещё будет время, чтобы поговорить, - Магнус пресёк дальнейшие ненужные разговоры. – Сейчас нам нужно проникнуть в замыслы противника. И кстати, князь, вы были не правы – стражницы могут через Сердце Кандрокара придать больше сил Мориону и Джайне.
- Что ж, пусть так, - Фобос пожал плечами. Он явно не намеревался извиняться.
- У нас мало времени. Пора начинать, - произнесла Оракул. – Я чувствую, что тучи сгущаются над Меридианом и скоро грянет гром.
- Я готов, - Морион поднялся со скамьи и сошёл по лестнице к песочным часам. Повязку, скрывавшую его глаза, он держал в руке.
- Джайна, возьми Мориона за руки, - посоветовала Элеонора. Девушка кивнула.  - Стражницы, направьте свои силы в Сердце Кандрокара и передайте их через артефакт Мориону и Джайне, - произнёс Магнус. Стражницы последовали его совету – они расположились вокруг Вилл, которая держала магический камень, и вытянули вперёд руки – с кончиков пальцев сорвались мощные потоки энергии, устремившиеся к Сердцу Кадрокара. Артефакт налился розовым сиянием.
- Можно начинать, - кивнул Магнус…

Это было ожидаемо. Как только стало известно о том, что Советник лично будет контролировать завершающую стадию миссии, Шро’так уже знал, что его ожидает. Командующий находился в пустом просторном помещении, стены которого, пол и потолок отсвечивали зелёным – прежде чем поместить его сюда, в его же собственную каюту, охранники отключили систему конформной подстройки – благодаря ей мебель и различные необходимые вещи моги появляться буквально из воздуха по первому требованию хозяина. Но теперь-то у хозяина такой возможности не было. И в данный момент каюта командующего куда больше походила на тюремную камеру. За одним исключением – здесь не было энергетических барьеров – их заменяла дверь. Впрочем, был здесь и положительный момент - царящие в каюте полумрак и тишина способствовали размышлениям.
- Что ж… интересно, что выиграл Советник, заключив меня под стражу и явившись сюда лично…, - произнёс Шро’так в пустоту – охранники остались за дверью, которая была частью стены и тоже управлялась системой подстройки, так что открыть её теперь было невозможно. По крайней мере – изнутри.
«Не думаю, что Советник прибыл сюда только и исключительно по приказу Императора… Что-то в нём было…Что-то странное…Я едва смог уловить это в его мыслесфере, но он очень искусно ставит барьеры. Что же это было? Интерес? Не-е-ет…не похоже. Ожидание? Может быть. Им двигало что-то, помимо преданности воле Императора. По крайней мере это не вызывает у меня сомнения. Но что же это могло быть? Наверняка именно из-за этого он и стал столь ревностно и активно участвовать в этой миссии…Быть может, он ведёт двойную иргу…Если так, то вопрос о целях, которые он преследует, обретает первостепенное значение. А ответ на этот вопрос знает, пожалуй, только сам Советник».
Внезапно пол под ногами слегка шатнулся, а затем «встал» на место. «Значит, они готовы отправить генератор на планету, и корабль выходит на удалённую орбиту… Это произошло раньше, чем я ожидал. Вероятно, Советник не хочет рисковать и желает побыстрее покончить с городом Предтеч…пока тот не покончил с нами. И, похоже, он не сомневается в том, что делает. Не сомневается, подписывая приговор жителям планеты…Это странно, но ещё цикл назад я бы тоже не сомневался, а теперь сомневаюсь. Не может быть верным путь к славе и процветанию, если он требует уничтожения других народов. Но никому нет дела до чужих жизней. Тем более, если это жизни существ иной расы. И всё из-за Веры, которую так яростно оберегает Ревнитель. О да! Конечно! Кто задумается о чужаке, если с самого вылупления каждому из нас внушают, что мы – высшая раса, произошедшая от богов, кто подумает о другом, если каждому из нас всегда твердили – то, во что веришь ты, есть Истина. Все остальные, кто не верит в то, во что веришь ты – еретики. Но самом-то деле вера может и не играть главной роли – сама система взглядов на мир, ценности. А тот, кто их не разделяет – враг… Неправильная позиция, ведущая к разрушению и гибели». И тут странная мысль, словно чёртик из коробки, промелькнула у командующего. Мысль, словно бы и не принадлежащая ему, а пришедшая откуда-то: «Помешать!». Но тут же рационализм, столь свойственный всем Шао’ссорам, взял верх: «Как? Как я могу помешать, будучи здесь, под стражей?». Шро’так попытался отогнать эту мысль, но она вернулась. Он проигнорировал её, но она начала превращаться в навязчивую идею, требующую действий…

Сердце Кандрокара испускало мощный поток энергии в сторону Джайны и Мориона – глаза обоих светились магическим сиянием. Стражницы продолжали подпитывать провидцев, давая им возможность заглянуть в глаза врагу. Остальные маги напряжённо молчали, ожидая первых слов Мориона. Но сначала заговорил не он – Джайна:
- Вижу…прочную стену… они пытаются…пытаются оградиться от нас, - голос её был приглушён, дрожал, а временами искажался и звучал так тихо, что, казалось, она откуда-то издалека пытается докричаться до тех, кто её слушает.
- Да…их воля очень… сильна, - теперь уже Морион начал говорить. Говорил он так же, как и его юная помощница. – Они атакуют! – тут же Джайна вздрогнула, затряслась как будто её прошил электрический разряд.
- Я…не могу…удержаться…, - с трудом произнесла волшебница. Струйка крови потекла у неё из носа.
- Держись за меня и иди вперёд! – охрипшим голосом проговорил Морион – было видно, что он сейчас борется с ментальным натиском пришельцев, пытаясь оградить от него ещё неопытную в этом волшебницу.
- Да, - Джайна крепче сжала руки провидца.
- Идём…дальше, - Мориону, несмотря на помощь, становилось всё труднее.
- Они…слишком…сильны…, - еле выговорила его девушка.
- Мы справимся…, - глаза Мориона засияли ярче, а Сердце Кандрокара, которое Вилл всё ещё держала в руках, вспыхнуло, озаряя всё вокруг и ситуация резко переменилась.
- Они готовят свой последний довод…, - голос Мориона был спокойным и ровным. Кажется, им удалось пробить барьер, установленный ящерами.
- …в надежде уничтожить наследие древних…, - продолжила Джайна.
- …которого они страшатся. Они хотят изменить всё…, - снова Морион. – И это изменение будет подобно преисподней, пришедшей в наш мир…
- …и оно уничтожит Меридиан…, - волосы Джайны яростно трепал не понятно, откуда взявшийся ветер.
- Их инструмент уже запущен… Скоро он будет здесь и тогда уже ничто не спасёт, кроме одного, - и тут Сердце Кандрокара резко оборвало поток струящейся энергии - глаза Мориона перестали светиться – он вышел из транса. Джайна была так истощена, что едва не рухнула на пол, если бы не вовремя подоспевший Фобос, который её поддержал. Стражницы опустили руки, а Вилл спрятала волшебный камень. Услышанное потрясло всех. Напряжённая тишина воцарилась на арене.
- Что значит «их инструмент уже запущен»? – наконец шёпотом спросила Ирма, нарушив молчание.
- А то и значит – они решили применить какое-то своё оружие, - ответила ей Тарани. – Наверняка самое мощное и того, что у них есть. И если то, что сказали Морион и Джайна правда, то я даже представить боюсь, на что способно это оружие, - девушка поёжилась.
- А что это за изменение? – спросил Фрейнар у провидцев – так как он находился на одной из верхних скамей Арены, то ему пришлось чуть ли не выкрикивать эту фразу.
- Не знаю, - выговорил Морион, вместе с Фобосом помогая Джайне сесть на скамью. – Я видел лишь часть общей картины. Но и она не вызывает оптимизма.
- Что ты видел? – теперь уже Магнус задал вопрос.
- Сростки чёрных шипов, - помедлив, ответил Морион. – И когда я смотрел на них, то возникло чувство опустошающей, невероятной чужеродности... Эти шипы разрастались в бездне, из которой пришли враги. И я видел, как они поглощают Меридиан...
- Да, - кивнула Джайна – девушку бил озноб – она потеряла очень много сил, борясь с ментальным натиском пришельцев. – И у меня сложилось впечатление, что ящеры уже не раз проделывали такое с другими мирами. Это как-то связано с какой-то целью, идеей, которую они преследуют. Кажется, это смысл их существования…
- И что это может быть за идея? – осведомилась Корнелия.
- Не знаю, - пожала плечами волшебница. – Но вот ещё что – я видела, как нечто огромное и невероятно опасное спускается с неба у затерянного в пустыне города… Но я чувствую, что это только будет…хотя не уверена – всё было как в тумане…
- Город в пустыне? – переспросил Магнус. – Я знаю лишь один такой – тот, где хранился ключ от слингера.
- Может, то, что должно там спуститься и есть то самое оружие пришельцев? – предположила Элеонора.
- Весьма вероятно, - согласился Фобос. – Вопрос в другом – почему именно там? Уж не потому ли, что этот город и есть то наследие древних, которого пришельцы опасаются?
- Есть и ещё один вопрос – как нам их остановить, - произнесла Оракул Заветного Города. – И на него мы так и не получили ответа.
- Постойте-ка! – вдруг воскликнула Хай Лин. – Мне кажется, что я тоже кое-что видела, когда мы посылали энергию через Сердце Кандрокара!
- Почему сразу не сказала? – толкнула подругу в бок Ирма.
- Не была уверена, - Хай Лин вернула толчок обратно – Ирма возмущённо сказала «эй!». – У меня уже было видение. Один раз. Тогда я видела во сне трон, на котором должна была сидеть Элион во время коронации. И я чувствовала, что с ней произойдёт что-то плохое.
- И как мы все прекрасно знаем, видение Хай Лин сбылось, - согласилась Корнелия.
- И как твоё видение нам поможет сейчас? – осведомился Фобос.
- Мне кажется, я знаю, как помешать пришельцам, - ответила стражница. – Я видела странное помещение…если не сказать – отвратительное. Это потому, что всё там было живым – пол, стены, потолок…даже механизмы, - Хай Лин скорчила рожицу, изображая высшую степень отвращения. - Но я абсолютно уверена – это был пункт управления тем самым оружием, которое пришельцы намереваются спустить на планету! Оттуда же можно запустить процесс самоуничтожения!
- И что ты предлагаешь? – меланхолично спросил Фобос. – Штурмовать этот опорный пункт противника, даже не представляя, где он? – сомнения у князя в способностях стражниц к стратегическому мышлению были всегда. Сейчас они, по его мнению, подтвердились окончательно.
- Между прочим, представляя – это помещение находится внутри того объекта, который видела Джайна, - уверенно ответила Хай Лин, не обратив внимания на скрытую в вопросе Фобоса издёвку.
- Насколько мне известно, стражницы воздуха обладают в какой-то степени даром предвидения, - задумчиво произнёс Магнус. – Возможно, что сейчас нам стоит прислушаться к этому, уважаемый князь.
- Как угодно, - Фобос пожал плечами. – Только не говорите потом, что я не предупреждал.
- А когда пришельцы задействуют своё оружие? – сам того не подозревая, Доран задал важнейший вопрос.
- Скоро. Очень скоро, - ответил Морион.
- Выходит, у нас совсем не осталось времени, - изрёк Аноар. – Враг активизирует свою деятельность, и если не помешать ему сейчас, то потом будет слишком поздно.
- Да, - согласился Фрейнар – он парил над Ареной, а энергетические шары летали вокруг него с бешеной скоростью. -  И всё же не понятно, как мы попадём в этот…командный пункт.
- Я думаю, мы можем обратиться за помощью, - ответил архимаг…

Кольца переместителя медленно вращались позади, останавливаясь и издавая своеобразное жужжание. Сергей Иванович Крутов, одетый в строгий деловой костюм и при галстуке, сошёл с трапа и двинулся к выходу из камеры перемещения – это было просторное помещение, хорошо освещённое лампами дневного света. Кроме переместителя здесь у стен располагались металлические ящики и какие-то приборы. Сам переместитель смонтировали здесь недавно – он должен был на время заменить основной, что располагался в ангаре, так как его собирались демонтировать, а на его месте воздвигнуть установку второго поколения. По стенам и потолку к переместителю тянулись толстые чёрные кабели, подводящие энергию.
Выйдя из помещения, Крутов тут же натолкнулся на Звягинцева, который его тут поджидал, время от времени поглядывая на наручные часы. Едва только «начальство» показалось на пороге, как Звягинцев произнёс:
- Сергей Иванович, кажется, у нас возникли проблемы…
- Какого рода? – Крутов насторожился.
- Корабль пришельцев начал маневрирование для выхода на удалённую орбиту, - тревожно ответил учёный.
- Хм…это может означать многое, - задумчиво проговорил глава ФСБ. – Пройдём в зал наблюдений, - кивнул он, и двинулся в направлении ближайшего лифта. Звягинцев последовал за ним.
Поднимаясь в лифте, Крутов ожидал, что в зале наблюдения вновь люди будут суетится, бегать с кипами бумаг, но когда двери перед ним распахнулись, то он с удовлетворением обнаружил, что операторы сидят на своих местах и никто никуда не бегает. Люди молча делали свою работу. Молча и напряжённо. Как оказалось, к опасности можно быстро привыкнуть…
Крутов вышел из лифта, подождал, пока Николай Владимирович проследует за ним.
- Видите? – Звягинцев кивнул на обзорный экран, показывавший флагман ящеров во всей его красе. – Корабль движется с небольшой, но постоянной скоростью.
- Как думаете – что они собираются предпринять? – спросил Крутов, разглядывая космического «дракона».
- От своих целей они не отступятся, это ясно.
- Согласен, - кивнул глава ФСБ. – Значит, они намереваются нанести удар… Но если бы они хотели разутюжить планету орбитальной бомбардировкой, то уже давно сделали бы это… Тут что-то иное.
- Постойте-ка! – внезапно воскликнул Звягинцев, и подбежал к обзорному экрану. Крутов проследовал за учёным. – Вот и разгадка! Дайте увеличение двенадцатого сектора, - обратился Николай Владимирович к операторам. Те выполнили указание – изображение на экране скачком увеличилось, и теперь показывало лишь часть корабля пришельцев, а вернее его правый борт, в котором внезапно образовалось существенных размеров отверстие, излучавшее голубоватое сияние, и оттуда тяжеловесно и медленно вылетел огромный веретенообразный объект, более всего похожий на исполинскую еловую шишку матово-чёрного цвета. Каждая чешуйка этой странной конструкции светилась изнутри красными огоньками, создавая впечатление огромной мощи и энергетической насыщенности объекта. «Шишка» эта была в полкилометра длиной и метров ста в диаметре.
- Что это за чертовщина? – вопрос был скорее риторическим, но Крутов его всё же произнёс.
- Похоже, что это не всё, - Звягинцев указал на экран – там обстановка продолжала стремительно меняться – из образовавшихся в борту корабля новых отверстий стремительно вылетали в бездну космоса десантные корабли, похожие на двутелых птеродактилей, и с каждым мгновением их становилось всё больше. Вслед за десантными судами из ангаров двинулись странные аппараты, более всего походившие на гигантских черепах.
- А это, похоже, грузовые корабли, - предположил Звягинцев.
- Хм…очень мне это всё не нравится, - тревожно произнёс глава ФСБ. – А особенно мне не нравится эта «шишка», - он кивнул на экран, где огромный объект в сопровождении роя кораблей начал движение к планете. – Проанализируйте траекторию, - приказал он операторам. – Я хочу знать, куда направляется эта процессия…
- Я могу сказать вам, куда они направляются, - в зале внезапно раздался знакомый голос – Крутов и Звягинцев обернулись – у входа стоял Магнус в своей неизменной красно-золотой мантии. И маг был не один – рябом с ним были и стражницы, с интересом смотревшие на экран, и Джайна, рассматривавшая помещение с выражением удивления на лице – всё здесь было для неё в новинку.
- Вам повезло, что наша система защиты помнит магическую подпись ваших порталов, Магнус… Куда по-вашему они направляются? – поинтересовался Крутов, указав на экран.
- Они должны сесть у города в пустыне, - ответил маг.
- Ч-чёрт! Звягинцев, срочно свяжитесь с Васильевым! – распорядился Сергей Иванович, и учёный, кивнув, подошёл к группе операторов. – Что вы здесь делаете? – спросил он у Магнуса.
- Мы пришли просить помощи, - ответил тот.
- А кто эта юная дама? – Крутов посмотрел на Джайну которая только сейчас поняла, что разговор идёт о ней – впечатление, произведённое на неё увиденным было очень велико.
- О, - девушка слегка смутилась. – Моё имя – Джайна.
- Сергей Иванович Крутов к вашим услугам, - представил главу ФСБ Магнус.
- Рад знакомству…но не обстоятельствам, при которых оно произошло, - Крутов слегка поклонился, тем самым ещё больше смутив волшебницу. – Магнус, вы знаете, что это такое? – он указал на экран, где странный объект в сопровождении роя кораблей вошёл в верхние слои атмосферы Меридиана, окутавшись слепящим пламенем.
- Лишь в общих чертах, - ответил маг. – Судя по всему, это очень мощное оружие, которое враг намеревается применить в самом ближайшем будущем.
- Я не горю желанием узнать, какой у него поражающий эффект, - решительно произнёс Крутов. – Похоже, вы пришли сюда по той же причине.
- Да, - в разговор вступила Вилл. – Мы знаем, как можно помешать ящерам воспользоваться этим оружием.
- Это-то и есть их оружие? – Ирма недоумённо воззрилась на экран, явно ожидая увидеть там нечто более зловещее. – Похоже на гигантскую…шишку.
- Уж поверь – эта «шишка» может жахнуть так, что вовек не отмыться будет, - буркнул себе под нос один из операторов, работающий за ближайшим терминалом. – Только посмотри, сколько в нём энергии…, - дальше он начал что-то увлечённо бормотать, а Ирма лишь пожала плечами.
- Расскажите мне всё, что вам известно, - попросил Сергей Иванович, и Магнус начал рассказ. Через пять минут глава ФСБ был в курсе дел Гильдии и того, что удалось узнать Мориону и Джайне:
- Мда-а-а…если всё это действительно так, то расстановка сил вновь серьёзно меняется. Не в нашу пользу, ведь Васильев пока ещё не сообщил ничего нового об этом городе.
- Это так, - развёл руками Магнус. – И времени у нас уже почти не осталось. Скоро пришельцы будут здесь.
- Можно ли доверять видениям стражницы? – спросил Крутов, посмотрев на Хай Лин.
- В прошлый раз они не подвели, - ответила китаянка.
- В прошлый и единственный раз, - поправил её Сергей Иванович. – А в таких делах статистика не на последнем месте…
- Я могу поручится за неё, - изрёк Магнус. Сейчас он готов был хвататься за любую возможность, пусть даже и призрачную. На самом деле он, так же, как и Крутов, не был уверен в словах юной стражницы. Но это был тот самый шанс, за который архимаг был готов ухватиться, ведь речь шла о его родном мире.
- Ладно, допустим… хотя мне и не нравится полагаться лишь на видения. Что вы хотите от меня?
- Военной поддержки, - ответил Магнус.
- Это будет нелегко… Хотя можно изловчится, - Крутов задумался, прошёлся из стороны в сторону, меряя шагами расстояние от входной двери зала до ближайшего стола…
- У нас не так много времени, - заметил Магнус, кивая на экран в противоположном конце зала – корабли пришельцев были видны сверху и на большом удалении. Они уже летели над пустыней.
- Л-ладно, - Крутов резко остановился. – Есть один вариант…

- Итак, план понятен? – наконец спросил Сергей Иванович, закончив излагать – сейчас он, Магнус, стражницы и Джайна находились в той самой камере перемещения, из которой Крутов вышел часом раньше, вернувшись после встречи с президентом.
- Да, - кивнула Джайна, отвечая за всех.
- Поскольку сейчас с ресурсами у нас напряжённая ситуация, то я не смогу выделить большое количество техники, - продолжил Крутов. – Поэтому вам придётся действовать очень быстро. И всё же мне не понятно, зачем вам нужно находиться в непосредственной близи от объекта…
- Иначе велик риск того, что я не смогу направить Сердце Кандрокара верно руководствуясь лишь видением Хай Лин, - ответила Вилл.
- Понятно… Вобщем, план утверждён – мы отвлечём охрану объекта и выиграем для вас время, - в голосе Крутова слышалось сомнение.
- Мы готовы, - решительно произнесла Хай Лин, а Магнус утвердительно кивнул.
- И вот ещё что, - глава ФСБ оглядел «диверсионную группу». – Вас будут сопровождать бойцы Особого отдела – на всякий случай…а вот и они, - Крутов посмотрел на открывшуюся массивную титановую дверь – на пороге стояли пять человек, облачённые в странные бронескафандры – серые броневые пластины с вкраплениями какого-то синего металла перемежались с пластинами из серебристого материала, словно бы светившегося изнутри. На спинах у скафандров располагались своеобразные «горбы» - там прятались источники энергии. Все пятеро сильно походили на боевых роботов, сошедших со страниц фантастических романов. Иллюзию нарушало лишь то, что у скафандров не было шлемов – на стражниц смотрели пятеро мужчин, в глазах каждого из которых читалась суровая решимость. В руках они держали массивные атомные излучатели. Джайна с интересом и удивлением рассматривала вошедших, а потом посмотрела на Крутова, и произнесла:
- Я чувствую в них магию… Они маги?
- Нет, - Крутов улыбнулся. – Но могут использовать магию благодаря скафандрам.
- Удивительно, - полушёпотом произнесла волшебница. Последний час удивление не покидало девушку ни на минуту – база землян отличалась от всего, что когда-либо видела Джайна, и, видя какой-то непонятный агрегат или ещё что-то – даже обычную шариковую ручку - девушка удивлялась, спрашивала, а когда ей объясняли принцип работы, то либо не понимала, либо – если понимала - удивлялась ещё сильнее, но уже изобретательности тех, кто создал это.
- То-то я смотрю – что-то мне эти скафандры напоминают! – воскликнула Тарани. – Во время нашей последней встречи с Медведевым он тоже был в похожем скафандре!
- Верно. Но то был прототип первого поколения. Эти – второе поколение, - кивнул Крутов, а затем обратился к бойцам, - Вам понятна ваша задача?
- Так точно, - ответили они.
- Тогда мы начинаем. Ваш выход через пять минут, - произнёс Сергей Иванович. – Товарищ Звягинцев, как меня слышите?
- Слышу громко и отчётливо, - раздалось из динамиков.
- Пора приступать, - сказал Крутов.
- Понятно, начинаю переброску техники, - произнёс Звягинцев – он сейчас был в зале наблюдения и контролировал оттуда грузовой переместитель в ангаре. – Танки пошли! Экспериментальным истребителям – готовность ноль!
- Держите меня в курсе, - произнёс Крутов, выходя из камеры перемещения и слыша, как командир отряда бойцов Особого отдела сказал «есть»…

Солнце клонилось к закату, окрашивая облака в оранжевый и красный цвета. С юга дул слабый тёплый ветерок, поднимавший небольшие песчаные облачка, и увлекавший их в неведомом неаправлении. Тишина и спокойствие, а повсюду, куда ни посмотри – барханы и дюны, над которыми поднималось марево, искажавшее перспективу. Город Предтеч находился немного севернее, но шпиль его центрального здания был хорошо виден отсюда.
Однако спокойствие было мнимым – десантные корабли пришельцев приземлялись абсолютно безшумно и из них выходили воины. Грузовые корабли открывали свои отсеки, из которых на песок сходили причудливые биотехнические механизмы…или – организмы? А в воздухе над этим лагерем, заслоняя солнце, ощутимо массивной зловещей громадой висел резонансный генератор.
Ревнитель Веры вновь вдыхал воздух этой планеты – прошло чуть больше двух дней с того момента, как он её покинул, и вот он снова здесь и снова по приказу Первого Советника. Но теперь Хо’раас руководил операцией по развёртке генератора… Внезапно небо прочертил дымный след и вонзился в один из кораблей в центральной части лагеря – мощный взрыв разорвал корабль в клочья и разметал воинов, что были неподалёку, а в следующую секунду над лагерем стремительно пронеслись пять реактивных истребителей. Машины сильно смахивали на МИГ-29 ОВТ, но металл, из которого они были сделаны, имел странные светящиеся вкрапления, складывавшиеся в гармоничные геометрические узоры.
- Воины! Приготовится к нападению! – скомандовал Ревнитель, пристально следя за манёврами неизвестных летательных аппаратов и пытаясь ментально воздействовать на сознания пилотов. Но у Ревнителя к его удивлению ничего не получилось – либо машины были безпилотными, либо пилоты имели защиту от ментального воздействия!
Истребители совершили разворот, намереваясь совершить вторую атаку. Несколько десантных судов, всё ещё находившихся в воздухе, резко сорвались с мест, идя наперерез и полосуя пространство ветвящимися синими молниями, и тут же лагерь пришельцев накрыло взрывами – четыре танка, выехавшие из-за ближайшей дюны, открыли огонь…

Портал высадил их в полукилометре от лагеря пришельцев. Оттуда доносились звуки ожесточённого сражения - слышалось стрекотание пулемётов и грохот взрывов, а в небе разворачивался бой между истребителями землян и кораблями ящеров. Вот  один из «птеродактилей» сел на хвост истребителю, и начал полосовать вспарывать воздух молниями, норовя сбить аппарат землян. Но самолёт внезапно рванул вверх под углом в девяносто градусов, моментально сделал сальто и сам теперь преследовал противника, посылая ему вдогонку мощные энергетические сгустки, от которых тяжеловесный железный ящер уклонялся с большим трудом.
Бойцы Особого отдела держали атомные излучатели наготове и пристально следили за лагерем, в котором насчитывалось больше сотни кораблей.
- Ничего себе! – присвистнула Ирма. – прямо «Звёздные войны» какие-то!
- Не время восхищаться, - прервал её Магнус, указывая на висевший над лагерем исполинских размеров веретенообразный объект. – Мы должны попасть туда, чтобы план удался.
- Я знаю, - кивнула Вилл, с опаской поглядывая на висевшую в небе громаду резонансного генератора. – Приступим. Джайна, пригодится твоя помощь – постарайся усилить видение Хай Лин, чтобы Сердце Кандрокара смогло перенести нас.
- Я попробую, - ответила волшебница и взяла Хай Лин за руку. Вилл достала Сердце Кандрокара – артефакт светился. – Начинайте, - произнесла она…и внезапно вздрогнула от невероятно громкого трубного звука разнёсшегося над пустыней, от которого даже песок поднялся в воздух – резонансный генератор встопорщил свои черные чешуйки и начал двигаться в их сторону!
- Что за чёрт? – изумился Магнус, но никто не успел ему ответить – тугой поток слепящего белого света, который испустила громада генератора, накрыл всю группу…

Сознание медленно прояснялось…
Голова чудовищно болела – казалось, словно в неё забивали гвозди, и терпеть такую боль было чертовски непросто. Перед глазами всё плыло – возникали и пропадали какие-то силуэты, пятна, световые отблески, но преобладающим цветом был чёрный. Слуха касались странные приглушённые звуки, а обоняние улавливало массу странных незнакомых запахов. Вилл попыталась поднять руку, но тело не слушалось, словно она была парализована.
- Та-а-ак – та-а-ак, - внезапно раздался чей-то странный, с металлическими нотками, ироничный голос. Голос был тихим, приглушённым, как если бы кто-то говорил через стену. – Очнитесь, уважаемые дамы и господа, очнитесь, - было в этом голосе что-то смутно знакомое, но Вилл не обратила на это внимания. Однако после фразы, произнесённой голосом, зрение стало к ней возвращаться – сначала она стала различать расплывчатые силуэты, затем поняла, что находится в каком-то помещении. А после всё стало чётким – она обнаружила себя стоящей в столбе струящегося мерцающего света, исходившего откуда-то сверху. Рядом с ней в аналогичном положении были Магнус, остальные стражницы и Джайна, которые тоже начали приходить в себя. Бойцов спецотряда она здесь не видела. Помещение было слабо освещено, но Вилл поняла, что оно довольно большое и просторное по слабым отблескам стен.
- Вот мы и встретились, наконец, - произнёс всё тот же голос. Вилл попыталась двинуться, но не смогла – похоже, этот столб света, в котором она находилась, был особым полем. – Честно говоря, иначе и быть не могло, - в голосе невидимого собеседника мелькнули нотки превосходства.
- Кто вы такой? – спросила Вилл первое, что пришло ей в голову – мозг пока ещё отказывался адекватно работать, а при попытке напрячь его, Вилл испытывала головокружение и тошноту.
- Ну конечно… правила этикета, - освещение зала тут же усилилось, разгоняя мрак, и глазам пленников предстал огромный круглый зал, в центре которого стояло существо человеческого роста, облачённое в чёрный балахон с капюшоном. Балахон полностью скрывал того, кто в нём находился, и поэтому нельзя было ничего сказать об этом таинственном собеседнике. – Позвольте представиться – я – Первый Советник Императора Шао’ссоров… а вот представлять вас мне нет никакой нужды – я прекрасно знаю, кто вы такие, стражницы завесы, архимаг Магнус и юная волшебница Джайна.
- Откуда…, - начала Ирма, слабо понимая, что происходит, и где она вообще, но Советник её перебил:
- Откуда мне известно, кто вы такие? У каждого из нас свои секреты… вы ведь как-то узнали, где предполагалось установить резонансный генератор, - Советник подошёл вплотную к световым столбам, в которых находились пленники, затем капюшон балахона качнулся вверх-вниз, и тут же за его спиной возник портал и которого вышла та, которую никто не ожидал здесь увидеть:
- Нерисса! – воскликнула Вилл. – Значит, ты стоишь за всем этим! – колдунья лишь презрительно посмотрела на хранительницу Сердца Кандрокара и подошла к Советнику.
- Вы сделали всё даже лучше, чем я предполагал, - удовлетворённо произнёс Советник. – Честно говоря, вы сработали настолько хорошо, что мне даже жаль, что нашему сотрудничеству пришёл конец, - голос Советника был полон сарказма.
- Ты обещал! – с вызовом произнесла Нерисса. Но за этим вызывающим тоном колдунья пыталась крыть свой страх перед этим таинственным существом, которое с такой лёгкостью сумело одолеть её.
- И я не отказываюсь от своих слов, - кивнул «балахон». – Ты свободна, фотонный самораспад тебе больше не грозит… И кстати – можешь забрать Сердце Кши’асса, - Советник был совершенно спокоен. И это пугало колдунью ещё сильнее.
- Так, кто-нибудь вообще понимает, что здесь происходит? – спросила Ирма, обращаясь не понятно к кому – она, так же как и остальные, уже поняла, что не может двинуться с места. Но на её вопрос никто не обратил внимания.
- По крайней мере, вы держите своё слово, и это делает вам честь, - произнесла Нерисса. – Но помните – теперь мы враги.
- Скоро всё это станет неважно, - туманно произнёс Советник. – Идите, пока я не передумал – колдунья взмахнула рукой и скрылась в портале. Пока Советник не передумал.
- Ну что ж…одним делом меньше, - проговорил балахон, оборачиваясь к пленникам. – И что теперь делать с вами?
- Отпустить! – предложила ему Ирма, пытаясь этой шуткой успокоить саму себя. Осознание произошедшего пришло постепенно, но ни сама Ирма, ни её подруги пока не собирались отчаиваться, хотя и не знали. Как выпутаться из сложившегося положения.
- Это хорошо, что даже в такой ситуации чувство юмора тебе не изменяет, - похоже, Советник говорил искренне. – Но, видишь ли, я не могу этого сделать.
- Кто бы сомневался, - вмешался в разговор Магнус. – Что вам нужно?
- Это я должен спросить у вас – что вам здесь нужно? – Советник резко обернулся в сторону мага.
- Мы пришли помешать вам поработить народ Меридиана! – выпалила Корнелия.
- Вы пришли? Или вас сюда привели…, - туманно изрёк Советник.
- Что это значит? – впервые с того момента как очнулась, заговорила Джайна.
- Свобода – вот что отличает разумных существ от животных…Свобода воли, свобода действий и выбора…и ответственность, без которой свободы не бывает, - Советник встал напротив Джайны – капюшон его балахона слегка приподнялся, и оттуда на волшебницу глянула тьма. Девушка попыталась отвернуться от пронизывающего взгляда, но не смогла даже пошевелить головой. – Но даже среди разумных существ не все пользуются этими возможностями…Разумный выбирает, раб исполняет… Вы говорите, что пришли для того, чтобы помешать нам. Но пришли ли вы по своей воле, или вас привели? Кто же сюда пришёл – рабы или разумные? – Советник посмотрел на Хай Лин.
- Я что-то не въезжаю в тему, - проворчала Ирма. – К чему вы клоните?
- Тот, кто привёл вас сюда, не владеет собой. И, всё же, он пользуется вашим доверием, - голос Советника лязгнул металлом. – Не так ли, Хай Лин?
- Причём здесь я? – удивилась повелительница воздушной стихии.
- Очень часто разумного отделяет от рабства незримая, эфемерная граница…Например всего одна фраза – БУДЬ ЛЮБЕЗНА, - и только Советник произнёс это, как Хай Лин, хотевшая что-то сказать, замерла, а зрачки её глаз расширились. Взгляд её теперь был похож на взгляд сноходца.
- Что ты с ней сделал?! – крикнула Вилл.
- Вот кто привёл вас сюда…, - произнёс Советник. – привёл по моей воле. Она приняла программу контроля и подчинилась.
- Это невозможно! – потрясённо прошептала Вилл. – Как?
- Иллюзии, дорогая стражница, иллюзии, - спокойно изрёк Советник.
- Странный кристалл! – воскликнула Тарани. – Вот что она взяла!
- Верно, - кивнул Советник. – Но вопрос всё же остаётся открытым – что с вами делать? Убить? Но мы не варвары… Можно отнять у вас силу и тогда вы не сможете ничем помешать… Или просто изолировать на время? – Советник внимательно всматривался в лица пленников.
- Да кто ты вообще такой, чтобы решать судьбы других! – возмущённо произнесла Джайна. – Если ты не трус, то почему скрываешь своё лицо?
- Ну что ж, будь по-твоему, юная волшебница, - и Советник сбросил капюшон. Абсолютная тишина воцарилась в зале – стражницы словно оцепенели, в их глазах читались удивление, непонимание, страх и отчаяние. Магнус хоть и пытался выглядеть невозмутимым, но ему это не удавалось, ведь теперь они узнали, против кого сражались, узнали, кто был их врагом. Они увидели лицо. Лицо человека – юноши лет двадцати пяти, коротко стриженого брюнета. Черты его лица не были резкими – скорее плавными. Нос с небольшой горбинкой, не то, чтобы маленький, но и не большой.  Лицо того, с кем стражницы и Магнус сражались бок о бок против многих опасностей.
На них, улыбаясь, смотрел Странник…

Свободный человек
Калужская область, октябрь 2007 – май 2008.

0

16

ЧАСТЬ II. ВОЙНА ЗАКОНОВ


Ты должен сделать добро из зла потому,
что его больше не из чего делать…

Р.П. Уоррен


Мечта… У каждого человеческого существа есть мечта, то самое заветное желание, образ идеального будущего, на осуществление которого в глубине души надеется каждый человек. Но, как это всегда бывает с людьми в силу их несовершенства, мечты человеческие отнюдь не всегда достойны уважения и восхищения: разве можно уважать того, кто мечтает о таких мелочах, как деньги, материальное благополучие, власть, обладание чем-то? Слишком банально и приземлённо. А ведь есть ещё и те, кто мечтает навредить другим, построить своё благополучие за счёт несчастий других просто потому, что иначе не умеет... Но есть и люди, мечтающие о совершенно иных вещах, о постижении тайн мироздания, например. Или о любви…впрочем, эта мечта тоже не нова.
Иногда случается так, что человек видит смыслом своей жизни реализацию мечты, которую он лелеял на протяжении многих лет. И тогда такой человек будет упорно, временами даже фанатично идти к этой цели, невзирая на все трудности. К сожалению, чаще всего такие люди встречаются среди властолюбцев, или тех, кто готов на всё ради денег и улучшения своего социального и материального положения. Такие цели сугубо эгоистичны, и успех в их достижении почти никогда не несёт ничего положительного для всех остальных людей. Зачастую, даже совсем напротив – жизнь становится хуже. Но, какова мечта, таковы и последствия, с которыми приходится сталкиваться после её достижения. Если мечта приземлённая, то и последствия будут носить отнюдь не глобальный характер. Буквально и фигурально.
Но если же свою мечту вознамерился осуществить какой-нибудь неисправимый романтик… Вот здесь результат предсказать уже не так просто. Единственное, что можно сказать точно – чем больше проходит времени после осуществления такой мечты, тем серьёзнее будут последствия…

Глава 1. Элемент непредсказуемости

«Если хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах»
Автор неизвестен.

«Я просто хотел показать им, насколько хрупки их планы…»
Джокер, фильм «Тёмный рыцарь».


…«Одиночество… Порой без него не обойтись… Особенно если каждый представитель твоего народа способен читать мысли остальных и готов в любой момент поведать о твоих мыслях тому, кто упрячет тебя за решётку или отправит на казнь, узрев в твоих мыслях даже тень ереси или сомнений. В таких условиях возможность уединения становится поистине безценной. Но уединение уединению рознь…
Забавно – несколько циклов назад я не усомнился бы в правильности решения  Первого Советника, в его мотивах и действиях. Не было бы у меня сомнений в том, что я делаю. Но, похоже, я изменился. А что самое странное – я никак не могу понять, почему это случилось, не могу найти причину изменения», - Шро’так спокойно мерил шагами свою каюту, ставшую  теперь для него тюрьмой – угрюмое просторное помещение без какого-либо намёка на окна, с голыми, светло-зелёными стенами, матово-чёрным полом и потолком, с которого струился ровный жёлтый свет.
Мысль о побеге всё чаще стала посещать командующего в последние полчаса, но отголоски его прежней жизни, прежнего «Я», цепляясь за отстранённые размышления, пытались заглушить её, вышвырнуть из сознания. Впрочем, не очень успешно.
«А моё вынужденное одиночество сейчас представляется в довольно специфическом свете…» - продолжал размышлять командующий, - «особенно если учесть, что согласно уставу, в зависимости от ситуации, и следуя принципу целесообразности, командующий флотом имеет право принять своё решение, невзирая даже на приказы Верховного… А Советники вообще не имеют никаких полномочий в армии… Но почему тогда Император сперва назначил ответственным за проведение всей кампании Первого Советника, а затем вообще отправил его сюда, наделив чрезвычайными полномочиями? Вероятно, из-за того, что узнал о городе Предтеч. Это веская причина. И в этом случае мои действия действительно можно осудить. Но почему именно Советник, а не маршал Ша’таасс, который по всем правилам и должен был принять командование? Может быть потому, что Советник хорошо проявил себя в ходе подготовки к Новой Кампании. Слишком уж хорошо и слишком рьяно. А может и по другой причине…
Первый советник… Среди всех Советников он самый таинственный – о нём почти ничего не известно. Безусловно – тайна личности Советников Императора – одна из важнейших тайн Империи, но о Первом Советнике ничего не известно даже самим Хранителям Истины и Оберегающим Сокрытое, насколько я знаю. А вот это уже очень странно. Этот… Советник появился внезапно, будто из ниоткуда, один системный цикл назад, и сразу же указом Императора был назначен Первым в Коллегии. Это вызвало протест остальных Советников, но дело взял под контроль сам Император… И тогда же, почти сразу, началась Вторая Кампания. Первый Советник весьма искусно использовал нашу религию, веру и мировоззрение, чтобы обосновать необходимость этого очищающего похода… Сомнительного похода. Естественно, что он сразу получил поддержку Ордена Ревнителей и самого Блюстителя Духа, не говоря уже об остальных кастах общества. А Император же, с момента появления Советника, стал в основном полагаться лишь на него… Всё это более чем странно. Да и сам Советник… Он ниже ростом Шао’ссора из любой касты, даже самой низшей, ментальное поле его тоже не вполне обычно, хотя по основным параметрам всё сходится…
А теперь ещё эта странная планета! Зачем вообще было давать её координаты, если уже была назначена узловая точка системы инициации Изменения? Ближе? Не аргумент. И, всё же, я решил проверить, что здесь такое и, похоже, каким-то странным образом перешёл дорогу Советнику. Уж не знаю, как… Ему здесь что-то нужно. Но, раз он действует от имени Императора, то Верховному, вероятно, известна суть происходящего. А с другой стороны – всё может быть иначе. В любом случае необходимо выяснить, какую игру ведёт Советник. Однако для этого я должен выбраться отсюда», - мысль о побеге из заточения вновь навестила командующего. На этот раз он не стал её прогонять, и одарил дверь-мембрану испепеляющим взглядом. Впрочем, на дверь это не произвело ни малейшего впечатления. «Но легче сказать, чем сделать – у меня нет ни оружия, ни того, чем можно было бы попытаться открыть дверь… Что изнутри при отключённой системе подстройки практически невозможно. Кроме того, каюта экранирована от пси-поля…», - и тут, словно услышав мысли своего «гостя», каюта начала преображаться и принимать вид жилого помещения - из пола и стен мгновенно выросли причудливые приборы и элементы мебели, сформировались экраны. Кто-то включил систему конформной подстройки! Шро’так приготовился отразить нападение, буде таковое последует, но когда дверь, с шипением всосавшись в стены, открылась, на пороге никого не было! Лишь два охранника стояли в коридоре напротив входа и смотрели прямо на командующего ничего не выражающими глазами, во взгляде которых отсутствовала даже тень мыслительной деятельности.
«Видимость обманчива. Я чувствую ваше присутствие. Вы не Шао’ссоры. Кто вы такие?», - командующий метнул своё ментальное послание, и тотчас в воздухе вокруг него проявились пять фигур, мгновенно приобретших плотность. Все пятеро были облачены в необычные бронескафандры - серые броневые пластины с вкраплениями какого-то синего металла перемежались с пластинами из серебристого материала, словно бы светившегося изнутри. Каждый из странных посетителей держал в руках массивное и грозное на вид оружие. Но что больше всего удивило командующего – все они были на две головы ниже него самого. А когда он рассмотрел, кто на него глядит сквозь стёкла шлемов, то удивился ещё больше – это были представители той самой расы, что населяла планету, на орбите которой кружил флагман! Впрочем, он быстро справился с удивлением – командующий не хотел показывать свою слабость этим чужакам.
«Кто вы?», - повторил свой вопрос Шро’так – странные посетители переглянулись, а затем вкрапления синего металла в броне скафандра одного из них, по видимому – командира, засветились, и командующий с трудом и не без удивления поймал мысленный ответ на неиспользуемой частоте пси-спектра:
«Нам было приказано освободить вас, командующий»
«Я не спрашивал, что вы здесь делаете, я спросил кто вы такие!», - резко ответил Шро’так, внешне оставаясь совершенно спокойным. Впрочем, землянам и так было довольно сложно разобраться в его мимике.
«Мы», - человек в светящемся скафандре обвёл всю группу взглядом, - «люди, представители вида homo sapiens, человек разумный. Именно наш город вы атаковали на северном полюсе планеты. Что касается нашей группы – это отряд специального назначения», - Шро’так с трудом разбирал мыслеречь собеседника, так как в ней было множество искусственных шумов, и командующий окончательно уверился в том, что человек говорит с ним посредством какого-то устройства.
«Понятно. А вот теперь как раз и настал момент спросить, что вы здесь делаете», - передал свою мысль ящер, смерив человека оценивающим взглядом. К этому примешивалось ещё и уважение – защита флагмана была совершенна, но эти инопланетяне смогли не только её преодолеть, но и добраться сюда незамеченными!
«На такие разговоры у нас ещё будет время», - сухо ответил командир группы. «У нас здесь есть ещё одно важное дело, решение которого не терпит промедления…»
«Будь обстоятельства иными… Но сейчас я готов заключить с вами союз и даже оказать некоторую помощь… В благодарность. И потом – у меня тоже есть одно важное дело», - ответил Шро’так и вышел из каюты, задержавшись двоих охранников и отобрав их оружие…

- Я вижу…вы удивлены, - усмехнулся Игорь, подойдя почти вплотную к энергетическому столбу, где парализованные, стояли стражницы, Магнус и Джайна. – Но здесь, как раз, нет ничего удивительного…
- Фух! Ну ты даёшь! Напугал до чёртиков! – первой отошла от удивления Ирма. – Знаешь, мы, конечно, рады тебя видеть и всё такое, но может, отключишь уже этот луч? И разъясни-ка ситуацию с Хай Лин, - стражника перевела взгляд с подруги, которая всё ещё грезила с открытыми глазами на Игоря.
- Этот твой вечный оптимизм, Ирма, - посмотрел ей в глаза «Советник». И этот взгляд показался девушке таким чужим, холодным и тяжёлым, что она отвернулась. Этот взгляд вовсе не был похож на добрый дружеский взгляд Странника. – Именно оптимизм помогает тебе не падать духом в, казалось бы, безнадёжных ситуациях…
- А ты изменился, Странник, - с горечью проговорил Магнус. – Пожалуй, именно это меня и тревожило, когда мы с тобой простились в последний раз – возможность такого изменения. Но я понадеялся, что ты не позволишь себе измениться так.
- А вы тоже, я гляжу, от безделья тут не страдали, Магнус, - Игорь отошёл в середину зала, шурша балахоном, волочащимся по полу. – Стали более властны, воссоздали Гильдию Магов…
- Так, постойте! Я чего-то не поняла, или…
- Ты всё верно поняла, Ирма – он нас не отпустит. Это уже не тот Игорь, которого мы знали, - ответила подруге Тарани.
- А вот здесь ты права, - Советник резко обернулся и подмигнул огненной стражнице.
- Да? И как сейчас себя чувствуешь, предав всё, во что верил раньше и нашу дружбу? – бросила она Игорю.
- Ошибаешься – я никогда не предавал своих принципов и убеждений, - резко ответил он.
- Тогда как ты объяснишь всё, что произошло в последние несколько дней? Как ты мог такое устроить? Напасть на беззащитных…, - Вилл не хотела верить в то, что Странник мог так измениться, но осознавала, что это факт. И от этого у неё на душе словно кошки скребли, а в сердце возникло неприятное чувство безмерной щемящей пустоты – будто частичка её души ушла безвозвратно.
- А я не собираюсь вам ничего объяснять, - флегматично ответил Игорь, накидывая капюшон и снова превращаясь в таинственного Первого Советника Императора. – Неведение для вас – благо. Но вы считаете, что теперь вам известна истина. Разубеждать вас я не хочу и не стану. Но можете мне поверить – я искренне не желал того, чтобы ситуация зашла так далеко.
- Ах, какое благородство, - фыркнула Джайна. – Легко говорить об этом, находясь здесь, - юная волшебница с вызовом посмотрела на Игоря.
- Да, верно – легко. Но так это выглядит со стороны, - Советник вновь подошёл к слабо мерцающему энергетическому столбу. – Можете мне не верить, но правда в том, что я пытался спасти вас – ящеры шли на войну, а здесь, на Меридиане, ограничились лишь разведывательной операцией. Если бы я сразу поступил так, как подобает Советнику, то Меридиан в первый же день был полностью лишён любой разумной жизни… а вы, как всегда, сделали то, что у вас получается лучше всего – ничего не поняв, вмешались туда, куда не следовало.
- Интересно, чего мы не поняли? Того, что ящеры вторглись на беззащитную планету и начали убивать мирных жителей? - ядовито осведомилась Корнелия.
- Ты ещё забыла сказать, что я освободил Нериссу, - в тон ей ответил Игорь. – Не было никакого вторжения – большая часть кораблей – голограммы. Мирные жители спаслись в Заветном Городе. А колдунья нужна была лишь для того, чтобы привести вас всех сюда, на флагман, где я смогу обеспечить вашу безопасность…
- А заодно вывести нас из игры, чтобы мы не мешали, - продолжила Вилл.
- И это тоже, - кивнул «балахон». – А всё потому, что вы ввязались в игру, правил которой не знаете, и вам неведомо, ЧТО поставлено на карту… Но теперь резонансный генератор на планете, и скоро мне достаточно будет щёлкнуть пальцами, чтобы ситуация изменилась в лучшую для всех нас сторону…
- И каким же циником надо быть, чтобы уничтожение Меридиана считалось улучшением ситуации? – гневно спросила Ирма, одарив Советника презрительным взглядом.
- А с чего вы вообще взяли, дорогие мои, что генератор должен уничтожить Меридиан? – проникновенно и спросил Игорь, повернувшись к стражнице.
- Что…, - но вопрос Ирмы повис в воздухе – внезапно весь зал затрясся, а из-за стен послышался далёкий утробный гул. Мгновение тишины, и снова встряска, но уже сильнее. Гул шёл уже с другой стороны. И только теперь в зале раздался громкий нечеловеческий голос, разразившийся чередой неприятных для людей шипяще-щёлкающих звуков.
- Ай да командующий! – усмехнулся Игорь, дослушав сообщение. – Прыток оказался, зараза. Ну, ничего… Уважаемые гости, - с тенью иронии произнёс он, обращаясь к пленникам. – Ситуация изменилась, ввиду чего я на время вас покину. А чтобы вы не скучали, вам составят компанию ваши старые знакомые, - картинно поклонился и исчез. Вот так просто. Без каких бы то ни было световых или иных эффектов. Растаял в воздухе, как туман. А мгновением позже яркая ослепляющая вспышка озарила зал… Когда же пленники, наконец, перестали моргать, то увидели, что перед ними, закованные в монструозные бронескафандры, стоят…люди! Три человека, чьи лица были хорошо знакомы стражницам – китаец Вонг со своей неизменной полуироничной улыбкой, спокойная и холодная как лёд, Мария Кесслер и ухмыляющийся Макс Линдон. И, похоже, несмотря на то, что шлемы у всех троих были открыты, пребывание в поле чужеродных законов им нисколько не вредило…

Крутов нервничал. Пожалуй, так сильно он не волновался с того самого момента, когда проводил пять лет назад секретную антитеррористическую операцию в Афганистане, целью которой было устранение одного из видных деятелей «Талибана», в ведении которого находились вопросы финансирования чеченских экстремистов… Теперь же волнение Сергея Ивановича имело иную причину…
План внезапной атаки лагеря пришельцев в пустыне, предполагавший отвлекающий манёвр и отправление в тыл противника группы стражниц и магов с самого начала казался Крутову ненадёжным, что и подтвердилось два часа назад. Казалось – враг ждал их: связь с группой была почти сразу потеряна, а экипажи истребителей и танков доложили об активации гигантского веретенообразного объекта, спущенного ящерами на планету под охраной целой армии, после чего спешно ретировались на базу через порталы, так как не могли долго сдерживать противника. Что случилось с диверсионной группой не известно – отряд сопровождения на связь не выходил, а связаться с ними с базы по непонятной причине оказалось невозможно. И о том, что это за причина, можно было строить множество догадок.
- Сергей Иванович? – Звягинцев вошёл в кабинет начальника совершенно безшумно, чем немало удивил Крутова.
- Ну, что у нас плохого? – осведомился глава ФСБ, с трудом подавив в себе волнение, продолжая в мыслях искать варианты выхода их кризиса. Единственным вариантом была экспедиция Васильева, но и от него уже давно не было вестей…
- Васильев только что вышел на связь, - сухо сообщил учёный, теребя пуговицу своего белого научного халата и внимательно вглядываясь в осунувшееся от усталости и перенапряжения лицо Крутова. Пуговица медленно но верно отрывалась.
- Помяни чёрта…, - усмехнулся Сергей Иванович. – Что у него? Ему удалось что-нибудь выяснить о Городе?
- Его группе удалось наладить связь с искусственным интеллектом города, но до полноценного контакта дело пока не дошло. Похоже, сам ИИ к этому не слишком стремится. Однако, прогресс, всё же, есть, - ответил Николай Владимирович. – И ещё Васильева тревожит поведение ИИ в последние два с половиной часа – кажется, он активирует неизвестные системы города, который на поверку оказался колоссальным техническим комплексом...
- Вот как? – изогнул бровь Крутов. – И откуда это стало известно?
- По косвенным данным – некто Румянцев сумел подключится к системе контроля энергообеспечения «мавзолея» - так они называют здание, в котором укрылись – и обнаружил, что в здании вырабатывается, а затем уходит по всем направлениям огромнейшее количество энергии, возрастающее со временем…
- Два с половиной часа, говорите…, - задумчиво проговорил Крутов, исподлобья глянув на собеседника.
- Да, - кивнул тот. – Возможно ИИ уже известно высадке вблизи от города десанта пришельцев.
- Мне кажется, что он готовит им тёплый, горячий приём, - саркастично изрёк Сергей Иванович, обходя массивный деревянный стол. – А что насчёт группы? Удалось установить с ними связь?
- Нет, - качнул головой Звягинцев, прекратив крутить почти оторванную пуговицу. – Либо у всех пятерых неполадки с передатчиками, либо…,  - учёный пожал плечами, иллюстрируя всё многообразие вариантов, подразумевавшееся под вторым «либо».
- А вот «либо» быть не может, - уверенно сказал глава ФСБ. – Эти парни – профессионалы.
- Остаётся надеяться, что вы правы, - ответил Звягинцев и, немного помявшись, продолжил. – Есть ещё одна вещь, о которой вы должны знать, Сергей Иванович, - Крутов вопросительно и в то же время требовательно посмотрел на учёного. – Десять минут назад наша исследовательская аппаратура, работающая в автоматическом режиме, включая и космическую, зафиксировала нечто странное…
- Слушайте, хватит уже тянуть кота за хвост! – резко прервал его Сергей Иванович. – Животное не заслужило такой печальной участи, так что говорите сразу по делу.
- Вобщем, кажется, метрика этой части вселенной начинает меняться, - дрогнувшим неуверенным голосом проговорил Звягинцев.
- Что вы имеете в виду?
- Все наши исследовательские аппараты показывают незначительные изменения основных физических констант. Например, изменение массы некоторых элементарных частиц, свойств электромагнитного поля… и другие странности, - ответил учёный, завершая своё пояснение с таким видом, будто сам не верил, что всё, о чём от только что говорил, происходит на самом деле. И в глазах его отчётливо читалась тревога. – Пока всё это происходит скачками, а затем возвращается к нормальным значениям, но…
- Хм…а вот это уже совсем нехорошо, - шёпотом произнёс Крутов, проводя рукой по лицу – с каждым часом ему всё труднее было сохранять видимость своего спокойствия. Но он держался. На силе воли – ведь если спасует он, то спасуют и остальные – учёные, солдаты. А этого нельзя допустить. – Вы уверены в этом? – повернулся он к Николаю Владимировичу.
- Трудно сказать…
- Говорите!!!
- Да, - тут же ответил Звягинцев. – К сожалению, да. Но чем это спровоцировано, я не могу сказать – я просто не знаю, как такое вообще возможно. Уровень развития нашей науки не достаточен, чтобы понять это.
- Зато вы можете сказать, что нам ничего хорошего это не сулит, - уставшим голосом произнёс Крутов, опускаясь в кресло.
- Вы правы – пока изменения ещё незначительны, но тенденция неутешительна. На данный момент достаточно лишь незначительного воздействия и изменения начнут нарастать лавинообразно, что чревато фазовым переходом вакуума… Естественно, всякая жизнь в этом мире погибнет. Вселенная останется, но будет уже совершенно иной…
- Мда… а помешать этому мы не в силах, - снова шёпотом проговорил глава ФСБ. Всё-таки, он очень устал. Не столько физически, сколько психологически. Сейчас от него зависело едва ли не больше, чем от президента, и от того, как он себя поведёт, ситуация может измениться в ту или иную сторону. Он хорошо понимал это, но впервые в жизни не знал, какой из множества вариантов будет правильным. Да и гибель почти половины защитников города во время отражения атаки пришельцев, не давала ему покоя, вися на душе неподъёмным грузом.
- Мы должны действовать, - наконец произнёс Крутов. – Но я, чёрт возьми, не представляю, как…
- Знаете, говорят: «Если гора не идёт к Магомету, значит, Магомет идёт к горе». И мне представляется, что мы с вами сейчас являемся той самой горой, - улыбнувшись, ответил Звягинцев, поправляя очки.
- Предлагаете ждать?
- Это лучшее, что мы сейчас можем сделать, - сказал учёный, вновь улыбнувшись. Так же, как и Крутов, он прекрасно понимал, что это единственное, что они сейчас могут сделать…

- Это заставит их понервничать, - довольно проговорил Вячеслав Холецкий, командир отряда особого назначения, когда очередная мина, множество которых было расставлено людьми по всему кораблю, взорвалась где-то в глубине флагмана, порождая мощный гул. Сейчас отряд, ведомый Шро’таком, хорошо знающим флагман флота ящеров, пробирался по узкому и  техническому туннелю, коими корабль был пронизан, как кровеносной системой… Впрочем, это не далеко от истины, так как флагман, по сути, являлся квазиживым организмом, биомехом колоссальных размеров.
Туннель был узок, и передвигаться в нём было трудно даже землянам, уступавшим в габаритах ящеру. Плюс к тому – туннель не освещался, и группе приходилось использовать приборы ночного видения, хотя ящера темнота, похоже, ничуть не смущала – он уверенно двигался вперёд. Именно на него и полагались земляне, а Шро’так вёл их в лишь ему одному известном направлении. Сам же туннель напоминал кишку, кожистые стенки которой были увиты странными светлыми образованиями, подозрительно смахивающими на нейроны и образующими причудливые подёргивающиеся структуры.
Шли молча, а атмосфера недоверия и напряжённости витала над группой, как рой голодной саранчи над кукурузным полем. Люди гадали, можно ли верить ящеру, который сам вызвался им помочь, а сам командующий размышлял о причине, по которой враги освободили его и об общей странности ситуации. И, всё же, он вёл отряд землян в направлении Зала Извлечения Истины, где сейчас находились пленные люди. Шро’так узнал об этом из ментальной сети Шао’ссоров. А чтобы его мыслесфера оставалась незамеченной собратьями, он использовал те частоты пси-поля, на которых с ним разговаривал землянин. Это давалось командующему нелегко и отнимало много сил, но он должен был следить за обстановкой на флагмане.
Наконец они вышли в довольно просторное овальное помещение с куполообразным потолком, в центре которого сходились сотни и тысячи «нервных окончаний», образуя довольно неприятную на вид, кожисто-пупырчатую конструкцию, по форме напоминавшую гигантскую – в четыре человеческих роста - грушу, свисавшую с потолка на тонком хвостике. «Груша» сокращалась с определённой периодичностью, производя противный хлюпающе-булькающий звук.
Шро’так остановился, и, не оборачиваясь к людям, произнёс:
- Мы на месте.
«Что?», - тут же переспросил Холецкий в пси-диапазоне – ящер говорил на своём языке, не дублируя фразу телепатически.
«Мы на месте», - терпеливо повторил командующий, засовывая устрашающего вида пистолет в кобуру на поясе. «Это нервный узел. Отсюда можно следить за жизнедеятельностью корабля, отдавать ему приказы и управлять его системами», - и двинулся к «груше».
«Что вы собираетесь делать?» - спросил землянин, на всякий случай проверяя свой атомный излучатель.
«Найти тех, кого вы должны были охранять», - Холецкому показалось, или пришелец действительно ответил в ироничном колюче? Впрочем, человек больше ни о чём не стал спрашивать ящера – оба прекрасно понимали, что друг без друга они сейчас мало чего смогут добиться: люди не смогут отыскать своих и вернуться на базу, Шро’так – выяснить, что затеял Советник. Пока временное сотрудничество было выгодно всем.
Тем временем командующий начал производить странные манипуляции с «грушей» - что-то где-то поглаживал, надавливал, стукнул пару раз, от чего «груша» нервно сокращалась, отклоняясь в сторону от раздражителя. Через минуту труд командующего увенчался успехом – из «груши» стремительно вырос длинный щупальцеобразный отросток с тремя большими кожаными лепестками на конце. Ящер невозмутимо взял это новообразование, и поднёс к лицу – лепестки тут же с шуршанием сомкнулись у него на голове, а «груша» дёрнулась особенно сильно.
- Какого хрена он делает? – брезгливым тоном спросил один из бойцов.
- Надеюсь – именно то, что и обещал – ищет заблудших волшебников, - спокойно ответил Холецкий.

- Предательство, похоже, стало для вас привычным делом, - холодно произнесла Ирма, презрительно глядя на Вонга, Кесслер и Линдона.
- Следи за словами, девочка – я ведь и обидеться могу, - гадко улыбнулся китаец. – В том, чтобы стать на сторону победителя нет ничего зазорного. Это деловой подход.
- Это зомбирование, - шёпотом, но так, чтобы её услышала Ирма, сказала Тарани. – Вероятно, программа, внедрённая в них эмиссаром Равновесия, всё ещё действует… Страннику не составило труда использовать это в своих целях.
- Так они что, умственно неполноценные? – переспросила Ирма. Чересчур громко – Вонг сощурил свои и без того узкие глаза:
- Я же предупреждал, - и выпростал вперёд руку так, словно душил кого-то. Впрочем, так оно и было – Ирма тут же почувствовала, что её шею сжимает неведомая сила. Дышать становилось труднее с каждой секундой – от нехватки кислорода сознание помутилось, и состояние продолжало ухудшаться, а никто из друзей даже не мог пошевелиться, чтобы помочь Ирме – энергетический столб держал всех мёртвой хваткой…
- Отпустите её! – крикнула Вилл.
- Хватит, Вонг, прекрати, - одёрнула китайца Кесслер. – Ему они нужны живыми.
- Но насчёт их невредимости он ничего не сказал, - разочарованно изрёк Вонг, опуская руку – Ирма тут же закашлялась, почувствовав, что может дышать. – Мне всегда хотелось повторить этот трюк Дарта Вейдера, - осклабился китаец. – Надо сказать, эта иллюзия мне особенно удалась.
- Только трус нападает на беззащитных, - с вызовом бросила ему Джайна. На сей раз Вонг лишь усмехнулся.
- Они не ведают, что творят, дитя, - сказал Магнус. – Они не принадлежат себе…
- Почему? Очень даже ведаем и принадлежим…, - вмешался Линдон, но договорить не успел – яркая вспышка уже в который раз осветила зал, на несколько секунд ослепив всех, и из этой светлой тьмы внезапно раздался твёрдый командный голос:
- Сдавайтесь, вы окружены!
Зрение вернулось к стражницам через мгновение, и картина, которую они увидели на этот раз, была весьма обнадёживающей – Линдон, Вонг и Кесслер были окружены теми самыми суровыми парнями, которых Крутов отправил вместе со стражницами. Но самое главное – силовой столб был отключён и пленники вновь обрели свободу передвижения!
- Как вы вовремя! – радостно воскликнула Ирма, разминаясь.
- Так, постойте! А что он здесь делает? – Корнелия вопросительно смотрела на высоченного ящера в красной мантии, также нацелившего свой пистолет на воинов Советника.
- Он с нами, - последовал короткий ответ Холецкого.
- Мы должны уходить отсюда как можно скорее – Советник может вернуться в любой момент! – тревожно произнесла Джайна, кивая Вилл.
- Верно, - согласилась хранительница, доставая Сердце Кандрокара.
- Постойте,  - Линдон любезно улыбнулся. – Прежде, чем вы уйдёте, я хотел бы вам кое-что сказать…, - стражница остановилась. – Будь любезна, Хай Лин, убей незваных гостей, - всё произошло в один миг – мощнейший порыв ветра разметал стражниц, магов и солдат, впечатав их в стены с чудовищной силой! Один лишь Шро’так непостижимым образом продолжал бороться с натиском стихии, оставаясь на месте.
- Как же мне это нравится, Мария, - Макс подмигнул незрячим глазом женщине, одновременно походя к зомбированной Хай Лин, руководившей этим воздушным безумием. – Ситуация так быстро меняется, что не успеваешь ничего понять.
- Сейчас она ещё раз поменяется, – сквозь зубы проговорил Холецкий и его скафандр, как и скафандры остальных бойцов засветились изнутри синим – все пятеро тотчас плавно опустились на землю, неуязвимые для атак Хай Лин. – А вот и наш ответ, - тут же в сторону противника понёсся сверкающий энергетический ураган, смёл и дезориентировал всех троих, не зацепив стражницу, которая продолжала посылать мощнейшие вихри, способные разорвать человека на части, в сторону солдат, но они рассеивались, не долетая двух метров до цели!
- Пора валить отсюда, - крикнул Холецкий, доставая из кобуры на поясе пистолет с толстым гофрированным дулом, в то время, как остальные скрылись в портале, созданном одним из бойцов отряда – эти бронескафандры были отнюдь не просты.
- А теперь твоя очередь, - безшумный выстрел, и Хай Лин, потеряв  сознание, начала падать – Холецкий успел подхватить её и скрыться в портале в самый последний момент – ещё миг, и огненный шторм пронёсся по всему залу…

Это было большое помещение в форме шара, стены которого, плавно переходящие в потолок, покрывали небольшие восьмиугольные плитки из странного материала. Стражницы и Джайна с интересом рассматривали зал и пентаграмму, вычерченную на полу, а так же то, что было в центре неё – постамент, над которым, продолжая свой безконечный путь, кружились орамеры.
- Это же надо! Вот уж не думал, что ещё раз окажусь здесь, - усмехаясь себе в бороду, проговорил Магнус.
- Постойте! Так это здесь вы проводили ритуал Воссоздания? – спросила Тарани.
- Верно, - кивнул волшебник.
- Вот уж не думала, что когда-нибудь увижу их, - восхищённо сказала Джайна, разглядывая энергетические шары.
- Знаешь – мы тоже, - подмигнула ей Ирма. – Что это за место?
- Мы в Центре исследования энергий, - ответил Холецкий, поглядывая на Шро’така, который на первый взгляд безстрастно разглядывал пентаграмму и орамеры.
- Ладно. Мы, вроде бы, спаслись из плена, но что делать теперь? Наша миссия провалилась, Хай Лин зомбирована, - понурив голову, произнесла Корнелия…и внезапно ей ответил голос, не узнать который было просто невозможно:
- А вот это я могу вам сказать, уважаемые дамы, господа и инопланетяне, - все тотчас обернулись – у самого входа в зал, приветливо и слегка иронично улыбаясь, облачённый в свой неизменный чёрный наноплащ, стоял Игорь…

0

17

Так так, похоже затея с армией добра не совсем удалась. Жду продолжения.

0

18

Глава 2. Знание

«Безвыходных положений не бывает. Даже если вас съели, у вас всё-равно есть два выхода…»
Автор неизвестен.

- А что это у вас вдруг лица сделались такие вытянутые? – играя полутонами иронии, спросил Игорь, бодро промаршировав в центр зала, к орамерам. – Хотя у ящера это врождённое… Так, на чём мы остановились? – он вопросительно воззрился на стражниц и Холецкого, который держал на руках так и не пришедшую в себя Хай Лин. Затем перевёл взгляд поочерёдно на Шро’така, Магнуса и Джайну.
- Ты! Ты заплатишь за своё вероломство! – юная волшебница уже опомнилась от удивления и готова была вступить в бой – об этом красноречиво говорил огненный шар в её руке.
- Знакомство обычно начинают не с этого, - озадаченно отозвался Игорь, подозрительно посматривая на огненный шар. – Впрочем, если вам угодно…  Но драться с вами я не буду.
- Угодно!
- Стой! – Магнус попытался остановить её, но было уже поздно – Джайна метнула клубок яростного пламени, мгновение… и шар попал в Странника! И тут же каким-то непонятным образом впитался в его плащ, на мгновение превратившийся в сияющее одеяние из чистой энергии!
- Не может быть…, - удивлённо проговорила девушка, немного отходя назад.
- Я же говорил – знакомство начинается не с этого, - улыбнулся ей странник. – Оно начинается с того, что люди называют друг другу свои имена… Моё имя – Игорь…
- Странник? – неуверенно спросила Вилл. – Это действительно ты?
- Он самый, - улыбаясь, проговорил Магнус. - Он самый, чёрт возьми!
- Старый волшебник! Как же я рад снова видеть всех вас! – Игорь и Магнус пожали руки.
- Что здесь вообще происходит?!? Мне кто-нибудь объяснит? – строго спросила Ирма, растолкав подруг и подойдя вплотную к Игорю. – И что это там на корабле было?
- На каком корабле? – переспросил Игорь, посмотрев на командующего, который с интересом наблюдал за происходящим.
- Ты что издеваешься? – вскипела стражница. – А кто захватил нас в плен? Кто освободил Нериссу? Кто привёл ящеров на Меридиан?
- Так вот значит как…, - задумчиво произнёс Странник, посмотрев на Хай Лин. – Что с ней?
- Она зомбирована, - ответил Холецкий. – Мне пришлось выпустить в неё почти весь заряд гипноиндуктора, не-то она убила бы нас… или попыталась бы это сделать. Сейчас она спит.
- Это легко исправить, - Игорь подошёл к Холецкому, положил руку на лоб Хай Лин и закрыл глаза. Постоял так секунду. – Готово, - обернулся он к Ирме, которая из-за того, что её вопросы проигнорировали, готова была чуть ли не взорваться. – Теперь с ней всё в порядке – зомби-программу я уничтожил, а действие гипноиндуктора пройдёт через два часа…
- Кто же ты такой? – спросила Тарани.
- Да, - кивнула Корнелия. – На флагмане ящеров ты был совсем другим… Или…, - призрачная тень догадки мелькнула у неё в мыслях, но показалась настолько фантастической, что девушка решила промолчать.
- Верно, Корнелия. Там был совсем не я, - кивнул Игорь.
- Квантовые двойники! – полушёпотом проговорила Вилл, вспоминая последний разговор со странником в мире Верховного Иерарха Равновесия. – Это был один из твоих квантовых двойников! Он Советник!
- Вероятно, да, - с едва уловимой ноткой грусти ответил Игорь.
- Так значит ты… не он? – удивлённо спросила Джайна, переваривая полученную информацию.
- А что, так похож? – подмигнул ей Игорь. Девушка, сама не понимая, почему, смутилась.
- Если всё так, то… Какая же я дура! Прости, что швырнула в тебя тот шар.
- Да ладно, махнул рукой Игорь. – Ничего страшного. А вы, меж тем, юная волшебница, так и не назвали своего имени…
- Ах, да, - девушка снова смутилась. – Моё имя - Джайна.
- Ну вот и познакомились, - улыбнулся Игорь.
«Значит, квантовый двойник. Я подозревал, что с Первым Советником что-то не чисто, но никак не мог предположить ничего подобного… Выходит, что еретическая идея о множественности миров на самом деле истинна…», - послал всем свою мысль Шро’так.
- Верно, командующий, - ответил Игорь.
«Вам известно, что он затеял?» - задавать иные вопросы, вроде «кто вы такой» ящер счёл безсмысленной тратой времени.
- Нет. Могу лишь догадываться. Но и эти догадки слабо утешают… к сожалению, мы нашли его слишком поздно.
- Может, ты всё-таки потрудишься объяснить, в чём дело? – голос Корнелии выдавал её тревогу.
- Это займёт много времени, а его у нас почти нет, - проговорил Странник. – Но вы должны знать… и Сергей Иванович тоже, так что лучше прямо сейчас отправиться к нему…

Эхо шагов гулко разнеслось по залу, выведя Румянцева, корпевшего над ноутбуком, из полумедитативного состояния – судя по всему, он продолжал исследовать информационную сеть города, так как его ноутбук посредством хитросплетения проводов был подключён к некоему подобию терминала, вмурованному в стену у огромного окна, в котором проглядывали городские улицы, подёрнутые пеленой мрака. Здесь уже наступила ночь. Румянцев был полностью поглощён работой и, услышав учтивое покашливание у себя над ухом, воззрился на его источник с мученическим выражением лица – он не любил, когда ему мешают работать. Впрочем, увидев, что учтиво покашливал Пётр Андреевич, учёный моментально прекратил работу и вскочил на ноги.
- Я вижу, работа в самом разгаре, - спокойно констатировал Васильев.
- Д-да, - согласился Румянцев. – Это всё чертовски интересно!
- Я вижу, - усмехнулся Васильев. – Надеюсь, вам удалось узнать что-нибудь ещё?
- Нет, - виновато покачал головой Румянцев. – Похоже, мы достигли предела – банально не хватает аппаратных мощностей, чтобы обследовать всю систему… Будь у меня суперкомпьютер и пара недель времени, - мечтательно проговорил учёный.
- И ключи от квартиры, где деньги лежат, - съязвил Васильев. – Сам видишь, какая у нас ситуация – ящеры всё ещё осаждают нас. Никто не даст гарантии, что следующая их атака не увенчается успехом.
- Мы делаем всё, что можем. Парни уже накатали полноценную программу контакта, - начал оправдываться молодой человек, всё же понимая Васильева – в одночасье на руководителя экспедиции свалилась ответственность за жизни всех её участников. Вернее, она была и раньше, но теперь возросла многократно. Да и сама ситуация была такой, что опасность из потенциальной и эфемерной вдруг превратилась в совершенно конкретную. А ведь Пётр Андреевич не был военным. Он лишь старался выполнять свой долг в этой ситуации так, как сам это представлял. К боевым действиям он совершенно не был готов…
- Что толку от вашей программы, если искусственный интеллект на неё всё-равно не отреагирует? Наивно предполагать, что она сработает, если все наши предыдущие попытки вступить с ним в диалог, кроме одной, были проигнорированы, - махнул рукой Василев.
- Но попробовать-то стоит. Мы ничего не теряем, - не согласился Румянцев.- Вдруг получиться.
- И действительно – а вдруг получиться? – внезапно раздался в зале ещё один мужской голос. Незнакомый голос. Учёные тотчас обернулись – рядом с саркофагом стоял высокий мужчина атлетического телосложения с длинными белыми волосами, облачённый в странное серебристо-золотое одеяние, напоминающее одежду тибетских монахов. Трудно было сказать, сколько ему лет – казалось, что он вообще не имеет возраста, и вместе с тем неимоверно древен и мудр.
- Кто вы? – спокойно спросил Васильев.
- Тот, с кем вы так долго пытались наладить диалог, - улыбнулся «монах».
- Неужели…, - только и сумел выговорить Румянцев от удивления.
- Вернее сказать – я проекция разума Стража, - продолжил гость, снисходительно улыбнувшись.
- Хм… Страж? Вы имеете в виду этот город? – уточнил Васильев, подходя к саркофагу.
- То, что на поверхности, - равнодушно ответил человек. – Город – это то, что на поверхности.
- Тогда всё гораздо интереснее, чем я предполагал, - опомнился Румянцев. – А почему вы проигнорировали все предыдущие наши попытки контакта?
- Я вас проверял, - в очередной раз улыбнулся «монах», отталкиваясь от саркофага и взлетая под потолок.
- Судя по тому, что вы решили с нами заговорить, мы прошли эту проверку, - предположил Васильев, безстрестно взирая на зависшую в воздухе фигуру. О Румянцеве этого, пожалуй, сказать было нельзя – он смотрел на «проекцию» жадным взглядом учёного, подобравшегося к истине почти вплотную. В его мозгу роилось множество вопросов, и молодой человек едва сдерживался, чтобы не обрушить их все на необычного собеседника.
- Вы правы и не правы одновременно, - «монах» плавно опустился на землю перед Васильевым. – Просто ситуация изменилась коренным образом, хотя я и ожидал этого. Но, пожалуй, того, что я узнал о вашем народе, достаточно, чтобы сделать вывод.
- И каков он? – не сдержался молодой учёный.
- К сожалению, не в пользу человечества… Хотя у вас ещё есть возможность всё изменить, да и потенциал велик, - покачала головой проекция.
- Тогда почему вы вообще с нами говорите? – спросил Васильев.
- Если бы я не хотел с вами говорить, я бы этого не делал. Но сейчас я готов к сотрудничеству с вами, ведь у нас есть общая проблема, а ваш народ, в отличие от коренного населения этого мира, способен оказать сопротивление Шао’ссорам.
- Ящеры… Насколько они опасны? – Румянцев глянул в окно на ночной город – где-то там, внизу, был лагерь интервентов.
- Чрезвычайно, - последовал ответ.
- Мы тоже готовы к сотрудничеству, - незамедлительно ответил Румянцев, не обращая внимания на укоризненный взгляд Петра Андреевича.
- Уж в этом я не сомневаюсь, - усмехнулся «монах». – И прежде всего я расскажу вам всё, что знаю о цивилизации ящеров
- Постойте, - прервал его Васильев. – Раз уж на то пошло, мы должны к вам как-то обращаться. У вас есть имя?
- Зовите меня Дервишем, - помедлив, ответил монах. – И кстати – говоря о человечестве я имел в виду не всех его представителей…

- Сбежали…, - Советник воззрился на троих людей, закованных в броню. – Забавно, что всё это случилось именно сейчас…
- На стороне противника было численное превосходство и элемент внезапности, - усмехаясь, проговорил Линдон. – Откуда нам было знать, что здесь ошивались пятеро из особого отдела ФСБ?
- И верно – откуда? – глянул на него балахон – беседа проходила в том самом зале, где ещё час назад находились стражницы. – Этого и я не ожидал…
- Что нам теперь делать? – спросила Кесслер.
- Всё просто… вернее было бы просто, если бы всё оставалось как прежде, - Советник стал прохаживаться взад-вперёд.
- Что вы имеете в виду?
- Совпадения, дорогая Мария, совпадения, - ответил он. – Их слишком много, чтобы считать всё это случайностью…
- Думаете, кто-то вмешался? – уточнил Вонг, глядя куда-то в сторону.
- Как бы там ни было, но всё что ни делается, делается к лучшему… но худшим из способов, - отозвался Советник, останавливаясь. – Status quo изменился. Об этом должно сообщить верховному главнокомандующему… Вам же остаётся лишь одно – найти стражниц на Земле и сделать всё возможное, чтобы они нам больше не мешали… Но чёрт возьми! Как же мне это нравиться – сразу становиться так интересно!.. Да, кстати, - советник посмотрел на китайца. – Если вам вдруг встретиться Нерисса, то прошу вас обеспечьте ей счастливую, безбедную, а главное – очень недолгую старость…
- Вы обещали отпустить её, - с сомнением проговорила Кесслер.
- А я обещание сдержал. Разве нет? Впрочем, касательно сохранности её жизни я говорил лишь, что не пущу в ход фотонный самораспад, - ответила ей тьма из-под капюшона.
- Замечательно – я с самого первого момента хотел преподать урок этой зарвавшейся колдунье, - хищно оскалился китаец.
- Вы знаете, что делать. Отправляйтесь немедленно, - резко закончил Советник, и все трое исчезли, поглощённые вспышкой зелёного света.
- СОВЕТНИК! – внезапно в зале раздался властный голос, подобный раскату грома. Балахон повернулся к столбу света, где уже соткалось изображение – два гигантских оранжевых глаза с вертикальными чёрными зрачками испытующе смотрели на советника. Глаза Императора!
- Да восславят Первого после Бога низшие! Да будут век твой и царство твоё вечны! – склонился Советник, приветствуя владыку.
- ВЫ ЗНАЕТЕ, О ЧЁМ Я ХОЧУ СПРОСИТЬ ВАС, - констатировал Император.
- Да, великий, - спокойно ответил советник.
- МНЕ СОВЕРШЕННО НЕ ИНТЕРЕСНО, ПОЧЕМУ ВЫ ИСПОЛЬЗУЕТЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ИНОЙ РАСЫ КАК СВОИХ БОЙЦОВ. ВЫ В ПРАВЕ ДЕЛАТЬ ВСЁ. ЧТОБЫ ДОСТИЧЬ ЦЕЛИ КАМПАНИИ.
- Именно это я и делаю, Великий.
- ЗНАЮ, - сухо отозвался Император. – ТАК ЖЕ МНЕ ИЗВЕСТНО, ЧТО КОМАНДУЮЩИЙ АРМАДОЙ ОСЛУШАЛСЯ ПРИКАЗА, НО ДО СИХ ПОР НЕ ПРЕДСТАЛ ПЕРЕД СУДОМ. ПОЧЕМУ?
- Он…временно находиться за пределами флагмана, - уклончиво ответил Советник. Впрочем, он прекрасно понимал, что эта уклончивость ему ничего не даст.
- ВРЕМЕННО? ВЫ ТАК УВЕРЕНЫ, ЧТО СМОЖЕТЕ НАЙТИ ЕГО?
- Нет, - качнул головой Советник. – Я уверен в том, что рано или поздно она сам вернётся сюда… и приведёт с собой своих новых друзей.
- ВОТ КАК… КТО ЖЕ ЭТИ «ДРУЗЬЯ»?
- Противник. Весьма нетривиальный противник.
- ПОЭТОМУ ВЫ ТАК ЗАДЕРЖАЛИСЬ С ПРЕОБРАЗОВАНИЕМ СИСТЕМЫ? – вопрос был задан совершенно спокойным тоном, но Советник знал, что за этим кроется – Император уже усомнился в способностях своего Первого Советника. Это было опасно, ведь последствия такого сомнения могли быть самыми разными, но обязательно – с летальным исходом. Во многом именно поэтому каста советников столь малочисленна…
- Нет, Великий… Эта система, а вернее – ключевая планета, как оказалось, может представлять для нас ещё и научный интерес. Поэтому я дал время Ревнителю Хо’раасу и группе ищущих исследовать всё, что возможно. Но я вас заверяю – планета будет преобразована в самое ближайшее время. Резонансный генератор уже на месте.
- А ПОЧЕМУ ВЫ НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЕ О ГОРОДЕ ПРЕДТЕЧЬ? ИЛИ ЭТА ПРОБЛЕМА УЖЕ РЕШЕНА?
- Город не успеет активировать контрсистемы прежде, чем активируется генератор.
- И ОПЯТЬ ВЫ В ЭТОМ УВЕРЕНЫ? – на сей раз сомнение в голосе Императора прозвучало отчётливо. Плохой знак.
- Если бы я не был уверен, то не поддержал бы начало Второй Кампании цикл назад, - смиренно ответил Советник.
-  ЧТО Ж, НАДЕЮСЬ ВАША УВЕРЕННОСТЬ ОПРАВДАЕТ СЕБЯ. И ВАС, - проговорил Император и связь отключилась.
«Он слишком часто стал вмешиваться в наши дела. Пора положить этому конец… Я надеюсь, вы меня слышите?» - с холодной расчётливостью Советник «оттолкнул» от себя эту мысль, посылая её в ментальное поле. И ответ пришёл сразу:
«Я беру это на себя…»

Крутов ждал их в зале контроля – по прибытии Холецкий тотчас рапортовал ему. Сергей Иванович знал, что Странник вновь вступил в игру. И этот факт тревожил его куда больше, чем всё то, что произошло за последние несколько дней. Прежде Странник появлялся, когда становилось по-настоящему жарко и Крутов даже представлять себе не хотел, как нынешняя ситуация может ухудшиться. Обо всём этом глава ФСБ думал, ожидая вновь прибывших.
Наконец, двери отворились, пропуская в зал всю разношёрстную компанию: стражниц, Джайну, архимага, бойцов Холецкого и… ящера-пришельца, который о чём-то тихо переговаривался со Странником на своём языке!
- Рад видеть всех в добром здравии, - коротко приветствовал их Сергей Иванович.
- Мы тоже рабы видеть себя в добром здравии, - отозвалась Ирма.
- Что он здесь делает? – Крутов вопросительно посмотрел на ящера, решив покончить с приветствием.
- Но вы же сами приказали…, - недоумевая, ответил Холецкий, переводя взгляд с ящера на Крутова и обратно.
- Связь с вашей группой была потеряна более трёх часов назад, - покачал головой Сергей Иванович.
- С вашего позволения, Сергей Иванович, это я взял на себя смелость отдать такое распоряжение группе товарища Холецкого от вашего имени, - ответил на невысказанный вопрос Игорь. – И, кстати – здравствуйте.
- Да уж здрав будь, предвестник бури, - проворчал Крутов. Услышанное его явно не обрадовало, однако он знал Игоря достаточно хорошо, чтобы понимать – в важных вопросах тот никогда ничего просто так не делает. – Так кто это такой?
- Ни много, ни мало – командующий флотом противника. Он впал в немилость у руководства, и мне пришлось срочно изыскивать способы к налаживанию контакта, - отозвался Игорь.
- Даже так? – Крутов оценивающе оглядел пришельца. – Надеюсь, наше сотрудничество будет плодотворным.
«Вне всякого сомнения», - Сергей Иванович неожиданно услышал странный голос у себя в голове.
- Телепатия? Хорошо, - кивнул глава ФСБ.
- Может, вы уже на нас обратите внимание? – проворчала Ирма, скорчив странную рожицу. – мы. Понимаешь, лезли в самое пекло, в логово зверя, можно сказать, сражались. Были в плену, а тут тебе ни «здравствуйте», ни «как дела»!
- Во-первых, успокойся, а, во-вторых – с нами поздоровались, - одёрнула её Корнелия.
- А как у вас дела мне в общих чертах известно, - ответил Крутов, наградив Ирму снисходительным взглядом. – Я ведь предупреждал – план был слишком ненадёжен.
- Вы правы, - кивнул Магнус. – Но только отчасти. Кое-что нам всё-таки удалось узнать.
- Вот как? Я заинтригован, - за маской невозмутимого спокойствия Крутов скрывал тревогу… и надежду – возможно то, что удалось узнать неудавшимся диверсантам, будет полезно.
- Ага, могу поспорить, вы сильно удивитесь, когда узнаете, что же именно им стало известно, - хмыкнул Игорь.
- Дело в том, что мы знаем, кто руководит вторжением, - продолжил старый волшебник. – Боюсь, вам это действительно не понравиться.
- Короче говоря, интервентами командует один из моих квантовых двойников, - сказал Странник.
- Вы правы. Новость более чем плохая, - уставшим голосом отозвался Сергей Иванович, немало удивив тем самым Игоря и Магнуса – они привыкли видеть Крутова надёжным, нерушимым как скала, никому не показывающим свои слабости и чувства. И вот теперь он как бы нарушил это своё неписаное правило. Впрочем, это доказывало лишь одно – он человек, как и все остальные. – Каковы его возможности?
- Мы с ним равны, - сухо ответил Игорь. – Кроме того он, насколько я понял, является второй по значимости персоной в империи Шао’ссоров после Императора.
- Не хило! – присвистнула Вилл. – Ты сможешь его победить?
- Не знаю, - качнул головой странник. – Как я уже сказал – мы с ним равны по силе, так что от неё тут ничего не зависит…
- Вы забываете – сейчас не это главное, - вмешалась молчавшая до этого Джайна. - Главное – то устройство, что ящеры спустили в пустыню. Я не могу верить е…, - тут она встретилась взглядом с Игорем и запнулась, - его двойнику. Не могу поверить его словам о том, что это устройство там не для того, чтобы уничтожить Меридиан. Вот с чем в первую очередь надо разобраться!
- Ты права, волшебница, - согласился Крутов. – Но повторно нападать на лагерь пришельцев было бы глупо – они к этому готовы.
- И что же вы предлагаете? – Джайна испытующе посмотрела на главу ФСБ.
- Пока – ничего. Сейчас я рассчитываю на Васильева – возможно ему как-то удастся повлиять на ситуацию… Однако возвращаясь к двойнику – тебе известно, какие цели он преследует? – Сергей Иванович посмотрел на Странника.
- И да, и нет, - задумчиво ответил тот, взявшись за подбородок. – Когда мы с ним говорили в последний раз, то не сошлись во мнениях относительно методов борьбы с отрицательными тенденциями в развитии вселенных…
- И что это нам даёт? – спросила Тарани. – В чём именно вы оказались не согласны?
- Во взглядах на целесообразность, масштаб и способы воздействия на слишком часто возникающие в последнее время элементы хаоса и анархии – в плохом смысле этого слова – в мирах земного типа. Он хотел провести масштабную зачистку, так как считал, что это поможет сдержать нарастание негативной энергии. Жаждал действия. Я же ознакомил его со своей позицией – любые масштабные акции преждевременны до тех пор, пока не выяснена причина, из-за которой хаос активизировался. Вряд ли это произошло только из-за того, что Равновесие лишилось верховного Иерарха…
- Слушай, а вот проще объяснить нельзя? А то ты всё ту про какие-то негативные тенденции толкуешь… Не понятно ничего, - спросила Ирма.
- Можно и проще, - согласился Игорь, улыбнувшись. – Вы замечали, что в последнее время на Земле стало жарковато? Возросло количество терактов, убийств и прочих преступлений, чаще стали происходить природные и техногенные катастрофы…
- А ведь он прав, - произнесла Корнелия. – Всё действительно так. Но ты сказал, что причина этого тебе не известна…
- Ни мне, ни миллиарду моих квантовых двойников, - развёл руки Странник. – Другое дело, что похожая ситуация уже имела место быть…
- Равновесие, - кивнула Вилл.
- Но ведь Иерарх был уничтожен, - качнул головой Магнус.
- Да и я не слышала, чтобы в Арханте или Меридиане происходило что-то подобное тому, о чём ты рассказал, - пожала плечами Джайна.
- Леди, - вмешался Крутов. – В вашем случае всё просто – эти миры отличаются от Земли. Чем именно, думаю, вы уже заметили. Кроме того, достаточно просто взглянуть на нашего инопланетного гостя, чтобы понять, что всё не так безмятежно, как вам кажется. Я уже не говорю о том, что пришлось пережить меридиану за последние несколько лет…
- Благодарю, Сергей Иванович. Я бы не смог объяснить лучше, - сказал Игорь.
- Стойте! Вы хотите сказать, что правление Фобоса, пришествие Нериссы и всё прочее было подстроено? – Джайна недоверчиво изогнула бровь.
- Нет, - качнул головой Крутов. – Но над этим действительно стоит поразмыслить, разве нет?
- Возможно, - согласилась девушка. - Но если это так, то получается, что и вторжение – результат этого странного явления, и даже если мы с ним справимся, то никто не даст гарантии, что на нас не обрушиться ещё более серьёзная напасть.
- В точку! Ответ на миллион, - грустно улыбнулся Игорь. – Гарантии действительно нет. Уж я, по крайней мере, её точно не могу дать.
- Что-то мне не нравятся пораженческие настроения, витающие тут, - сурово проговорила Корнелия так, чтобы её все услышали. Стражницы удивлённо посмотрели на подругу. – Да – мы столкнулись с проблемой. Возможно с самой серьёзной из тех, с которыми имели дело. Да, нам сейчас трудно, ведь предел возможностей есть у каждого, а на некоторых лежит огромная ответственность. Но народу меридиана сейчас ещё труднее, ведь они даже не представляют толком, что происходит. Эта неизвестность наполняет сердца людей страхом и отчаянием. Но мы, те, кто сейчас здесь, знаем, кто наш враг, знаем, на что он способен. Но никому на самом деле никому неведомы границы человеческих возможностей. Странник прямое тому доказательство, хоть и сам не уверен в своих силах. Нельзя позволить страху и нерешительности подчинить нас, ведь это значит – проиграть, даже не начав бороться. Слышите меня?! – крикнула девушка. Воцарилось удивлённое молчание – каждый переваривал услышанное. К тому же никто не ожидал от Корнели такого. Даже она сама, казалось, была удивлена своим поступком не меньше остальных.
А затем затянувшуюся тишину взломал ментальный голос Шро’така: «Я согласен с ней. Даже сейчас, когда вам кажется, что ваши силы на исходе, вы ещё не использовали всех возможностей».
- Почему вы здесь, командующий? – спросил Крутов, а нейрозащитник, с которым он никогда не расставался, тотчас направил пси-импульс соответствующего содержания ящеру.
«Сомнения. Вопросы, порождённые ими, в конечном итоге и привели меня сюда. Пока я получил ответ лишь на один из них, но уже жажду справедливости».
- Ну что ж… Пожалуй, это возможно, - проговорил Странник. – Справедливость на нашей стороне, а значит не всё так плохо, как кажется.
- Вот теперь я действительно вижу – ты тот самый странник, - улыбнулся в бороду Магнус. – А раз не всё потеряно, то надо действовать. Я снова соберу Гильдию… Пожалуй, у нас ещё найдётся, чем удивить гостей.
- А мы тогда свяжемся с Регентами, - сказала Вилл. – Их помощь будет кстати.
- Раз так, то нам пора приниматься за работу, - кивнул Крутов.
- Вот и славно. Но прежде я бы хотел обсудить кое-что с вами, Сергей Иванович и с вами, Магнус. Приватно, - сказал Игорь…

0

19

Глава 3. Мобилизация

Враг моего врага… мой друг?

Комната была небольшой и не имела окон – только стены из массивных бурых камней, от которых тянуло сыростью, да небольшая деревянная дверь, окованная железом. Свет давали три толстые свечи на небольшом столе. В свете их подрагивающего пламени можно было довольно хорошо рассмотреть само помещение – уютом здесь и не пахло, разве что пылью да плесенью. Вся эта маленькая комната утопала во всевозможных магических, околомагических и совсем уж немагических предметах – здесь можно было найти всё от банальных книг по зельеварению и простейших талисманов, какие продаются на каждом углу, до весьма сложных на вид агрегатов непонятного назначения и солидных трактатов по теоретической и практической магии, алхимии и прочее. Один из агрегатов подозрительно смахивал на самогонный аппарат, и ему-то как раз было отведено почётное место на столе рядом со свечами, истекавшими воском. Также на столе лежал Зуб Тонга в золотой оправе с инкрустированными рубинами. Пространство у стен и на полках было загромождено покрывшейся пылью магической утварью разного калибра. И всё же Нериссе удавалось свободно расхаживать по комнате принадлежавшей Оракулу Заветного Города взад–вперёд, напряжённо размышляя.
Она прекрасно знала, что происходит на поверхности Меридиана, ибо видела это сама. Знала, что происходит в Заветном Городе – у Оракула ещё оставались средства наблюдения. Единственное, чего она не знала – что делать. Для бывшей стражницы это чувство было диковинным, но в последнее время она стала испытывать его всё чаще… Разве может она в одиночку сражаться с целой армией интервентов, заполонивших Меридиан? Нет. Остаётся только скрываться. Вернуться на корабль Советника и уничтожить его она тоже не может – Советник слишком силён и хитёр. Может ли она сама справиться с вторжением, которое разрушило все её планы? Нет. И ничего не известно о планах ящеров. А не зная врага, не ведая его планов невозможно опережать его на шаг, как она привыкла. Невозможно победить. По крайней мере - в одиночку. Но где взять достаточно сильных союзников? Заключённые тюрьмы в нынешней ситуации безполезны… за исключением Фроста, Миранды и лорда Седрика… Кстати, интересно, почему ящеры до сих пор не нашли убежище Оракула и тюрьму… И всё же заключённые – не вариант. Тем более Седрик. Этот змей слишком умён. Кто ещё? Прежние стражницы? Тоже не подходит. Вновь создать искусственных слуг? В прошлый раз они не оправдали возложенных на них надежд. Да и к чему всё это? Не проще ли отправиться в другой мир и начать собирать волшебные сердца заново? Проще. Но что-то всё же мешает поступить так. Что?
Колдунья остановилась и присела на край стола, взяв Зуб Тонга. «Почему я не хочу покидать меридиан, пока не решиться вопрос с ящерами, пока они не уберутся отсюда? Ностальгия по жизни стражницы и её долгу? Сомневаюсь. Советник. Он – эта причина. Он слишком похож на меня, чтобы удовлетвориться Меридианом. Они уже прошли сквозь множество миров, не остановятся и здесь. И в таком случае даже если я соберу сердца миров и наберу армию, не известно, кто победит. Не известно даже успею ли я. Значит надо остаться и действовать. И вот мы снова в начале пути… А поскольку иных вариантов нет, то самое разумное сейчас – заключить союз с Гильдией, стражницами и землянами. Разумно, но маловероятно. И, всё же, нельзя отбрасывать этот вариант. Как ни прискорбно мне это признавать, но именно они являются сейчас той силой, которая, возможно, сможет одолеть пришельцев… Но такой союз – крайний вариант. И потом – не слишком ли я поспешила отклонить кандидатуру Седрика? Он умён, силён, знатного происхождения, верно служил Фобосу… пока не предал. Хотя у него на этот счёт наверняка своё мнение. Ему знакомо понятие чести, а значит, он будет верным союзником, если удастся с ним договориться. Фрост и Миранда последуют за ним. Что ж. Это уже что-то…», - колдунья загадочно улыбнулась своим мыслям и направилась прочь из комнаты, легко отворив массивную на вид дверь. Зуб Тонга она взяла с собой.
Добраться до тюрьмы было не сложно – она располагалась здесь же, этажом ниже. Нерисса остановилась перед огромной аркой-входом, перегороженной решёткой, по прутьям которой неистово скакали хищные змейки электрических разрядов. Стражи нигде не было – вероятно ещё в начале вторжения эти бравые ребята решили, что охрана опасных преступников утратила свою актуальность, и покинули свои посты. Тем лучше. Колдунья дёрнула большой рычаг, выраставший из пола, и тотчас скрытый механизм с характерным пощёлкиванием и постукиванием стал поднимать решётку. В камерах началось оживление – послышались выкрики, в большинстве своём нецензурные, кто-то с интересом рассматривал колдунью, кто-то с кем-то начал ожесточённо ругаться такими словами, которых не услышишь даже в замом занюханном портовом кабаке. А кто-то оставался полностью невозмутим.
Миновав переход, колдунья оказалась на большой круглой площадке, огороженной перилами, в самом центре тюрьмы, висевшей над бездной. Женщина окинула безразличным взглядом все камеры, находившиеся в поле зрения – камеры располагались одна над другой, рядами, создавая один уровень тюрьмы за другим, взмывающие ввысь и уходящие в тёмную бездну под площадкой для стражи. Казалось, что эта тюрьма – своеобразный филиал печально известной Бездны Теней, и сама не имеет дна. Гнетущая атмосфера давила на психику.
- Лорд Седрик! – громко сказала Нерисса, продолжая всматриваться в лица заключённых цепким пытливым взглядом.
- Пришла меня проведать, колдунья? – раздался полный иронии твёрдый голос человека, уверенного в себе. Затем к магической решётке камеры, что была прямо напротив площадки, подошёл сам Седрик. Выглядел он бледнее обычного, лицо его как будто слегка осунулось, он заметно похудел. Однако он не производил впечатления человека сломавшегося, отчаявшегося, несмотря на то, что мантия его уже была изрядно потрёпана. Он стоял твёрдо, уверенно, во взгляде лорда читалась скрытая сила. Так скорее мог выглядеть человек, сохранивший свою честь, достоинство. Человек, не теряющий надежды выпутаться из сложившейся ситуации. – Может, ты ещё и домашних пирожков принесла? Сама знаешь – кормят здесь не ахти как…
- Сарказм и ирония тебе не к лицу, лорд, - спокойно ответила колдунья. – По крайней мере в том положении, в котором ты сейчас находишься.
- А-а-а…, - протянул Седрик. – Раз у тебя нет пирожков, значит, ты пришла сюда по другой причине. Вероятно, одиночество замучило. Хочешь поговорить по душам… о пришельцах, захвативших Меридиан и прочих проблемах бренной жизни… Но спешу тебя огорчить – без пирожков мне с тобой беседовать не интересно, - лорд наметил едва заметную улыбку, рассматривая Нериссу. Почему-то ему было интересно следить за малейшими изменениями мимики её лица при упоминании о пирожках. – Если только ты не предложишь нечто равноценное взамен…
- Я могу предложить тебе свободу, - сухо сказала Нерисса.
- Заманчиво, - кивнул Седрик. – Но вот в чём проблема – до меня доходили слухи, что все, с кем ты раньше заключала договоры, были потом преданы тобой, - лорд вновь наметил улыбку. На этот раз в этом жесте было достаточно сарказма, чтобы это заметила бывшая стражница. – Согласись – это отнюдь не лучшая рекомендация.
- Там была… иная ситуация, - несколько раздражённо ответила колдунья. Нет, конечно она понимала, что Седрика трудно будет уговорить встать на её сторону, однако не ожидала столь резкого отпора, смешанного с издёвкой.
- Неужели? А впрочем, тогда ты могла себе это позволить, так как обладала силой. Но раз ты здесь и предлагаешь мне свободу, значит, тебе не хватает собственной силы, чтобы добиться успеха в том, что ты задумала. А ты явно что-то задумала, иначе зачем тебе быть здесь…
- Ты прав, лорд, мне нужна помощь, - согласилась Нериса. – Но с чего ты взял, что ты единственный, к кому я могу обратиться?.., - она не успела договорить, так как оборотень перебил её:
- А к кому ещё? Никто не станет с тобой сотрудничать по собственной воле. Или, может, снова создашь воинов-зомби, а? в прошлый раз они у тебя неважно получились. А кто ещё обладает достаточной мощью? Стражницы? Гильдия? Земляне? Хорошо, если они тебя сразу не убьют… Итак, остаются только узники Заветного Города. И что-то мне подсказывает, что на сей раз тебе придётся поступиться своими плана о мировом господстве и сражаться не против стражниц, а вместе с ними, против интервентов, потому как если они достигнут своей цели, то всем нам уже будет наплевать на проблемы бытия.
- Значит, ты согласен помочь мне? – сверкнув глазами, спросила Нерисса.
- Я этого не говорил, - ответил змей. – У меня есть свои условия.
- Я слушаю.
- Вместе со мной пойдут Миранда и Фрост. Это первое. Второе – когда придёт время, мы уничтожим стражниц и Фобоса, - на этих словах взгляд лорда сверкнул пылающей яростью. Слишком много унижений он пережил из-за этих людей. Пришло время мстить. А змеи очень коварны…
- Хорошо, - кивнула колдунья. – Я принимаю твои условия. Но взамен ты и твои соратники будете исполнять мои приказы. До тех пор, пока пришельцы не уберутся отсюда прочь – дальше никто никому ничем не обязан.
- Справедливо, - согласился Седрик, отходя от решётки. В следующий миг с руки колдуньи сорвалась молния и с треском вонзилась в силовую решётку. Ещё миг и Седрик был на свободе, а секунду спустя Фрост и Миранда последовали его примеру.
- Надеюсь, на этот раз от вас двоих будет больше толку, - колдунья окинула презрительным взглядом верзилу и девочку-оборотня.
- Они верны мне, - спокойно произнёс Седрик. – А я заключил с тобой договор. Всё зависит от тебя…
- Браво! – со стороны врат внезапно раздался мужской голос. – Нет, правда – это так мило! – Нериссе даже не нужно было оборачиваться, чтобы узнать Вонга.
- Что тебе здесь нужно? – спокойно спросила женщина, дотронувшись до кулона с чёрным кристаллом, висевшим у неё на шее. Однако внешнее спокойствие ей удалось сохранить с большим трудом – она слишком хорошо знала, на что способен китаец. В душе колдуньи зашевелилось чувство, казалось бы, уже давно забытое. Это был страх.
- Просто хотел поприветствовать тебя и… твоих новых друзей, - китаец оценивающе оглядел Седрика, Миранду и Фроста, подходя к рычагу, запирающему ворота темницы. Каждый его шаг отдавался звонким металлическим эхом – бронекостюм на китайце был довольно массивен и тяжёл, но Вонг, похоже, совсем этого не замечал. – Знаешь ли – устраивать побег из тюрьмы дело подсудное, - китаец «метнул» взгляд в Нериссу и той показалось, что пол уходит у неё из-под ног. Колдунья пошатнулась, но устояла – лишь крепче сжала в руке свой волшебный камень. Она уже поняла, зачем Вонг явился сюда. Не понятно было, почему только он один.
- По-моему, этот коротышка зарвался! Не успокоить ли мне его? – зло прорычал Фрост, разминая руки и глядя на Седрика. Слишком уж долго ловец пробыл в тесной камере, чтобы теперь спокойно выслушивать какого-то выскочку в модной броне.
- Давай, щенок, - кивнул Вонг, примериваясь к запорному рычагу. На правом плече его скафандра выросла турель и выразительно глянула на Фроста. – Моя цель – бабуля, но я с радостью прикончу вас всех.
- Да я тебя…, - Фрост в ярости бросился на китайца, но его ноги тотчас подкосились и он покатился по полу, издав такой душераздирающий вопль, словно его разрывали на части. Китаец даже не шевельнулся, только турель на его плече продолжала «смотреть» на Фроста, корчившегося в агонии и оравшего благим матом.
- Хватит, Вонг. Раз пришёл за мной, так и сражайся со мной, - сказала Нерисса, делая шаг вперёд и оставляя за спиной Седрика с Мирандой, обернувшейся паучихой и готовой в любой момент напасть на китайца. Лорд же оценил противника более трезво и понял, что сейчас даже вчетвером с ним будет трудно справиться. Но Фросту нужно помочь!
- Так и быть, - согласился Вонг. Дуло его турели уставилось в потолок. Фрост затих – только лишь вздрагивал время от времени. Миранда осторожно, посматривая на китайца, подошла к ловцу – тот был без сознания.
- Давай, колдунья, покажи что умеешь, - хищно оскалился Вонг. От этой его улыбки веяло могильным холодом.
- С радостью, - ответила бывшая стражница, сжала кулон, и… исчезла вместе со всеми, кого освободила!
Вонг рассмеялся:
- Давай, беги! Но так даже интереснее. Тебе всё-равно не скрыться, - он медленно, по-хозяйски, прошёл на площадку, где только что стояла Нерисса. Оглядел камеры. – Та-ак, что это тут у нас? Несчастные узники, ожидающие лучшей участи? Что ж, так и быть, я помогу вам…
И тысячи душераздирающих воплей разорвали тяжёлую тишину, вечно царившую в темнице Заветного Города…

Безпрестанный шум лился со всех сторон – голоса, топот ног, возгласы играющих детей, стук молота о наковальню, тихая трель флейты, выводящая грустную мелодию, перебранка двух торговцев по поводу, который они и сами уже не помнят, голос командира королевской армии, что приказывал своим подчинённым, помогающим кому-то обстроиться на новом месте, сухое потрескивание горящего дерева… люди, лишённые своих домов, обживались в Заветном Городе. Здесь, в центральной части лагеря беженцев, люди уже оправились от шока, атмосфера обречённости сменилась на деловую – нужно было жить дальше и, по возможности, копить силы для контрнаступления. Но это в центре – с каждым часом лагерь разрастался ведь маги и сама королева постоянно доставляли в город всё новые и новые группы беженцев. Это длилось уже несколько дней, но спасти всех всё-равно было невозможно – пришельцы начали орбитальную бомбардировку городов. Они методично, один за другим превращали их в пыль. И хотя удары были нечастыми – раз в двадцать минут (казалось, что ящеры стреляют только для проформы, чтобы начальство не обвинило их в бездействии, либо просто от скуки) – но мощь залпов была такова, что два-три вполне могли стереть с лица Меридиана даже самый большой город.
Всё это и многое другое Игорь узнал уже через десять минут своего пребывания в Заветном Городе от Магнуса, который за это время уже успел пару раз куда-то исчезнуть по неотложным делам, переговорить с кем-то, и объявиться вновь. Джайна, прибывшая в город вместе с ними, тотчас предложила свою помощь в переправке беженцев.
- Я тоже могу помочь, - кивнул Игорь.
- В этом нет необходимости – наших сил и помощи Элион вполне достаточно, - качнул головой архимаг.
- Но люди гибнут! – воспротивилась Джайна. Не понимая, почему её искренний и праведный душевный порыв отклонён.
- Мы делаем всё, что в наших силах, но даже с вашей помощью спасти всех не удастся, - Магнус тяжело вздохнул. Сейчас он был больше похож не на великого волшебника, архимага, сумевшего воссоздать Гильдию, а на обычного старого человека, который очень устал. Впрочем. Он и был старым уставшим человеком. – Наши ресурсы не безграничны – уже сейчас не хватает воды и провианты. Пока это незаметно, но это не надолго…
- Цинично, но справедливо, - нехотя согласился Игорь. – А вы, Магнус, тоже изменились.
- Война меняет всё, - ответил маг, и в душе у него встрепенулось неприятное чувство. Чувство, что он может стать тем, кем никогда бы не хотел быть. – Я понимаю, что это не оправдание, но… маги не всесильны. Мы не можем накормить пятью хлебами тысячи людей. Даже если мы и спасём всех, что от этого толку, если большинство потом умрут от голода или жажды?
- Здесь я, к сожалению, не в силах помочь, - ответил Игорь. – Но вы можете просить помощи у Земли – раз тайна Меридиана раскрыта, теперь это возможно. Но, конечно, никто не гарантирует, что они согласятся помочь, а если и согласятся, то не факт, что помощь вы получите вовремя.
- Только послушайте себя! Сильнейший маг и человек с почти неограниченными возможностями говорят, что ничего не могут поделать! – воскликнула Джайна. – Где ваши силы? Или вы просто не хотите помогать?
- Ты никогда прежде не видела войны, - тихо, но так, чтобы его услышали и архимаг и девушка, сказал Игорь. – Даже с нашими возможностями спасти всех не реально.
- И что, значит, не нужно и пытаться? – грубо осведомилась волшебница. – Если вы поможете, то, по крайней мере, спасётся больше людей, чем без вашей помощи!
- Это ещё одна упущенная возможность, которая останется на моей совести, - ответил Странник. – Сейчас важно другое – тот объект, что ящеры спустили на планету. Резонанстный генератор. Я бы не стал верить на слово своему квантовому брату, заверявшему, что этот механизм не уничтожит Меридиан.
- И всё-равно это неправильно, - девушка скрестила руки на груди и пристально посмотрела в глаза Игорю, точно пыталась увидеть там подтверждение своей правоты. Игорь отвёл взгляд.
- Ты права, - сказал он. – С определённой точки зрения, конечно. Но иногда ситуация такова, что для принятия верного в стратегическом плане решения… или неверного соответственно, приходиться делать выбор между гибелью нескольких или гибелью всех.
- По-моему, это извращённая логика, - качнула головой девушка, не желая соглашаться с тем, что ей говорил Игорь. – Это вроде как «цель оправдывает средства». Но это не так.
- К сожалению, именно такая логика чаще всего и может привести к победе в войне, - ответил архимаг. – Простите – сейчас я должен помочь с эвакуацией, - и он исчез в световой вспышке.
Странник стоял, опершись спиной о стену, и смотрел себе под ноги. Конечно, он был согласен с волшебницей – людям нужно было помочь. Но было одно «но», которое при всём своём желании он не мог игнорировать. И это противоречие сейчас терзало его совесть так же, как некогда чувство вины за смерть Ольги, притупившееся со временем, но не исчезнувшее до сих пор. Оно никогда не исчезнет…
Джайна встала рядом, также спиной к стене.
- Знаешь, мне кажется, я знаю, почему вы с Магнусом так поступили, - она посмотрела на Игоря. – Ведь враг пока не знает, что ты здесь, а если бы ты сейчас вмешался, о тебе узнали бы.
- Я хочу им помочь, - отозвался Странник. – Но если сделаю это сейчас, как ты просила, то это только всё осложнит. Нельзя недооценивать моего двойника – как только я проявлю свою силу, он узнает, что я здесь.
- Наверное, ты прав, - кивнула девушка. – Сейчас у каждого своя роль. Но я не могу спокойно смотреть, как гибнут люди…
- А это твоя роль, - Игорь посмотрел на Джайну. – И тебе предстоит её играть. Но, в отличие от меня – ты ещё и режиссёр своей роли. Магнус отказался от твоей помощи потому, что оградить тебя от опасности. Но, видно, он успел позабыть, что человек в нашем с тобой возрасте скорее станет учиться на собственных ошибках, чем послушает совета старших.
- Верно, - девушка улыбнулась. – Тогда я тоже пойду, - она легко оттолкнулась от стены и, не оборачиваясь, зашагала по коридору, а затем исчезла за первым же поворотом.
Странник продолжал стоять, опершись о стену. События давно минувших дней вновь напомнили о себе картинами и образами, всплывающими из глубин памяти. Как это было тогда, семь лет назад, когда он впервые оказался в этом мире? Что он чувствовал? Зачем пришёл? И, главное – зачем остался, пусть даже и услышав зов из собственного будущего? Ведь в тот момент это был лишь возможный вариант его жизни. Зачем? Ольги здесь не было, так зачем же он решил вмешаться?  И потом, через два года, когда вновь прибыл сюда – но в тот раз он точно шёл по следу Ольги. К сожалению, всё оказалось совсем не так, как он рассчитывал. В итоге – гибель возлюбленной от его собственной руки. После этого его душа стала похожа на разорванную, исполосованную чудовищными ранами кровоточащую плоть, не заживающую по сей день. И что толку, что тогда удалось спасти этот мир? А потом было чувство невыносимой вины и отчаяние от невозможности её загладить. Затем пришло ожесточение и поступки, которыми нельзя гордиться, пусть и совершались они ради благих целей… И вот теперь он снова здесь и снова от него зависит многое. Но на этот раз в душе не звенела струна, жаждавшая совершать благородные и искренние поступки. Нет альтруизма. Вместо него - холодный расчёт и трезвый разум. Судье они необходимы… И это, как раз, было самым неприятным – осознание того, что раньше он был хорошим человеком…

Вечерело. Солнце медленно и как-то вальяжно скатывалось за горизонт, раскрашивая облака, лениво плывшие над городом, в красное и оранжевое, отчего некоторые из них были похожи на причудливые фрукты. С севера дул лёгкий прохладный ветерок, на участь которого в сей вечерний час выпало изгнание жары с городских улиц. Жители Хитерфилда вздохнули с облегчением и потянулись на свежий воздух из своих жарких и затхлых квартир – даже кондиционеры не спасали на этот раз. Такой жары город ещё не знал никогда…
Но ещё жарче была атмосфера эмоциональная – многие люди слишком близко к сердцу приняли сказанное вчера президентом России и организовывались в стихийные митинги и марши протеста. Подобное происходило по всему миру вот уже целый день… Именно в такое время стражницы вернулись из Меридиана в подвал ресторана «Серебряный дракон». Их уже ждали – едва только Вилл вышла из портала, Мэтт, сидевший до этого в кресле в позе, ясно дававшей понять, что он здесь уже давно, тотчас встал, не говоря ни слова, подошёл к девушке и обнял её.
- П-привет, - смущённо проговорила Вилл, отстраняясь. – Это было… неожиданно.
- Хорошо, что с тобой всё в порядке, - сказал юноша. – Я… боялся, что что-то может случиться.
- Что?
- Почему ты сразу не сказала, Вилл? – спросил он, посмотрев в глаза девушке. Остальные стражницы немо за наблюдали за происходящим, не решаясь вмешаться. Даже Ирма не смогла пошутить не к месту. Всем было ясно – Мэтт узнал, что происходит на Меридиане.
- Ты уже знаешь, - кивнула Вилл, садясь на диван. – Прости, всё произошло слишком быстро. У нас не было времени опомниться… Но как раз сейчас мы собирались всё тебе рассказать, - остальные стражницы оживлённо закивали в подтверждение.
- Ладно, что было, то было, - махнул рукой парень, садясь в кресло. Девушки перевели дух – они почему-то опасались, что Вилл и Мэтт поссорятся – и тоже расположились кто где. – Хорошо я ещё Калеба встретил… Так это правда? На Меридиане вторжение пришельцев?
- Правдивее некуда, не сомневайся, - перехватила у Вилл инициативу Ирма.
- Насколько всё плохо? – осведомился Мэтт.
- Хуже ещё не было, - ответила Вилл.
- Ясно, - кивнул парень. – Сила Регентов в вашем распоряжении.
- Спасибо, Мэтт, - Вилл едва заметно покраснела.
- А, между прочим, у нас тут тоже не сахар, - улыбнулся юноша. – Ты же знаешь – вчера Путин выступил в ООН и раскрыл все наши карты.
- Знаем – смотрели в прямом эфире, - подтвердила Корнелия.
- Потом тут такое началось… Ирма, включи телевизор – пульт рядом с тобой, - попросил Мэтт. Ирма, сидевшая на другом диване, рябом с Тарани, кивнула и принялась шарить рукой у себя за спиной. Через мгновение чёрный квадрат экрана озарился светом, а из динамиков раздался голос диктора:
«…в связи с чем к посольству были стянуты все ближайшие полицейские патрули. Граждане, собравшиеся возле посольства Российской Федерации, требуют немедленного доступа к установке перемещения иностранных учёных. Также были выдвинуты требования о снятии грифа секретности с информации и технологий, полученных русскими в ходе исследований иного мира. Аналогичные митинги за последние двадцать четыре часа организовывались не только в Вашингтоне, но и в других городах мира – Лондоне, Париже, Токио, Пекине, Киеве, Берлине и многих других. Не везде они проходили мирно. Так в Багдаде посольство России было обстреляно из ручного гранатомёта. К счастью никто не пострадал. Правительства многих стран выразили озабоченность в связи с сенсационным заявлением Владимира Путина и предложили срочно созвать внеочередное заседание совета безопасности ООН с тем, чтобы прояснить ряд вопросов и выработать общую стратегию поведения. Кроме того, стоит отметить, что очень многие страны оказались недовольны указом президента России «О допуске иностранных учёных к работе с экспериментальной установкой мгновенного перемещения». Несколько прибалтийских государств выступили с осуждением решения Владимира Путина о необходимости прохождения каждым иностранным учёным проверки в специальной комиссии, по результатам которой должно выноситься решение о допуске к работе с портальной установкой. Протест также поддержали официальный Тбилиси и Киев…
И только что нам стало известно, что вчера специальная делегация в составе представителей десяти стран-членов ООН посетила научную базу Российской Федерации, расположенную в ином мире…», - Ирма выключила телевизор:
- Мда-а-а… весело тут у нас, - протянула она.
- Это только начало, - отозвалась Тарани. – Теперь начнётся такая война разведок, по сравнению с которой период холодной войны даже не разминка, а так – легкий сон перед разминкой.
- Но нам-то какое дело до разведок? – резонно поинтересовалась Корнелия.
- А такое, что благодаря шпионажу установки, подобные российской, вскоре появятся у многих заинтересованных государств, - ответила огненная чародейка. – Стоит ли рассказывать, что тогда начнётся?
- По-моему, ты слишком пессимистична, - возразила Хай Лин – Странник полностью исцелил ей, но девушка ещё долго извинялась перед всеми за то, что делала, подчиняясь зомби-программе. – Мне кажется, что Путин не для того рассказал всё сейчас, чтобы начался такой бардак…
- Думаешь, у него есть план? – спросила Вилл.
- Наверняка, - кивнула китаянка.
- Например такой – иметь возможность просить помощь у земных держав, если дела с пришельцами на Меридиане пойдут уж совсем нехорошо, - предположил Мэтт.
- Как раз сейчас и стало совсем нехорошо, - отозвалась Корнелия. – Ведь пришельцами командует Странник…
- Ты серьёзно? – Мэтт подхватился так, словно его оса ужалила. – Сильнейший из всех известных нам магов, превосходящий по силе Оракула, теперь наш противник?
- Это не совсем так, - поправила подругу Тарани. – Нам противостоит квантовый двойник Странника. Сам Странник появился несколько часов назад и заявил, что не имеет никакого отношения к происходящему, и готов всячески нам помогать… Хотя двойник так же силён, как и Странник.
- Вот теперь действительно весело, - совсем невесело произнёс Мэтт, оглядев стражниц. – А почему вообще этот двойник встал на тёмную сторону силы?
- Странник говорил что-то по поводу того, что они не сошлись во мнениях относительно какой-то мудрёной проблемы, связанной с распространением хаоса, - ответила Вилл. – Похоже, двойник решил доказать свою правоту.
- Ну, хорошо. И как же нам теперь быть? – спросил юноша. – Сил Регентов и стражниц не достаточно, чтобы одолеть такого противника. И вряд ли их будет достаточно, даже если нам будут помогать маги меридиана и русские с базы. Полагаться на Странника?
- Не думаю, - возразила Тарани. – По крайней мере не сейчас… Нам стоит полагаться на русских – перед тем как мы покинули Меридиан, Крутов сказал, что его люди нашли зацепку, которая возможно сможет в корне переменить ситуацию в нашу пользу…

- … таким образом, когда мы впервые столкнулись цивилизацией Шао’ссоров, то поняли, что в перспективе они окажутся весьма агрессивной расой, которая будет представлять угрозу любой вселенной, в которой находиться, - Дервиш посмотрел на Васильева и Румянцева.
- Но почему они так опасны? – спросил молодой учёный.
- Дело в том, что по какой-то причине, которую нам так и не удалось установить, основные параметры вакуума и иные константы и законы физического мира в той области вселенной, где появилась цивилизация ящеров, отличны от тех, по которым построена остальная вселенная. Высказывалось даже предположение, что каким-то образом ящеры были перенесены в эту вселенную из другой вместе с определённым объёмом иного пространства и всем, что там находилось, включая инородные законы. Таким образом внутри нашей вселенной образовался своего рода кокон, в котором развивалась цивилизация Шао’ссоров. Правда так и осталось не ясно, почему законы их пространства не взаимодействую с законами нашей вселенной… Как бы то ни было, но любая цивилизация, избравшая путь технического развития, если не уничтожит сама себя, то начнёт разрастаться в период «золотого века». Возникает проблема перенаселения и как следствие – необходимость осваивать новые территории. Рано или поздно ящеры должны были выйти за пределы своего «кокона». А здесь, в поле наших законов, они не могут жить долго – их тела начинают постепенно разрушаться. И тогда перед ними встал выбор – ограничение экспансии и проведение жёсткой демографической политики или изменение внешних условий под свои нужды… то же происходит у в вашем мире, между прочим.
- Судя по всему, они избрали второй вариант, - Васильев криво усмехнулся. – К сожалению, ваши опасения оправдались. Но вы сказали об изменении внешних условий. Стоит ли это понимать так, что для продолжения экспансии ящерам нужно изменить базовые законы этой вселенной?
- Совершенно верно, - кивнул Дервиш. – И такое изменение приведёт к гибели всего живого во вселенной, не говоря уже о тотальной реорганизации материи. Только Шао’ссоры смогут выжить, находясь в своём «коконе». Кроме того не исключено, что фазовый переход вакуума спровоцирует эффект каскадного резонанса…
- Мда-а-а, серьёзные они ребята, - почесал «репу» Румянцев. Пока ему трудно было разложить по полочкам полученную информацию.
- Но как они смогут изменить законы реальности? – поинтересовался Васильев.
- Я не буду вдаваться в физику процесса – ваших знаний пока не достаточно, чтобы это понять. Но если коротко – для фазового перехода вакуума нужно изменить законы в определённом количестве узловых точек пространства – такие точки обладают особыми характеристиками. Когда их количество достигнет критического уровня, то начнётся цепная реакция, которую уже нельзя будет остановить.
- Значит, эта планета как раз является такой точкой, – констатировал Пётр Андреевич. – Теперь понятно, почему ящеры заявились сюда. Однако возникает резонный вопрос – сколько таких точек незваные гости уже успели инициировать до того, как пожаловали на Меридиан.
- Я и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос, - пожал плечами Дервиш. – все известные нам точки мы защитили с помощью крепостей, одной из которых и является этот город. Но точек очень много и найти их все не представлялось возможным. Ящеры могли обнаружить те точки, которые мы упустили из виду. Судя по всему так оно и есть – во время нашей беседы я связывался с управляющими других крепостей. Они не обнаруживали присутствия Шао’ссоров в подконтрольных им секторах на протяжении миллионов лет. Однако сообщили, что о регистрации незначительных изменениях основных физических констант, которое началось примерно полтора планетарных цикла назад. Вполне возможно, что ящеры уже близки к цели.
- И что же делать в таком случае? – спросил Румянцев.
- Пока не знаю, - отозвался управляющий.

Ментальный вызов не стал неожиданностью, и, всё же, Советник неприязненно поморщился – пришлось оторваться от созерцания завораживающего космического вида под ногами – пол мостика был абсолютно прозрачен и, казалось, что советник сам парит над пёстрым шаром Меридиана.
«Слушаю»
«Император больше нас не побеспокоит», - пришло в ответ.
«Неужели? И как же вам это удалось?» - пси-сфера советника излучала заинтересованность.
«Это было труднее, чем мне казалось поначалу. Император действительно так силён, как о нём говорили… Забавно – возможно их религия и не лжёт по поводу божественного происхождения их расы», - мыслесфера собеседника окрасилась в ядовито-зелёный цвет  сарказма.
«Что ж, по крайней мере, работать теперь будет спокойнее», - отозвался Советник. «Надеюсь, вы сделали всё чисто, и никто ничего не заподозрит».
«Пожалуй, у меня гораздо больше поводов усомниться в вашей компетентности, чем у вас в моей», - отозвался таинственный собеседник подчёркнуто нейтральным тоном – его мыслесфера играла оттенками серого.
«Вот как… В таком случае не лишне будет напомнить, что я сразу предупредил о том, что всё может сложиться именно так. Тем не менее, именно вы настояли на выборе данной планеты как завершающей точки системы», - так же нейтрально парировал Советник.
«Один – один», - иронично отозвался собеседник.
«Теперь, раз император больше не помеха, пришло время сделать то, что должен был сделать командующий – я вызову сюда армаду и Левиафан. Но не сейчас – ещё рано.
«Хм… Вы медлите? В чём причина? Я считал, что вы заинтересованы в успехе дела даже больше, чем я… Или же вы преследуете на этой планете какие-то побочные цели?» - цвет пси-образа таинственного собеседника изменился на багрово-красный.
«На этот раз я хочу обойтись как можно меньшим числом жертв. Ностальгия, знаете ли. Поэтому даю возможность местным жителям эвакуироваться».
«Раньше вы не были столь разборчивы в методах. В любом случае это не имеет смысла, и вы сами это прекрасно понимаете. И не забывайте о городе Предтеч. Если генератор не будет активирован в ближайшее время, то эта древняя крепость доставит нам массу проблем».
«Всё идёт так, как и должно. А вам я бы советовал придержать амбиции – то, что мы уже близко к цели, ещё не означает, что надо спешить. При спешке ошибки неизбежны», - ответил Советник.
«Хорошо. Действуйте так, как сочтёте нужным. Но помните, что произойдёт, если нас постигнет неудача», - мыслесфера собеседника вспыхнула кроваво-красным и исчезла. Кем бы ни был её владелец, но сейчас он вышел из поля сил.
А Советник ещё долго стоял, погружённый в свои мысли, и задумчиво взирал на вновь появившуюся под ногами молчаливую и величественную громаду Меридиана…

Звягинцев вошёл в кабинет Крутова ровно в два часа дня по времени Меридиана и был немало удивлён, обнаружив, что здесь кроме самого хозяина кабинета присутствует неожиданный гость – тот самый пришелец, что прибыл вместе с диверсионной группой. И, хотя учёный знал о его прибытии, лично ещё не встречался – было полно работы.
- Сергей Иванович, - обратился Звягинцев, мельком глянув на ящера – тот был гораздо выше любого человека и облачён в необычную биомеханическую броню. Сейчас этот гость, казалось, не без осуждения смотрел на учёного.
- Что у вас, Николай Владимирович, - осведомился Крутов.
- Только что на связь вышел Васильев, - ответил учёный.
- Отлично. Что им удалось выяснить?
- Васильеву удалось установить контакт с искусственным интеллектом города…
- Он ещё на связи? – резко оборвал Звягинцева Сергей Иванович.
- Да, - кивнула тот. Крутов тотчас нажал какую-то кнопку на небольшом устройстве у себя на столе:
- Васильев!
- На связи, - донёсся из скрытых динамиков голос руководителя экспедиции.
- Доложите обстановку, - распорядился Крутов.
- Контакт установлен. Искусственный интеллект – управляющий, готов к сотрудничеству. От него получены сведения чрезвычайной важности. Нам стала известна цель пришельцев – они собираются устроить фазовый переход вакуума. Для этого в узловых точках пространства изменяют законы мироздания. По достижении критической массы начнётся цепная реакция, которая уничтожит всё. Соседние вселенные также пострадают и наша в том числе. Но мы не знаем, сколько точек уже активировано…, - дальше связь оборвалась из-за мощнейших помех, яростное шипение которых донеслось из динамиков. Крутов посмотрел на Шро’така. Нейрозащитник исправно передал пришельцу мысленный вопрос: «Сколько узловых точек вы уже успели активировать?»
«Эта планета – последняя…», - ответил командующий…

Как и обещал, Магнус наконец сумел собрать магов Гильдии – большинство были очень заняты и их буквально пришлось отрывать от выполнения важных дел. Но иного выхода не было. И вот теперь все они вновь собрались на Арене Заветного Города: Фобос и Фрейнар, ведущие оживлённую дискуссию о нюансах магии призыва, Элеонора и Тибор, обсуждающие последние события, Люба, Аноар и Морион – каждый в относительном одиночестве расположился отдельно от остальных. Так же, как Джайна и юный алхимик Доран, по прозвищу «стальной», которое ему дали из-за того, что юноше особенно удавались трансмутации металлов. Так же здесь присутствовали Элион и Галенор.
Магнус уже занял место оратора в центре арены. Он оглядел всех присутствующих, и начал:
- Друзья, к сожалению, события разворачиваются слишком быстро и не в нашу пользу. Сегодняшняя бомбардировка городов – ещё одно тому подтверждение…
- Это как посмотреть, - меланхолично прервал мага Фобос. – Мне показалось, что уж очень неохотно и вяло они стреляли, словно хотели дать нам время спасти жителей городов…
- Возможно, - согласился Магнус. – Но сейчас важно даже не это. Как вы уже знаете вчера мы вместе со стражницами предприняли попытку уничтожить механизм пришельцев в пустыне. Неудачную попытку…
- Как раз тогда я почувствовал, что вы исчезли из поля сил, - проговорил Морион.
- Нас пленил враг, но в результате мы получили новые сведения о нём, - спокойно продолжил архимаг. – Нам удалось узнать, что ящеров ведёт в бой человек. Более того – человек, обладающий огромными возможностями и невероятной силой.
- Кто он? – нетерпеливо спросил алхимик. Жажда действия не давала ему покоя, но он понимал, что в сложившейся ситуации мало что сможет сделать. Пока. И это его особенно раздражало – ожидание не известно чего.
- Это тот, кого я поначалу принял за своего давнего знакомого… за Странника, - понизив голос, изрёк волшебник. Члены Гильдии задумчиво переваривали услышанное. – Но это не он. Когда мы виделись с ним в последний раз, он сказал, что хочет найти своих двойников в иных мирах… И, видимо, он их нашёл.
- Ты хочешь сказать, что наш враг – двойник Странника? – с сомнением проговорил Фрейнар. – Почему ты так в этом уверен? Что если это тот самый Странник?
- Потому что «тот самый» Странник, как ты выразился, сейчас здесь, в заветном Городе, - ответил Магнус, и пока он говорил, в зал вошёл ещё один человек – Игорь. Он неспешно прошествовал в центр арены и поклонился, приветствуя собравшихся и одновременно отмечая реакцию каждого мага.
- Рад приветствовать всех собравшихся, - произнёс он. – Хотя жаль, что повод для встречи оказался столь… неудачен. Позвольте представиться – меня зовут Игорь. Но в этом мире я более известен как Странник, хотя это прозвище уже не отражает сути… Как бы то ни было, я здесь чтобы помочь вам.
- Насколько я знаю, один раз вы уже пытались помочь. Это повлекло за собой череду крайне неприятных событий, - констатировал Морион. – После каждого вашего появления ситуация в целом лишь ухудшалась. Нет оснований полагать, что сейчас всё будет иначе.
- Невозможно отрицать вашу правоту, - в голосе Игоря на мгновение мелькнула нота грусти. – Я слишком хорошо знаю, какие ошибки совершил, придя в то время, и слишком хорошо помню, что здесь потерял… Но есть ли у вас сейчас выбор, маги Меридиана?
- Верно говоришь, Странник, - согласился Аноар. – Выбора у нас нет. О противнике мы не знаем почти ничего и не известно, хватит ли у нас сил его одолеть… Но, возможно, тебе известно больше, чем нам?
- Я ничего не могу сказать о ящерах. Пока, - ответил Игорь. – А о своём квантовом брате ничего не слышал два года… Но он так же силён, как и я. Но вряд ли его цель совпадает с той, которую преследуют пришельцы.
- И как же вы можете нам помочь, Странник? Что вы собираетесь делать? – спросила Элеонора.
- Я не собираюсь. Я уже делаю, - Игорь таинственно улыбнулся. – И в нужный момент перевес окажется на нашей стороне. А пока желательно, чтобы враг не догадывался о моём присутствии.
- Интересная помощь, - усмехнулся Фрейнар – энергетические шары, летавшие вокруг него, вспыхнули. – Называется моральная поддержка.
- Я сомневаюсь, значит, мыслю, а мыслю – значит, существую, - тем же тоном отозвался Игорь. – Вам известно о легендарном Покинутом городе в южной пустыне?
- Известно, - кивнул Фрейнар.
- Это не обычный город, а древняя защитная система огромной мощи. Несколько дней назад я активировал её и теперь людям Крутова, которые по случайности оказались в городе, остаётся сделать лишь один шаг, и мы получим могучего союзника. Способного в одиночку уничтожить едва ли не весь звёздный флот противника. Как вам такая помощь? – Странник полным иронии взглядом посмотрел на мага, чей скептицизм улетучивался прямо на глазах.
- Сейчас мы готовы принять любую помощь, - спокойно изрёк Аноар, поднимаясь со скамьи и тяжело опираясь о посох.
- Неужели любую? – внезапно у входа на Арену раздался женский голос. – Даже нашу? – Нерисса и освобождённые ею узники темницы гордо взирали на магов…

Отредактировано Свободный человек (2010-09-19 11:15:22)

0

20

Глава 4. Позиционная война.

Худой мир лучше доброй войны.

- Сколько же наглости нужно иметь, чтобы заявиться сюда! – Галенор с ненавистью смотрела на колдунью и её спутников – Нерисса с плохо скрываемым высокомерием оглядывала всех присутствующих. На мгновение её взгляд встретился с полным презрения взглядом Странника и бывшая стражница едва удержалась, чтобы не отвернуться – её вновь посетило то, уже почти забытое чувство, что она испытывала при встречах с Первым Советником. Неприятное ощущение собственной слабости. Это не ушло от внимания Игоря – по его лицу скользнула ухмылка. Седрик был совершенно невозмутим, даже когда заметил своего бывшего повелителя среди магов Гильдии. Фрост довольно ухмылялся, явно радуясь тому эффекту, который произвело неожиданное появление их группы.
- Успокойся, Галенор, - отозвался Аноар. – В нынешнее время всем нам придётся быть более терпимыми. Итак, бывшая стражница, с чем ты пожаловала?
- Я уже сказала, - качнула головой Нерисса. – Хочу предложить вам помощь.
- Наверное такую же, что и мне оказывала, - саркастично изрёк Фобос. – Она, и все, кто пришёл с ней – предатели. А как гласит древняя земная мудрость: «Никогда не бери на службу человека, предавшего своего прежнего хозяина, ведь он может предать и тебя».
- Сейчас я просто не могу не согласиться с братом, - кивнула Элион. – Им нельзя верить.
- Хм… Все решиться, если вы согласитесь на мои условия, - внезапно вмешался Странник. – Тебя это тоже касается, Нерисса.
- И что это за условия? – спросил Магнус.
- Вы примете их помощь, но ты, Нерисса и твой… отряд будете подчиняться мне, - ответил Игорь, метнув ироничный взгляд в колдунью.
- Так не пойдёт, - возразила женщина.
- Ну тогда можете убираться отсюда ко всем чертям. Если надо – могу и дорогу показать, - резко ответил Игорь. – Как ты думаешь, много ли у вас шансов вчетвером? Вам не на что рассчитывать. Именно поэтому ты и пришла сюда – не предложить, а просить помощи, иначе наш общий противник просто сотрёт тебя в порошок. Однако гордость не позволяет тебе это признать. Ну так идите, а через пару дней мы будем читать ваши некрологи…
- Довольно! – охрипшим от ярости голосом проговорила Нерисса. Как этот выскочка смеет говорить о ней такое? И вместе с тем он силён. Сильнее её самой – ещё был памятен тот день, когда на секретной базе в Антарктиде они схлестнулись в битве. Но особенно злило, что он рассказал при всех то, о чём она даже себе не хотела признаваться – единственный возможный путь для неё и её союзников - примкнуть к Гильдии, иначе просто не выжить. А признаваться даже самой себе в этой слабости было чрезвычайно трудно и неприятно.
- Так что ты скажешь, колдунья? – Аноар вопросительно посмотрел на бывшую стражницу.
- Я… согласна, - молвила она совершенно спокойно, но никому не было ведомо, с каким трудом ей это далось, и какое яростное пламя сейчас бушует в её душе. Никому, кроме Странника:
- Замечательно, - Игорь позволил себе улыбнуться. На этот раз миролюбиво. – Теперь, когда с этим вопросом мы разобрались, думаю, стоит заняться более важными проблемами.
- Мы не можем сидеть сложа руки, в ожидании когда люди Крутова полностью активируют древнюю крепость, - сказала Люба, до этого лишь спокойно наблюдавшая за происходящим. – Магнус, ты бы не собрал нас только для того, чтобы рассказать о прибытии Странника.
- Верно, - кивнул архимаг. – Но сейчас я понял, что предложение, с которым я хотел выступить, было бы преждевременным.
- Что ты хотел предложить нам? – спросила Элеонора.
- Создать Завесу вокруг Меридиана, - ответил волшебник. – Сквозь неё пришельцы не смогли бы пробиться.
- Этот мир и так слишком долго был в изоляции, - покачал головой Аноар. – И даже если мы вновь поднимем Завесу, это не решит проблемы – земляне научились путешествовать сквозь неё, смогут и ящеры.
- И всё же я бы не стал отметать эту идею – в случае чего Завеса хотя бы поможет нам выиграть время, - рассудил Фобос.
- Согласен, - кивнул Аноар. – Но так же я согласен и с Магнусом – сейчас не время для этого.
- А между тем все мы забываем об одном, казалось бы очевидном обстоятельстве, - сказал Доран, оглядев всех, кто был в зале. – До сих пор Гильдия действовала сама по себе, лишь раз прибегнув к помощи землян. А ведь нам сейчас надо действовать вместе, как единой силе, иначе мы ничего не сможем достичь.
- Кто-то из магов должен постоянно находиться на базе землян в качестве полномочного представителя Гильдии и нашего связного, - согласился Магнус.
- Позвольте мне этим заняться, - встала Галенор. – Здесь от меня не много помощи, да и у Элион пока есть более мудрые советники, чем я.
- Пусть будет так, - кивнул Магнус.
- Это всё, конечно, замечательно, но мы так и не ответили на самый важный вопрос – что делать? – с хорошо завуалированным сарказмом изрёк Фрейнар, перекидывая энергетический шар из руки в руку словно мячик.
- Не ведая планов врага трудно что-либо предпринимать, - возразил Тибор, огладив бороду. – А если действовать в слепую, то можно совершить непоправимую ошибку.
- Ошибка – сидеть и ждать у моря погоды! – вспылил повелитель энергий. – Следующий шаг пришельцев может обернуться нашим сокрушительным поражением!
- Э-э… извините, - смущённо сказала Джайна, остановив конфликт. – Когда мы с Магнусом и стражницами бежали с корабля ящеров, то вместе с нами прибыл и один из пришельцев. Кажется он видный военачальник, решивший перейти на нашу сторону. Сейчас он на базе землян. Ему наверняка многое известно…
- Совершенно вылетело из головы! – виновато и даже как-то рассеяно, пожав плечами, сказал Магнус. – Спасибо, Джайна. Галенор, как только прибудешь к землянам, сразу переговори с этим пришельцем – он обладает очень сильными телепатическими способностями, так что это не составит труда, - волшебница кивнула. – Все наши дальнейшие действия будут зависеть от того, что ты узнаешь. Поэтому на данный момент совет Гильдии объявляю закрытым, - и архимаг первым двинулся к выходу…

- Значит, таков и был твой план – просто прийти сюда и предложить свою помощь? – спокойно спросил Седрик у Нериссы, когда все маги и Странник покинули Арену и они остались вчетвером. Спросил слишком спокойно, чтобы не заподозрить в этом скрытый сарказм. – Хотя истина скорее такова – ты, как и говорил Странник, пришла сюда просить помощь, а не предлагать её.
- Лорд, если ты видишь иной путь – говори, - Нерисса  пропустила мимо ушей последнюю фразу Седрика – не стоит ссориться с ним, иначе всё падёт прахом.
- Не вижу, - качнул головой лорд. – Мне кажется, что ты приняла верное решение.
- А что, мы теперь действительно будем выполнять приказы этого хлюпика? – спросил Фрост.
- Когда ещё Фобос правил Меридианом, мы заключили вынужденный союз с одним землянином, - Седрик посмотрел на Фроста и Миранду. – Об этом знали только сам Фобос и я. Этот человек руководил той самой группой, что создала первую машину перемещений. Он-то и рассказал нам о Страннике, ведь именно он помог людям с Земли создать ту машину. А ещё землянин рассказал, что Странник обладает огромной силой. Не знаю, так это или нет, но Фобос и этот человек всерьёз опасались вмешательства Странника в их планы…
- И, как выяснилось, не напрасно, - раздался буквально из воздуха голос Игоря, а затем появился и он сам, сначала прозрачный, как призрак, в следующую секунду обретший плотность. – Надеюсь, этой демонстрации вам достаточно?
- Не впечатляет, - хмыкнул Фрост.
- А если я, скажем, убью тебя, это впечатлит? – самым невинным тоном поинтересовался Игорь, посмотрев в глаза ловцу – тот отшатнулся, увидев, что скрывает взгляд Странника.
- Довольно, Фрос-ст, - одёрнул верзилу Седрик. – Ссоры нам ни к чему. Что тебе от нас нужно, Странник?
- Скажем так – я просто решил присмотреть за вами… учитывая ваши прошлые заслуги, - ответил Игорь.
- Твой голос…, - тут Нериссу, наконец, осенило. – Так это был ты! Ты – Советник!
- А что, похож? – Странник ухмыльнулся. – Но это был не я. Тот, о ком ты говоришь – мой двойник.
- С каждой минутой становиться всё интереснее, - Миранда, наконец, нарушила обет молчания. – Что вы оба здесь забыли?
- У нас с ним возникли некие… разногласия. Он, похоже, решил доказать мне, что я был не прав, - пожал плечами Игорь.
- Очень уж несерьёзный мотив для такого человека, - с сарказмом заметил Седрик.
- Зато разногласия у нас возникли по очень важному вопросу, - в тон ему ответил Странник. – Впрочем, вам ли судить об этом, господа? На каждом из вас тоже немало грехов…
- Довольно, Странник, - раздражённо произнесла Нерисса. – мы согласились выполнять твои приказы, а не выслушивать оскорбления и нравоучительные речи.
- Верно, - с лёгкостью согласился Игорь. – Тогда, может, мне стоит приказать вам выслушивать мои нравоучительные речи? – он лукаво подмигнул колдунье. Та не нашлась, что ответить и лишь сдержала очередную вспышку гнева. Не известно почему, но Страннику нравилось вот так злостно иронизировать, потешаясь над колдуньей, в своё время доставившей немало хлопот его друзьям. Личная неприязнь? Возможно. И если так, то это чувство было взаимным.
- В наше время без чувства юмора ну просто никуда, - пожала плечами Миранда, улыбнувшись – ей, похоже, пришлась по душе шутка Странника.
- Ну так что ты скажешь, Странник? Зачем ты сделал то, что сделал? – спросил Седрик, который, казалось, совсем не обратил внимания на пикировку.
- Ну, во-первых, это был единственный шанс дать вам то, что вы хотели – поддержку Гильдии, - ответил Игорь, усаживаясь на скамью. – Во-вторых, это был единственный шанс заставить Гильдию принять вашу помощь, которая может оказаться для нас очень важной… Так что вам придётся смириться с тем, что я буду за вами приглядывать пока мы не разберёмся с ящерами. Ну, или пока вас не убьют.
- Иного ответа я и не ждал, - изрёк Седрик. Судя по всему, он был доволен услышанным.
- Но я думаю, мы все хорошо понимаем – как только кризис минует, мы окажемся по разные стороны баррикад, - проговорил Странник, оглядев «свой» отряд цепким взглядом. – Так что в ваших же интересах за время нашего тесного сотрудничества обрести просветление и встать на путь духовного самосовершенствования.
- Мы это учтём, - сухо ответила Нерисса, превозмогая раздражение, которое вызывал у неё этот человек. – А пока мы уходим, - и она пошла прочь, а вслед за колдуньей направились и остальные беглецы, оставляя Странника в гордом одиночестве. Впрочем, продлилось оно не долго:
- Здорово ты их, - прозвучал голос Джайны у него за спиной – судя по всему, девушка пришла сюда по другому коридору недавно и слышала последнюю часть беседы.
- Так значит, в Арханте местные знаменитости тоже известны? – спросил Игорь, не оборачиваясь.
- Кто же не знает о лорде Седрике и бывшей стражнице, предавшей Совет Кандрокара? – пожала плечами девушка. – А как ты узнал, что я из Арханты?
- Ну-у… интуиция подсказала, - улыбнулся Игорь. – Ты пришла по делу?
- Да, Магнус хотел с тобой поговорить, - кивнула Джайна. – Так что ты там говорил про интуицию?
- Ладно – я беседовал с Дораном. Ещё до собрания. Он и рассказал, откуда ты родом, - ответил Игорь, вставая со скамьи.
- Вы беседовали обо мне? Очень мило, - иронично произнесла девушка.
- Не только о тебе – обо всех, кого я здесь не знаю, - Странник направился к выходу, не дожидаясь волшебницу. – Он мне показался наиболее разговорчивым из всех членов Гильдии…
- Зачем тебе, всё-таки, понадобились эти четверо преступников? – спросила Джайна, догоняя. – Им ведь нельзя верить.
- Вот именно поэтому я и буду за ними присматривать, - отозвался Игорь, минуя первый поворот коридора, где расположилась многочисленная группа беженцев. – Помощь этих четверых может оказаться весьма кстати.
- А если бы они не согласились на твои условия? – девушка поравнялась с Игорем.
- Они бы согласились в любом случае, - качнул он головой. – Без поддержки гильдии их ждёт неминуемая смерть. Нерисса и Седрик понимают это слишком хорошо, чтобы выпячивать свою гордость… И, всё же, их своенравность и старые счёты с Фобосом и стражницами могут быть проблемой.
- А давно ты знаешь стражниц? – поинтересовалась волшебница.
- Время – вещь относительная, - туманно изрёк Странник, продолжая идти к Большому Залу. Магнус ждал его там, он знал это, хоть Джайна и не сказала, где должна была состояться встреча…

Новый день, как и всегда в учебное время, начался предательски не вовремя – в семь утра звонкая трель будильника взорвала тишину в комнате Вилл Вандом, возвращая девушку из сладкий объятий Морфея на бренную землю. Вилл, по-обыкновению, накрылась одеялом с головой, а будильник, также по-обыкновению, принялся взывать к ней пламенными речами о пользе раннего пробуждения, по красноречию не уступавшими речам самого Владимира Ильича. Кроме того, он в последнее время не стеснялся в выборе выражений – спасало лишь то, что его могла слышать только сама Вилл - видимо за долгие годы «совместной» жизни механизму изрядно надоел ленивый образ жизни, который ведёт его хозяйка. Удивительно, как Вилл после всего, что ей доводилось выслушивать от строптивого будильника, ещё не разбила его об стену.
- Ладно, замолчи! Я уже встаю, - донёсся обречённый голос Вилл из-под одеяла, после чего оттуда показалась и она сама, сонная и злая. Метнув испепеляюще-презрительный взгляд на будильник – тот сразу умолк на полуслове – девушка встала и принялась уже рефлекторно выполнять все те действия, которые утром буднего дня выполняет любой нормальный школьник. Одно радовало – этот учебный год предпоследний… Впрочем, был и ещё один повод для радости – Вилл наконец-то сумела наладить нормальные отношения с матерью, которая в последнее время очень остро реагировала на длительное отсутствие дочери дома и её необязательность.
За завтраком мать и дочь перекинулись лишь парой слов, так как Сьюзан ужасно спешила из-за какого-то чрезвычайно важного совещания на работе, ввиду чего Вилл осталась доедать завтрак в гордом одиночестве. Впрочем, сейчас она даже была рада этому – можно было спокойно обдумать всё, что произошло за последние дни, начиная с раскрытия тайны Меридиана на Земле и заканчивая очередным пришествием Странника… Безусловно, Тарани была права, рассуждая о возможных причинах и последствиях выступления президента России на заседании совета безопасности ООН – уже сейчас можно видеть неразбериху и хаос, в которые выливается реакция землян, наконец получивших ответ на один из извечных вопросов. На этом фоне начнут набирать силу группировки экстремистского толка… Многим корпорациям и частным лицам тоже захочется помацать своими волосатыми руками новейшие российские технологии, которые сами русские так просто отдавать не станут. Битва контрразведок просто неминуема. В лучшем случае это приведёт к новой гонке вооружений. В худшем… лучше уж и не представлять. Неужели Путин не думал, какие последствия повлечёт за собой такой шаг? Вряд ли. Но зачем ему было тогда это делать? Какую цель он мог преследовать? Не думаю, что это то, о чём говорила Тарани – получить возможность просить поддержки у других стран в случае обострения ситуации с пришельцами в Меридиане. А что тогда? Желание вернуть России было величие? Тоже сомневаюсь.
И опять же не понятно, что делать с пришельцами – двойник Странника сказал, что та штука, которую спустили на планету, не уничтожит Меридиан… Или он имел в виду что-то другое? И вообще есть ли хоть малейшая причина верить ему? Действия его говорят об обратном, хотя он клялся и божился, будто делал всё возможное, чтобы предотвратить геноцид населения Меридиана. Кроме того нам до сих пор не известно, что пришельцы вообще забыли на Меридиане… Гильдии известно не больше нашего, а единственные, кто сейчас реально могут повлиять на ситуацию – Крутов и Странник. Генерал-ящер остался на базе русских, а это даёт определённые шансы. Возможно, он ещё сыграет свою роль, а вот Странник… Как же так случилось, что он ничего не знал о своём квантовом двойнике? Вообще – чем он сейчас занимается? – и тут у Вилл внезапно возникло чувство – тень озарения – будто все события последнего времени каким-то тайным, непостижимым, образом связаны между собой и являются частями чего-то неизмеримо большего… Но это чувство исчезло так же внезапно, как и появилось, оставив после себя горечь и разочарование от неспособности даже прикоснувшись к истине, понять её.
«Хьюстон! У нас проблема!» - подал голос мобильный телефон Вилл, лежавший тут же на столе. «Опаздываешь в школу!»
- Чёрт! – воскликнула девушка, глянув на часы – до начала занятий оставалось пятнадцать минут – и пулей вылетела из кухни…

«Ревнитель», - ментальный голос Первого Советника ворвался в сознание Хо’рааса подобно молнии, прорезающей небо. Но он не застал Ревнителя врасплох – Хо’раас ожидал этого разговора с того самого момента, как войска, находившиеся под его командованием, отразили атаку на резонансный генератор.
«Преклоняюсь перед мудростью Советника», - ответил традиционным приветствием Ревнитель. «Чем могу служить?»
«Всё ли готово к запуску генератора?» - осведомился Советник.
«Да. Ожидаем лишь приказа», - ответил Ревнитель.
«Замечательно», - мыслесфера Советника окрасилась зелёным, что означало удовлетворение. «Впрочем, вот вам информация к размышлению – командующий совершил побег из-под стражи. Не мне вам рассказывать, что его ожидает, когда его найдут».
«Смертная казнь, разумеется…», - ответил Хо’раас, ошеломлённый новостью даже несмотря на то, что и сам замечал у Шро’така признаки вольнодумия и сомнений. Но он никак не ожидал, что командующий зайдёт настолько далеко, чтобы лишить себя чести и покрыть позором не только своё имя, но имя своего клана, совершив то, что он совершил. «Но почему вы рассказываете об этом мне?»
«Потому, что в случившемся есть и ваша вина, Ревнитель. Случившееся показывает, что вы не достаточно хорошо исполняли свой долг. Вы не сумели разглядеть ереси, в которой погряз Шро’так, сомнений, смутивших его душу и толкнувших на путь отступничества. Сейчас эта ересь довела его до того, что он переметнулся на сторону противника!» - и хотя Советник «произносил» всё это совершенно спокойно, Хо’раас осознал всю глубину своей вины и ужаснулся – ведь он как Ревнитель Веры должен пресекать ересь, распознавать её и возвращать заблудших к истине… а ежели заблудший пал так низко, что его возвращение и искупление уже невозможно – уничтожать его. Но он не решился проникнуть в истинную суть речей командующего, не решился разглядеть в его мыслях то, что обязан был разглядеть… Но, в отличие от Шро’така, он примет вою судьбу с честью и достоинством:
«Я приму любое ваше решение, Советник», - почтительно ответил он.
«Естественно, примете», - довольно отозвался Советник, а в его мыслесфере мелькнули цвета превосходства. «Тогда слушайте – через один стандартный планетарный цикл вы активируете генератор и вернётесь вместе с войсками на флагман. Если вы это сделаете, то можете считать, что искупили свою вину. Если же нет… Я решу, что с вами делать».
«Слушаюсь», - ответил Хо’раас, и мыслесфера Советника тотчас исчезла, оставляя Ревнителя в глубокой задумчивости. Он стоял на краю лагеря, разбитого посреди пустыни с одной единственной целью – обеспечить защиту резонансного генератора, и наблюдал за слаженными, предельно чёткими и точными действиями воинов, перемещениями техники. И тревога закрадывалась в сердце Ревнителя – он сам как никто другой осознавал всю глубину своей вины, тяжесть своего греха. За то, что он не выполнил свой долг, он должен был предстать перед Блюстителем Духа и Девятью Регентами. Должен был предстать перед ними, чтобы они осудили его, назначив единственно возможную меру наказания – смерть. Но почему Советник сказал то, что сказал? Разве в его власти принимать такие решения? Разве он имеет право вторгаться в то, что является прерогативой Синода Девяти Регентов во главе с Блюстителем Духа? Или у него есть высочайшее разрешение? Только в этом случае он может… Что ж, он выполнит приказ советника и защитит генератор, а затем активирует его! Он отразит все атаки еретиков и нечестивцев, а их самих предаст смерти! Только тогда он сможет искупить вину! Хотя нет! Свой грех он сможет искупить только когда отыщет падшего командора, чтобы лично доставить его к судьям и привести приговор в исполнение!
Ревнитель смотрел за горизонт, в пустыню, туда, где занесённый тысячелетними песками, покинутый хозяевами, пробуждался ото сна великий древний город. В свете заходящего солнца глаза Хо’рааса сверкали неистовым фанатичным огнём…

Столовая школы Шеффилда повидала многое, ведь была так же стара, как и сама школа. Ученики всегда обедали здесь – и в 1914 году, когда началась первая мировая война, и в 1917 – в год великой революции в России, так круто изменившей её жизнь. Пользовалась столовая популярностью и во времена Великой Депрессии, когда у многих и денег-то на еду не было. Так же стабильно она работала, когда разразилась Вторая мировая война и после неё. Эти стены помнили возгласы ликования и вздохи печали, сопровождавшие космическую гонку США и СССР… Многое повидали на своём веку школа и её столовая. Были у столовой периоды расцвета и упадка. И, как это обычно водится, всё зависело от таланта и мастерства людей. В данном случае от уровня владения поваров кулинарным искусством. К сожалению, на протяжении последних лет оно оставляло желать лучшего, из-за чего ученики не очень-то охотно торопились в столовую за своими обедами, предпочитая изощрённой кулинарной пытке не менее изощрённую пытку интеллектуальную – в библиотеке или на дополнительных занятиях. Проблема была в одном – во время обеда второй вариант был попросту невозможен, из-за чего несчастным детям приходилось с мученическим выражением на лице вкушать малопригодные в пищу яства, либо делать вид, что они их вкушают. Из-за этого по школе ходило великое множество самопальных анекдотов про школьную столовую, как правило, высмеивающих качество тамошней стряпни… А паштет, на приготовление которого иногда отваживались повара (один раз в неделю, строго по расписанию), уже давно стал притчей во языцех и именем нарицательным, снискав себе сомнительную славу наихудшего блюда из наихудших, которые когда-либо готовил человек на планете Земля.
Однако подобная слава столовой не останавливала тех учеников, которые хотели во время перемены спокойно побеседовать с друзьями не в узких и шумных коридорах школы, а с относительным комфортом – в просторной и чуть менее шумной столовой, сидя на удобном стуле за столиком. Таковы были и стражницы завесы – они только что расположились за одним из столиков и теперь ожидали прибытия ещё одного человека – Метта Олсена, который не заставил себя ждать – едва зайдя в столовую, он тотчас заметил подруг и помахал им рукой, направляясь к их столику, лавируя между учениками.
- Ну вот, все в сборе, - довольно констатировала Ирма, отхлебнув сок из стакана. Он был пригоден в пищу, в отличие от остального, что готовили здешние повара. Наверное потому, что они вообще не имели к соку никакого отношения – его закупали у фирмы-производителя. Со всех сторон на группу друзей накатывал, словно прибой,  шум голосов – ученики тихо переговаривались, либо болтали в полный голос, смеялись, а иногда что-то выкрикивали. В последние два дня у них главной темой разговоров вовсе не будничные заботы или малые мирские радости, а событие, потрясшее весь мир – заявление президента Российской Федерации, сделанное им на прошлой неделе.
- Какое занудство, - нахмурилась Корнелия. – У них что, больше тем для разговоров нет? Только и слышно «Путин то», «Путин сё», да «параллельные миры»…
- А чего ты от них хотела? – удивился Метт. – Они всё ещё в шоке. Да что там! Могу поспорить, что вы пятеро вели себя почти так же, когда стали стражницами, - юноша улыбнулся. – По крайней мерея помню себя, когда узнал, кто вы на самом деле…
- А уж мы-то как помним, - хихикнула Хай Лин, подмигнув подругам – те закивали.
- Ладно, так что вы решили? – Метт перешёл к делу.
- Мы не можем долго находиться здесь, - молвила Вилл. Сейчас это решение далось ей труднее, чем раньше – им снова придётся обмануть близких людей. А в последнее время это не нравилось Вилл всё больше и больше. – После школы мы отправимся в Меридиан, а здесь оставим астральные дубли, - она не знала, что было сейчас на душе у подруг, хотя прежде каждая уже дала согласие на этот план. Но с собой вилл ничего не могла поделать – слишком долго она обманывала свою мать, чтобы это прошло безследно для её собственной совести. И теперь совесть, как молчаливый и безжалостный страж справедливости, и палач в одном лице, терзала душу и разум Вилл всё более усиливающимся чувством вины. Но на другой чаше весов было само существование Меридиана.
- Но Вилл! – выдохнул Метт – казалось, ему передалась часть переживаний возлюбленной. Он понимал, что она чувствует. Подруги тоже понимали, ведь каждая, хоть и по-своему, чувствовала сейчас то же самое.
- Так надо, Метт, - ответила Вилл. Хотя она желала бы сказать, что это не так. – Нам нельзя покидать Меридиан, когда он так нуждается в нас.
- Я понимаю, - кивнул юноша. – Мы с регентами будем помогать вам чем сможем, и когда сможем. Даже тогда, когда это будет невозможно.
- Наверное, если бы Оракул был жив, он бы что-нибудь придумал, - проговорила Тарани.
- Да, - согласилась Ирма. – Его совет бы пришёлся очень кстати.
- неужели всё действительно НАСТОЛЬКО плохо? – Метт посмотрел на Вилл. Не важно, что он уже получил ответ на этот вопрос – его волнение было слишком велико.
- Самое противное – мы не знаем, что нужно ящерам, - едва слышно проговорила Корнелия. – Если бы знать…
- Тогда у нас был бы более эффективный план, - кивнула Тарани. – Знаете, я тут вот о чём подумала…, - но девушка не успела договорить – привычный школьный шум вспорол звук, которого никто не ожидал здесь услышать. Звук, которого все так боялись после одиннадцатого сентября – звук автоматных очередей и отчаянных криков людей, у которых внезапно появилась лишь одна, самая важная цель – спастись…

Похоже, что после длительной осады «мавзолея» и множества безуспешных попыток проникнуть внутрь, лишь одна из которых увенчалась успехом, ящеры, наконец, уяснили всю тщетность своих усилий. Румянцев разглядывал площадь перед зданием, занесённую песком, с высоты птичьего полёта из окна Главного зала, как между собой называли помещение с саркофагом участники экспедиции, вынужденные держать оборону. Молодой учёный смотрел, как маленькие фигурки ящеров суетятся внизу, сворачивая лагерь, грузят тяжёлые орудия, которыми обстреливали здание, в огромные, похожие на морских черепах, корабли. И во всём этом учёному виделось какое-то зловещее предзнаменование. И, всё же, он продолжал смотреть. Мысли его вернулись к этому странному новому союзнику – искусственному интеллекту крепости Предтеч, который назвал себя Дервишем. Помимо чисто профессионального восхищения – уровнем и качеством технологий – он испытывал и смутное чувство неопределённости. Дервиш сказал, что поможет им, но с того момента никто больше его не видел. Сомнений в том, что он может помочь, не было. Но как? «А Васильев уж очень долго беседует с Крутовым. И ведь уже третий раз за день. У нас и новостей-то столько нет, что б их так долго рассказывать. Но хорошо хоть связь наладилась…»
- Молодой человек…, - раздался позади спокойный и деликатный голос. Румянцев обернулся – Дервиш стоял, оперевшись о саркофаг, и с интересом рассматривал учёного.
- Добрый вечер, - спохватился Румянцев. Дервиш лишь улыбнулся, ещё больше сбивая с толку учёного – он совсем не был похож на машину, и вёл себя как живой человек!
- Кажется, вы встревожены? – скорее констатировал, чем спросил Дервиш, подходя к окну, в которое минуту назад Румянцев обозревал город.
- Ящеры отходят, - кивнул молодой человек. – И мне это не нравится – похоже, что они к чему-то готовятся.
- Так и есть, - пожав плечами, ответил управляющий. – Завтра они собираются включить резонансный генератор. Я слышал их переговоры в пси-поле.
- Но это значит… Чёрт! У нас почти не осталось времени! – воскликнул Румянцев.
- Верно. Вот и Сергей Иванович так считает, - в зал быстрым шагом вошёл Васильев. – Он приказал нашей группе сделать всё возможное, чтобы не дать ящерам активировать последнюю узловую точку.
- Неужели? – улыбнулся Дервиш. – Вероятно, он рассчитывает, что вы уговорите меня уничтожить резонансный генератор.
- Да, - кивнул Петр Андреевич. – Это если вкратце.
- Уговоры не потребуются – я создан именно для этого, - посуровел Дервиш, моментально превратившись из «доброго волшебника» в «закалённого боями ветерана». – Однако я не успел активировать все системы крепости. Это не критично, но они могут понадобиться… Тем более я обнаружил в системе один, но очень мерзкий вирус – поражены мои системы наведения и защиты.
- Откуда он взялся? – полюбопытствовал Румянцев.
- Ящеры толпились здесь семь дней – вероятно, они его и запустили, - задумчиво отозвался Васильев. – Вы ведь неспроста заговорили о вирусе. Что вам нужно?
- Вы правы, - кивнул Дервиш. – Вам нужна моя помощь, а мне сейчас – ваша. Вирус оказалось довольно сложно обнаружить, но ещё сложнее его уничтожить – похоже, он сам является искусственным интеллектом. Пока я буду с ним разбираться, вы возьмёте управление крепостью на себя. На этот случай здесь предусмотрен командный зал на нижнем уровне, в непосредственной близости от ядра города. Вы согласны?
- Разве мы можем вам отказать? – усмехнулся Пётр Андреевич.
- Тогда по рукам, - улыбнулся Дервиш, и все трое исчезли…

0

21

Ну и намучался я, пока переносил эту главу из тетради в цифровой формат. Но наконец-то это благое дело завершено! Приступайте к чтению.
Кстати - глава о-о-очень немаленькая. Я бы даже сказал - большая.

Глава 5. Песнь оружия

«…Тогда вместо нас заговорят ружья…»
Джон Сильвер.

Крутов ждал. Ждал уже полчаса, и по выражению его лица было ясно, что он не восторге от этого ожидания. И, хотя он понимал, что президент – человек занятой, но, всё же, ещё лучше понимал и другое – обстановка в Меридиане накалилась настолько, что промедление просто недопустимо. И именно поэтому он ждал, пока президент не ответит на все вопросы граждан России, которые ему уже на протяжении двух с половиной часов зачитывали ведущие или сами граждане, пользуясь такой полезной вещью, как «телемост». Ежегодное общение с народом. Шоу для простаков, как иногда говаривал заместитель Крутова. Сергей Иванович был с ним вполне солидарен – едва вспомнив зама, Крутов улыбнулся. «И действительно – концерт для простаков», - подумал он, глядя из окна телецентра на суету московской улицы, безсмысленную и безпощадную… Солидарность во взглядах не была безпочвенной – все вопросы, приходившие к началу «общения президента с народом», о котором последний оповещался заранее, подвергались тщательному отбору, цензуре… На памяти Крутова к президенту ещё ни разу не пропустили по-настоящему важного вопроса. Например – «а что же это у нас с армией происходит?», естественно более развёрнутый и конкретизированный, с приведением фактов. Аналогичный вопрос можно задать и о сфере образования. Или вот ещё хороший вопрос – о национальной идее, которая бы сплотила русский народ, а вернее о её отсутствии и отказе власти от её поиска со ссылкой на тринадцатую статью конституции… И много-много других вопросов. Но их никогда не допустят к президенту. И это больше всего не нравилось Крутову – создавалось впечатление, что глава государства специально увиливает от ответов на эти вопросы. Впрочем, и многое другое в деятельности президента и правительства его не устраивало. С точки зрения национальных интересов.
Наконец, двери студии распахнулись – оттуда в сопровождении охранников и свиты репортёров вышел Владимир Путин. Увидев Крутова, он остановился:
- Добрый день, Сергей Иванович, - спокойно сказал президент. – Я полагаю, у вас ко мне какое-то дело.
- Очень важное дело, о котором не стоит беседовать здесь, с лёгкой иронией ответил глава ФСБ, смотря на выходящих из студии журналистов.
- В таком случае побеседуем в машине, - кивнул президент…

Мерно гудел двигатель, в окнах медленно и даже как-то тягуче-лениво проплывали угрюмые дома, улица сменяла улицу. Водитель неотрывно следил за дорогой и, время от времени, поглядывал в зеркало заднего вида – то ли для того, чтобы убедиться, что машины сопровождения едут следом, то ли, чтобы посмотреть, на месте ли президент и его собеседник – Крутов и Владимир Путин расположились на заднем сиденье президентского авто.
- Итак, что у вас за дело? – поинтересовался президент.
- На той стороне в последние несколько дней ситуация сильно изменилась. Мне кажется, что пока не в нашу пользу, - помедлив, молвил глава ФСБ.
- Хм, - изрёк Путин.
- Ирония в том, что мы хоть и добились определённых успехов, но именно благодаря им мы, наконец, осознали всю опасность ситуации… В итоге, по моему мнению, конфликт просто перейдёт на новый уровень, - задумчиво и даже как-то тревожно ответил Сергей Иванович.
- А если конкретно – чего вы добились? – спросил президент.
- Группа Васильева заручилась поддержкой ИИ, управляющего древней крепостью – город, о котором я вам уже рассказывал. Судя по всему, это очень мощная боевая система. Кроме того, на нашу сторону перешёл командующий  вражеской армадой… И, наконец, вновь объявился Странник…
- Странник? – переспросил Путин. – Человек, которому «Особый отдел» обязан почти всеми своими нынешними технологиями? – Крутов лишь кивнул.
- Он так же предложил нам свою помощь в урегулировании конфликта, - ответил Сергей Иванович.
- Что он там забыл? Ведь из ваших рапортов следовало, что он решил навсегда покинуть… оба мира…
- А вот это, как раз, самая неприятная часть, - криво усмехнулся Крутов. – Дело в том, что нашей диверсионной группе – она как раз и привела с собой пришельца – удалось выяснить, кто осуществляет непосредственное руководство инопланетной агрессией. Это квантовый двойник Странника. Хорошего в этом мало, ведь он так же силён, как сам Странник.
- Хм, - похоже, эта новость вовсе не понравилась президенту. – Что ему нужно, этому двойнику?
- Его целей я не знаю, – покачал головой Крутов. – По словам Странника, двойник хочет что-то ему доказать. Цели же ящеров более прозаичны – захват новых территорий, пригодных для жизни. Но ситуацию осложняет тот факт, что фундаментальные законы нашего мира и Меридиана отличаются от тех, которые для них являются «родными». Вобщем, чтобы нормально жить в том мире, они хотят изменить его законы под себя. Это уничтожит всё живое в Меридиане, кроме ящеров, да и сам мир сильно измениться. Звягинцев, конечно, мог бы всё это рассказать более подробно и научно, но… И ещё одно – он считает, что такое изменение обязательно отразится и на нашем мире.
- Чего именно нам следует ожидать в таком случае?
- Катастрофу, - тихо, так, что его голос едва можно было расслышать из-за шума двигателя, ответил Крутов. – Как это будет выглядеть конкретно, мы не знаем. Но почти наверняка мир, каков он есть сейчас, прекратит своё существование и это будет сопряжено огромным числом жертв среди мирного населения. И, к сожалению, ящерам осталось сделать всего один шаг, чтобы начать это изменение.
- Что вы предпринимаете, чтобы не допустить подобного развития ситуации? – президент испытующе посмотрел на собеседника. – Я понимаю, что последний удар, который они нам нанесли, был силён… И всё-таки?
- Сейчас на ситуацию могут повлиять лишь два человека – Васильев и Странник. Васильеву я уже отдал приказ сделать всё возможное для уничтожения резонансного генератора – без него пришельцы не смогут начать изменение. А Странник… Он решил пока не появляться на арене лично…
- Выходит, он сыграет роль джокера, - кивнув своим мыслям, изрёк Владимир Владимирович. – А воспользуемся мы этой картой лишь в самом крайнем случае… Как же это всё не вовремя!
- Что именно? – Крутов позволил себе удивлённо изогнуть бровь – последняя фраза президента выдала его раздражение и, возможно – растерянность. Это случалось крайне редко.
- Вы в курсе того, что начало происходить в мире после моего выступления в ООН? – вместо ответа спросил Путин. Крутов кивнул:
- Я думал, что вы готовы к таким последствиям.
- Я тоже так думал, - усмехнулся президент. - Похоже, события развиваются по очень жёсткому сценарию – никто не предполагал, что по миру прокатиться волна терактов, направленных против России… замешаны и экстремистские группировки и одиночки-психопаты. Объединяет их одно – цели или требования так или иначе связаны с тем, о чём я рассказал в своём выступлении.
- Хм… миру, погрязшему в самом себе, в несущественных мелочах, в эгоизме и мелких дрязгах не нравиться, что кто-то ещё может действовать свободно, не обращая внимания на несущественное и указывая путь другим, - задумчиво, почти шёпотом, проговорил Сергей Иванович.
- Что? – не расслышав, переспросил Путин.
- Мой зам докладывал мне об этом, - ответил глава ФСБ. – Он взял на личный контроль всю эту ситуацию. Читая его доклад, у меня сложилось впечатление, что эти теракты и волна народного негодования по всему миру – элементы какого-то единого процесса. Если сравнивать, то это похоже на действия иммунной системы, пытающейся уничтожить вирус… по крайней мере эти события имеют единый источник.
- Ваше предположение попадает в область исследований конспирологии, - с сомнением отозвался президент.
- Слишком много совпадений, чтобы списать их все на случай, - пожал плечами Крутов.
- Ладно. Пусть ваш заместитель работает по этому направлению дальше. Для нас сейчас куда важнее не допустить ухудшения ситуации в ином мире. Всё, что для этого вам будет нужно, вы получите по первому требованию…

- Что за чёрт?!? – воскликнула Ирма, обернувшись ко входу в столовую, откуда доносилась стрельба – в то же мгновение дверь распахнулась и в столовую, заполненную ничего не понимающими учениками, ворвались трое мужчин в камуфляже и чёрных масках, вооруженные автоматами Калашникова. Вилл, ещё не успев сориентироваться в ситуации, машинально воззвала к Сердцу Кандрокара – стражницы и Метт тотчас исчезли, став невидимыми для окружающих. Этого манёвра никто не заметил – все смотрели на троих вооружённых людей в масках. Один из них скомандовал:
- Всем руки за голову и сесть на пол! Дважды не повторяю, - и передёрнул затвор автомата – ученики, преподаватели, повара, все, кто был в столовой, тотчас подчинились. – Мы захватили эту школу, и в ближайшее время будем составлять вам компанию, - усмехнулся террорист, в то время как двое других встали у противоположных стен столовой. Один зашёл на кухню – из помещения сразу донеслись звуки борьбы, затем что-то рухнуло на пол, и раздался звон падающей посуды. Через мгновение боец в маске пинками вытолкал из кухни в столовую отчаянного повара, бешено озиравшегося по сторонам. А стражницы быстро воспользовались ситуацией, и скрылись там, откуда преступник только что вытащил повара.
- Если хотите остаться в живых – выполняйте всё, что мы вам скажем, - удовлетворённо изрёк командир группы, усаживаясь на стул возле ближайшего столика.
Стражницы сейчас могли лишь наблюдать.
«Что вообще происходит?» - спросила Корнелия. Мысль её «прозвучала» тоскливо, и в ней чувствовался страх. К счастью, когда рядом была Тарани, стражницы могли общаться телепатически, не опасаясь, что их услышат.
«Это теракт», - ответил Метт. «И если то, что сказал этот придурок в маске, правда, то террористов в школе должно быть как минимум человек тридцать».
«Что нам делать?» - спросила Хай Лин, вслушиваясь в происходящее на других этажах – девушка слышала переговоры бандитов, их шаги, бряцание оружия, полный страха шёпот заложников, которыми в одночасье стали все ученики и преподаватели Шеффилдской школы. Медленно, но неотвратимо страх и отчаяние пропитывали воздух.
«Не знаю», - Вилл покачала головой. По её лицу было видно – она в смятении, пытается найти выход, решение, но не может ничего придумать – ситуация была слишком нестандартной.
«Это слишком похоже на случай в торговом центре», - задумчиво молвила Тарани.
«С чего ты взяла?» - возразила Ирма. «То был торговый центр, а здесь школа».
«Что это меняет? Почерк очень похож…», - ответила огненная чародейка.
«Похож на что?», - уточнил Метт, но тут из динамиков, что были установлены по всей школе, раздался скрип – кто-то настраивал аппаратуру в школьной радиостанции. Ещё через миг скрип сменился шипением, а затем из динамиков зазвучал голос:
«Добрый день, уважаемые дамы и господа, мальчики и девочки. Приношу извинения за то, что мы столь безцеремонно вторглись в ваши привычные, спокойные, обыденные и скучные до безобразия жизни. Но что поделать, такова судьба…рок, удача – называйте как угодно. Сразу хочу предупредить – будьте благоразумны и не пытайтесь оказать нам сопротивление. Ни мне, ни вам это радости не принесёт. Вам, уважаемые заложники, в особенности. А лично я сейчас пребываю в хорошем настроении, и мне бы не хотелось его портить, отправляя на тот свет непокорных…  Надеюсь, время которое мы проведём вместе, не станет для вас худшим периодом ваших жизней… а если и станет, то тут уж делать нечего.
Готов поспорить на миллион, что сейчас многих из вас терзают вопросы…помимо страха, разумеется. Могу даже представить, что это за вопросы. Например, такой: как вообще им удалось совершить теракт, если после одиннадцатого сентября 2001 года правительство предпринимало столько мер по повышению безопасности? Ну что тут скажешь? Можно ли верить правительству, которое само и организовало это одиннадцатое сентября? А нам-то, террористам, можно в этом вопросе верить, хе-хе…
Или такой  – что с нами будет? Тут всё зависит от вас, уважаемые заложники. Или ещё один – где же полиция? О, не волнуйтесь, они и не только они скоро будут здесь, иначе было бы совсем тоскливо и неинтересно. А ведь наше представление должны увидеть как можно больше людей. И, наконец, главный вопрос – что им нужно? О да! Не бывает людей, которым ничего не нужно, не бывает действий, не преследующих никакой цели, и не бывает событий, не имеющих причин. Демагогия, скажете вы? Но какое, чёрт возьми, мне дело до того, что вы скажете! Зато вам придётся выслушать то, что скажу я. А я поведаю сейчас о том, что заставило меня и моих компаньонов прийти сюда и сделать то, что мы сделали. Всему виной пять человек. Пять человек, которые слишком долго и слишком часто переходили дорогу слишком многим достойным людям. Пять человек, без которых было бы слишком скучно жить, ибо они – достойные противники. Пять человек, которых здесь, в школе, знают многие. Так кто же эти счастливчики, из-за которых все мы здесь сегодня собрались? Сейчас я назову их имена, и вы все поймёте, как плохо люди знают друг друга в этом безумном мире.
ИРМА ЛЭР!
ТАРАНИ КУК!
КОРНЕЛИЯ ХЕЙЛ!
ХАЙ ЛИН!
И прошу любить и жаловать – ВИЛЛ ВАНДОМ!!!
Нам бы очень хотелось с ними встретиться. И пока это не произойдёт, мы будем составлять вам компанию, уважаемые ученики, преподаватели и директор школы Шеффилда…»
, - и передача прекратилась.
Миг тишины, и в столовой разразился ураган удивлённых возгласов…который сразу смолк, когда прозвучала короткая автоматная очередь. Судя по тому, что криков боли за этим не последовало – стреляли в потолок. Стражницы напряжённо молчали, обмениваясь удивлёнными, растерянными, гневными взглядами. Наконец, Метт нарушил ментальную тишину:
«Откуда они вас знают?»
«Не знаю», - ответила Вилл, пожав плечами.
«Зато я, кажется, знаю», - нахмурилась Тарани. «Не зря я говорила, что всё это похоже на случай в торговом центре. Полагаю, и сейчас за происходящим стоят те же люди. Только теперь их трое, а не пятеро…»
«Эти зомби-недобитки из «Врат разума»?» - возмущённо спросила Хай Лин. «У этих приспешников двойника точно хватило бы наглости на такое… Особенно у этого китайца…»
«Не важно, кто эти террористы. Важно то, что из-за нас все, кто находится в школе, подвергаются смертельной опасности!» - воскликнула Корнелия.
«Сдаваться мы точно не будем», - воинственно отозвалась Хай Лин.
«Но и в стражниц превращаться тоже нельзя», - покачала головой Вилл. «К тому же скоро здесь будут полиция и журналисты».
«Верно, а в нынешнем облике мы много не навоюем», - согласилась Тарани.
Где-то вдали слышался вой сирен. С каждым мгновением он становился всё громче.
«Полиция их вряд ли остановит», - прокомментировал Метт. «Возможно, террористы рассчитывают, что вы обменяете себя на заложников… а если это действительно те трое, о ком вы говорите, то они точно знают ваш секрет. В таком случае они вновь могут попытаться вынудить вас принять облик стражниц, чтобы изобличить вас. Но что-то мне подсказывает, что на этот раз они не удовлетворяться простым шоу «стражницы против спецназа» в прямом эфире», - юноша тревожно посмотрел на подруг.
«Хочешь сказать, они решили нас убить?» - спросила Корнелия.
«Да», - кивнул парень.
«Извечный вопрос «что делать?» так и остался без ответа! Сдаться нельзя, воевать в человеческом облике мы не можем, а превратившись в стражниц мы тотчас станем телезвёздами мирового масштаба – ведь репортёров сюда понаедет больше, чем мух на… вобщем, вы сами поняли. Тоска смертная! Вот доберусь я до того, кто всё это затеял!» - мысленно прорычала Ирма, с трудом сдерживая свой гнев.
«По крайней мере, мы можем разузнать, что к чему», - отозвалась Вилл.
«Мы можем сделать ещё кое-что», - вклинился Метт. «Вилл, ты можешь перенести меня отсюда к дому Корнелии. Я соберу Регентов. Вместе мы попытаемся вновь наслать иллюзию на город – тогда вы сможете действовать как стражницы… Хотя не думаю, что это получиться».
«Это мысль», - кивнула девушка. «Хотя я придумала кое-что получше – мы можем попытаться просто усыпить всех, кто находиться в школе…кроме нас, конечно. Если получиться, тогда полиция сможет без шуму и пыли арестовать террористов, никто не пострадает, а стражницы сохранят своё инкогнито».
«А это действительно может сработать. Можно попробовать», - согласился Метт. «Ну, как? Вы готовы?» - он выжидательно посмотрел на стражниц – те кивнули, а Вилл сконцентрировалась, сжав Сердце Кандрокара в кулаке…и едва удержалась, чтобы не закричать от адской боли, которая от руки, сжимающей камень, моментально прошла по всему телу, пронзив девушку подобно молнии! Казалось. Что в каждую клетку организма, способную чувствовать боль, воткнули раскалённую иглу, которая медленно, причиняя адскую, нестерпимую боль, проникает всё глубже и глубже, заставляя кровь в сосудах закипать. Вилл рухнула на пол и забилась в конвульсиях… но всё неожиданно прекратилось, едва только Тарани вырвала из рук подруги волшебный кристалл. Вилл затихла, но, казалось – была без сознания.
- Вилл! – тотчас кинулся к ней Метт, для которого произошедшее было столь неожиданно, что он забыл об осторожности и вслух произнёс имя девушки. Он поднял хранительницу Сердца и крепко обнял, прижимая к себе. – Вилл! – шёпотом позвал он, глядя на закрытые глаза девушки – они быстро двигались под веками. Стражницы стояли в полном замешательстве – они не понимали, что случилось и не знали, как помочь подруге.
«Что с ней случилось?» - встревожено спросила Корнелия, подходя ближе к Метту и заглядывая в лицо Вилл.
«Она до сих пор не очнулась», - дрогнувшим «голосом» проговорил Метт, вновь переходя на телепатическое общение. «Тарани, в телепатии ты сильнее нас всех. Может сможешь её разбудить?» - с надеждой посмотрел он на огненную стражницу.
«Я попробую», - не очень уверенно ответила та. Закрыла глаза. Потянулись долгие минуты томительного ожидания… Наконец Вилл глубоко вздохнула и медленно, щурясь, открыла глаза.
- Метт, - тихо сказала она, улыбнувшись. И по тому, КАК она произнесла имя юноши, все сразу поняли – она пережила нечто ужасное.
«Вилл», - только и сумел вымолвить юноша. «Как ты?»
«Хорошо. Сейчас хорошо», - девушка снова улыбнулась. Метт разжал объятия, но Вилл ещё не до конца оправилась и тотчас пошатнулась – Хай Лин и  Ирма тотчас поддержали её.
«Что это было?» - спросила китаянка.
«Я…я не знаю», - ответила Вилл. «Я только приказала Сердцу переместить Метта, а потом…», - её зрачки внезапно расширились, на глаза навернулись слёзы. «Я…я… это невозможно выразить словами. Не хочу вспоминать», - всхлипнув, ответила она. Сама память о недавно пережитом теперь причиняла девушке не меньше страданий, чем то, что она испытала.
«Не вспоминай», - кивнул Метт. «Но если это случилось потому, что ты использовала Сердце, то значит, псионики продумали всё – мы не сможем использовать магию, чтобы уйти отсюда».
«Наверно, ты прав – магия сердца работает, но я не смогла тебя перенести…», - согласилась Вилл. «Тарани, может ты что-нибудь сможешь придумать? У меня идеи кончились».
Сирены уже выли возле школы, а сквозь их рёв с трудом пробивался мужской голос, усиленный громкоговорителем. Но разобрать, что он говорит, было невозможно.
Внезапно динамики вновь ожили: «Да! Чуть не забыл! Если те пять человек, о которых я говорил, находятся в школе, то в их же интересах как можно скорее явиться в кабинет директора, хе-хе, ибо промедление смерти подобно. Буквально, ведь через час станет на одного заложника меньше, через два – ещё двое станут абсолютно свободны… Улавливаете прогрессию?», - на сей раз ни один из заложников не посмел произнести ни звука, ведь дула автоматов предусмотрительно уставились на людей едва только закончилась передача.
«Как же… так?» - Ирма как-то затравленно посмотрела на подруг. Она хотела не унывать, сначала даже не желала верить в реальность происходящего, но не получалось. И сейчас, обычно самая весёлая во всей компании, она казалась самой себе самой несчастной и растерянной. «Если мы не сдадимся…»
«Успокойся», - одернула её Корнелия. «Мы должны действовать!»
«Постойте!» - воскликнула Тарани. «Кажется, выход есть!»
«Какой?» - Хай Лин схватила подругу за плечи, словно желала убедиться в том, что она настоящая.
«Астральные дубли», - коротко ответила та.
«Тарани, ты гений!» - радостно кивнула Вилл. «Дубли сдадутся вместо нас, и никто не пострадает».
«Да, но если двойники будут себя странно вести, что случается часто, или их уничтожат, то террористы сразу поймут, что их надули», - скептически отозвался Метт. И, всё же, другого плана он предложить не мог.
«Тогда мы уже в облике стражниц последуем за ними, оставаясь невидимыми, а в нужный момент нанесём удар», - Ирма стукнула кулаком по ладони.
«Но, во-первых, превратиться, не привлекая внимания, мы не сможем. А если и сможем, то не успеем обезвредить всех преступников», - нахмурилась Тарани. Сейчас она сама пыталась найти изъяны в собственном плане, но придумывать новый уже не было времени, и девушка это прекрасно понимала.
«Здесь я могу помочь – никто не узнает меня в облике Шегона, а моё превращение происходит без спецэффектов», - сказал Метт.
«Что ж», - кивнула Вилл. «За неимением лучшего, утверждаю этот план».

Джулиан шёл на поправку довольно быстро, несмотря на то, что раны и ожоги, полученные им во время нападения ящеров, были очень серьёзны. Теперь отец вождя меридианского пролетариата уже мог ходить, опираясь на костыли – когда его доставили в больницу, то оказалось, что в добавок ко всему он заработал себе ещё и перелом ноги. Старый вояка соблюдал конспирацию, ни на что не жаловался, даже на скверную больничную еду. Вообще-то она ему даже нравилась… Все эти дни в больнице посменно находились Калеб и Ян Лин. Пожилая китаянка приходила вечером, когда её рабочий день уже заканчивался. Ресторане она оставляла под присмотром своего двойника – Миры, некогда созданной Нериссой. Калеб же не покидал отца на протяжении всего дня… если конечно удавалось отлучиться из Меридиана. Сегодня удалось – юноша прибыл полчаса назад, и вместе с отцом уже успел обсудить ситуацию в их родном мире, но к каким-либо выводам они не пришли.
- Меня беспокоит и то, что теперь земляне знают о нас, - приподнявшись на локтях с кровати, сказал Джулиан. Несмотря на быстрые темпы выздоровления, мужчина до сих пор не восстановил свои силы полностью, поэтому большую часть времени проводил, как и предписывали ему врачи, блюдя постельный режим.
- Как только русские начали путешествовать сквозь Завесу, это стало неизбежно, - ответил Калеб, умостившийся на табурете возле кровати отца, и щурившийся от яркого полуденного света, тугим лучом пробивающего окно палаты. Пахло лекарствами. Из коридора, отделённого закрытой дверью, доносились приглушённые голоса и звуки множества шагов. На подоконнике тихо вещало радио…
- Да, неизбежно, - согласился Джулиан, вновь ложась. – Но готовы ли они? Посмотрит, что происходит здесь в последние несколько дней…
- Вряд ли именно этот вопрос волновал президента России, - кивнул юноша, поёрзав на стуле.
- Народы Меридиана испокон веков жили бок о бок с магией… многие народы, непохожие друг на друга и привычные ко всему сверхъестественному, необъяснимому. Поэтому нас не удивляют магия и иные миры… вернее сам факт их существования. Здесь же всё по-другому, - покачал головой мужчина.
- Сказать по правде – я не понимаю землян. Мне всегда казалось, что они будут рады такому открытию, - отозвался Калеб. – Я провёл здесь много времени и знаю – земляне очень много сил потратили, чтобы найти во вселенной братьев по разуму…
- Да. Но вся суть в том, что, насколько я уразумел, большинство учёных мужей и повелителей земных государств относились к таким поискам и тем, кто их ведёт, как мы относимся к дешёвым уличным фокусникам, шарлатанам. Никто не хочет принять тот факт, что картина мира, в которую все верят, неверна…не хотели раньше, да и сейчас ничего не изменилось, судя по всему, - вздохнул старик. – Но факты – вещь упрямая.
- Значит, ты считаешь, что земляне не готовы принять эту правду? – Калеб посмотрел на отца.
- Ты лучше скажи – когда вообще кто-нибудь был готов принять правду? Такое «озарение» происходит в большинстве случаев помимо нашей воли и никого не спрашивает, готов он или нет.
- Постой-ка, - внезапно до слуха бывшего вождя «мирового пролетариата» донеслось нечто, его заинтересовавшее – Калеб протянул руку и включил радио погромче:
«…школы Шеффилда. О требованиях террористов пока ничего не известно – на контакт они не идут и игнорируют все попытки полиции начать переговоры. На данный момент нам известно лишь одно – в заложниках у бандитов находятся 1056 человек – преподаватели и ученики школы. Полиция пока не спешит комментировать ситуацию…», - Калеб машинально выключил радио и встал.
- Что случилось? – вопросительно глянул на него Джулиан, задремавший на пару минут.
- Пока не знаю… но точно ничего хорошего, - ответил юноша…

Размеренный и скучный как всегда рабочий день уже почти перевалил за середину. Бывают такие дни, когда работа невыносимо долго, словно изуверская пытка и кажется, что этот никогда не кончиться. В такие дни работники чаще обычного посматривают в окна или на часы, в томительном ожидании законной свободы. Но время, согласно то ли закону подлости, то ли теории относительности, именно в эти дни почему-то идёт предательски медленно…
Для Сьюзан Вандом сегодня был как раз такой день. Всё сегодня шло как-то не так - работа, прежде доставлявшая уж если не радость, то чувство удовлетворения, теперь причиняла психологический дискомфорт, сотрудники казались какими-то неприветливыми, нет-нет, да и возникало сомнение в собственных силах и профессионализме…
Внезапно женщина поймала себя на том, что бездумно следит за секундной стрелкой настенных часов, медленно переползающей от одной цифры к другой. И, судя по всему, это «глубокомысленное созерцание» продолжалось уже десять минут.
- Так дело не пойдёт! – решительно произнесла Сьюзан, вновь принимаясь за работу – составление квартального отчёта. Дело не шло. – Фу-у-ух! – выдохнула женщина, откинувшись в кресле. – Пора подумать об отпуске…, - но не эти мысли на самом деле её сейчас безпокоили – на душе было как-то тревожно, и мисс Вандом даже не могла понять, из-за чего…
Внезапно дверь кабинета с резко распахнулась – на пороге, с идеально круглыми от ужаса глазами, стояла секретарша:
- Сьюзан! Ты должна это видеть! – каким-то странным голосом сказала девушка.
- Что ещё случилось? – недовольно оглядев вошедшую, спросила начальница.
- Твоя дочь… я думаю…
- Что с ней? – резко спросила Сьюзан, вставая.
- Она в опасности! – почти шёпотом ответила секретарша.
- Господи! – вырвалось у Сьюзан. – Что случилось!
- Включи телевизор, - только и смогла ответить девушка. Сьюзан взяла пульт со стола – экран, закреплённый на стене, моргнул и протаял в глубину. Это был канал CNN. Какой-то репортёр говорил, похоже, о чём-то важном стоя на фоне какого-то здания, окружённого плотным кольцом полицейских машин и самими блюстителями порядка. Слишком знакомое здание. Внезапная догадка лишила Сьюзан дара речи – здание, окруженное полицией – это же школа Шеффилда! И только сейчас до женщины стал доходить смысл того, что говорил репортёр: «По предварительным данным нападение на школу произошло около полутора часов назад. Судя по всему террористы были очень хорошо подготовлены – захват здания произошёл молниеносно, однако по сведениям полиции, во время захвата никто из находившихся в школе в тот момент людей не пострадал, что в подобных случаях бывает крайне редко. Однако дальнейшая судьба заложников нам пока не известна. Полиция также пока ничего не может сообщить о тех, кто захватил школу и каковы их требования. За последний час стражи порядка неоднократно пытались начать переговоры с террористами, но пока ни одна из попыток не увенчалась успехом. Судя по тому, что пятнадцать минут назад к Шеффилдской школе начали стягиваться подразделения спецназа, полиция не исключает возможности штурма здания. Вот что по этому поводу ответил нам комиссар полиции Хитерфилда, Джим Гордон», - изображение сразу изменилось – на первом плане возник мужчина лет сорока на вид, в штатском. Черты его лица были не то чтобы резкими, но чёткими, карие глаза скрывались за линзами старомодных очков. Аккуратные усы и коротко стриженные тёмные с проседью волосы довершали портрет. Первый же взгляд на лицо комиссара давал понять – этот человек многое повидал на своём веку.
«- Пока нет решительно никаких оснований говорить о штурме школы, - говорил Гордон. – Мы ещё не исчерпали всех возможностей решить проблему мирным путём.
- Вы будете продолжать попытки установить контакт с террористами? – спросил корреспондент – тот самый мужчина, что минутой раньше рассказывал о сложившейся вокруг школы Шеффилда ситуации.
- Да, - подтвердил комиссар. – Но сейчас как раз та ситуация, когда надо ждать, пока террористы сами не выйдёт на связь. И здесь главное не наделать глупостей. Они могут стоить очень дорого…
- Сейчас полиция располагает какими-либо сведениями о тех, кто совершил это дерзкое преступление?
- Нет. У нас есть лишь версии», - изображение вновь изменилось – на экране появился диктор в студии.
- Полиция пока не преуспела в разрешении кризиса. И тут, кстати, уместен вопрос – как вообще такое могло случиться? Почему все меры предосторожности, предпринятые правительством после одиннадцатого сентября, оказались неэффективными…, - но тут произошла заминка – диктор запнулся, а его глаза округлились от удивления – вероятно, ему что-то нашептали в наушник. – Дамы и господа! Это информация экстренной важности – к нам в студию только что поступил телефонный от человека, представившегося командиром группы, захватившей Шеффилдскую школу Хитерфилда! Этот человек сказал, что если мы не пустим его в эфир, то они начнут убивать заложников…, - диктор замолчал. В динамиках зашипело, а затем раздался охрипший голос:
«…Мне было видение. Видение нового мира, мира, где все знают одну из главных тайн. Мира, где стало больше странного, необъяснимого… В этом мире те, кто прежде скрывались под личинами обычных добропорядочных граждан уже не смогут утаить свою настоящую сущность и действовать тайно, используя возможности, намного превосходящие те, что есть у остальных… Мне кажется, что благодаря недавним событиям в мире стало гораздо интереснее жить. Ведь как было раньше? Никто ничего не знал, либо не желал признавать, все спали бодрствуя в своём неведении, всё необычное происходило за гранью восприятия… Но теперь всё изменилось. И я решил указать миру на ещё одну вещь, которую от него утаили…
Итак, к делу. Если доблестная полиция желает спасти тех невинных людей, что сейчас находятся в школе, то вот мои условия – я хочу, чтобы в школу доставили пятерых человек: Ирму Лер, Корнелию Хейл, Хай Лин, Тарани Кук и Вилл Вандом. Только в этом случае заложники будут отпущены в целости. Если же через два часа эти требования не будут выполнены, я взорву больницу. Комиссару Гордону следует это учесть и в том случае, если он решит штурмовать школу. Кстати – если пятеро, названных мною людей, все же находятся в школе, то я надеюсь, что они сделают правильный выбор… Выбор – пожертвовать пятью жизнями ради спасения многих, либо многими, для спасения пятерых… Выбор за вами, люди»
, - Сьюзан уже не видела, что происходило на экране дальше – ноги её подкосились, в глазах потемнело, а все звуки вдруг куда-то исчезли. Если бы не секретарша, успевшая подхватить её в последний момент, женщина бы без чувств рухнула на пол…

Странник бродил по пустующим тоннелям и коридорам Заветного Города в полной темноте. Бродил без какой-либо цели. Просто так. Лишь бы занять себя хоть чем-нибудь, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей о том, что уже сделано, и что ещё сделать предстоит… В особенности – для того, чтобы отвлечь себя от воспоминаний об Ольге, которые в последнее время стали всё чаще тревожить его память, вновь отравляя душу чувством вины и неизбывной тоской, которая, казалось, уже давно его покинула… Как долго он пытался убедить себя, что поступил правильно и просто не мог спасти Ольгу… Казалось – убедил. Но истина всегда побеждает ложь, а это убеждение было лишь самообманом, который помогал жить и не свихнуться от чудовищной душевной боли, которая стала его вечной спутницей с того самого момента, как он скрестил свой меч с мечом своей возлюбленной в зале контроля Зиккурата-слингера. Для него с тех пор прошло десять лет… И вот теперь он просто шёл куда глаза глядят, уходя всё дальше и дальше суеты и шума лагеря беженцев, занявшего огромные подземные площади древнего города, где получили убежище те жители Меридиана, которым удалось выжить…
Эхо шагов гулко разносилось по коридору, затихая где-то в далёкой тьме. Изредка, отражённые стенами, до слуха долетали уже совсем тихие звуки лагеря. А он уходил всё дальше, в вечные тишину и тьму. Было нечто неизъяснимо притягательное в том одиночестве, которое предлагали пустые коридоры и залы Заветного Города, отмеченные печатью древности и заполненные до краёв тьмой, которая была так же стара, как и сам город. Это было ни с чем несравнимое чувство, которое возникает, когда ты в одиночку бродишь по улицам покинутого города-призрака, где сквозь растрескавшийся асфальт дорог проросла трава и кустарники, обветренные, с выщербленными или полуразрушенными стенами, здания угрюмо глядят на безлюдные улицы пустыми глазницами разбитых или сильно запылённых окон… Это чувство какого-то неестественного, потустороннего холода и опасности, вливающегося в душу, обволакивающего, окружающего со всех сторон; чувство собственника, возникающее от осознания того, что этот город твой, пока ты здесь, и исследовательский интерес, смутное, едва уловимое и даже гнетущее ожидание чего-то необычного и ощущение чужеродности самого горда… Иными словами – чувство, которое испытываешь во сне, бродя по улицам казалось бы такого знакомого и вместе с тем непередаваемо чужого сюрреалистического города, где возможно всё и даже больше, чем всё…
И так, постепенно поддаваясь этому чувству, Странник уходил всё дальше и дальше вглубь Заветного Города. Сейчас его не волновала судьба беженцев…впрочем, раньше это его тоже не заботило – маги прекрасно со всем справлялись. Гораздо лучше, чем он мог сам.
Мысль сделала странный кульбит и в фокусе размышлений внезапно оказались четверо преступников, которых он решил использовать и контролировать. Зачем? Да – так безопасней. Именно это они и сказал магам, чтобы те согласились. Но это была причина, которая красиво звучит, которую можно озвучить перед другими. Была иная причина, истинная – стойкая неприязнь к Нериссе, которую Игорь знал слишком хорошо. Он прекрасно понимал, что чувствует колдунья в нынешнем своём положении. И это его радовало. Ему нравилось, что он может указать зарвавшейся третьесортной колдунье её место, сбить с неё ненужную спесь и чёрную гордыню, которая и стала причиной преступления бывшей стражницы. Остальные трое его не интересовали. За исключением, пожалуй, Седрика, которому он даже немного сочувствовал… И всё же, Странник вместе с тем надеялся, что сможет наставить этих четверых на путь истинный, хотя разум упорно твердил, что это уже невозможно. Но как бы то ни было – Игорь всё-равно имел намерение послать этот «отряд» в самое пекло при необходимости. Рано или поздно они не справятся… 
Эта мысль заставила его остановиться. Словно прозрение на миг открыло ему глаза, и он увидел самого себя в самом начале пути, только собирающегося бросить всё, покинуть свой мир, оставить позади привычную жизнь и отправиться на поиски Ольги. Игорь смотрел на этого «себя» отстранённо, словно это и не он был, а совершенно другой человек, по странной прихоти судьбы как две капли похожий на него внешне, но совершенно иной в душе. Человек честный, принципиальный, немного наивный и романтичный, не способный предать, убить или солгать ради достижения цели… Сравнение оказалось не в пользу себя - нынешнего и от этого на душе стало тоскливо, стыдно за самого себя. И ведь он понимал, что всё в его власти, что можно изменить себя… Но нынешнее «я» не желало становиться прежним…
Ассоциация.
Почему-то вдруг вспомнилась эта молодая волшебница, Джайна. А! Вот оно! Странно, но в её присутствии Игорь вновь ощущал себя тем парнем, который много лет назад очертя голову бросился спасать возлюбленную, не имея ни малейшего представления о том, как это сделать и что его ждёт… В такие моменты его душа словно бы очищалась… «Хм, странно, что я думаю о таких мелочах», - покачал головой Странник. Но, видно, его уединению не суждено было продолжиться – его настиг ментальный вызов:
«Где ты?» - услышал он у себя в голове безтелесный голос Магнуса.
«В городе. Путешествую в одиночестве», - ответил Игорь, досадуя, что скоро ему вновь придётся окунуться в мирскую суету.
«Ты нужен здесь – случилось нечто непредвиденное», - голос мага был спокоен, но он бы не стал беспокоить Игоря по пустякам.
«Сейчас буду», - кивнул молодой человек и исчез… тотчас появившись Большом зале возле Арены, который выполнял роль временной резиденции Новой Гильдии. Кроме Магнуса тут были Доран, Фобос и… Джайна, увидев которую, Игорь, сам не понимая, почему, обрадовался. Впрочем тотчас волевым усилием подавил это движение души. На Фобоса внезапное появление Странника, казалось, не произвело никакого впечатления – он даже пробормотал что-то насчёт пунктуальности, Магнус удовлетворённо кивнул, а вот младшие волшебники были крайне заинтересованы это, открывшейся им, способностью Игоря – тот вид перемещения, который он применил, не укладывался ни в одну магическую концепцию из тех, что были им известны. Однако они не произнесли ни слова, понимая, что сейчас должны говорить не они.
- Что произошло? – сухо поинтересовался Игорь, потирая глаза – сказывался резкий переход от кромешной тьмы к пусть и не яркому, но свету.
- Похоже, наши общие знакомые вновь использовали свою уникальную способность попадать в неприятности, - язвительно отозвался бывший князь. Сказано это было так, что сразу становилось понятно, кого именно он имел в виду.
- А-а-а…, - протянул Игорь. – У вас очень интересная манера выражать свои мысли, уважаемый князь.
- Моя манера не более интересна чем ваша, Странник, - парировал Фобос.
- И всё же, Фобос изложил суть произошедшего, - молвил архимаг. – Стражницы в очередной раз оказались в беде и им нужна наша помощь.
- Что именно произошло? – спросил Игорь. – И откуда это вам вообще известно?
- Это я понял со слов проводника Бланка…хоть и с трудом, - ответил Магнус. – Он прибыл минут пятнадцать назад по поручению Калеба. Похоже, что стражниц захватили в плен…
- Странно, - задумался Игорь. – Мало кто на Земле способен захватить стражниц… разве что застать их врасплох… На ум приходят сейчас только русские с их «подавителями магии» - но они на нашей стороне, да ещё выходцы проекта «Врата разума».
- Этот проводник постоянно повторял одно слово - «террористы», - изрёк Фобос, всем своим видом показывая, что дальнейший разговор ему не интересен.
- Террористы? – удивлённо переспросил Игорь, глянув на Магнуса. Тот кивнул. – Тогда понятно. Если стражницы оказались среди заложников, они не смогут использовать магию, не разоблачив себя. Хитрый ход! Я должен был его предусмотреть!
- Постой! Неужели ты хочешь сказать, что этот захват имеет отношение к происходящему здесь, что он не случаен? – не выдержал Доран.
- А кому, по-твоему, выгодна такая ситуация? – посмотрел на него Странник. – Да и потом – уж какое-то это слишком странное совпадение, чтобы обычные террористы отправились в какой-то захолустный городок, чтобы захватить школу. Масштаб не тот. Вот если бы в Нью-Йорке или Вашингтоне… Но был избран именно Хитерфилд.
- Вполне возможно, что ты прав, - согласился архимаг. – Но теперь нам надо решить, как помочь стражницам.
- Я это возьму на себя, - ответил Игорь. – Вернее – это возьмут на себя те, за кого я… поручился.
- Это отребье? – усмехнулся Фобос. – Боюсь, что в таком случае стражниц мы больше не увидим…
- Некоторое время назад эта новость вряд ли бы вас огорчила, - заметил Странник.
- Времена меняются, - пожал плечами князь. – Но лично я не имею желания вмешиваться в эту историю.
- А лично вас об этом никто и не просит, - заверил Фобоса Игорь. – Более того – я прошу, чтобы никто из магов Гильдии не вмешивался.
- Но…почему? – удивился архимаг.
- Возможно это ловушка, цель которой не только стражницы. Мы не знаем, с кем имеем дело, и каковы их истинные цели.
- Что ж, доводы справедливы. Но не достаточно весомы. Однако я согласен, - кивнул Магнус. Впрочем, он знал, что ответит Игорь ещё до того, как задал вопрос. Сам волшебник пришёл примерно к тем же выводам, едва только дослушал сбивчивый рассказ Бланка. Именно поэтому и вызвал Странника. – Но и с князем я согласен – стоит ли доверять преступникам?
- Но вы ведь доверяете князю, несмотря на его далеко не кристальной чистоты прошлое, - Фобос остался подчёркнуто невозмутим, словно и не услышал этой фразы Игоря. – Ну а в случае чего – их не жалко, - хищно ухмыльнулся Игорь. Это была шутка, однако Магнус, похоже, её не понял. А если и понял, то не одобрил, покачав головой. Но сказал совсем иное:
- Поступай, как сочтёшь нужным.
- Я отправлюсь вместе с ними, а на месте уже сориентируемся, что к чему, - кивнул Игорь, направляясь к выходу – он счёл необходимым лично сообщить Нериссе и остальным «помощникам» о предстоящей работе, не прибегая к телепатии.

Уже в коридоре Джайна догнала Странника. Пошла рядом. Он, казалось, не обратил на девушку никакого внимания. Её это не смутило.
- Я хочу пойти с вами, помочь стражницам, - выговорила она на одном дыхании.
- Исключено – слишком опасно.
- Но ведь это магов Гильдии ты просил не вмешиваться! – возмутилась волшебница. Пожалуй, ещё никогда с ней не обращались так… безразлично и одновременно – как с маленькой девчонкой!
- Ты хороший человек, и я бы не хотел, чтобы ты пострадала, - сухо пояснил Странник, продолжая идти.
- Я смогу за себя постоять, если ты об этом, - ответила Джайна, которую, несмотря на раздражение, вызываемое общением с этим странным и, как ей раньше казалось – безчувственным человеком, приятно удивило то, что он о ней волнуется. И всё же, что он о себе возомнил? С какой стати решает, что ей делать?
- Что сейчас тобой движет? – неожиданно спросил Игорь, резко остановившись – волшебница по инерции сделала ещё пару шагов.
- То есть как это? Я хочу помочь! – ответила она.
- а ты не подумала, почему Магнус согласился со мной? Уж если не ко мне, то может, к нему прислушаешься?
- Он не хочет рисковать. Но иногда риск необходим, - немного успокоилась девушка. – К чему ты вообще это всё спрашиваешь?
- К тому, что ты не просчитываешь последствия своих действий, - спокойно и даже дружелюбно, чего от него уж никак не ожидала Джайна, ответил Игорь. – Что, по-твоему, будет чувствовать Элеонора, если с тобой что-то случиться?
- Ты…, - девушка не нашла, что ответить. Она поняла, что Странник прав.
- Она очень любит тебя, хоть и не подаёт виду, - продолжал Игорь, явно заметив состояние собеседницы. – Ты ей стала как родная дочь.
- Я… я знаю, - выговорила Джайна. И как такое вообще могло случиться? Вот только что она на него злилась, а теперь соглашается с ним?  Что это за дела такие? И неожиданно для самой себя сказала:
- Но я не могу и ничего не делать… Магнус, Элеонора и остальные постоянно чем-то заняты, кому-то помогают. Их сил хватает, чтобы справляться со всем, что здесь происходит…
- Понимаю, - улыбнулся Игорь, посмотрев в глаза волшебнице. Он и не заметил, что его взгляд оказался душевной теплотой. Зато заметила Джайна – она смущённо склонила голову и начала смотреть в пол, надеясь, что Странник не заметил этой ей смущённости. – Ты чувствуешь себя не нужной. Ну а что если Учителя оберегают тебя?
- От чего? – на этот раз уже девушка смотрела в глаза Игорю.  Но сейчас в его глазах она увидела лишь чудовищный холод безконечности и скорбь. Отвела взгляд.
- По мне – более уместно спросить не «от чего», а «для чего», - отозвался Игорь. – Для того, что в будущем сможешь сделать только ты.
- И что же это?
- Я не знаю, - пожал плечами юноша. – Только ты сама сможешь ответить на этот вопрос, - и двинулся дальше. А уже зайдя за угол, крикнул: «Но о том, чтобы отправиться на Землю даже не проси!»

Ян Лин совсем не была рада их визиту. Оно и понятно – четверо злейших врагов стражниц объявились в ресторане без спросу. Ситуацию не смягчило даже то, что Странник пришёл вместе с ними и поручился за всех четверых.
- Вот уж не думала снова встретить вас, - сварливо проворчала пожилая китаянка, недоверчиво оглядывая визитёров – беседа происходила в подвале ресторана «Серебряный дракон», куда Странник благоразумно организовал портал.
- Я тоже не испытываю радости от этой встречи, но сейчас у нас общая цель, - спокойно ответила Нерисса.
- Неужели ты решила помочь мне обслужить клиентов ресторана? – хитро сощурилась Ян Лин.
- Кончайте уже о ерунде говорить! – не выдержал Фрост. – Наша цель – спасти стражниц, - и зло глянул на Странника, элегантно устроившегося в единственном кресле.
- Фрост верно говорит, но нам нужно точно знать, что случилось, - кивнул Игорь, отвечая на взгляд ловца ухмылкой.
- Что случилось? – как-то по-особому переспросила китаянка. Впрочем, всем было ясно, что она волнуется за судьбу своей внучки, её подруг и всех, кто оказался в заложниках. Женщине очень больших усилий стоило сохранять видимость своего спокойствия. – Девочки в беде, заперты в школе, захваченной террористами, и не могут использовать магию. А если они останутся в человеческом облике, то погибнут – бандиты выдвинули требование, чтобы через час к ним привели внученьку и её подруг. Если этого не случиться, террористы обещали взорвать больницу. – Если же девочки применят магию, то будут разоблачены…
- Возможно, стоило сразу использовать этот вариант, - задумчиво проговорил Седрик.
- Прошлого не вернуть, лорд, - одёрнул того Игорь. – Хватит мечтать об упущенных возможностях, - и уже обращаясь к Ян Лин, - а какую больницу они грозятся взорвать?
- Они не сказали, - безсильно пожала плечами бывшая стражница. – сейчас полиция эвакуирует все больницы города.
- Так. В любом случае больницы нас не интересую, - резюмировал Странник. – Самое главное – нейтрализовать террористов до того, как истечёт отведённое ими время.
- Давно пора! – Фрост угрожающе взмахнул дубиной, выражая своё согласие.
- Твоя деревяшка, кстати, здесь безсмысленна, - покачал головой Игорь. Ловец зло фыркнул, но промолчал.
- Действительно – когда перед тобой стоят люди, вооруженные огнестрельным оружием, лучше не трясти дубиной понапрасну, - изрёк Седрик. – Так чего ты от нас ожидаешь, Странник?
- Спасите стражниц. При этом никто кроме террористов не должен пострадать. И главное – всё тайное таковым и должно остаться, - ответил Игорь, покидая кресло.
- И как мы проникнем в школу? – наконец поинтересовалась Миранда.
- Террористы хотят получить стражниц. Они их получат, - в глазах старой колдуньи играл недобрый огонёк…

0

22

Едва только астральные дубли вышли из кухни, трое террористов, охранявшие заложников, тотчас окружили их, причём на лицах всех троих на мгновение мелькнуло выражение искреннего удивления – ведь они были уверены, что кроме повара там никого не оставалось. Заложники начали перешёптываться, кто-то что-то выкрикнул. Основным лейтмотивом этой приглушённой какофонии было удивление. Многие знали, что девочки были в школе и недоумевали, как им удалось избежать глаз бандитов, и оставаться не пойманными. Но вместе с этим в глубине души многих посетила крамольная мысль, что теперь, когда девочки решили сдаться, самим заложникам уже ничего не угрожает. Двое террористов, тем временем, вывели двойников из столовой, подгоняя их тычками автоматов в спины. А настоящие стражницы шли следом, защищённые покровом невидимости.
«Отойдём подальше, а потом начнём», - передала свою мысль Тарани остальным девочкам и Мэтту, который в качестве отвлекающего манёвра остался на кухне – Ирме стоило немалых усилий заставить бандитов не проверять помещение после того, как оттуда вышли их двойники.
«Ясно», - отозвался юноша. «Скажите, когда начинать».
«Я слышу их!» - воскликнула Хай Лин. «На первом этаже двадцать».
«Понятно», - кивнула Вилл. «Тарани, Ирма – когда конвой поднимется на второй этаж, усыпите всех террористов первом».
«Проще только напоить их всех снотворным», - проворчала повелительница водной стихии, сомневаясь, что её сил хватит для того, о чём просила Вилл. Да и Тарани сейчас выглядела не такой уверенной – она вообще ни разу не использовала дар телепатии, чтобы управлять людьми.
«Мы все поможем», - ответила Корнелия.
Меж тем конвой уже миновал коридор и свернул к лестнице.
«Пора!» - скомандовала Вилл – Тарани взяла Ирму за руки и обе закрыли глаза. Остальные обступили их, а Вилл достала сердце Кандрокара и направила его на подруг. Камень сразу яростно засветился. Мгновение спустя всё было кончено – из-за дверей, что были неподалёку, послышались приглушённые звуки соударения чего-то мягкого с чем-то твёрдым – террористы, застигнутые гипнотическим сном врасплох, валились на пол, словно мешки с картошкой. Ирма и Тарани от перенапряжения едва держались на ногах. «Второй такой сеанс гипноза я не выдержу», - простонала пышка, когда подруги подхватили её и Тарани под руки. Так, поддерживая их, девочки медленно стали подниматься по лестнице на второй этаж…

Мэтт, выждав несколько секунд, вышел из своего ненадёжного укрытия. Охранник, на которого тотчас наткнулся взгляд парня, уже мирно спал у входа в столовую, обнимая автомат с такой нежностью, словно это был его любимый плюшевый мишка. Заложники, шокированные внезапным «выпадением в осадок» своих надзирателей уже начали приходить с себя, но говорить и уж тем  более – говорить громко пока ещё не решались. Однако люди уже начали вставать на ноги, понимая, что произошло нечто необычное, но, не зная, чего от этого ждать. Мэтт уверенно продвигался к спящему у входа в столовую террористу. На юношу, казалось, никто и внимания не обращал! Парень остановился возле лежащего ничком преступника, потянулся к его автомату…и тьма обрушилась на него вместе с сокрушительным ударом сковороды, увлекая сознание в пучину забвения – позади, с орудием преступления в руке, стоял Дин Коллинз, невидящим взглядом, обращённым внутрь себя и одновременно в бездну мироздания, оглядывающий «поле боя»…

Весть, которую только что принесли комиссару Гордону, ошеломила его, вконец выбив из колеи – те пятеро девушек, о которых говорил главарь террористов в своём телевизионно-телефонном заявлении, были здесь, у оцепления. И они хотели сдаться бандитам, чтобы спасти заложников и предотвратить взрыв больницы!
- Пусть их пропустят, - скомандовал он в рацию – аппарат через секунду прохрипел короткое «есть» и умолк.
Гордон ждал. Собственно, он ждал на протяжении всего дня. Ждал. И сам толком не знал, чего именно он ждёт. Поначалу казалось, что он ждал, когда преступники выйдёт на связь с переговорщиками и огласят свои требования. Не срослось – противник избрал более оригинальный способ заявить о своих интересах. Да и сюрприза с бомбой в больнице Гордон не ожидал, предполагая более тривиальный вариант – угрозы об убийстве заложников. Но почему-то с самого начала комиссара не покидало смутное чувство, что на этот раз всё будет сложнее, что этот противник изобретателен и коварен и его нельзя уложить в прокрустово ложе теории, рассказываемой в учебниках и аудиториях. И пусть комиссару ещё ни разу не приходилось лично сталкиваться с террористической угрозой – интуиция его никогда не подводила.
Вероятно, он ждал, что все его ожидания, связанные с шаблонностью события, не оправдаются. Так и случилось. Очередным тому подтверждением было сообщение, полученное пятнадцать минут назад – все городские больницы были эвакуированы…но один из автобусов, задействованных в эвакуации Центральной городской больницы, до места назначения не добрался, исчезнув где-то по пути. Безследно! Будто в воздухе растворился!! С каждым новым мгновением этого дня становилось всё более очевидно, что план террористов намного изощрённее, чем казалось раньше даже лучшим экспертам по борьбе с терроризмом. Понятно было и то, что вторая группа террористов действует в городе…
И вот теперь Гордон ждал пятерых девочек, которые решили сдаться бандитам. Джим пытался разгадать загадку, которую подбросил ему сегодняшний день, но пока ничего не мог с ней поделать. А ожидание становилось тем напряжённее, чем явственней вспоминались события дня. В особенности одно – как Тома Лэр, узнав о захвате школы, где учится его дочь, бледный точно призрак, вошёл в кабинет Гордона и дрожащим голосом сказал всего одну фразу: «Ирма сегодня в школе». Конечно, она могла и прогулять занятия вместе с подругами… Но если нет? Если она действительно в школе? Кто же тогда та, что выдаёт себя за неё?
Комиссар ещё раз пробежал взглядом досье на девочек, чьи имена назвал главарь бандитов. Ничего особенного. Совсем… Гордон и не заметил, как начал нервно курить. Делать это в закрытом фургоне группы наблюдения и связи было попросту неприлично – трое дежуривших за аппаратурой офицеров намекнули ему об этом, и комиссар покинул машину. И как раз вовремя – пятеро девушек уже были здесь.
- Это вы комиссар? – спросила рыжеволосая девочка, одетая в джинсовый костюм. «Вильгельмина Вандом» - тотчас возникло в памяти Гордона её имя.
- Да, - кивнул он, потушив недокуренную сигарету. – А вы, как я понимаю, именно те люди, чьи имена были названы террористами.
- Верно, - кивнула рыжая. Впрочем, от внимания комиссара не укрылось, что девушка сказала это таким тоном, словно имела в виду нечто иное. Это породило у комиссара ещё больше вопросов.
- И вы решили им сдаться? – мужчина вопросительно посмотрел на девушку поверх очков, а затем перевёл взгляд на её подруг. Что-то в них было странное. Неестественное, что ли?
- Похоже, что это единственная возможность спасти заложников, - рассудительно отозвалась мулатка. Тарани Кук. Гордона насторожило то, как она это произнесла. Слишком спокойно. Слишком холодно. А ведь сейчас речь идёт о сотнях жизней, включая их собственные! Шестнадцати-семнадцатилетние девушки так себя не ведут… Но вслух сказал:
- Ситуация действительно…интересная. А как к вашему решению отнеслись родители? Ведь вы ставите свои жизни под угрозу…
- комиссар, вы уже и так поняли суть происходящего, - Вилл таинственно улыбнулась. – К чему тогда все эти вопросы?
- Понял ли я то, что вы не те, за кого себя выдаёте? – усмехнулся Гордон. – Это было легко… Но вы похожи. Чертовски похожи. И, всё же, взгляд, речь, жесты – всё это не вяжется с образами типичных шестнадцатилетних девушек. Неестественное поведение.
- Браво, комиссар, - зааплодировала Ирма. – Значит, не все люди безнадёжны.
- Вы правы, мистер Гордон, это, - рыжеволосая обвела широким жестом всю группу, - маскарад. Не было времени вживаться в роли.
- Вы не собираетесь сдаваться. Вам нужно лишь проникнуть в школу, усыпив бдительность террористов, - понимающе кивнул комиссар. – Вероятно, у вас есть какой-то план.
- И неплохой, - отозвалась «Тарани». – Так вы разрешите нам пройти в здание?
- Прежде, чем я отвечу, хотел бы узнать, кто вы на самом деле, - Гордон исподлобья глянул на псевдо-Вилл.
- А готовы ли вы узнать эту правду? – вопросом на вопрос ответила она. – Только посмотрите, к чему всего за несколько дней привела мир одна большая правда, которую открыл президент России. Моя правда неизмеримо больше.
- Хорошо, - помедлив, ответил комиссар. – Что вы собираетесь сделать, когда окажетесь в здании?
- Устранить угрозу, - улыбнулась Вилл…

Стражницы продолжали плестись в «хвосте» конвоя, что вёл их астральных дублей. Приходилось идти очень осторожно – здесь, на втором этаже, террористов было даже больше, чем на первом – группы в два-три человека располагались в классах, согнав в помещения учеников и педагогов, кроме того по коридору расхаживали часовые и поэту одно неосторожное движение, один звук сразу могли насторожить преступников, ведь магия делала стражниц невидимыми, но не неслышими безтелесными духами. Бандиты чувствовали себя в школе как дома и вели по-хозяйски – громко переговаривались, о чём-то спорили, курили, играли в карты, ругались…и при этом как-то умудрялись следить за заложниками.
Наконец конвой остановился у двери в кабинет директора. Не говоря ни слова, двое парней в масках провели в кабинет дублей, но дверь ещё даже не успела закрыться, когда автоматная очередь взорвала напряжённую тишину смертоносным треском! Астральные дубли моментально рассеялись как дым!
- Я знаю, что вы здесь, стражницы! – прокричал мужской голос. Очень знакомый. Девочки замерли.
«Что за?» - возмутилась Ирма.
«Откуда они знают?» - вторила ей Хай Лин.
- Я знаю, что вы здесь. Прятаться безполезно, - было слышно, как кто-то в кабинете зашагал в выходу.
Макс Линдон! Это был он! И в эту секунду девочки поняли, что их самые скверные опасения оправдались.
Линдон был одет так же, как и прочие захватчики – в камуфляж, на глазах неизменные чёрные очки, сигарета в зубах. В правой руке слепой уверенно держал пистолет-пулемёт «УЗИ». – Я вижу чужими глазами, слышу чужими ушами, каждый, кто находиться здесь – мой шпион, мои глаза и уши. И у меня есть для вас ещё пара сюрпризов, - он что-то достал из кармана широких штанин. – Сезам, откройся! – театрально изрёк Макс, и помещение затопил ярчайший белый свет! Ещё миг – и так же внезапно свет погас. Всё стало по-прежнему. Кроме одного – стражницы стали видимы, и бандиты тотчас окружили их, направив оружие. Девочки казались совершенно растерянными.
- Какого…? – Ирма приготовилась обрушить на Линдона и других бандитов всю мощь водной стихии, но замерла – короткий ствол «УЗИ» выразительно посмотрел ей в лицо.
- Я поймал вас, стражницы, - довольно сказал Макс, гордо демонстрируя девочкам странный чёрный кристалл, что держал в левой руке.
- Волшебный кристалл, - почти шёпотом проговорила Тарани. – Так вот почему…
- Ну и что же с вами случилось? Почему вы не сражаетесь? Разве дух борьбы вас покинул? – спрашивал Линдон, обходя группу стражниц кругом. Он явно получал удовольствие от происходящего.
- Ты получил что хотел, отпусти заложников, - сухо сказала Вилл, с трудом сдерживая свою злость.
- Вот как? – удивился он. – А показалось, что им здесь нравиться…, - на миг Линдон словно бы к чему-то прислушался и тотчас все заложники – дети и взрослые, стали выходить из классов, и, словно единый организм, медленно направились к стражница. Другие же поднимались с первого этажа по лестницам…и все они были как бы во сне, подвластные чужой злой воле!
- Не правда ли – у меня замечательные марионетки, - усмехнулся Линдон. – О! А вот долгожданные почётные гости! – он сделал повелительный жест – толпа расступилась, пропуская Дина Коллинза. За шиворот учитель истории тащил Мэтта Олсена, так и не пришедшего в сознание. За парнем на полу оставался кровавый след…
- Мэтт! – исступлённый крик вырвался из груди Вилл – девушка бросилась к парню. Коллинз отпустил его и стоял неподвижно, как истукан. – Мэтт! – снова позвала Вилл, положив голову юноши себе на колени. – Что ты с ним сделал? – зло крикнула она, метнув испепеляющий взгляд в Линдона.
- То же, что сделаю со всеми вами.
- Пошёл к чёрту! – прошипела Тарани. Ярость, которую она сдерживала с того самого момента, когда произошёл захват школы, вырвалась на свободу – вокруг девушки взметнулось чудовищной силы пламя…и Линдон нажал на курок!
Грянул выстрел!
Тарани вскрикнула и рухнула на пол, держась за ногу – под джинсами расползалось кровавое пятно. Пламя, яростно бушевавшее вокруг девушки, быстро угасло, не причинив никому вреда.
- Хватит! – плача Хай Лин подбежала к раненной подруге. – Зачем? Зачем? Зачем? Зачем, я спрашиваю?! – крикнула она Линдону, расплетая ленту из своих косичек, чтобы остановить кровь у Тарани.
- Жаль. В человеческом облике вы не способны на то, что можете как стражницы, - покачал головой слепец, не обратив внимания на Хай Лин.
- Ты ответишь за это, мразь! – тихо сказала Вилл. Слёзы стекали у неё по лицу, а Мэтт лежал на полу недвижимый.
Бездыханный!
Вилл поднялась. Глаза её засияли чистой энергией. Террористы-марионетки открыли огонь, но ни одна пуля не поразила девушку, чьи ярость и гнев невозможно было унять. Свинцовые осы замирали в воздухе, в каких-нибудь пяти сантиметрах от стражницы. Клубок яростных молний вырвался из Сердца Кандрокара, пронзив всех и каждого в здании – террористов, заложников, оказавшихся марионетками в руках кукловода… Всех, кроме стражниц и Линдона! Молнии извивались, шипели,  плясали вокруг слепца адский танец, но не могли причинить ему никакого вреда! Псионик ухмыльнулся – он как бы ударил наотмашь рукой, в которой сжимал чёрный кристалл, и мощная волна света погасила молнии, усыпила и разметала в стороны всех марионеток в здании и со страшной отбросила стражниц в дальний конец коридора, буквально впечатав их в стену. Вилл, сильно ударившись спиной об угол дверного проёма, ведущего на лестницу, выронила свой волшебный камень. Макс спокойно подошёл к лежащим без сознания стражницам – удар был слишком силён и девочки получили серьёзные травмы – покачал головой, подобрал Сердце Кадрокара и сунул в карман штанов. Достал из кармана куртки пачку сигарет, зажигалку. Закурил.
- Чего ты ждёшь? – раздался у него за спиной женский голос. Линдон не оглянулся – он знал, что это была Мария Кесслер. – Я думала, что в последний момент ты спасуешь…
- Ты ошиблась, - покачал головой Линдон, сделав глубокую затяжку.
- Лучше бы не ошиблась, - женщина остановилась рядом с ним – она также была одета в камуфляж – и посмотрела на стражниц, безпомощно лежавших на полу в забытьи.
- Я всё думаю, Мария, правы ли они были, когда сказали, что мы всё ещё зомби? – он снял очки и посмотрел своими невидящими глазами в глаза женщине. – Я ведь мог не делать этого… Они всё ещё дети, чёрт возьми! – выкрикнул он.
- Наверное, уже нет, - спокойно ответила Мария, - раз ты начинаешь задаваться такими вопросами. Когда мы были этими…, - она поёжилась – воспоминания о том, как в сознание каждого участника «Врат разума» была внедрена зомби-программа, и то, какими они все стали после этого, причиняли боль.
- Значит, мы снова стали самими собой, - горько усмехнулся Макс. – Вот что, - он вынул из кармана чёрный кристалл. Сконцентрировался – стражниц, и всех остальных людей, лежавших на полу, окутала сизая мерцающая дымка. Секунду спустя она исчезла. – По крайней мере, я исцелил их всех…
«Внимание!!!» - внезапно с улицы до слуха донёсся голос, многократно усиленный мегафоном. «Пять человека, чьи имена вы назвали по телевидению, сейчас здесь. Они принимают ваши условия и готовы обменять себя на заложников. Сейчас мы пропустим их, и они пройдут в здание. Не стреляйте!» - голос умолк. Мария недоумённо посмотрела на напарника.
- Какого чёрта? – выразительно изрёк он, почесав затылок. – Неужели эти – тоже дубли? – он уставился своими незрячими глазами на стражниц, лежавших без сознания.
- Скорее всего, это уловка, - покачала головой женщина. – Пошли отсюда – нас здесь уже ничто не держит, - она дотронулась до кулона, висевшего у неё на шее – это был фиолетовый камень неправильной формы. Сердце какого-то неизвестного мира.
- Погоди! – остановил её Линдон. – Есть несколько причин, по которым нам не следует уходить отсюда так быстро…
- Надеюсь, что одна из них – это радость встречи с нами, - раздался с лестничной площадки второго этажа такой знакомый голос, сдобренный едва заметной иронией. Голос Вилл Вандом, которая в компании подруг поднималась по лестнице. Увидев бездыханных стражниц и саму себя, лежащих на полу у входа на этаж, Вилл нахмурилась.
- Негоже так с девушками обращаться, - глядя прямо в глаза Линдону, сказала она. – Разве вас родители этому не учили? – Вилл продолжала буравить кукловода взглядом и тот, не выдержав, отвернулся.
- Ещё нас учили, что врать – это плохо, - парировала Мария.
- Что ж, верно, - усмехнулась Вилл. – Нас разоблачили, - и в тот же момент все пятеро «стражниц» преобразились, вернув себе истинные личины – пред удивлёнными взглядами псиоников предстали Лорд Седрик, Нерисса, Миранда, Фрост и Странник. Увидев его, Кесллер невольно сделала шаг назад.
- Это не можешь быть ты! – прошептала она. Теперь уже макс удивлённо глядел на вновь прибывших своими слепыми глазами. Странник лишь таинственно улыбнулся.
- Счастье - казаться и быть тем, кем кажешься, - произнёс он. – Я не тот, как кажусь вам. Вот и Нерисса может подтвердить, - колдунья, впрочем, промолчала.
- Как такое вообще может быть? – спросил Линдон.
- Длинная история. Но сейчас достаточно сказать, что я работаю против известного вам человека, так похожего на меня, - ответил Игорь.
- О каком человеке идёт речь? – не удержавшись, полюбопытствовала Нерисса. И тут же спохватилась, но было уже поздно – она вновь продемонстрировала слабость. Слишком часто это стало случаться, и каждый раз как ножом по нервам… не говоря уже об изрядно потрёпанных самолюбии и гордости. Если раньше колдунья ещё сомневалась, то теперь осознала окончательно – она каким-то странным, непостижимым образом, незаметно для самой себя стала меняться. Это ей не нравилось.
- Это не важно, - отозвался Игорь, который явно заметил, в каком состоянии была колдунья.
- Так я не понял – мы пришли сюда сражаться, или разговаривать? – нервно прорычал Фрост, крутанув дубиной. Кулаки у него чесались уже давно. Вернее – всегда.
- План изменился, ловец, - остудил его Седрик. – Прояви терпение.
- Итак, что вас здесь задержало, господа террористы? – спросил Игорь.
- Вы, - пожал плечами Линдон, лучезарно улыбнувшись. – Как только я услышал, что стражницы войдут в здание… ну, вы сами понимаете, - он красноречиво развёл руками.
- И вы решили посмотреть на идиотов, выдающих себя за стражниц, которых к тому времени вы уже отправили в увлекательное и поучительное путешествие по астралу, - усмехнулся Игорь.
- Не только, - качнул головой слепец. – Я…мы, - похоже, он не знал, как начать.
- Сомнения, - подсказал ему Седрик, наметив холодную то ли улыбку, то ли ухмылку.
- Ты знаешь, кем мы были, когда наши пути пересеклись в первый раз, - сказала Мария, глядя на Странника. – Но сейчас как будто что-то изменилось, и мы снова почувствовали самих себя. Снова стали собой… Я не знаю, как это описать…
- Но мы не знаем, так ли это на самом деле, не обманывают ли нас наши ощущения, - продолжил Макс.
- Даже самая мощная зомби-программа в некоторых случаях может подавить волю и личность реципиента не полностью. Со временем сознание и воля могут вновь стать доминантой, но действие программы всё ещё будет сказываться на поведении человека. Однако такое соседство двух чуждых друг другу информационных массивов, записанных в мозг человека, неизбежно влечёт различные психические расстройства и даже функциональные нарушения деятельности головного мозга, - задумчиво ответил Игорь, вспоминая всё, что знал о психотронном оружии. Он прекрасно понял, что на самом деле хотели от него услышать эти двое. Он знал, что в его силах им помочь… Но что-то удерживало его от такого шага. – Но в вашем случае…
- Вы не сможете нам помочь? – спокойно, словно констатировал факт, спросила Мария.
- Я этого не говорил. Но вы должны сами сделать выбор, - покачал головой Странник.
- Ясно, - улыбнулся Линдон. Похоже, он понял, что имел в виду Игорь. – Но и это не всё, что нас задержало. Дело в том, что наша группа состоит из трёх человек…
- Вонг! – зло процедила Нерисса. Фрост обрушил свою дубину на подоконник – тот с треском разлетелся на куски.
- Верно, - кивнул Макс. – Он настоящий маньяк. Наверное, так на него подействовала программа… Но и раньше он был не в себе – до прихода во «Врата разума» он работал в китайской разведке, был одним из лучших агентов. Уже тогда он использовал свою силу для выбивания информации из нужных людей…а ещё пытал и убивал своими иллюзиями. Потом ЦРУ его перевербовало. У них были люди в разведке Китая. Благодаря им Вонг получил официальное направление в США… Когда же китайцы просекли, что к чему, то послали погоню… Но Вонг убил их всех.  А за время участия во «Вратах разума» он стал ещё более опасен и непредсказуем… Зомби-программа окончательно превратила его в маньяка-садиста.
- Я так понимаю, именно он отвечает за похищение автобуса с пациентами Центрального госпиталя, - констатировал Странник. – Что он с ними сделает, получив подтверждение об успехе или провале вашей миссии, догадаться не сложно…
- Остановите его и мы…, - Мария запнулась – казалось. Что-то мешает ей произнести фразу до конца. Какая-то внутренняя боль. – Мы…, - он пошатнулась – Линдон её поддержал.
- Я понял, - кивнул Игорь.
- Что нам мешает просто забрать у вас Сердце? – спросил Седрик, наметив холодную улыбку.
- «Просто» не получиться, - ухмыльнулся Линдон, предостерегающе покачав пальцем. – Мы предлагаем равноценные обмен – остановите Вонга и мы отпустим всех заложников.
- Где он? – коротко спросил Странник.
- Строящееся здание филиала «УэйнТек», рядом с рекой, - ответила Мария.
- Что ж, мы выполнима вашу просьбу…и вы знаете, что должны сделать взамен, - сказал Игорь, уже спускаясь по лестнице…

Не известно, почему боссы «УэйнТек» избрали местом для нового филиала своей компании Хитерфилд. Город располагался вдали от финансовых центров страны, да и не мог в полном объёме обеспечить все необходимые условия для работы компании такого уровня, как компания Уэйна. Наверное, именно поэтому администрация города и мэр Хитерфилда лично были крайне заинтересованы в том, чтобы как можно больше компаний мирового уровня размещали свои офисы, филиалы или производства именно в Хитерфилде, а не каком-нибудь там Детройте или Нью-Йорке. Но самое странное было как раз в том, что городским чиновникам в этом устремлении сопутствовала просто невероятная удача, наглядным примером чего были офисный центр корпорации «Симультек», и построенный почти два года назад – самый большой в мире на сегодняшний день – торговый центр сети «Магнит», который не только не закрылся после теракта в день его открытия, а напротив – начал приносить огромную прибыль, ведь теперь сюда за покупками съезжались люди из всех ближайших штатов. И вот теперь третьим китом в экономике города, а равно и в его престиже, должна была стать «УэйнТек». И, судя по масштабам строительных работ, которые уже велись или ещё только намечались, этот «кит» должен был стать ещё и самым жирным из трёх: строительство велось в старом промышленном районе, примыкающем почти вплотную к реке, что делила город надвое. Отчасти такое соседство и послужило причиной заброшенности этого района, когда выяснилось, что заводы нескольких компаний сливают в реку отходы. Администрация города приняла волевое решение перенести все производства в западную часть города, предварительно обязав всех собственников, замешанных в «грязном» деле очистить реку и возместить городу ущерб. Конечно же, не обошлось и без полагающихся в таком случае длительных судебных разбирательств, но, в итоге, закон встал на сторону жителей Хитерфилда. Однако, решив одну проблему, чиновники столкнулись с другой – что делать с сотнями пустующих зданий, инфраструктурой и гектарами обезлюдивших муниципальных земель? С одной стороны содержать такой хозяйство нужно – числиться на балансе. Но на это нужны были деньги. С другой стороны – этот район моментально стал прибежищем для всякого рода отребья и отбросов общества, но чтобы сравнять район с землёй, понадобились бы такие средства, которые сопоставимы с годовым бюджетом Хитерфилда. Таким образом, решение вопроса всячески затягивалось и прежней администрацией и нынешней на протяжении уже почти десяти лет. И вот теперь пришли люди «УэйнТек» со своими, поистине наполеоновскими планами – строящийся стоэтажный офисный центр, который должен был стать самым высоким зданием в городе, являлся лишь первой ласточкой – строительные бригады с помощью тяжёлой техники и взрывчатки освобождали под строительство всё новые и новые площади. Немалые площади. Естественно, что из-за серьёзной криминогенной обстановки охрана здесь была организована по высшему разряду. Но пока никаких эксцессов не происходило. Всё было на удивление тихо и мирно. Только жёлтая пресса время от времени выдавала на-гора какую-нибудь очередную «сенсацию», связанную с «УэйнТек», вроде той, где говорилось о тайном посещении Хитерфилда самим Брюсом Уэйном. В это, естественно, никто не поверил…

Большой жёлтый автобус мирно стоял среди более внушительных своих технических собратьев, таких, как бульдозеры, краны и экскаваторы. Автобус был пуст. Более того – судя по всему на всей стройплощадке вокруг «Башни Уэйна» никого не было. Даже охранников, а ведь сегодня вовсе не выходной… взгляд скользнул вверх по серой в вечерних сумерках туше будущего оплота «УэйнТек» в Хитерфилде. Сейчас это был лишь скелет здания, весь опутанный строительными лесами, точно паутиной – бетонные перекрытия, балки, целые этажи оконных проёмов, завешенные матово-белой плёнкой, груды каких-то тюков с непонятным содержимым, валяющиеся то там, то здесь…и ни одной живой души на всех двадцати отстроенных этажах здания, гордо высившегося на фоне сверкающей в лучах заходящего солнца реки.
Игорь опустил бинокль и окинул взглядом всю панораму – от рвавшихся в небо в паре километров к западу труб какого-то завода, до огромных белых цилиндров нефтехранилищ на востоке. И почти в центре всего этого «великолепия» рвалась ввысь башня «УэйнТек».
- Ну что? Есть у кого-нибудь предложения? – спросил он, поворачиваясь к своему отряду и протягивая бинокль Нериссе. Теперь уже она стала пристально вглядываться в него, изучая будущее поле боя.
- Это ловушка. Нутром чую, - пробасил Фрост, сплёвывая – сейчас все пятеро залегли на крыше одного из пустующих заводских корпусов, которые в изобилии были разбросаны в округе.
- Верно, старый паук наверняка сплёл хитроумную сеть, - хищная улыбка скользнула по лицу девочки-оборотня, вызывая неприятную ассоциацию с японскими фильмами ужасов. – Чтобы всякие мошки не досаждали…
- Стоит учесть, что китаец неплохо разбирается в иллюзиях, - безцветным тоном произнёс Седрик. – Кроме того, у Вонга, как и у тех двоих в школе, наверняка есть свой магический камень. Сердце какого-то мира…, - глаза оборотня сверкнули.
- Какое ещё сердце? – не понял Фрост.
- Камень многократно усиливает магическую мощь владельца и наделяет его новыми способностями, - задумчиво проговорила колдунья, возвращая бинокль Игорю. – Возможно то, что мы видим сейчас сильно отличается от того, что есть на самом деле…
- И, всё же, он не застрахован от неожиданностей, - сказал Игорь.
- А время идёт, - напомнил Седрик. – На сколько ещё хватит терпения у китайца? Могу поспорить, что оно уже на исходе…
- Верно, - согласился Странник. – Нужно действовать немедленно.
- И мы неизбежно попадём в созданную им иллюзию, - задумчиво проговорила Нерисса. – Даже если иллюзия не убьет нас сразу, то Вонгу не составит труда сделать это лично, пока мы будем пытаться отличить, что реально, а что – нет.
- Разве твой камень не защитит нас? – спросил Фрост.
- Враг не почувствует нашего приближения. Это я могу сказать точно, - ответила колдунья.
- Стоит уравнять шансы, - тихо сказала Миранда.
- Да. Пусть и Вонг не сможет видеть нас, пока мы того не захотим, - поддержал мысль Седрик.
- Я могу вызвать туман, - помедлив, сказала Нерисса.
- Хорошо, - кивнул странник. – Действуйте. И помните – заложников не убивать и не калечить даже если они нападут на вас, пребывая в иллюзии. Я же появлюсь только тогда, когда Вонг будет обезврежен…или в крайнем случае.
- То есть, когда он убьет кого-то из нас, верно? – саркастично уточнил Седрик.
- Будьте оптимистом, лорд. Так легче жить, - не менее саркастично ответил Игорь. – А теперь, уважаемая… волшебница, сварганьте-ка нам туман…

Густые белые космы тумана появились совершенно внезапно, а через десять минут туман накрыл собой весь старый промышленный район, реку и даже приличный кусок Хитерфилда на западном берегу. Естественно, это сразу внесло коррективы в планы жителей западной части города, ведь туман оказался настолько густым, что уже в двух метрах перед собой ничего нельзя было увидеть. Туман заглушил все звуки, погрузив город в необычайную, почти сверхъестественную тишину. Какие странные тени плавали, ворочались в этом белёсом месиве, откуда-то издалека доносились непонятные звуки. Казалось, что туман принёс с собой нечто непознанное, словно бы вырвал кусок из иного мира и перенёс его сюда вместе со всеми тварями, что там были… И эти таинственные существа казались отнюдь не дружелюбными.
Кроме того, туман являлся идеальным прикрытием для тех, кто хотел, оставаясь незамеченным, пройти к строящееся башне «УэйнТек»... Вот одна тень, едва потревожив водяную взвесь, безшумно скользнула в проход между колоннами здания. Мгновение спустя ещё один тёмный силуэт проделал тот же путь, вслед за первым.
Тишина.
Но вот какой-то плотный сгусток появился с другой стороны здания, проплыл вверх по стене и слился со зданием на уровне второго этажа, едва различимый в тумане.
Ещё одна странная тень, больше всех прочих, величественно и неторопливо двигалась к главному входу в здание…

Лабиринт был просто невероятно огромен, колоссален – он простирался от горизонта до горизонта, расплываясь в синеватой дымке вдали. Более того – горизонт, изгибаясь, поднимался вверх и лабиринт вместе с ним, создавая гнетущее впечатление, будто весь этот мир представляет собой ни что иное, как замкнутый в самом себе и потому безконечный лабиринт. Высокие стены из массивного жёлтого кирпича, пол из странного тягуче-вязкого чёрного материала, на котором нельзя было долго стоять, если, конечно, не хочешь в нём утонуть; хитросплетения коридоров, проходов, арок, тупиков, провалов, конгломераты лестниц, начинающихся непонятно откуда и ведущих не известно куда… а вверху над всем этим безумием, загородив половину «неба» - ещё один лабиринт, перевёрнутый вверх тормашками! И там, неуверенно шатаясь словно зомби, вылезшие из уютных могил, бродили люди! Десятки людей.
В этом мире не было солнца. Сам воздух, казалось, лучится слабым желтоватым свечением, порождая совершенно непередаваемую игру теней.
Фрост неуверенно переступил с ноги на ногу – это оказалось не так легко, ведь он увяз в странной чёрной субстанции, из которой был сделан пол, почти по щиколотку, а эта чёрная жижа оказалась очень вязкой и цепкой.
- Что за чёртово место? – зло сплюнув, прорычал ловец, осматриваясь в очередной раз – время от времени ему казалось, что лабиринт живёт своей жизнью – там где секунду назад был проход, появлялся тупик, коридоры меняли своё направление… Он знал, что его враг – мастер иллюзий и всё-равно оказался не готов к столь разительной и предательски реалистичной перемене – вот только что он в здание, сделал пару шагов… и оказался здесь. Конечно, это всё – иллюзия. Но чертовски реалистичная. Нужно быть на чеку… и не стоять на месте – проклятый пол так и норовит проглотить всё, что не движется.
Ловец закинул дубину на плечо и осторожно пошёл вперёд. Но не успел он сделать и десяти шагов, как его слух уловил странный звук: будто что-то большое быстро плыло, рассекая воду. И плыло это «большое» где-то неподалёку. Фрост замер, пытаясь уловить, откуда именно идёт звук, но шум исчез так же внезапно, как и появился. Доверяя своей интуиции больше, чем глазам и ушам, ловец удобнее перехватил дубину, и двинулся дальше, напряжённо вслушиваясь в тишину. Однако, ему не суждено было уйти далеко – чёрная масса пола позади внезапно вздулась огромным бугром, из которого с характерным мерзким звуком к Фросту метнулось огромное щупальце. Ловец заметил его в последний момент и, сумев увернуться, огрел его дубиной. Напрасно – оружие сразу намертво увязло в щупальце, и высвободить его было уже невозможно. Пузырь тем временем стал ещё больше – в сравнении с ним Фрост казался карликом – и медленно приближался к ловцу, доставшему из-за пояса охотничий нож. Дубина уже полностью всосалась в чёрное щупальце, растворилась в нём, а бугор тотчас отрастил себе ещё одно. Фрост с трудом выдернул ноги из пола, отступил на два шага, внимательно следя за движениями щупалец и держа нож наготове. Бугор вздрогнул – щупальце стремительно ринулось вперёд, Фрост взмахнул ножом, но не попал! Из пола под ним внезапно возникло третье щупальце и оплело его ноги – верзила не удержался и, с воинственным рёвом, упал. Два других щупальца моментально схватили его за руки и подняли над полом. Чёрный склизкий бугор подплыл прямо под тщетно пытающегося освободиться и матерящегося Фроста…и вспышка ослепительного чёрного света накрыла лабиринт!
- Ну, хватит уже ерундой заниматься! – послышался сквозь чёрную пелену властный голос Нериссы. – С Фростом всё понятно, но вы, Лорд Седрик! Вот уж не думала, что вы так легко попадёте во власть иллюзии, - тёмная пелена постепенно рассеивалась, исчезала… или зрение к нему возвращалось. Как бы то ни было, Фрост вновь мог видеть. И взгляду его предстала довольно странная картина – оказалось, что он всё ещё висит вниз головой – ноги его были оплетены огромным змеиным хвостом. Лорд Седрик держал его! Это он был тем странным чёрным бугром ещё минуту назад! Оборотень, удивлённо воззрившись на Фроста, выпустил его, и ловец с грохотом рухнул наземь рядом со своим оружием. Но на этот раз под ним оказалась не предательская чёрная жижа, а вполне надёжная бетонная плита. Прямо перед ловцом стояла Нерисса, сжимая в руке неистово светящийся фиолетовым магический кристалл. Миранда тоже была здесь. Однако сам лабиринт, хот и изменился внешне, никуда не делся.
- Значит, Вонг реш-шил натравить нас-с друг на друга, - прошипел Седрик. Несмотря на то, что была задета его гордость, он оставался внешне совершенно спокоен.
- Паршивый старикашка ещё ответит за это, - проворчал Фрост, подбирая оружие и вставая.
- Нам придётся держаться вместе – только под защитой моего камня мы не рискуем лишиться разума и жизней, - сказала колдунья, придирчиво рассматривая видоизменённый лабиринт.
- Что-то он плохо работает, этот твой камень. Лабиринт-то никуда не исчез, - саркастично отозвался ловец.
- Так значит, ты видишь лабиринт? Интересно, - задумчиво сказала Миранда.
- Похоже, каждый из нас видит что-то своё, - заключил змей-оборотень.
- Да, - нехотя согласилась колдунья. – Даже я сейчас вижу не то, что есть на самом деле. Похоже, китаец был очень силён ещё до обретения кристалла.
- Но тогда мы будем искать его здесь чертовски долго, - ловцу, больше привыкшему действовать, такая перспектива была не по душе.
- Лучший способ выманить паука из его логова – дёрнуть за одну из нитей его паутины, - глубокомысленно изрекла Миранда.
- Она права – проще вызвать его самого сюда, чем искать, - согласился Седрик.
- А если сработает, то мы устроим ему тёплый приём! – довольно пробасил Фрост. Вариант «вызвать поганца на бой» нравился ему куда больше, чем все прочие возможности.
- Что ж, пожалуй, я смогу это устроить, - кивнула Нерисса. Казалось, она ничего не сделала, но её камень вдруг засиял ярче и лабиринт, весь этот иллюзорный мир задрожал как от землетрясения. Миг – и всё успокоилось. – Теперь нам остаётся только ждать, - сказала колдунья, одевая кулон на шею.
- КТО ЭТО – КТО ЭТО? – внезапно из ниоткуда и, одновременно – отовсюду раздался громоподобный старческий голос Вонга. Фрост напрягся. – А-А-А, МАЛЕНЬКИЕ МОШКИ ТРЕПЫХАЮТСЯ В МОЕЙ ПАУТИНЕ… ХОТЯ НЕТ, НЕ МОШКИ – ПЧЁЛЫ. ВЫ НАПРАСНО НАДЕЯЛИСЬ, ЧТО ИЗ-ЗА ТУМАНА Я ВАС НЕ ЗАМЕЧУ – КАК ТОЛЬКО ВЫ ВОШЛИ В ЗДАНИЕ, ТО ПОПАЛИ В МОЮ ИЛЛЮЗИЮ. ЭТОГО Я НЕ МОГ НЕ ЗАМЕТИТЬ.
- Может, хватит прятаться за своими фокусами? Выходи на честный бой, если ты мужчина! – взревел Фрост.
- О-О-О, ЛОВЕЦ, НУ КОГДА ЖЕ ТЫ НАУЧИШЬСЯ ДЕРЖАТЬ СВОЮ ПАСТЬ ЗАКРЫТОЙ? НЕ ДОВЕДЁТ ОНА ТЕБЯ ДО ДОБРА, - и едва только Вонг это сказал, как Фрост застыл на месте, точно истукан. Но в его глазах читалась неописуемая, мучительная боль, разрывающая на части – из его тела наружу в мгновение ока устремились сотни и тысячи тончайших, необычайно острых шипов, словно внутри него взорвалась какая-то адская граната. Там, где шипы выходили из тела, текла кровь. Секунду спустя шипы исчезли, и ловец рухнул на землю.
Он был мёртв.
- ЭТО МОЙ МИР! – пророкотал голос китайца, отдаваясь вспышками молний в неожиданно появившемся небе. – ЗДЕСЬ Я – ТВОРЕЦ!!!
- Ты ответишь за его смерть, - спокойно произнёс Седрик. Но в этом спокойствии был сокрыт гнев невероятной силы. – Только я был вправе распоряжаться его жизнью.
- ЭТО ДАЖЕ ИНТЕРЕСНО. ВОТ ЧТО – ЕСЛИ СПРАВИТЕСЬ С НИМИ, Я ВЫЙДУ К ВАМ, - хохотнув, сказал Вонг, и мир вокруг внезапно изменился – на миг всё озарил яркий свет и вот они уже в центре огромной арены-амфитеатра, этакого гигантского Колизея, под завязку заполненного толпами ревущих в предвкушении кровавого зрелища людей. На трибунах не было ни одного свободного места, а постоянное движение и рокот голосов, переходящий в рёв создавали странное, жуткое впечатление.
Тело Фроста тоже лежало здесь. Песок под ним медленно окрашивался в буро-красный цвет… Но Вонг не дал пришельцам из Меридиана опомниться – массивные решётки в двух противоположных частях арены тяжеловесно и со скрипом, под многократно усилившийся, почти исступлённый вой зрителей, поднялись, и из проходов на песок Колизея стремительно хлынули десятки людей! Здесь были не только строители, возводившие башню «УэйнТек», но и люди в белых медицинских халатах, пижамах. Пассажиры захваченного автобуса – врачи и пациенты центральной городской больницы Хитерфилда. И среди них Нерисса заметила Калеба и Джулиана!
- Калеб! – проговорила она, переполняясь яростью.
- Наглый мальчиш-ш-шка, - прошипел Седрик.
- Помните – нельзя причинять мошкам вреда! – обращаясь в гигантского паука, ломающимся голосом, проговорила Миранда.
- И не будем! – зло сказала колдунья, вскинув над головой руку с зажатым в ней Сердцем Кши’асса – на арену моментально опустился густой сизый туман и тут же рассеялся. Но он принёс свои плоды – все заложники китайца мирно спали на песке!
- ДАЖЕ ТАК? – изумлённо произнёс голос китайца. -  А Я-ТО РАССЧИТЫВАЛ НА КРОВАВУЮ БАНЮ… НУ ЧТО Ж. ВЫ САМИ ЭТОГО ХОТЕЛИ, - в тот же миг всех троих с огромной силой впечатало в стену Колизея – Нерисса едва не задохнулась от боли, почувствовав, как у неё от удара сломались несколько рёбер, Седрик пробил стену, издав злобный, полный боли рык, и лишь Миранда, похоже, сумела избежать серьёзных травм.
В центре арены бушевал песчаный вихрь, в котором при ярком свете солнца просматривался силуэт человека:
- На этом для вас всё и закончиться, - донёсся из вихря, слабеющего на глазах, голос Вонга. И вот последняя песчинка упала на землю – там, где только что свирепствовал торнадо, стоял Вонг, облачённый в сверкающие доспехи с мечом в руке. Он простёр вперёд руку с оружием – ещё не успевшая прийти в себя Миранда внезапно поднялась в воздух и прежде, чем Нерисса и Седрик успели что-либо осознать, устремилась к Вонгу.
Один резкий взмах меча!
Девочка-оборотень с чудовищной раной рухнула на землю рядом с Вонгом, заливая чёрной кровью песок у его ног. Китаец брезгливо поморщился и отошёл в сторону.
- НЕ-Е-Е-ЕТ!!! – взревел Седрик, и очертя голову ринулся на врага, прямо на бегу превращаясь в гигантского змея. Но Вонга уже и след простыл! На прежнем месте его не было – он исчез, и внезапно появился позади Лорда-оборотня, которому потребовалось слишком много времени для разворота – яростный луч сорвался с меча иллюзиониста и пронзил Седрика насквозь. Не обращая внимания на поверженного врага, Вонг обернулся к Нериссе. На его лице заиграла многообещающая мерзкая ухмылка маньяка-садиста. Волшебный камень колдуньи неистово светился, пытаясь защитить хозяйку от усиливающегося влияния иллюзий Вонга. Только сейчас она поняла, насколько сильно просчиталась – она недооценила противника! Ей с ним не справиться!
А китаец лишь продолжал мерзко ухмыляться, подходя всё ближе и ближе.
Взмах мечом! Мощная волна энергии устремилась к бывшей стражнице… но не достигла её, разбившись о магический барьер, в который женщина вложила все свои силы.
- Ты убил моих… друзей, - глухо сказала Нерисса, полным тьмы взглядом смотря на китайца и удивляясь в глубине души тому, что говорит. – Поэтому я просто не могу покинуть поле боя.
- Замечательно! Значит, ты здесь и останешься. Полный комплект, - Вонг изобразил самую мерзкую улыбку, на какую только был способен. Вновь поднял меч, но на этот раз не было никакой энергии. Вместо этого Нерисса ощутила, как её шею и все внутренние органы сдавливает неведомая сила. Сразу же стало невозможно дышать, а внутренняя боль оказалась настолько нестерпимой, что крик рвался из груди наружу. Но Нерисса не могла даже открыть рот! Даже кристалл, зажатый в кулаке, не мог её защитить. Силы начали быстро таять, разума затуманивался из-за нехватки кислорода…
- Ну, хватит уже, мразь! – внезапно раздался суровый властный голос. Источник его было невозможно определить – казалось, что он прозвучал сразу в голове Вонга. Китаец от неожиданности утратил концентрацию и выпустил колдунью – она рухнула на землю, хрипя и судорожно глотая воздух ртом.
- Кто здесь?! – Вонг, ничего не понимая, стал осматриваться, водя перед собой мечом. Крики на трибунах Колизея внезапно смолкли.
- И это ты – мастер иллюзий, владыка чужих кошмаров, отнимающий жизни во сне? – таинственный голос был полон презрения и пренебрежения. – Не-е-ет! По мне, так ты просто мусор! – и тотчас арена подёрнулась рябью, стала зыбиться, истончаться, таять, распадаясь на струи чёрного дыма. Порыв ветра – и иллюзия исчезла окончательно! Теперь это опять было всего лишь недостроенное здание «УэйнТек», укутанное густым туманом. Самый верхний этаж. Здесь повсюду лежали дремлющие в разных позах люди. Но в тумане иногда проступали и три силуэта, не подававшие признаков жизни – Фрост и оборотни, принявшие человеческий облик. Нерисса всё ещё лежала на полу. Она была без сознания. А Вонг, одетый в камуфляжный комбинезон и с автоматом в руках, ошалело озирался по сторонам, пытаясь разглядеть незваного гостя в плотном густом тумане.
- Кто же ты такой, чёрт возьми, что так легко МОИ иллюзии! Выходи сюда!
- Ну, что ж, - казалось, владелец голоса улыбнулся. Это была улыбка хищника, настигшего добычу. – Пой и пляши, Вонг! – и в воздухе вокруг китайца, словно рой адских созданий, открылись мириады зловещих красных глаз!
Автоматная очередь вспорола тишину над башней Уэйна – Вонг палил по глазам, вертясь как волчок. И тут в тумане, точно вампир из тени, возник силуэт. Человек в чёрном плаще. Странник.
Стрельба прекратилась – Вонг узнал лицо того, кто ему помешал. Глаза китайца расширились от удивления…и страха! Старик невольно поёжился – ему показалось, что в спину подул смертельно холодный ветер. Ветер смерти. Так это ощущение зовут в Японии. Ощущение близкой опасности.
- Пой и пляши, Вонг! И визжи как свинья, - Странник хищно ухмыльнулся и медленно пошёл к китайцу сквозь расступающийся перед ним туман. Тот попытался стрелять, но автомат заклинило. – Сладких снов, Вонг. Это единственное, что тебе ещё осталось в этой жизни, - сказал Игорь, положив руку на голову застывшего от ужаса китайца…

Приятное тепло медленно разливалось по телу, вновь пробуждая к жизни. Боль постепенно уходила, не оставляя после себя даже воспоминаний. Сознание прояснялось…
Когда Нерисса открыла глаза, то не сразу поняла, где находится, и что вообще происходит. Взгляд её бездумно блуждал, натыкаясь то на серые бетонные стены, то на железную арматуру или какой-нибудь строительный мусор… Но вдруг она увидела Странника, сидевшего рядом с ней в позе лотоса, и сразу всё вспомнила. Женщина рывком поднялась – в глазах потемнело, закружилась голова.
- Что…случилось? – спросила она, зажмурившись, чтобы отогнать неприятные ощущения.
- Если ты волнуешься о судьбе остальных – их я тоже исцелил, - величественно и спокойно, не открывая глаз, как и подобает просветленному, познавшему Истину, отозвался Игорь.
- Но они же…, - волшебница посмотрела на Седрика, Фроста и Миранду, лежавших на полу среди куч строительных материалов.
- Нет. Вонг не убил их, хоть и очень хотел. Твой кристалл оказался весьма полезен и сумел защитить всех троих, - сказал Игорь, открыв глаза. – Если бы не это, я уже не смог бы вас спасти.
- Почему же ты медлил? – странно, но сейчас гнев, что испытывала Нерисса, уже не был тем всепоглощающим и иссушающим душу чувством. Сейчас он был смешан с любопытством и ещё чем-то, чего женщина не могла назвать.
- Это было необходимо. Впрочем, ты скоро сама это поймёшь. Надеюсь, - и тут взор колдуньи упал того, кто ещё несколько минут назад был её смертельным врагом и кошмаром – Вонг лежал в куче строительного мусора и конвульсивно вздрагивал. Глаза его были закрыты и с бешенной скоростью двигались под веками, руки сжаты в кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев. Время от времени китаец бормотал что-то безсвязное, и это бормотание нередко переходило во что-то наподобие всхлипывания во время плача. Лицо Вонга было исцарапано так сильно, что сейчас являло собой кровавую маску. Нерисса перевела взгляд на Игоря. Было совершенно очевидно, что именно он погрузил Вонга в это странное состояние.
- Что с ним? – спросила она.
- Он сражается с чудовищами, которых породил его спящий разум, - помедлив, ответил Странник. – Пожалуй, вечные муки в обращённых на самого себя иллюзиях – это самое справедливое наказание для такого человека, - Нериссу передёрнуло от одной мысли о том, что мог породить извращённый разум Вонга и обернуть против своего собственного владельца. И тут у неё, наконец, созрел вопрос, который она всё никак не могла сформулировать раньше:
- Почему ты спас нас? Ведь ты считаешь нас опасными преступниками и, насколько я понимаю, если бы не обстоятельства, то уже давно сам устранил бы нас…
Игорь молчал примерно минуту, наблюдая как остальные члены отряда постепенно приходят в себя. Затем он сказал:
- Это сложный вопрос. Признаться, я и сам его себе задаю. Наверное я это сделал потому, что это было…не необходимо – правильно. Позволить вам умереть, имея возможность спасти – это было бы преступлением. Однако, не это было причиной…
- Милосердие? – скептически усмехнувшись, спросила Нерисса.
- Если ты сама всё знаешь, то зачем спрашиваешь?
- Женское любопытство, - хмуро произнёс Седрик, вставая и помогая Миранде подняться. Фрост встал сам. – Как я понимаю, именно тебе мы обязаны нашими жизнями. Ты сдержал слово.
- Ну, хоть кто-то это ценит, - усмехнулся Игорь.
- Поэтому я буду откровенен, - продолжил Седрик. – Было очень умно позволить Вонгу едва не убить нас, а затем спасти всех, возложив на наши плечи самый обязательный долг чести – долг за спасённую жизнь.
- Допустим, ты прав, лорд. Что от этого меняется? – спросил Игорь.
- Очень многое, - спокойно ответил оборотень. На миг могло показаться, что он даже одобрял поступок Странника.
- Ну, что ж, - Игорь оглядел свою «команду». – Я надеюсь, с разговорами покончено – нам пора возвращаться в школу, - взмахнул рукой, открывая портал. – И кстати – кто-нибудь, заберите этот мусор, - он кивнул на Вонга, - нам ещё надо сдать его полиции.
- Здесь был Калеб, - внезапно сказала Нерисса.
- Что? – обернулся Игорь. – Что он тут забыл?
- Похоже, он был одним из заложников Вонга, - ответила женщина.
- Ничего с ним не случиться, - пожал плечами Странник. – Твоё заклятие я снял, так что скоро здесь все проснуться, - и скрылся в портале…

Перемещение оказалось настолько неожиданным, что ни Румянцев, Ни Васильев не успели к нему подготовиться и стояли сейчас, поддерживая один другого, как два пьяницы. Собственно, только это они сейчас и могли сказать о своём положении, так как место, в котором их материализовал управляющий, было окутано непроглядной тьмой.
- Хм-м-м-м…, - глубокомысленно изрёк Пётр Андреевич, отходя на шаг от Румянцева.
- Да будет свет! – хмыкнул тот и – о чудо! – сверху вниз в каких-то семи метрах перед ними вспыхнул луч света, осветив приличных размеров зал. А в этом луче, весело переливаясь всеми цветами радуги, и покачиваясь в полуметре над полом, висел огромный – двадцати метров в диаметре – зеркальный шар.
- Это Централь управления, - Дервиш выпорхнул из-за шара и плавно приземлился перед Васильевым. – Уровень защиты от внешних воздействий здесь наивысший.
- Что конкретно мы должны делать? – спросил глава экспедиции, с интересом рассматривая «командный пункт» предтеч.
- Один из вас будет допущен в Централь.  Главная задача – «вручную» управлять всеми оборонительными и наступательными системами крепости, - ответил ИИ.
- Естественно, термин «вручную» не стоит понимать буквально, - с иронией проговорил Румянцев.
- Верно, - кивнул управляющий. – Другой должен будет подать энергию в те сектора города, которые были законсервированы и наиболее сильно пострадали от вируса. Квантово-нейронные цепи в этих секторах, позволявшие мне подать туда энергию самому, вирус затронул в первую очередь… и, судя по всему, это произошло гораздо раньше, чем ящеры вообще появились в поле зрения. Но об этом потом.
- Я останусь здесь, - авторитетно решил Петр Андреевич, пресекая любые попытки своего молодого подчинённого хоть как-то возразить. – А вы, Румянцев, займётесь энергией, - Андрей кивнул.
- Хорошо, - Дервиш подошёл к шару, дотронулся до него – по зеркальной поверхности тут же начали расходиться волны. – Вы можете войти в Централь. А вам, молодой человек, предстоит ещё одно перемещение. Я объясню, что нужно делать…

Близился час, ради которого уже было совершено столь многое. Миг, когда наконец-то, после стольких эпох ожидания, всё-таки начнётся новая эра.
Дальше этого Хо’раас не смел заглядывать и мечтать.
Да. Он уже отдал приказ, выполняя который специальная команда отправилась к Резонансному генератору. Они поднимутся на борт и проведут ритуал активации согласно древнему обычаю. И тогда всё будет кончено… И одновременно – всё начнётся.
Ревнитель стоял в самом центре лагеря ящеров, разбитого в пустыне, и смотрел на закат. Странно, но ему почему-то захотелось в последний раз увидеть солнце этого чужого мира. Словно этим он мог отдать дань памяти и уважения всей этой вселенной, которой вскоре суждено было переродиться…
«Генератор законов» на поясе Ревнителя был выключен, и Хо’раас чувствовал, как атом за атомом, клетка за клеткой его тело медленно умирает под действием чужих законов. Но только так он без препятствий мог узреть душу этого мира. И, всё же, несмотря на неизбежную победу, что-то тревожило его. Чувство было смутным, неясным. Не понятно было, что его вызвало. Но сам факт его существования настораживал Ревнителя.
Хо’раас посмотрел по сторонам – каждый воин был занят своим делом. Вроде бы ничто не могло угрожать генератору при такой охране… И, всё же, гнетущее чувство не покидало его. Вдруг он обратил внимание на то, что ветер, который здесь дул почти всё время, усилился. Нет! Он продолжал усиливаться!
«Что это значит?» -  настороженно подумал Ревнитель, включая поясной генератор. И едва он успел это сделать, как на лагерь с оглушительным воем обрушилась огромной мощи песчаная буря! Сразу стало темно, как ночью. Яростные порывы ветра изо всех сил старались повалить Ревнителя. Но сам ящер был рад – он понял, что это было за чувство – предчувствие бури. К счастью, она не могла причинить никакого вреда ни технике, ни воинам – их надёжно оберегали защитные экраны. Облегчённо вздохнув, Хо’раас направился к своему кораблю, чтобы переждать бурю… но она внезапно прекратилась! Могучий ветер нес тучи песка всё дальше и дальше от лагеря. Казалось, ничего не изменилось – воины всё так же продолжали работать, словно даже не заметили бурю, корабли были на своих местах – их даже песком не присыпало. Разве что кое-где появились новые дюны… И тут всё внутри у Ревнителя похолодело – его взгляд был устремлён в небо. И там не было гигантского веретена Резонансного генератора…

0

23

Ждусс продолжения.
Жду мануал "Как украсть огромную бандуру из-под носа армии инопланетных захватчиков?";)

0

24

Продолжение будет предположительно завтра. В крайнем случае на выходных. Но вероятность его появления завтра превышает 90%. А вот с "мануалом"...эта тайна пусть пока таковой и остаётся ;)

0

25

Итак, новая глава.

Глава 6. Рассвет войны.

Бойтесь гнева терпеливого человека.

Полицейские были на взводе – прошло уже полтора часа с тех пор, как в здание школы пропустили пятерых девушек, чьи имена назвали террористы по телевидению. Конечно, никто из них не слышал и не видел того, что происходило в здании между настоящими стражницами и Линдоном с его «марионетками» - повелитель разума просто не дали полицейским ничего заметить… И вот уже полтора часа ничего не происходит. Вдобавок ко всему к школе уже стянулись группы спецназа. Эти бравые парни были готовы начать штурм в любой момент.
А комиссар Гордон ждал, нервно куря одну сигарету за другой. Он уже начал думать, что зря пропустил в здание самозванцев…но и сделать сейчас ничего не мог, не поставив под угрозу жизни заложников…

А между тем в школе никто из заложников до сих пор не очнулся – все они, как и стражницы, мирно спали, поддерживаемые в этом состоянии магией.
- Они заставляют себя ждать, - сухо констатировала Мария – она вместе с Линдоном комфортно расположилась в кабинете директора школы. – Неужели не справились с Вонгом?
- Вы переоцениваете этот мешок мусора, - внезапно откуда-то сверху раздался голос Странника. Женщина посмотрела вверх – прямо под потолком зияла, отсвечивая жёлтым, дыра в пространстве – портал. Странник стоял с той стороны, окутанный туманом, и смотрел на псиоников сверху вниз, хитро щурясь. – Несите его, - скомандовал он кому-то, отходя назад. Появился Фрост с телом Вонга, небрежно перекинутым через плечо. Ловец примерился и швырнул китайца в портал – тот с грохотом обрушился на массивный директорский стол, едва не сломав его. Верзила прыгнул следом, но приземлился более изящно – на ноги. За ним ту же процедуру проделали и остальные члены отряда.
- Вы… убили его? – удивлённо спросил Линдон, кивая на бездыханное тело Вонга.
- Нет, он жив, - уверенно сказала Кесслер, щупая у китайца пульс на шее.
- Да, жив. Но будь у него выбор он, полагаю, предпочёл бы умереть. Он отбывает наказание. Самое суровое и жестокое, что я смог для него выдумать, - тихо сказал Странник. – Вернее – самое жестокое, которое он сам смог выдумать для самого себя. Теперь порождённые им иллюзии терзают его же собственный разум.
- Мда-а-а, он это заслужил, - согласился Линдон, поёжившись.
- Теперь ваша часть уговора, - сказала Нерисса. – Отдайте то, что вам не принадлежит.
Макс вынул из кармана куртки Сердце Кандрокара. Перебросил из руки в руку.
- Это будет не так-то просто, - хмуро сказал он, прислушиваясь к своим ощущениям.
- Никто и не говорил, что будет легко, - отозвался Игорь. – НО вы должны сами сделать первый шаг.
- Ладно, - кивнул слепой, - протягивая ему волшебный камень стражниц. Внезапно его рука дрогнула, затряслась, на лбу выступили крупные капли пота. Ноги подкосились – он с трудом удержался за край стола, чтобы не упасть, тяжело хватая ртом воздух. Адская боль мгновенно пронзила сердце – оно вдруг зумедлило свой ход, лёгкие работали всё хуже и хуже. Дышать становилось труднее с каждым мгновением. Линдон уже ничего не мог ощущать – единственным его спутником стала чудовищная боль в каждой клетке тела… он начал с неимоверным трудом разжимать руку, пытаясь выпустить камень, чтобы избежать смерти… но кто-то взял его руку и помешал ему. А потом забвение встуило в свои права…

Приятный холодок проникал в голову, подгоняя вялые мысли, придавая им ясность. Откуда-то сверху в глаза что-то светило. Наверное, это и был источник приятной прохлады… Теперь уже чувствовалось тело. Макс попытался пошевелить рукой – это удалось ему с огромным трудом… и тут, резко, он вспомнил всё! Глаза открылись сами собой… и теперь он видел ими!!! Небывалое, никогда не виданное нагромождение форм и конгломераты цветов заполонили его сознание! Это не могло идти ни в какое сравнение с тем, что он мог видеть, используя чужие глаза с помощью контроля разума! Всё это было настолько ново и неожиданно, что Линдон едва не потерял сознание…
- А вот это совсем ни к чему, - услышал он знакомый голос. – Не для того я вас с того света вытаскивал и зрение возвращал, - кто-то – Макс зажмурился, но ничего не увидел – мозг перестраивался для работы в новом режиме – взял его под руки и усадил в мягкое кресло.
- Что… что произошло? – удивлённо спросил Линдон, протирая глаза, закрывая и открывая их, проверяя не иллюзия ли всё, что он сейчас видит.
- Вы выполнили свою часть сделки, - послышался спокойный голос Странника.
- Тогда почему я ещё жив? Последнее, что я помню – программа…
- Она нейтрализована, - отозвала Игорь. – Хотя если бы не ваша подруга, вы бы не смогли отдать мне камень… а дальше всё было просто.
- Вот как? – Линдон, наконец, решился открыть глаза. Он начал с жадностью всматриваться в лица людей, стоявших перед ним, поглощать взглядом детали интерьера помещения. Он делал это так же, как и страждущий от жады в пустыне припадает к источнику живительной влаги.
- Мне показало, что вы хотели именно этого – стать самими собой, - пожал плечами Странник, следя за реакцией Линдона.
- Всё верно, - ответила Мария. Линдон же только сейчас обратил на неё своё внимание. Кажется, она тоже недавно пришла в себя.
- Похоже, их тревожит будущее, которое они избрали, - безцветным тоном высказал своё предположение Седрик.
- Пожалуй, он прав, - согласился Макс, проведя ладонью по лицу. – Но это уже наше дело.
- Ну, что ж. Наша задача здесь выполнена, - подытожил Игорь. – Пора только донести благую весть до полиции и разбудить заложников, - глаза его на миг вспыхнули ярче солнца, а затем он, как ни в чём не бывало, вышел из кабинета, на ходу бросив:
- Вонга оставьте полиции. Надо же им кого-нибудь посадить…
Нерисса догнала его уже в коридоре – остальные члены отряда шли чуть поодаль – оборотни в человеческом облике, а Фрост стараниями колдуньи был предусмотрительно замаскирован в крупногабаритного мужчину с мышцами в стиле майора Армстронга. И как раз вовремя – дети и учителя начали постепенно приходить в себя. Некоторые, просыпаясь, удивлённо озирались по сторонам, другие, поднимались с пола, отряхивались, третьи начинали о чём-то переговариваться. Стражницы тоже очнулись от колдовского сна. Коридор заполнялся шумом голосов…
- Что ты здесь делаешь? – удивлённо спросила Вилл, увидев идущего ей навстречу Странника. Тот уже собрался ответить что-нибудь ироничное, но не успел:
- Меня больше интересует, что здесь делают они! – раздался голос Мэтта. Он обошёл «отряд» Странника и встал рядом с Вилл, сложив руки на груди. Похоже, он совсем не помнил, что с ним произошло.
- Юноша, возможно именно благодаря нам все эти люди… и вы, кстати, тоже, остались в живых, - ответила Нерисса так гордо, словно это она всех спасла.
- Что? – хором спросили стражницы, явно ставя под сомнение такое смелое утверждение колдуньи.
- Все вопросы потом. Сейчас нам стоит уйти отсюда, - поднял руку в останавливающем жесте Игорь. – Мы покинем здание по-своему, а вам, дамы, предстоит использовать парадный вход.
- Что вообще происходит? – недовольно спросила Ирма.
- Комиссар Гордон пропустил вас в школу. Это видела куча народу, а все центральные телканалы передавали в прямом эфире, - странник мило улыбнулся, наблюдая за реакцией девушек, которую, согласно одному старому анекдоту, можно было бы назвать реакцией «офигевания». – Вы пожелали сдаться террористам в обмен на жизни заложников. Теперь же вам предстоит поведать миру, как вы не только спаслись сами и спасли всех заложников, но и обезвредили террористов.
- Да ты… да вы…, - Ирма от возмущения пыхтела как паровоз, пытаясь подобрать слова.
- И как, по-твоему, мы всё это объясним? – спросила Тарани, в отличие от подруги сохранившая хладнокровие.
- Как всегда – вы что-нибудь соврёте, - саркастично подметил Седрик.
- Мы и поможем, - раздался позади голос Линдона – они с Марией быстро нагоняли процессию. К счастью, пока на группу никто из очнувшихся внимания не обращал. Но некоторые уже с интересом посматривали в их сторону.
- Как знаете. Это уже ваши дела, - пожал плечами Игоь, спускаясь по летнице. Назем остановился, вспомнив, что забыл кое-что сделать. – Это, кажеться, ваше, - сказал он стражницам, вынимая из кармана плаща Сердце Кандрокара. Бросил его Вилл – она поймала – и пошёл дальше…

Вспышки фотоаппаратов слепили глаза, видеокамеры были повсюду и каждая своим лбопытным глазом стремилась запечатлеть самое интересное, не пропустив ни малейшей детали, чтобы ближайшие выпуски новостей возвестили о сенсации – о том, как пятерым девочкам за полтора часа удалось сделать то, чего не смогла полиция – убедить террористов освободить заложников и сдаться властям.
Едва только стражницы ступили за порог школы, как репортёры обрушились на них столь же сокрушительно, как и цунами на многострадальные берега Японии, и принялись с небывалым остервенением забрасывать девушек вопросами: «Как вам удалось заставить террористов сдаться?», «Почему вы решили пойти туда, зная, что можете погибнуть?», «Знают ли ваши родители о том, что вы сделали? Как они отнеслись к вашему решению?», «Что вы сейчас чувствуете, когда всё позади?», «Приятно ли ощущать себя героем?», и многие другие вопросы, которые далеко не всегда были столь же корректны. А между тем из школы потоками выходили люди – бывшие заложники. Их тотчас сопровождали к каретам скорой помощи. Люди наседали на полицейское оцепление – там были и родственники заложников, которые хотели убедиться, что с их родными всё в порядке, и обычные зеваки, которые пришли сюда от делать нечего и теперь намеревались рассмотреть всё в подробностях… Но выходили из школы и люди в камуфляже – они непонятливо озирались по сторонам. Поведение этих людей ясно говорило о том, что они не отдают себе отчёта в том, где находятся и что вообще происходит вокруг. Они подходили к полицейским за помощью, не способные разобраться в происходящем, а те без лишних слов направляли террористов куда следует. Откуда было доблестным стражам порядка знать, что это были совершенно случайные люди, которых Линдон подчинил своей воле, превратив в послушных зомби-марионеток? Но теперь, по крайней мере, они были свободны… Относительно.
Несмотря на растерянность и удивление, возраставшие с каждой минутой, стражницы настойчиво продвигались сквозь толпу обступивших их журналистов, попутно отвечая на вопросы. Корнелия, похоже, была в восторге, и охотнее остальных стражниц общалась с репортёрами. Следом же за подругами шли Кесслер и Линдон. И – что самое удивительное – во всей этой суматохе на них никто не обращал внимания. Впрочем, это происходило во многом благодаря стараниям Макса.
Неожиданно для самих себя после нескольких минут утомительной «борьбы» с численно превосходящими их представителями СМИ девушки оказались у полицейского оцепления. Рядом с фургоном группы наблюдения и связи, где их уже ждал комиссар Гордон, нервно стряхивая пепел с почти докуренной сигареты. Заметив девушек, он подал знак шестерым ближайшим полицейским и те стали резво оттеснять назойливых папарацци от стражниц. Кесслер и Линдона всё ещё никто не замечал.
- Что ж, ваш план сработал, - сухо изрёк комиссар, когда стражницы поравнялись с ним.
- Прочтите… о чём вы? – переспросила Вилл.
- Ясно, - кивнул своим мыслям Гордон. – Значит, вы – настоящие…
- Что значит – настоящие? – не поняла Хай Лин.
- Всё просто, - внезапно, как чёртик из коробочки, возник Линдон. – Пять человек под видом пятерых девушек прошли в школу… продолжать дальше?
- Кто вы такие? – комиссар вопросительно воззрился на Линдона и Кесслер.
- Мы те, по чьей вине вы, комиссар, находитесь здесь, - спокойно ответил Макс. 
- Ясно, - Гордон задумчиво кивнул. – Полагаю, вы решили сдаться… но эти юные дамы не имеют к вашему решению никакого отношения.
- Нас вполне устраивает официальная версия, - отозвалась Кесслер. – Это они, - кивок в сторону стражниц, - уговорили нас сдаться.
- Ещё бы это вас не устраивало, - фыркнула Ирма.
- Допустим, я соглашусь на это, - помедлив, произнёс Гордон. – Но заложники и ваши собственные люди могут вспомнить, что всё было совсем не так.
- Об этом можете не беспокоиться, - качнул головой Линдон. – Если командир отряда, который вы, комиссар, пропустили в школу, именно тот человек, за которого себя выдавал, то ваши опасения напрасны. А уверен, что прав. Вопрос в другом – с чего бы вы вдруг пропустили их в здание?
- Знаете, я сам себе этот вопрос задаю, - признался Гордон. – Пэтому хочу во всём разобраться… Хотя с другой стороны даже спрашивать не хочется как вообще возможно то, что произошло, - комиссар пыхнул сигаретой. – Ладно, с этим мы более-менее разобрались. Теперь остались лишь формальности – вам двоим придётся проехать в участок. И вам, дамы, тоже, - он посмотрел на стражниц так, словно раздумывал, правильно ли поступил, пропустив в школу их двойников.
- Но как же наши родители? – забезпокоилась Корнелия.  Остальные девочки её поддержали. – Они ведь с ума, наверное, сходят, гадая, что с нами!
- На тот случай, если они не слушали радио или не смотрели телевизор, пару минут назад я отдал распоряжение позвонить вашим семьям и сообщить, что с вами всё в порядке, - ответил Гордон. Посмотрел в сторону, куда полицейские пытались оттеснить журналистов – ситуация складывалась не в пользу первых. – Нам пора, пока сюда опять не налетели эти акулы пера и объектива.
- Ладно, комиссар, но не забывайте – у нас есть право на один телефонный звонок, - говорил Линдон, пока ему надевали наручники…

«Что значит – исчез?!?» - мыслесфера Первого Советника полыхала багровыми и алыми оттенками ярости.
«На лагерь налетела песчаная буря, а когда она кончилась, то оказалось, что резонансный генератор исчез», - покорно повторил Хо’раас. А что он ещё мог сказать Совтенику? Он не знал, как произошло исчезновение, не знал, что послыжило причиной. Не знал ничего. Зато он прекрасно представлял себе, что его ждёт теперь – суд Ордена и смертный приговор. Однако Ревнитель даже не пытался каким-либо образом облегчить свою участь. Он готов был с честью и достоинством встретить свою судьбу. «Вы поручили мне важнейшую миссию, советник, но я подвёл Вас и самого Императора. Я с радостью приму любое наказание, которомы Вы сочтёте нужным меня подвергнуть», - его мыслесфера исзлучала зелёный цвет покорности.
Советник медлил. Наконец, пришёл его ментальный ответ:
«Если вы таким образом решили расписаться в собственной некомпетентности и сложить с себя бремя службы нашему Единому Богу и Императору, то вы просчитались. Не рассчитывайте так легко расстаться со своей жизнью, Хо’раас, она вам ещё пригодиться. Я отзываю войска с планеты на флагман. И вы, Ревнитель, тоже должны прибыть сюда…»
«Но…», - Хо’раас хотел возразить, ведь то, что советник не предал его суду сразу же, являлось прямым нарушением Закона! Разве он об этом не знает? Но тогда почему?..
«Никаких «но», Ревнитель. Я даю вам последний шанс искупить свою вину перед Имепратором. Возвращайтесь немедленно!» - и ментальная связь прервалась.

Заветный Город, как обычно, был холоден и неприветлив. Здешний воздух уже давно пропах дымом от фпостоянно горящих факелов, но даже сохранял запах сырости и плесени, тысчелетиями подтачивавшей стены подземного города. Беженцы, казалось, уже полностью освоились в своём новом положении и жизнь начала входить в более или менее привычное русло… насколько это было возможно. Люди поытались забыться, но в глубине души каждый осознавал, что это не может длиться долго…
Странник молча и уверенно шёл в направлении Большого зала, что возле арены. Его «отряд» следовал за ним чуть позади. Едва завидев их, люди уходили с дороги, а затем с опаской и недоверием смотрели им в спины.
- Ты отдал им Сердце, - поравнявшись с Игорем, тихо, чтобы не услышали остальные, сказала Нерисса.
- Хм… а я должен был отдать его тебе? – громко произнёл он, совершенно не старясь соблюсти конфиденциальность беседы.
- Ты…, - колдунья грозно посмотрела на Странника но, к своему удивлению, не нашла что ответить.
- Могу поспорить, ты бы пос-ступила иначе…, - многозначительно изрёк Седрик, продолжая идти. Нерисса бросила гневный взгляд на Лорда, однако сдержала крепкое словцо – уже и без того её репутации суровой, расчётливой, изворотливой и хитрой волшебницы был нанесён серьёзный удар. Собственно, она сейчас даже не понимала, почему вдруг завела этот разговор. Можэт потому, что Странник столь не похож на неё в своём отношении к миру и в поступках? А может, наоборот – из-за того, что порой он поступает совсем как она в былые времена?  Наверное, в этом причина – в желании понять его… или найти слабое место?
- Камень мог бы увеличить твои силы, - сухо сказала Нерисса.
- Разве можно увеличить безконечность? – Игорь вопросительно посмотрел на неё, остановившись, а затем продолжил путь. – Всё, что мне нужно, у меня уже есть.
Ответ застал Нериссу врасплох, но она быстро сориентировалась:
- Не может быть, чтобы у тебя было абсолютно всё.
- Ты права, - согласился Игорь. – Но то, что я бы хотел, ни один волшебный камень, ни в одной из вселенных не в силах мне дать… Чего ты вообще хочешь добиться этим разговором? – конечно, он понимал ход мыслей колдуньи, но не ожидал, что она будет настолько прямолинейна. – Если тебя интересуют мои мотивы, то пожалуйста – я отдал стражницам Сердце потому, что оно принадлежало им по праву.
- Хм, - глубокомысленно изрекла колдуньяпоказывая, что такое объяснение её не устраивает.
- Даже так? – Игорь поглядел на бывшую стражницу так, словно смотрел поверх очков… если бы носил их. – А тогда позволь и мне удовлетворить любопытство – почему, когда все твои… подчинённые были повержены Вонгом, ты продолжала с ним сражаться? – Ты ведь знала, что тебе не победить…
- Это был инстинкт самосохранения, что естественно для любого живого существа, - сухо ответила колдунья. Она уже пожалела, что начала этот разговор – похоже, что Страннику удалось её переиграть, ведь на самом деле она не знала, почему сделала то, о чём он спрашивал. Вернее так – догадывалась в глубине души… но как же не хотелось эту мысль допускать в сознание! Мысль о том, что в тот миг оне не пыталась спасти свою шкуру, но хотела спасти Седрика, Миранду и Фроста. Просто спасти! Без расчёта, скрытого умысла или хитроумного плана… Однако больше Нерисса не проронила ни слова. Лишь Седрик заметил перемену в её настроении, но как истинный аристократ, не подал виду.

Крутов буквально пулей влетел в зал управления, как только получил сообщение от Звягинцева:
- Это правда? – сходу спросил он у опешившего от такой стремительности начальства учёного, прочие работники тоже искоса посматривали на Крутова – не каждый день им доводилось видеть его настолько…эмоциональным.
- Данные, поступающие с зондов однозначны – резонансный генератор ящеров исчез. Пришельцы сворачивают сво лагерь в пустыне, - ответил Николай.
- Неужели у Васильева получилось? – с сомнением проговорил Крутов.
- Что случилось? – в зал вошла Галенор, недавно прибывшая на базу по просьбе Магнуса.
- Устройство пришельцев в пустыне исчезло, - перешёл на английский Сергей Иванович. – Вопрос в том, что это значит – он уничтожен, или
активирован…
«Генератор уничтожен», - как гром среди ясного неба прозвучал ментальный голос Шро’така. Судя по всему командующему не составляло особого труда читать мысли людей, даже находясь на большом удалении от них – сейчас ящер под чутким присмотром Холецкого ознакамливался с устройством защитных систем базы, так как изъявил готовность помочь их усовершенствовать используюя знания Шао’ссоров. «но это означает, что нам нужно как можно скорее подготовиться к бою, ибо Советник скорее всего обрушит на планету свой гнев… а один только флагман по своей мощи стоит половины всей армады».
- Значит, это всё-таки Васильев, - кивая своим мыслям, констатирвоал Крутов. Сейчас он был рад тому, что Васильеву, наконец-то, удалось раскачать ситуацию. И даже последствия такого развития событий уже не так угнетали Крутова, как ожидание неизвестно чего, длившееся и так слишком долго. – И теперь мы благодаря его стараниям получили в союзники боевую крепость древней цивилизации.
«Да, Город Предтеч – очень опасный противник. Мы сталкивались с ним лишь однажды, и всего одна такая крепость уничтожила первую армаду», - подтвердил Шро’так. «Но по тем сведениям, которыми я располагал до ареста, город был почти не активен… за исключением некоторых второстепенных систем. Уйдёт время, прежде чем он полностью восстановит свою функциональность».
- А разве исчезновение генератора не говорит о том, что она уже восстановлена? – спросил Звягинцев.
- Надейся на лучше, но ожидай худшего, - прокомментировал его слова Крутов. – Я отдам приказ о приведении гарнизона в полную боевую готовность и распоряжусь о подготовке к эвакуации. А вы, Николай, свяжитесь с Васильевым – пусть он со своим городом в случе чего прикрывает наш отход.
- Но как же он и его люди? – возразил учёный.
- Мы заберём их уже с земли – ведь вы, насколько я помню, ещё полгода назад говорили, что создали специальные маяки для определения координат цели транспортировки…
- А как же народ Меридиана? Что делать нам? – требовательно спросила Галенор, глядя прямо в глаза Крутову. – Гильдия, сколь бы ни была сильна, не сможет выстоять! А вы, единственные, кто может нам сейчас помочь, просто хотите сбежать!
- Мы – исследователи и солдаты. Не самоубийцы. Кроме того, между Землёй и Меридианом нет официальных дипломатических отношений и, соответственно, договора о военной помощи, - резко сказал глава ФСБ. – Мы вам ничем не обязаны. Конечно, мы сделаем всё, что в наших силах… Но эти самые силы надо трезво оценивать – пришельцы уже один раз прорвали нашу оборону и нанесли нам серьёзный удар, а это был всего лишь их передовой отряд. Но на этот раз, если командующий прав, их удар будет гораздо сильнее. Я имею в виду орбитальную бомбардировку… Поэтому вам, Галенор, остаётся сделать лишь одно – передать главам Гильдии, чтобы они тоже готовились к эвакуации.
- Все земляне такие трусы? – ядовито осведомилась Галенор. Очевидно, о стражницах в этот момент она даже не думала. Впрочем, это понятно – для того, кто родился и вырос в мире, наполненном магией, мир Земли, изобилующий невиданной техникой и научными чудесами, был непонятен, чужд.
- Что толку геройски погибать в битве, если ты знаешь, что шансов на победу нет? Отступление – тоже часть стратегического планирования, - нахмурился Крутов, выходя и зала и жестом позвав за собой Звягинцева. Ему не нравилось, что эта волшебница лезет не в своё дело… А уже в коридоре его догнал вопрос, брошенный Галенор:
- Куда нам эвакуировать жителей Меридиана? – вариантов было предостаточно – Арханта, Базилиад, Замбалла… Зачем она спросила? Крутов остановился лишь на мгновение – обдумать ответ. Разве маги сами не смогут выбрать подходящее убежище для своего народа? Но внезапно пришедшая мысль показалась Крутову наиболее верным и многообещающим решением.
- На Землю, - ответил он и зашагал дальше, оставляя удивлённую ответом Галенор. – Кстати, Звягинцев, на досуге поработайте над «нейрозащитниками». Мне совершенно не нравится, что наш инопланетный гость можт свободно обходить их защиту, - сказал Сергей Иванович, снимая закреплённую за ухом серебряную дугу «нейрозащитника» и протягивая устройство учёному…

В центральном полицейском управлении Хитерфилда царило наобычайное даже для такого учреждения оживление – стражи порядка, как ошпаренные, носились по коридорам, спешно проверяли какую-то документацию, оформяли протоколы и совершали ещё массу, без сомнения, важных действий – час назад сюда начали свозить задержанных у Шеффилдской школы – и террористов, и бывших заложников, родственники которых уже заполонили холл участка, создавая неимоверную толчею. Естественно, здание не могло вместить всех участников сегодняшних событий – сюда доставили лишь часть из них, прочих распределили по другим участкам.
в нескончаемом гомоне, шуме и неразберихе – к чести учреждения надо отметить, что такое здесь творилось впервые – никто не заметил появления комиссара Гордона в сопровожении пяти юных девушек и двух подозрительных субъектов – мужчины и женщины. Никто, кроме родных и близких стражниц – все пять семей были здесь.
- Вилл! – только и сумела проговорить Сьюзан, увидев дочь. Она подбежала к девочке и крепко обняла её. Обняла её так, словно с этого момента решила не отпускать её от сбея ни на шаг. – С тобой всё хорошо? – больше женщина не смогла ничего спросить – слёзы навернулись у неё на глаза, а к горлу подступил ком. Сьюзан лишь вновь обняла свою дочь.
- Всё нормально, мам. Всё хорошо, не плачь, - тихо говорила Вилл, обнимая мать и пытаясь её успокоить. Только сейчас, в материнских объятиях она необычайное спокойствие, облегчение, как если бы до этого её душа разрывалась на часть, а сейчас освободилась. И ей тоже захотелось плакать. Но Вилл сдерживалась изо всех сил и продолжала утешать маму, изредка поглядывая на подруг: Ирма уже о чём-то оживлённо спорила с Крисом, в то время как их родители смотрели на детей с нескрываемой радостью в глазах, Хай Лин беседовала с бабушкой, которой, наконец, удалось успокоить родителей повелительницы воздуха. Тарани смеялась – судя по всему, Питер рассказал ей что-то забавное, а Корнелия сидела на скамье рядом с родителями и играла с Лилиан, которой не сиделось на месте.
Похоже, всё теперь было хорошо.
- Кхм… что ж, - вежливо напомнил о себе комиссар. – Я рад, что всё завершилось благополучно. Однако, эти юные дамы ещё должны ответить на некоторые вопросы прежде, чем смогут с чистой совестью отправиться домой.
- Да, конечно, бузусловно, - вразнобой согласились взрослые.
- Мы ответим на ваши вопросы, - серьёзно сказала Тарани.
- Кстати о вопросах, шериф, - напомнил о себе Линдон. – У меня с подругой есть право на один телефонный звонок. И я хочу им воспользоваться, - Гордон посмотрел в скрытые тёмными очками глаза Линдона.
- Действительно. Это ваше право, - сухо, с тенью недоверия и сомнения в голосе, ответил он. – Я сам отведу вас к телефону, - комиссар качнул головой, призывая Кесслер и Макса следовать за ним, и все трое отправились вперёд по коридору.
- Вам бы не стоило в это вмешиваться, комиссар, проговорила кесслер, подходя ближе к Гордону. – Вы не представляете, чем это может обернуться.
- У меня хорошее воображение, - пожал плечами Гордон. – И потом – я не могу не вмешиваться. Работа у меня такая.
- Я просто хочу, чтобы вы поняли, что происходит, - уточнила Мария.
- Тогда просто расскажите мне всё, что знаете, - они как раз подошли к двери, за которой скрывался кабинет комиссара. Гордон открыл её и вошёл, жестом подзывая псиоников.
- Вам не приходило в голову, что мы можем запросто уйти отсюда, и никто не сможет нас остановить? – вкрадчиво осведомился Линдон.
- Вы этого не сделаете, - качнул Головой Гордон. – С тем же успехом вы могли и не сдаваться полиции, но вы сдались. Это о многом говорит…
- О чём же? – заинтересованно спросила Мария, оценивающе посмотрев на Гордона.
- Вот телефон, - вместо товета кивком головы комиссар указал на аппарат, уютно устроившийся на краю его рабочего стола.
- Да, конечно, - расплылся в улыбке Линдон, беря трубку и набирая номер. – Комиссар, Мария завела этот разговор потому, что на свете есть многое, что и не снилось нашим мудрецам…
Гудки в трубке прекратились. Послышался голос:
- Баррет слушает.
- Здравствуй, Эдди, - Линдон улыбнулся ещё шире…

- Корнелия! – калеб появился совершенно неожиданно. В таких случаях обычно говорят – как гром среди ясного неба. И был он столь же стремителен, как и разряд небесного электичесвта – мгновение назад он ещё шёл в другом конце коридора, а сейчас стоял рядом с девушкой, смущённый под вглядами  родителей стражниц.
- Калеб! Привет! – безпардонно вмешалась Ирма, оставив криса в покое, и переключила своё внимание на верного последователя команданте Че. Хотя ещё не известно, кто кого оставил в покое… - Поздравь нас! С этого момента мы – основные антитеррористические силы США!
- Ты это о чём? – удивился юноша, сбитый с толку напором Ирмы, и тут же забыл, что хотел рассказать девочкам о том, как очнулся с другили людьми из центрального госпиталя в строящейся башне «УэйнТек».
- Ирма, скромности тебе не занимать, - сыронизировала Хай Лин.
- Не обращай внимания – просто некоторые оказались настолкьо депрессивными личностями, что до сих пор их мучает шоке от произошедшего, поэтому они мыслят неадекватно… А я о том, что благодаря нам школа Шеффилда была освобождена от террористов без единого выстрела и без человеческих жертв. Никто не пострадал!
- Хм…, - Тарани просто нечего было сказать в ответ на столь наглое хвастовтство. Тем более, не имеющее под собой реальной основы.
- А как всё было на самом деле? – спокойно осведомился калеб, поглядев на огненную чародейку. Он уже давно понял, что Ирма склонна к приукрашиваниям и преувеличениям.
- Вот это и я хотел бы выяснить, - неожиданно для всех вернулся комиссар Гордон. Следом за нима шли Линдон и Кесслер. Судя по выражению взгляда комиссара, право на один телефонный звонок было реализовано в полной мере, в результате чего «террористы», вероятно, так и не изведают непередаваемого удовольствия от встречи с американским правосудием…

Возвращение в Меридиан всколыхнуло память о делах давно минувших дней. Ведь это здесь прошло всего два года. Но для него… Для него прошло гораздо больше времени. Именно здесь он нашёл Ольгу. Нашёл её здесь, хотя это было последнее место, где он ожидал её найти. Каждое воспоминание о ней отадавалось в душе сильной болью, тянувшей за собой отчаяние. Из-за безсилия, невозможности что-либо изменить. Если бы он помытался вернуться назад и всё исправить! Такие мысли посещали Игоря не раз. Но он всегда отказывался от их реализации. Сложно даже вообразить, какие последствия могли бы повлечь за собой подобного рода изменения уже действительного прошлого… Тогда, в командном зале Слингера, он сказал Ольге, что она изменилась. Но, к сожалению, и он тогда уже не был прежним. Почему он предпочёл бой? Ведь он легко мог найти множество других, мирных путей… Этот вопрос уже долгие годы не давал ему покоя: «Почему в тот момент единственное, на что он оказался способен, так это сражаться с той, которю любил всем сердцем? Почему не нашёл другого выхода?»
Впрочем, он прекрасно знал ответ на этот вопрос.
Он знал его с самого начала. Он узнал его ещё тогда, в тот самый день, когда исчезла Ольга. Знал, и одновременно не мог в него поверить… Не желал в него верить, не желал принять истину…

ДЗЫНЬ!... ДЗЫНЬ!... ДЗЫНЬ!... – доносилось откуда-то издалека, мячиком эха отскакивая от стен многочисленных коридоров. удивительно, но кузнечное ремесло процветало даже здесь, в Заветном Городе.
Во тьме коридора Игорь лежал на холодном полу, уставившись в невидимый в кромешной тьме потолок, и слушал, как где-то очень далеко кузнец могучими ударами молота придаёт железу новую форму… Было приятно отрешиться от всего и вот так просто лежать во тьме, слушая слушая это ритмичное «дзынь-дзынь».
«Старая колдунья наверняка чувсвтует – что-то изменилось», - Игорь улыбнулся тьме. «Изменилось в ней самой. Пройдя через боль и унижение, которые прежде она сама причиняла другим, Нерисса начала понимать, кто она… Но как же сильно всего один неверный поступок смог изменить её! Стоит один раз оступиться… И если никого нет рядом или силы воли не достаёт, то падения уже не избежать… Надеюсь, она сумеет вернуть себе то, от чего давно отказалась. Не сможет устоять…», - Игорь прислушался – к мерному звону металла примешивался другой звук. Шаги. Кто-то шёл по коридору, который Игорь избрал местом своего отдыха. Это его немного огорчило. Впрочем, ненадолго. Он безшумно поднялся.
- Эй, кто здесь? – шепнул он во тьму и услышал тихий вскрик, одновременно с которым затихли и шаги.
- Я из-за тебя чуть инфаркт не получила! – раздался неподалёку возмущённый голос Джайны.
- Извини, исправлюсь, - отозвался Игорь, радуясь, что девушка сейчас не видит его ехидной улыбки.
- И нечего улыбаться! Это не смешно! – надежды Игоря на то, что джайна не видит его лица в темноте, рассыпались в прах – похоже, она использовала какую-то магию, позволявшую видеть в темноте. Только вот вспомнила о ней уже после того, как юноша заявил о себе.
- Второй раз извиняться не буду, - пожал плечами Игорь. Когда он хотел, он мог видеть в темноте так же хорошо, как и днём. Но сейчас он этого не хотел.
- Странное у тебя увлечение – водиночку бродить по тёмным коридорам, - девушка остановилась в двух шагах от него.
- Каждый сходи с ума по-своему, - философски изрёк Игорь, улыбнувшись. – Попробуй, может и тебе понравится…
- Сомневаюсь, - нахмурилась волшебница. Она никак не могла понять этого странного человека. Каждый раз, когда ей казалось, что она начинает что-то о нём понимать, он совершал нечто такое, что тотчас разрушало эту нарождающуюся уверенность. Обычно Джайне хватало одного взгляда, чтобы разобраться, что за человек стоит перед ней – годы обучения магии не прошли даром – но с Игорем всё было иначе. Это тревожило юную волшебницу, заставляло сомневаться в своих силах… и делало образ Странника неизъяснимо притягательным. Джайна сама не знала, не могла понять, почему ей так хочется общаться с этим человеком. И временами противиться этому желанию просто не было сил. Но, честно говря, она и не старалась выяснить причину этого. – Бродить в темноте, спотыкаясь о каждый камень и пересчитывая лбом все углы и столбы – не очень увлекательное занятие.
- Что поделать. Человеку необходимо уединение. Хотя бы для того, чтобы спокойно подумать о чём-нибудь. Важном или не очень, - Игорь прислонился спиной к стене. – Одиночество также необходимо человеку, как и общение. Но всего должно быть в меру.
- Ясно, - кивнула Джайна.
- Но я не мог не заметить – ты бродила по коридору одна в темноте, - играя полутонами иронии, сказал Игорь, вновь улыбнувшись. – Исходя из того, что такое занятие, как ты сама сказала, тебя не привлекает, напрашивается вывод – ты искала меня. Вот он я. В чём дело?
- Вы слишком высокого о себе мнения, уважаемый Странник, - Джайна уперла руки в бока и наградила Игоря испепеляющим взглядом. – Думаете, что все дороги ведут к вам?
- Не все, но некоторые – точно, - усмехнулся тот.
- Хм, - фыркнула девушка, давая понять, что она об этом думает. И, хотя такой ход разговора ей не очень нравился, она не собиралась его менять. Первой.
- Скажи, волшебница, ты когда-нибудь видела звёзды? – внезапно спросил Игорь, резко срываясь с места. Вопрос был настолько неожиданным, что Джайна растерялась.
- Да… видела, все видели, - ответила она, через мгноевние.
- Я не о том – каждый может посмотреть ночью на небо и увидеть россыпи жемчужных огоньков…это красиво, - Игорь резко повернулся и посмотрел девушке в глаза. – Но я о другом – видела ли ты их вблизи? Когда звезда становится не просто огоньком в небе, а гигантским огненным шаром раскалённого неимоверными температурами вещества, свет которого столь ярок, что может не просто ослепить, а обратить в пыль… огненным шаром, одетым в корону гигантских протуберанцев, растягивающихся в космосе на миллионы километров… только вблизи понимаешь истинную мощь, скрытую в звёздах, - он говорил увлёчённо, с азартным огоньком в глазах и жалел, что в человеческом языке не достаточно слов, чтобы выразить всё то, что он чувствовал, когда впервые взглянул на родное Солнце с расстояния всего в полмиллиона километров. Это было незабываемо! – О, я мог бы тебе это показать…
- Зачем… зачем ты всё это говоришь? – удивлённо спросила Джайна, пытаясь в его глазах разглядеть ответ. Безусловно, она знала, что из себя представляют звёзды. Знала, как они должны выглядеть вблизи. Но все её знания и опыт говорили – невозможно наблюдать звёзды вблизи. Только с помощью магии… а этот человек говорил так, словно видел всё своими глазами. И даже тот, что над Меридианом завис корабль инопланетной цивилизации девушка воспринимала с трудом. Но если бы то, о чём говорит Странник, было возможно…
- Я вижу - ты хочешь знать, как это выглядит на сакмом деле, - понял Игорь. – Смотри! – он взмахнул рукой и в следующий миг стены коридора, пол и потолок растаяли во тьме, сквозь которую лукаво подмигивающие огоньки звёзд. А впереди, покуда хватало взгляда, простиралась чудовищно огромная стена ярчайшего жёлто-оранжевого света, переливающаяся волнами, выбрасывающая в космос гигантские раскалённые газовые щупальца, пышущая невероятным жаром, пробирающим до костей и невероятно плотным светом! а затем они полетели прочь от звезды. Полетели с такой скоростью, что у Джайны захватило дух. Буквально пожирая пространство, они за несколько секунд оказались в другой части галактики. Волшебница замерла – она никогда в жизни не видела ничего более прекрасного – далеко впереди простиралась газовая туманность, раскинувшаясья на неколько парсеков, величественная и прекрасная в безжалостном безмолвии космоса. Невозможно было сказать, какого она цвета – в ней были все цвета радуги и даже те, у которых не было названия. И все эти цвета постоянно смешивались, плавно изменялись, переходили из одного в другой и создавали причудливые оттенки. Багровый становился насыщенно-жултым с вкраплениями зелёного, синий обращался пурпурным, фиолетовым и сиреневым… То там, то здесь вспыхивали яркие огоньки и проплывали целые световые полосы, сплетаясь в невероятные, гипнотически притягательные, светящиеся конгломераты. Это была ни с чем не сравнимая, невероятная, непередаваемая цветовая симфония!
Но и здесь они не задержались надолго. Ещё один стремительный скачок, и уже вся галактика предстала пред восхищённым взором юной волшебницы во всём своём слепящем великолепии!
Странник молчал.
Джайне было нечего сказать – ошеломлённая впечатлениями, она завороженно и восхищённо взирала на открывшуюся ей величественную панораму. И теперь она тоже понимала – не для всего в человеческом языке можно подобрать слова. Но как можно описать всё то, что она сейчас видит? Как можно словами передать то чувство, которое она сейчас испытывает, глядя на саму галактику, уивдеть которую не помышлял ни один человек в её родной Арханте? Это было и восхищение красотой и гармонией, это и благоговейный трепет перед силами природы, создавшими такое чудо, и одновременно ощущение себя лишь очень малой частицей мироздания…и много других чувств. Облечь всё это в слова просто невозможно!
И тут, внезапно, всё кончилось. Без предупреждения. Всё исчезло и Джайна осознала себя стоящей посреди тёмного коридора в Заветном Городе. Только сейчас она заметила, что плачет. Заметила, и взмолилась, чтобы Странник в этой кромешной темноте не разглядел её слёз, причину которых она даже не смогла бы назвать.
Говорить не хотелось. И странник, похоже, понял это, так как, прислонившись к стене, принялся с глубокомысленным видом изучать потолок.
Джайна уняла слёзы. Но с чувствами совладать было сложнее. Увиденное всколыхнуло в её душе бурю эмоций, возвышенных и прекрасных. И волшебница всё ещё была в их власти. Но теперь она начала понимать… Девушка посмотрела на Игоря, продолжавшего буравить потолок взглядом с таким серьёзным и сосредоточенным видом, будто и вправду намеревался «просмотреть» в нём дыру. Эта картина почему-то показалась Джайне забавной, и она улыбнулась. А затем спросила:
- Это всегда так? – она не могла, не знала, как сформулировать вопрос. Но Игорь понял.
- Да, - кивнул он. – Это сродни тому, что чувствует альпинист, совершивший восхождение на самую высокую гору…или тот, кто впервые прыгает с парашютом. Сродни, но, всё же, иначе.
- Поэтому ты тот, кто ты есть? – прошептала девушка скорее проговарияая мысли вслух, а не спрашивая его.
- Я таков потому, что другим быть уже не могу, - ответил Игорь. От волшебницы не ускользнула едва уловимая нота грусти в его голосе. – Да и не хочу, если честно.
- Ясно… Значит, ты путешествуешь…, - девушка замолчала.
- Уже не так часто, как раньше, - Игорь горько усмехнулся. – Но и раньше я путешествовал не потому, что хотел этого, а потому, что это было необходимо. А ведь в начале я думал, что всё будет иначе, - Игоря совершенно не заботило, что он знаком с этой девушкой всего несколько дней. Почему-то он был готов рассказать ей всё, о чём бы она ни спросила. Ну, почти всё…
- А как ты себе всё представлял? машинально спросила девушка и тут же подумала, что зря лезет к Страннику с расспросами – волшебнице показалось, что ему не очень нравится вспоминать прошлое. Возможно, всего лишь показалось…
- Хм… как представлял? – задумался Игорь, уставившись в пол. Потолок смог облегчённо вздохнуть. – Я был молод. Наивен. Возможно даже честолюбив. Мне казалось, что если я обрету то, чего желаю, то стану свободен и  сумею освободить других… Метафорически, естественно… а может и нет… Но заплатив свою цену, в итоге ты можешь получить вовсе не то, чего хотел…. Либо полученное оказывается в реальности совсем не таким, каким виделось в мечтах…
- Ты получил не то, на что рассчитывал? – предположила Джайна.
- Может да, а может и нет, - философски ответил Игорь, пожав плечами. – а с другой стороны и цена может потом оказаться совсем не той, которую тебе показали вначале… Впрочем, к чему все эти рассуждения? Я не намерен возвращать прошлое и ментять что-либо.
- А мог бы?
- Да.
Тишина…
Только откуда-то издалека всё ещё доносилось ритмичное и успокаивающее «дзынь-дзынь». Кузнец продолжал свою работу. И ему, похоже, было плевать, в какой ситуации ею заниматься.
Шли минуты.
Джайна, тоже прислонившаяся к стене, наконец, нарушила молчание:
- Ты давно знаешь стражниц? – ей действительно было интересно, ведь она очень много слышала о стражницах Завесы, но встретилась с ними лишь несколько дней назад и почти не успела с ними ни о чём толком поговорить до того, как они вместе отправились в миссию, обернувшуюся пленением у ящеров. А после спасения она стражниц не видела. Поэтому мучила расспросами Элион, одновременно позволяя королеве хоть ненадолго забыть, в каком кошмарном положении пребывают её подданные и королевство. В одном из таких разговоров Элион и упомянула о Страннике.
- Довольно давно, - кивнул Игорь, вспоминая, как он впервые встретился с пятью девчонками, наделёнными магической силой. Как давно это было!
- И?
- Что «и»?
- Что ты о них думаешь?
- Хорошие девчёнки. Но наивные и черезчур доверчивые… Наверное, Кандрокар специально выбирал таких, памятуя о том, что сделала Нерисса. а может, они всегда так делали… Как бы то ни было, Совету не составило труда, вещая о своём невмешательстве, успешно загребать жар руками стражниц на протяжении всего своего существования. В какой-то степени они справедливо поплатились за своё лицемерие, когда Медведев взорвал Предвечную Цитадель…
- Поверить не могу! – возмущённо воскликнула Джайна, отстраняясь. – Неужели ты одобряешь гибель Совета? Оплота света и порядка?
- Всего лишь марионетки более грозной силы, - Странник пожал плечами так, словно изрёк непреложную истину. - Но сила, привелегии и осознание собственной исключительности, похоже, затумании их взоры. Не дали понять ситуацию в целом… Я не одобраю, нет. Констатирую факт. Но ответь мне, волшебница, разве после гибели Кандрокара что-то изменилось? Разве в мире стало больше зла и меньше добра, света? Разве бандиты, убийцы, маньяки сразу с цепи сорвались, разве мир сразу захлестнул хаос и беззаконие?
- Если бы Совет уцелеет, он бы не допустил вторжения ящеров! – с вызовом ответила волшебница, понимая, что ничего более конструктивного на вопрос Странника ответить не может. И она сомневалась, что всё случилось бы именно так, как она сказала.
- Это было бы не в их власти, - спокойно отозвался Игорь. – Сейчас они бы занимались тем, что делает Гильдия. Пожалуй, Гильдия сделала даже больше, чем сделал бы Совет. Но ты не ответила – что-нибудь изменилось с тех пор, как исчез Совет? По большмоу счёту?
- Н-нет, - после долгой паузы ответила Джайна. Было нелегко унять возмущение по поводу сказанного Игорем и примириться с тем, что он, в общем-то, прав. Но как истинный адепт магии девушка была обучена контролировать и подавлять свои эмоции. Иногда для мага это было просто необходимо. – Ничего не изменилось. Зла не стало меньше. И больше тоже не стало. Воры продолжают воровать, убийцы – убивать, короли ведут безсмысленные кровопролитные войны… Так было и при Совете. На фоне торжествующего зла добро всегда сложнее раглядеть. Но и его не убавилось, и не прибавилось, - Джайна даже не верила, что это говорит она. Но волшебница понимала, что всё сказанное – правда. И это не могло не вызвать у неё вопроса о том, зачем вообще тогда был нужен Совет Кандрокара. Чем они на самом деле занимались в своей Предвечной Цитадели? Но едва эта мысль возникла, как девушка тотчас отогнала её, как крамольную. Почти еретическую. Авторитет Кандрокара был столь велик, неколебим! его уважали во всех известным мирах, за исключением Земли (по понятным причинам), видя в Совете защиту от зла, обитель мудрости и слугу светлых сил! Как можно было усомниться в нём?
- А-а… я вижу, ты начинаешь задавать вопросы, - лукаво произнёс Игорь, улыбнувшись.
- Зря я сюда пришла, - резко сказала Джайна, быстрым шагом направляясь к выходу из коридора. Странник не смотрел на неё.
Волшебница остановилась.
- Скажи, - не оборачиваясь, произнесла она, - что нас ждёт впереди?
- Буря, - отозвался Игорь. – Невиданная буря. И я не уверен, сумеем ли мы её пережить…

Хо’раасс ждал. В последнее время это для него становилось обычным делом. Зато у него было время для размышлений. Но в последние несколько часов все его мысли почему-то сводились к одному – почему Советник действует вне рамок Закона? впрочем, как только этот вопрос возникал, Ревнитель изгонял его из своего разума, так как очень хорошо понимал – это дорога отступника, дорога сомнений и ереси. Пример Шро’така не давал ему об этом забыть…
Ревнитель посмотрел на двери Зала Размышлений – Советник был там. Ему же оставалось только ждать…

«Исчез?» - казалось, что в ментальном голосе собеседника мелькнуло изумление. Но, основываясь на длительном опыте общения с ним, Советник предположил, что это скорее было раздражение, как если бы у тебя перед носом летала назойливая мошка. Но на самом деле советника это не волновало. «И как вы это объясните?» - мыслесфера собеседника была непроницаема даже для Советника.
«Город Предтеч был активирован», - спокойно ответил Советник.
«Я ведь предупреждал – с этим нужно было разобраться в первую очередь. Из-за вашей нерасторопности противник получил мощный козырь. Какой картой вы теперь собираетесь его побить?» - было совсем не похоже, что собеседник расстроен. Скроее наоборот – ему, похоже, было интересно, как Советник выкрутиться из сложившейся ситуации.
«Армада понесёт большие потери, сражаясь с крепостью древних. А Левиафан, как вы сказали, ещё не завершил преобразование в предыдущей системе. Ждать его в ближайшее время не следует…», - рассуждал Советник.
«Ближе к делу».
«Война. Шао’ссоры готовились к этому священному походу тысячелетиями. Негоже отнимать у них радость битвы… Таким образом вся планета оказывается у нас в заложниках. Кто бы ни управлял городом, он наверняка попытается защитить местное население. Скорее всего, мы не сможем уничтожить древнюю крепость, хотя экспериментальные орудия флагмана в полной готовности. Но мы сможем связать действия крепости, вынуждая защищать мирное население, до тех пор, пока не прибудет Левиафан.Ссможем установить за ней наблюдение. Это возможно».
«Хм…» - собеседник обдумывал услышанное. Потом сказал: «Вы очень рискуете, ввязываясь в подобную авантюру. Ведь это именно авантюра, а не план».
«Импровизация – самый лучший план на все случаи жизни», - философски парировал Советник.
«Я так понимаю, хороший план у вас, всё-таки, есть», - констатировал собеседник, сделав ударение на слове «хороший». «Оставляю все действия на ваше усмотрение».
«Ну что ж, да обрушиться огонь с небес на тех, кто противостоит нам…», - сказал Советник прежде, чем ментальная связь оборвалась…

- Похоже, мы неплохо им задали! – довольно проговорил Румянцев, наблюдая в окно Главного зала, как ящеры спешно эвакуируют осадный лагерь вокруг «Мавзолея». Им оставалось совсем немного – свернуть пару стационарных орудий и перенести в транспорты какие-то непонятные аппараты, стоявшие в центре бывшего лагеря землян – ящеры решили воспользоваться трудами людей, и использовали их лагерь в своих целях.
- Уничтожение резонансного генератора отбросило их на несколько шагов назад, - сухо подтвердил Дервиш.
- Но что-то мне подсказывает, что так просто они не отступят, - скептически изрёк Васильев – впервые за всё время экспедиции он позволил себе закрить…  Для тех, кто его давно знал, это сказало многое.
- Вы правы – Шао’ссоры очень упорны, - согласился управляющий, подходя к окну. – И не сдаются. Никогда. Таково их мировоззрение, в основе которого лежит жёсткая религиозно-философская доктрина, регламентирующая все стороны жизни их общества и каждого его члена в отдельности.
- Если они никогда не отступают, то чего нам ждать? – оторвался от окна Румянцев, не искушённый в военных делах.
- Наиболее логично в сложившейся ситуации для противника начать полномасштабные военные действия. Покскольку колмандованию противника известно о существовании этой крепости, то такой шаг с их стороны будет преследовать несколько целей – заставить меня защищать местное население до тех пор, пока вся армада не соберётся в системме. Также они, вероятно, предполагают выявить мои слабые места при открытом боестолкновении. Но главная из цель – связать мои действия, потянуть время, дождвашись прибытия Левиафана, - ответил Дервиш.
- Что ещё за Левиафан? – спросил Васильев, выпуская клуб едкого дыма изо рта.
- Огромный корабль размером с небольшую планету. Он сам является гигантским резонансным генератором и способен менять базовые параметры мироздания в огромном секторе пространства единовременно. Метафорически – генератор, уничтоженный здесь в стравнении с Левиафаном, это как спичка против Солнца, - Румянцев удивлённо присвистнул.
- И что вы станете делать, если они действительно начнут войну? – спросил васильев, глядя в глаза Дервишу.
- К счастью, уже нет нужды защищать местное население – люди были эвакуированы в подземный город. Их маги смогут о них позаботиться…
- Кстати о Заветном Городе – что вам известно о нём? – живо поинтересовался молодой учёный.
- Не мноегое, - пожал плечами управляющий. – Он уже был здесь, когда мы пришли.
- То есть как? Разве не ваш народ его построил? – удивился Румянцев. Васильев также заинтересованно слушал.
- Нет, - качнул головой Дервиш. – Он был воздвигнул задолго до нашего прихода. Возраст его почти не поддаётся определению, хотя некоторые наши учёные называли цыфру в два – три миллиарда лет… Остальная информация пока не доступна из-за действий вируса. Проворный оказался – повредил несколько ячеек памяти. Но скоро я его окончательно прищучу…, - внезапно Дервиш замолчал, словно прислушиваясь к чему-то.
- Что? – подошёл к нему Пётр Андреевич.
- Началось, - ответил управляющий. – Гнев небес изойдёт на грешную землю огненными потоками и очистит её от скверны…

0

26

Итак, начинается кульминация действа!!! Читать всем!!!!!!!!!!!!!!!

Глава 7. Ярость небес.

«Я смерть и разрушитель миров, несущий гибель всему живому»
Оппенгеймер после испытаний атомной бомбы.

«Прекрасно! Тогда я уничтожу вас столько раз, сколько пожелаете!»
Алукард («Хеллсинг»)

- Значит, нам следует ожидать атаку в любой момент? – уточнил Крутов, глянув на монитор, откуда на него взирал Васильев Пётр Андреевич.
- ИИ комплекса говорит о вероятнсоти в 99%, - ответил тот. – И я склонен ему верить. Тем более он фиксирует перемещение в гиперпространстве ещё около тридцати тысяч объектов…
Крутов молчал, меряя шагами свой кабинет. Решение, которое он должен был принять, имело решающее значение. Наконец, он остановился.
- Хорошо. Если прогноз Дервиша относительно действий противника верен, то мне не остаётся ничего иного – я отдам распоряжение о немедленной эвакуации базы. Ещё одной атаки, а уж тем более орбитальной бомбардироки мы не выдержим. Ваша задача, Пётр Андреевич, прикрывать наше отступление.
- Прикрывать? – переспросил учёный.
- Эта боевая крепость древней расы не просто комплекс защитных систем. Это корабль… По крайней мере так говорит наш новый инопланетный друг…, - разговор внезапно прервался шумом открывшейся двери и влетевшим в кабинет Звягинцевым. Вид у учёного был встревоженный.
- Что случилось? – перевёл на него удивлённый взгляд Крутов.
- Похоже, плохи наши дела, - нервно отозвался Николай Владимирович. – Только что мы засекли более двадцати тысяч целей, движущихся к планете. Судя по траэктории – они летят откуда-то из центра галактики… Пока они не вошли в систему, но это дело ближайшего часа. И вот ещё что – все объекты накрыты полем, внутри которого изменяются физические константы. Это ящеры, - Звягинцев говорил долго, сухо, стараясь держать себя в руках. Но глаза его выдавали.
- Чёрт! – процедил сквозь зубы Крутов. – Васильев, вы знаете что делать. Я объявляю эвакуацию, - и он отключил связь. – Сколько у нас времени точно есть?
- Час, две минуты и двадцать секунд, - отозвался Звягинцев, рассеяно теребя пуговицу своего белого халата. Судя по тому, что пуговиц у него на халате оставалось всего две, он довольно часто таким образом снимал стресс…
- Готовьте все переместители – через час здесь не должно быть никого. Берите только самое ценное – остальное будет уничтожено вместе с базой.
- Как эвакуировать группу Васильева? – спросил учёный. В обычной ситуации он бы не задал такого вопроса, но стрессовая обстановка последних нескольких дней сильно на него повлияла – он стал забывчив, растерян и раздражителен.
- Мы это уже обсуждали. Вы же сами говорили, что создали систему следящего наведения, - качнул головой Сергей Иванович, поняв, что его друг – а он считал Звягинцева другом – сейчас не в лучшей форме. – Мы используем эту систему. Даже если крепость будет двигаться, это не помешает нам провесить портал.
- Да, верно, - стушевался Николай Владимирович. Крутов тем временем включил интерком на своём столе и командным тоном сказал в него: «Внимание! Объявляется экстренная эвакуация базы! Всем сотрудникам явится к установкам перемещения через сорок минут. Гарнизону быть в полной боевой готовности», - голос главы ФСБ, усиленный множеством динамиков-громкоговорителей разнёсся по всему городу.
- Ну, вот теперь от нас почти ничего не зависит, - задумчиво проговорил Сергей Иванович, когда эхо его голоса стихло. – Идите, Николай. Я поручаю вам рауководство эвакуацией.
- А вы? – уже выходя, спросил учёный. Похоже, он уже смирился с ситуацией и известие об эвакуации воспринял спокойно. По крайней мере внешне.
- Я приведу в действие систему самоуничтожения комплекса. Пока не поздно, - ответил Крутов, отворачиваясь и устремляя взгляд на улицу, словно хотел в последний раз увидеть, рассмотреть во всех деталях Байконур-2, своё детище. Звягинцев тихо вышел, понимая, что сейчас лучше ни о чём не спрашивать…
Сергей Иванович смотрел на город, огни которого яростно сражались с ночной тьмой. Каждый жилой дом, каждая лаборатория, каждая дорога и парковая аллея – всё это было знакомо Крутову, ибо он присутствовал при строительстве города. Как и Звягинцев. Скольких неимоверных трудов стоило возвести здесь, в ином мире, целый город! Скольких средств! И огромного терпения… Проблемы с доставкой материалов, проблемы с доставкой строительной техники и рабочих, набор исследовательских групп и многое другое, вплоть до соблюдения тотальной секретности всей операции по созданию первой колонии землян на другой пленете в иной вселенной… Всё это так или иначе приходилось решать им – Крутову и Звягинцеву. И сейчас, зная, что дело, за которое он борослся последние несколько лет своей жизни, будет скоро уничтожено, Сергей Иванович чувствовал тоску и грусть. Но он даже не пытался представить, что сейчас чувствует Звягинцев, для которого эта база значила больше, чем его собственная жизнь.
Сергей Иванович открыл окно – в комнату сразу подул легкий ночной ветер, встрепенув занавески и принеся с собой приятную прохладу. Улицы города были полны людей – из открытого окна доносились звуки торопливых шагов и множества голосов, тихих и громких, кто-то где-то кричал… Все спешили, суетилиь и нервничали – времени было слишком мало.
- В чём дело? – раздался позади женский голос. Крутов мог и не оборачиваться – он узнал Галенор. Волшебница, как и всегда, была внешне спокойна.
- Вы об эвакуации? – уточнил глава ФСБ, садясь на подоконник. Женщина кивнула. – Мне казалось, что мы об этом уже говорили… А если вы имеете в виду причину – порядка пятидесяти тысяч неопознанных целей движутся к Меридиану. Двадцать из них уже на границе этой планетарной системы, - он помедлил.
- Ящеры? – скорее констатировала, чем спросила Галенор. На этот раз кивнул крутов. – И вы ничего не можете сделать?
- Мы можем сражаться с ними на земле, в воздухе, но не в космосе – у нас пока нет таких боевых кораблей, - ответил Сергей Иванович. – Но даже если мы примем бой, то долго не продержимся – их технологии и оружие пока сильнее наших… ну, и, в конце-концов, ящеров просто слишком много! Хотя зачем я это всё повторяю…
- А что же город древних?
- Даже он не может быть во всех местах одновременно и защищать целую планету от полномасштабной атаки, - пожал плечами глава ФСБ. На самом деле он не был уверен в том, что только что сказал, но ему уже порядком надоело разъяснять волшебнице то, что ему самому казалось очевидным. Он встал с подоконника. – Но, возможно, он сумеет остановить пришельцев хотябы на время.
- Разве нет другого выхода? – Галенор знала, что услышит в ответ. Но не могла не спросить… Сейчас как никогда раньше она сожалела о смерти Оракула. Сейчас его совет, возможно, мог быть очень полезен… То, что случилось несколько лет назад во время последнего появления Странника, как ядовитая заноза, сидело в памяти волшебницы. Когда она узнала о гибели Оракула, её горю не было предела. Казалось, что с уничтожением Совета и убийством Химмериша она утратила то, ради чего стоило жить. Потеряла смысл жизни, и приобрела лишь пустоту в душе, которую невозможно было заполнить ничем. Поначалу женщина даже не понимала, почему продолжает жить. Более справедливым ей казалось умереть вместе с тем, ради чего она жила всё это время. Умереть вместе с Советом. Но на это у неё не хватало решимости и сил. А затем, подобно червю, пожирающему яблоко изнутри, сначала едва заметно, а со временем всё настойчивее заявляла о себе мысль: «Почему только он погиб тогда? почему никто не спас Оракула? Странник мог! Элион могла! Могли землянин, Магнус и Фобос! Почему же никто не спас его? И почему ещё раньше допустили уничтожение Предвечной Цитадели? Ведь ещё тогда можно было всё спасти!!! И я знаю – Оракул не ошибался, оценивая силы Странника – ему вполне по силам было водиночку справится с теми, кто напал на крепость Совета. Так почему он этого не сделал? Или у него был умысел…» Но потом гнев начал остывать, понемногу освобождая иссушённую и исполосованную трещинами и шрамами душу волшебницы. Постепенно она смирилась и даже попыталась начать новую жизнь. Предложение же элион стать её советником вполне устроило волшебницу… Но вдруг вновь появился предвестник печали. Странник. И гнев заполыхал с новой силой. Она не могла простить его.
- Намекаете на Странника? – посмотрел на гостью Крутов. – Что ж, трудно с вами не согласиться – он вполне мог бы помочь. Но я подозреваю, что сейчас он имеет свой собственный план по поводу всего происходящего. Похоже, что он чего-то ждёт. Или кого-то. Сейчас он напоминает охотника, затаившегося в засаде, чтобы не спугнуть добычу…
- Похоже, он всегда предпочитал делать меньше, чем от него ожидают, - язвительно отозвалась Галенор. Но в её голосе отразилась и тоска по тому, что она утратила, как ей казалось, по вине Странника.
- Возможно это так, - кивнул Сергей Иванович. – Но лично я бы сейчас не стал требовать от него помощи, - он посмотрел в глаза волшебнице. – Пока ещё не всё потеряно.
- Вы… вы что-то задумали? – вопрос получился неуверенным.
- Я всегда что-нибудь задумываю – работа у меня такая, - таинственно улыбнулся глава ФСБ. – Я полагаю, вам следует известить Гильдию о сложившейся ситуации. Они тоже должны начать эвакуацию.
- Даже если они и согласяться, то куда мы эвакуируем жителей Меридиана – немногие миры примут их с распростёртыми объятиями…
- Магнус знает, что делать, - ответил Крутов. – А теперь простите – я должен включить систему самоуничтожения базы, - с этими словами он направился к выходу из кабинета.
- А как же орамеры? – бросила вдогонку Галенор.
- Их транспортируют на Землю в первую очередь, - ответил Сергей Иванович, выходя…

Кабинет комиссара был небольшим, и в его убранстве не нашлось места ничему лишнему – согласно принципу аскетизма здесь пребывали лишь лещи, совершенно необходимые для работы. Окно в помещении было одно, зато большое и располагалось прямо напротив входа. Сразу перед окном – добротный деревянный рабочий стол, у правой от входа стены возвышался до самого потолка массивный сейфовый шкаф. К левой стене были прибиты полки, заставленные какими-то книгами. На столе уютно примостились телефон, компьютер, папки, заботливо сложенные в стопку в углу стола. Также в кабинете имелись два кресла престарелого вида… Всё это Вилл успела рассмотреть в первые мгновения, закрывая за собой дверь. Комиссар, вошедший следом, жестом указал девушке на одно из кресел. Сам сел в другое. Дождался, пока Вилл последует его примеру.
- Итак, - Гордон сцепил пальцы в замок. – Мисс Вандом, я уже разъяснил вам ваши права. Ещё раз напоминаю – допрос несовершеннолетних может производиться только с согласия и в пристуствии их родителей либо иных законных представителей и психолога…
- Я это понимаю, - кивнула стражница. – Так же как и то, что мы свами будем просто беседовать. Поэтому представители и психолог не нужны.
- Что ж, верно, - согласился Гордон. – Это будет обычная беседа.
- Поэтому я и попросила маму не вмешиваться, - Вилл наклонила голову. Она до сих пор так и не разобралась с тем, что же рассказать комиссару. С одной стороны он уже коснулся тайны и повёл себя в высшей степени благородно. С другой – сомнения в правильности такого поворота событий не давали девушке покоя. Она сомневалась, можно ли довериться комиссару и раскрыть всё. Собственно, такая мысль посетила её только что. Она и не хотела рассказывать ему обо всём, ведь тогда секрет стражниц окажется под угрозой, кроме того, этот шаг не одобрил бы Оракул, будь он жив. Да и сама Вилл прекрасно понимала, что может случиться, если правда о ней и её подругах всплывёт наружу. А этому уже поспособствовали террористы, и сейчас единственная надежда стражниц – регенты, которые опять занялиь промыванием мозгов жителей города… С другой стороны совсем ничего не рассказывать она не могла – всё произошедшее сегодня требует объяснений и комиссар хочет их получить. И имеет на это полное право. Врать девушка не хотела… Из задумчивости её вывел вопрос Гордона:
- Итак, что вы можете мне рассказать о том, что произошло сегодня в школе? – комиссар посмотрел на Вилл поверх очков.
«Вилл, не говори ему о стражницах!» - раздался в голове девушки телепатический голос Тарани. «Если хочешь, я помогу тебе с ответами».
«Нет. Сама разберусь», - коротко ответила подруге Вилл.
«Как знаешь, но будь осторожна».
- Мисс Вандом? – Гордон продолжал смотреть на собеседницу. Вилл собралась с духом, выдохнула. «Будь что будет!»
- Что именно вы хотите знать?
- Больше всего меня интересует один вопрос – почему террористам понадобились именно вы? – Гордно снял очки, протёр их платком. Похоже, Регентам пока не удалось добиться успеха с иллюзией и промывкой мозгов.
- И вас даже не интересует, кто были те двойники, что вошли в школу благодаря вам? – Вилл изумлённо посмотрела на комиссара.
- Это не самое важное, - качнул он головой. – Важно то, что они пришли выручать вас. И так уж вышло, что сегодня вы, мисс Вандом, и ваши подруги оказалис в центре внимания двух сил. Одну представляли террористы… хотякто они на самом деле – тема отдельная. Другую – ваши спасители. Вывод здесь очевиден – почему-то для них всех вы были очень важны. И вот мне интересно, что же такого необычного может быть в пятерых обычных школьницах из небольшого города? И уж можете поверить – сегодня не я один задаюсь таким вопросом. Многие, кто видел трансляцию по телевидению, тоже над этим раздумывают, - комиссар испытующе посмотрел на гостью.
- То, о чём вы просите рассказать… это…, - Вилл замялась. – Это очень сложно.
- Вам бы не хотелось об этом кому-нибудь рассказывать, - понял комиссар.
- Д-да, - девушка подняла взгляд. Она сама не знала почему, но комиссар был ей симпатичен – он казался стражнице эдаким добрым усатым дедушкой, который никогда не обидит, которому можно довериться. Проблема была в одном – Вилл не знала, стоит ли верить такому впечатлению.
- Если не хотите, можете ничего не говорить, - усмехнулся в усы Гордон. – Мне уже хватило и того, что я знал от тех двоих странных субъектов, что пришли сюда с вами…
- Линдон и Кесслер? – удивилась девушка.
- После разговора с советником президента мистером Эдгаром Барреттом я и сам начал сомневаться в том, стоит ли мне всё продолжать с этим делом, - голос комиссара звучал довольно дружелюбно. – А потом, всё же, решил – стоит.
- Что вы сделаете, если я расскажу вам…, - Вилл вопросительно глянула на собеседника. В её взгляде читалась смутная надежда.
- Мисс Вандом, я не заставляю вас ничего рассказывать, если вы сами этого не хотите. Судя по всему, то, о чём может пойти речь, чрезвычайно важно для вас и это нечто личное, не для посторонних ушей. Я прекрасно понимаю, что я, человек посторонний, не имею никакого права лезть в ваши личные дела, хоть по долгу службы мне нередко приходиться это делать… Но после недавнего выступления Путина, переполошившего весь мир, мне просто стало интересно – что ещё в мире есть такого, о чём наши учёные мужи даже во сне помыслить не могут, - Гордон улыбнулся. Мягко, по-дружески, как дед улыбается, глядя на своих внуков. – Вот и всё, Вилл. Если ты и решишь что-то рассказать, то клянусь – это не выйдет за пределы моего кабинета.
Сомнения вновь захлестнули стражницу. Очень нелегко было принять решение – пройти на грани между лоэью и истиной, не сказать ничего или рассказать всё… Раньше бы она даже не задумалась об этом, но тогда ещё существовал Совет Братства и был жив Оракул. Секрет стражниц был под надёжной защитой, равно как и сами стражницы. А что же теперь, когда всего этого уже нет? Неужели она настолько смирилась с таким положением? Готова ли она и её подруги к тому, что может произойти, если их тайну раскроют? Но разве лучше всю жизнь лгать людям, тем более близким, отравляя свою душу чувством вины, скрытого одиночества и страха?
Волевым усилием, потребовавшим неимоверного напряжения, Вилл отбросила сомнения. Посмотрела в глаза комиссару. То, что она в них увидела, окончательно убедило её в верности принятого решения.
- Что ж, наверное, к тому и шло, - тихо сказала она. – Так или иначе, но время перемен наступило…

Советник вышел из Зала Размышления в тот момент, когда Хо’раасс уже было усомнился в своём терпении.Но, естественно, внешне этого никак не проявил. Советник неспешно прошёл мимо, жестом позвав Ревнителя за собой – тот двинулся следом, сохраняя почтительное молчание. Даже тени сомнений, изредка тревожившие его разум после последнего разговора с Советником, Хо’раасс сумел преодолеть, и теперь был спокоен. Как и полагается Ревнителям. Впрочем, так ли это на самом деле?
Они продолжали идти. Миновали Залы Слухачей и пост связи с Сердцем корабля.
Советник молчал.
Использовали внутрикорабельную телепортационную сеть, и только оказавшись на командном мостике, Советник заговорил:
- Что ж, вот и пришло время, - тихо произнёс он, мысленным приказом включая систему обзора – пол под ногами исчез, будто провалился в космическую безну, добрую часть которой сейчас занимал цветастый бок планеты, на орбите которой кружил флагман.
- Время? – переспросил Хо’раасс, имея в виду: «Я вас правильно понял?»
- Мы шли на войну…в священный поход, - сухо проговорил чёрный балахон. – Наши воины готовились к этому духом и телом со времён Первой кампании. Нельзя отнимать у них радость праведной битвы… Приказ Императора однозначен.
- Значит, скоро прибудет Левиафан? – уточнил Ревнитель.
- Да. А до тех пор мы должны связывать действия противника – боевой крепости древних и этих… людей, которые ей сейчас управляют.
- Но если Крепость так силька, как говориться в Хрониках…
- Мы не стояли на месте, Ревнитель, - капюшон балахона резко повернулся к Хо’раассу. – За тысячи лет, прошедшие с нашей первой и пока единственной встречи, мы стали способны сражаться с наследнием Предтеч на равных… И потом – армада также скоро будет здесь. А теперь, возвращяясь к вашей оплошности…
- Я исполню любой ваш приказ, - Ревнитель склонил голову.
- Вы поведёте войска, - сухо узрёк Советник.
- Но это допускается только в одном случае! – опешил Ревнитель.
- Верно, - тьма под капюшоном колыхнулась. – Такое было возможно только во времена Первой кампании. Такое возможно и сейчас. В те времена Ревнители и представители других высших каст, нарушившие Закон, ценой своих жизней искупали свою вину. Затем эта традиция на долгое время была незалуженно предана забвению… Но сейчас иного выходя для вас просто не существует.
- Я с честью принимаю Вашу волю, - Хо’раасс склонился ещё ниже. Все его сомнения исчезли. То, что предстояло ему теперь – о таком исходе он даже мечтать не смел! Теперь он восстановит свою честь! Он и его род не будут покрыты позором до скончания времён!
- И ещё одно, - «балахон» вновь посмотрел на Ревнителя. – Не забывайте о том, что командующий Шро’так примкнул к врагу. Вы должны найти его и покарать за предательство!
- Непременно, - с благоговейным трепетом в голосе отозвался Ревнитель, покидая мостик в состоянии, близком к эйфории…

- Магнус! – окликнула чародея Галенор, входя в зал, который Гильдия избрала своим временным штабом. Это было просторное круглое помещение с высоким куполообразным потолком, украшенным искусными барельефами, изображавшими каких-то невиданных существ, людей, сценами с участием и тех, и других. Местами потолок был повреждён трещинами, а кое-где и вовсе обвалился, являя взору скальные породы, но, несмотря на это, не утратил своей красоты. Собственно, потолок был единственным, на что в этом зале стоило обращать внимание – как будто зодчие быстро растратилю всю свою фантазию и силы на него, а на остальную часть помещения воображения у них уже не хватило. Впрочем, избирая это место временной резиденцией Гильдии, маги вряд ли руководствовались соображениями эстетического характера. Навреное, их привлекло то, что в стенах зала были вырезаны каменные скамейки, а может – его расположение… Как бы то ни было, но сейчас здесь были три человека – Магнус, Элеонора и сама Галенор.
- Галенор, - архимаг склонил голову в приветствии. – Какие вести ты принесла?
- Враг скоро получит огромное подкрепление. И тогда ящеры обрушат на Меридиан всю свою мощ, - спокойно ответила волшебница. Но сказала она это таким тоном, что показалось, будто в зале подул зловещий холодный ветер.
- … Да, - помедлив, кивнул Магнус. – К сожалению, это так.
- Вы уже знаете? – удивилась бывшая стражница. – А-а! Морион! Что он видел?
- Многое, - отозвалась Элеонора. – Но и цена была велика. Нам едва удалось спасти его.
- Что с ним? – Галенор вопросительно глянула на Магнуса. В её голосе было слышно искреннее волнение за судьбу провидца.
- Он жив, - ответил маг. - Но нам пока не удалось привести его в сознание…
- Почему он это сделал? Он ведь знал, чем это может закончиться! – с укором воскликнула волшебница.
- Он сделал это в тайне от нас, - вздохнула Элеонора. – Когда мы узнали, уже было слишком поздно. Мы не смогли ему помешать. Если ты об этом… Наверное, он был ещё более горд, чем мы о нём думали.
- Или действительно хотел помочь, - перебил Магнус. – В любом случае сейчас это не главное. Гильдия оказалась не в силах противостоять мощи одного единственного корабля ящеров, а сейчас к нему на подмогу идут другие… Мы не справимся.
- Земляне думают так же, - горько усмехнулась Галенор. – Они уже начали эвакуацию, но я подозреваю, что у их командира есть какой-то план…
- Возможно у Сергея Ивановича действительно есть план… И в таком случае не стоит сбрасывать его со счетов. Тем более ели на их стороне выступит древний страж Меридиана. Земляне могу позволить себе небольшую войну. Но мы не можем – на нас лежит ответственность за жителей Меридиана, - рассуждала Элеонора. – Мы в первую очередь должны позаботиться о них.
- Ты права, - согласилась Галенор. – Но даже если мы выведем всех с Меридиана – а это единственный способ их защитить – то ящеры всё-равно останутся. Они закончат свою систему, изменят мир, уничтожив в нём всё живое, кроме себя. Нам некуда будет вернуться.
- Да. Ты нам уже сообщала об этом, - уставшим голосом сказал Магнус. Сейчас от его обычных величия и спокойствия не осталось и следа – в этот миг он был тем, кем и являлся на самом деле – не столько великим и мудрым волшебником, сколько простым старым человеком, жившим очень долго, видевшим очень много и уставшим от того, что жизнь постоянно испытывает его на прочность. Минутная слабость. – Ты права, Галенор, мы не можем оставить наш мир на растерзание врагу… Но Элеонора тоже права – мы долны заботиться о нашем народе. И пока мы не знаем, чем и как ответить врагу, стоит полностью сосредоточиться на эвакуации населения.
- Неужели ничего нельзя сделать?
- Чего например? – воззрилась на собеседницу Элеонора. – Пойти в атаку, чтобы геройски погибнуть? Или совершить ещё какой-то красивый, но безсмысленный поступок?
- Хватит! – повысил голос архимаг, пресекая развитие беседы в нежелательном направлении. – Сейчас мы не сможем ничего сделать. А даже если бы и могли… это ничего бы не изменило коренным образом.
- Возможно вы оба и правы, но я не желаю раньше времени покоряться судьбе, - покачала головой Галенор. – Пешение есть у любой проблемы. У этой тоже. Просто мы его пока не видим… если бы Оракул был жив…
- Но его нет и нам приходиться полагаться только на свои силы, - заметил Магнус.
- Но зато есть человек, который мог его спасти, но не сделал этого. И если сейчас он не хочет ничего делать сам, то я его заставлю! – гневно проговорила волшебница, направляюсь к выходу из зала. Магнус не останавлиал её – он прекрасно понимал, чем вызвано такое поведение Галенор. Также он понимал, что ей необходимо помочь, но сейчас для этого просто не было времени. И всё же, состояние бывшей стражницы тревожило Магнуса – в последнее время она была черезчур импульсивна. Это могло привести к очень печальным последствиям для всех в тот момент, когда этого меньше всего будут ждать.
- Элеонора, - обратился к женщине чародей.
- Да, - отвлекаясь от своих мыслей, ответила та.
- Ты можешь…помочь Галенор? – прямо спросил Магнус. – Твои познания человеческой души и духовной магии выше, чем у кого бы то ни было из Гильдии.
- Не знаю, - помедлив, молвила волшебница. – Горе, гнев и отчаяние слишком долго разлагали её душу. Попытаться стоит, но это будет очень нелегко…
- Я верю в тебя, - мягко улыбнулся маг. – Ступай. Нельзя её оставлять в таком состоянии одну.
- А как же эвакуация? Разве не этим мы должны заняться в первую очередь?
- Нас много, мы справимся, - заверил её старик.
- Хорошо, - кивнула Элеонора, оставляя магнуса в одиночестве…

- Да, - кивнул Крутов. – Мы это предусмотрели. Все необходимые договорённости достигнуты, - Сергей Иванович сидел за столом в своём кабинете. Закреплённый за ухом «нейрозащитник», с которым глава ФСБ не расставался, подмигивал зелёным огоньком – устройство работало в режиме пси-передатчика. – Да, вы можете отправлять их, как только будете готовы. Координаты у вас есть, - в дверь кабинета постучали. – На этом всё. До встречи, - сказал Крутов, прекращая пси-диалог с собеседником. Открыл глаза. – Войдите, - дверь распахнулась. На пороге, как и ожидал Крутов, стоял Николай Владимирович Звягинцев. – Говорите, - изрёк Сергей Иванович, вставая.
- Похоже, что мы не успеем эвакуировать всех, - севшим от волнения голосом сказал учёный. – Корабли противника только что резко увеличили скорость. Они будут в системе через пятнадцать минут.
- Нехорошо, - покачал головой крутов. – Почему они всегда нас опережают? – он посмотрел на учёного, хотя и не ожидал, что тот ответит – вопрос был риторическим. Звягинцев тоже это понимал, поэтому лишь пожал плечами. – Пойдёмте, я хочу посмотреть на это, - с этими словами Сергей Иванович вышел из кабинета. Учёный пошёл следом.
- Мы не можем ускорить эвакуацию – она и так идёт настолкьо быстро, насколько возможно, - произнёс Николай. – В первую очередь эвакуируются люди, но есть много важного оборудования, а некоторые безценные данные до сих пор не скопированы…
- Бросьте их – люди важнее, - отозвался Крутов. Коридор, по которому они шли, был пуст – почти весь персонал центра управления базы уже был эвакуирован на Землю, кроме гарнизона и техников, пытавшихся выжать максимум из генераторов защитного поля в ожидании орбитальной бомбардировки.
Дальше шли молча. Каждый думал о своём, но одно можно сказать точно – то были тревожные мысли.
Наконец они оказались в зале управления – пятеро операторов всё ещё были здесь. Они продолжали следить за работой систем базы, и в первую очередь – за поведением энергосистемы. Никто не хотел получить сбой в самый разгар эвакуации. Главный обзорный экран, сопоставимый по размерам тому, что в земном ЦУПе в Звёздном городке, был чёрен как квадрат Малевича. Выключен. Крутов кивнул одному из операторов, заметившему его, и жестом попросил включить экран – мгновение спустя он мигнул и выдал изображение – сложное меню.
- Николай Владимирович, покажите то, что видят наши спутники, - попросил Сергей Иванович. Звягинцев кивнул, нажал пару кнопок на своём планшете, который в последнее время всегда носил с собой. Поговаривали, что он даже спит с ним… Обзорный экран тотчас потемнел и выдал другое изображение – в бездонной тьме космоса, грозный и величественный, висел над планетой огомный флагман Шао’ссоров. Вокруг него, точно мошкара, суетились рои корабликов помельче – истребители, транспортники и прочие «пепелацы». Похоже, враг готовился к нападению. Внезапно яркая вспышка озарила экран, затмевая изображение, а мгновение спустя тревожным взглядам людей предстал новый герой трансляции – огромный корабль, очертаниями напоминающий змею и крокодила одновременно. Но, несмотря на свои размеры, в сравнении с флагманом он казался лилипутом: «змея» уступала «дракону» по габаритам раз в десять.
Ещё одна вспышка. Ещё один корабль прибыл…
- Чёрт! Они даже быстрее, чем мы рассчитывали! – с досадой проговорил Крутов, сжимая кулаки. – Звягинцев, делайте что хотите, но через десять минут все, кто ещё на базе, должны быть эвакуированы. Бросайте всё.
- Но как же Васильев? Он уже должен быть здесь со своей крепостью! И потом – кто-то всё равно должен управлять переместителем вручную, чтобы снять нашу группу с того города! – попытался возразить учёный.
- Мы оба знаем, что с этой задачей прекрасно справится компьютер, - голосом, не терпящим возражений, отрезал крутов. – Свяжитесь с Васильевым и внесите в программу автоуправления все нужные данные.
- Сергей Иванович, - сказал Звягинцев. Сейчас он казался необычайно увереннм в себе. И, всё же, уверенность эта была скорее вызвана чувством безысходности. Николай Владимирович долго боролся с ним, с отчаянием от осознания того, что не может ничего сделать, но, наконец, не выдержал. Да он и не мог выдержать, когда прямо на его глазах  рушилось то, к чему он шёл всю жизнь. Как учёный он прекрасно понимал, что в сложившейся ситуации практически ничего не сможет сделать, но как человек, чья мечта вот-вот будет уничтожена, не мог с этим смириться. И сейчас Звягинцев-человек взял верх над Звягинцевым-учёным. – Я должен остаться – мы ещё не тестировали эту систему в автоматическом режиме. Если что-то пойдёт не так, я смогу всё исправить, а машина с этим не справится. Кроме того, я отсюда могу управлять всеми системами базы, в том числе защитными. Я продержусь до прихода Васильева, и уйду вместе с ним…
- Нет, - покачал головой Крутов. – Вы не продержитесь.
- Защитные системы будут сдерживать ящеров столько, сколько нужно. Я знаю, о чём говорю – я разработал большинство из них. Задействую всё, что есть и экспериментальные образцы тоже. Я должен дать Васильеву шанс!
- Ему или себе? – сухо спросил глава ФСБ. – Думаете, я не понимаю, почему вы хотите остаться? Думаете, не понимаю, почему хотите убить как можно больше пришельцев? Прекрасно понимаю! Но ваша героическая смерть, которая будет неизбежной, если вы останетесь, ничего не изменит. А базу можно отстроить заново, данные – восстановить. Это не стоит человеческих жертв. Возвращайтесь на Землю, Николай Владимирович и не дурите!
- Нет! – Звягинцев с вызовом посмотрел на Крутова. С вызовом и злостью.
- Чёрт! И нужно же было вам выкинуть такой дурацкий поступок в такой момент! - в сердцах воскликнул Сергей Иванович. Операторы, на виду у которых разыгрывался спор, не решились вмешаться. Заранее прошу прощения, но у нас и правда очень мало времени…
- За что? – было последнее, что успел сказать учёный перед тем, как весь обзор на миг ему заслонил увесистый кулак Крутова, мгновение спустя отправивший Звягинцева в пучину безпамятства. Сергей Иванович поддержал учёного, чтобы тот не упал.
- Эй, вы двое! – подозвал он ближайших операторов, которые ошалело глядели то на Крутова, то на Звягинцева, пребывающего в безсознательном состоянии. – Эвакуируйтесь вместе с Николаем Владимировичем немедленно. Когда очнётся, скажите, что я прошу у него прощения.
- А вы? – спросил один из сотрудников, подходя к начальнику и помогая своему коллеге поддерживать Звягинцева под руки.
- А у меня есть ещё здесь дела. Долго не задержусь, - ответил глава ФСБ, выходя из зала. Остановился у дверей. – Передайте по громкой связи, чтобы максимально ускорили эвакуацию, - и вышел…

Шаг за шагом тьма коридоров рассеивалась, уступая место затейливой пляске свте и теней от факелов. Тишина почти абсолютная семнялась шумом, гомоном, словом – всеми теми звуками, которые издаетё огромный организм под названием человеческое сообщество. Монотонное и ритмичное «дзынь-дзынь» здесь, на подходах к лагерю беженцев, звучало гораздо громче и энергичнее. Вот невдалеке уже показалась освещённая часть коридора…
Странник шёл медленно, не торопясь. Глядя на него можно было подумать, что он вообще не замечает проиходящего вокруг – что нет здесь ни беженцев, ни страха, ни безысходности смешанной с отчаянием. Что нет никаких ящеров… Однако на самом деле он это замечал. Но счтиал, что в таких ситуациях не следует идти на поводу у событий и тех, кто сам поддавшись тревоге и волнению – а таких всегда бывает много – ожидает того же и от других. А его спокойствие и даже в некоторой степени безразличие были ни чем иным, как маской, за которой он скрывал то, что чувствует на самом деле. Скрывал долго и успешно. Иногда даже начинал верить, что эта «маска» и вправду отражает его суть. Но такие периоды быстро проходили… Так или иначе, но спокойствие было естественным состоянием души Странника. Впрочем, сейчас он как раз не был таким спокойным, каким казался – в последнее время он то и дело возвращался в мыслях к тем далёким дням, когда впервые оказался в этом мире, когда познакомился со стражницами. Когда вмешался, хоть и не должен был этого делать. Раньше он думал, что это была его первая ошибка. Но некоторое время назад понял, а вернее – достоверно узнал, свою действительно первую ошибку он совершил гораздо раньше… И вот сейчас он снова был здесь. И если раньше он был уверен в том, что делал, то теперь этой уверенности не было. Не потому, что он не знал, что делать дальше. Как раз напротив – он знал. И ему не нравилось то, что он должен был сделать. Сейчас он сомневался, правильно ли поступает. А ведь он думал, что тот человек, каким он был раньше, исчез, освободив место другому, далеко не самому лучшему. Причина этой перемены волновала Игоря всё больше. И единственный вывод, к которому он смог прийти – в том, что он стал меняться в лучшую сторону, повинна эта юная волшебница, Джайна. Но, учитывая ситуацию, он не мог принять этого…
Так, в задумчивости, Игорь и не заметил, как добрался до Арены. Лишь резко усилившееся эхо собственных шагов заставило его отвлечься от раздумий.
- Мда… ушёл в себя, вернусь не скоро, - покачал головой Игорь, поняв, куда его завёл «автопилот».
- Странник! – внезапно его окликнули. Голос пренадлежал женщине. Игорь обернулся – к нему, в центр Арены, спускалась Галенор.
- Здравсвтуй, Галенор, - приветствовал её Игорь, гадая, что ей понадобилось.
- Итак, враги наступают, земляне и маги Гильдии озабочены бегством и не желают сражаться, оправдываясь тем, что не могут ничего противопоставить ящерам. Народ Меридиана – те, кого удалось спасти – скоро покинут свой родной мир. Возможно навсегда. А тот единственный, кто может ещё что-то сделать, на кого возлагаются надежды, в это время бездействует. Что ты скажешь, Странник? Ты собираешься сделать хоть что-то, чтобы спасти всех? – женщина была настроена более чем решительно. И не последнюю роль в этом играла ее, мягко выражаясь, неприязнь к Страннику.
- Я делаю. Это не всегда заметно, но всегда эффективно, - ответил Странник. Пожалуй, в общих чертах он понимал, чем вызвано такое к нему отношение чародейки. Это его не радовало, но он не собирался ничего менять. Её отношение – её проблема.
- Очень хорошее оправдание. А ведь главное – правдивое. Я действительно не вижу, чтобы ситуация менялась к лучшему, - язвительно заметила Галенор, смерив Странника уничижительным взглядом.
- Чего же ты от меня хочешь? Чтобы я уничтожил флот противника? Вышвырнул ящеров из этой галактики? Уничтожил всю их расу? Да, я могу это сделать. Беда в другом – проблема не в самих ящерах, - спокойно ответил Игорь.
- А в чём же?
- Какая разница? Важно лишь то, что проблема не исчезнет, если ящеров уничтожить. Не они, так кто-то другой, - туманно изрёк Странник, внимательно разглядывая гигантские песочные часы в центре Арены.
- А может, дело в том, что ты – трус?
- Думай что хочешь, Галенор, только не мешай мне делать то, что я должен делать. Иначе всем нам прийдётся умереть раньше времени.
- По-моему, то же самое нас ждёт и сейчас, - покачала головой волшебница. – Зачем ты сюда явился на этот раз? Хочешь окончательно разрушить всё, что нам дорого?
- Нет, Галенор, не за этим, - спокойно ответил Игорь. Сейчас, в этот самый момент, он хотел рассказать чародейке всё, но понимал, что не может этого сделать. Ещё слишком рано. – Я пришёл, чтобы исправить свою…, - его голос едва заметно дрогнул, - ошибку.
- Какую из многих? – Галенор всё труднее становилось сдерживать свой гнев, постепенно в её душе разгоралась ярость. И пусть в глубине души она понимала, что не права, но мысль эта была так слаба, так долго волшебница гнала её от себя, что теперь это понимание так и осталось за пределами её сознания, полностью подчинившегося гневу и жажде возмездия. – И что ты сделаешь? Воскресишь всех, кто погиб из-за тебя? Восстановишь то, что было разрушено по твоей вине? – казалось, гнев прибавляет Галенор сил и уверенности – вокруг ней возник огненный ореол, и с каждым словом волшебницы он становился всё жарче и жарче.
- Я слишком хорошо понимаю, что ты чувствуешь, Галенор, чтобы требовать от тебя объективности в оценке моих действий, - с тенью грусти отозвался Игорь, посмотрев на собеседницу. В его взгляде легко читалась жалость. И похоже, он совершенно не обратил внимания на чудовищный жар, исходивший от волшебницы. – Но я думал, что уже прошло достаточно времени, чтобы ты могла примириться с прошлым.
- Возможно, ты можешь оставаться  равнодушным к тому, в чём ты виновен, но я не могу позволить себе такой роскоши, - вокруг бывшей стражницы взвился огненный столб, пламя в котором было настолько жаркое, что начало плавиться стекло песочный часов.
- Ты и понятия не имеешь о том, чего я лишился из-за своих ошибок, недальновидности и эгоизма, - раздражённо бросил Странник. – Не тебе меня судить!
- А кому ещё? Кому ещё ты причинил столько горя? – гневно спросила Галенор, делая шаг вперёд. Песочные часы сплавлялись в единую стеклянную массу, стекавшую на пол причудливыми струйками. – Ты уничтожил всё, что мне было дорого! Именно ты! Если бы не твоё бездействие, то Предвечная Цитадель, Совет Братства, Оракул – всё и все были бы целы и невредимы! Если бы не твоё появление тогда, четыре года назад, то всё было бы по-другому! Всё было бы на своих местах! Но нет! Тебе обязательно надо было возникнуть! И появившись здесь, преследуя свои эгоистические цели, ты разрушил всё, что создавалось тяжелейшим трудом множества поколений на протяжении тысяч и тысяч лет! Из-за тебя я лишилась смысла жизни! – голос волшебницы сорвался на крик, языки пламени вокруг женщины вспыхнули особенно ярко и вдруг устремились к Страннику, окутали его, в мгновение ока превратив в живой факел!
Но оттуда, из пламени, раздался совершенно спокойный голос Игоря:
- Ты винишь меня в смерти своих друзей, в смерти Оракула, в уничтожении Цитадели…и, конечно, в том, что происходит сейчас. Что ж, наверное, у тебя, всё-же, есть на это право. Ты права – я мог спасти. Но не спас. Тогда я не задумывался об этом. Но исход тех событий, о которых ты говоришь, зависел не только от меня… не я заставлял Оракула напасть на Эмиссара, в конце-концов!
- Но ты мог ему помешать! Мог остановить его!
- Я и сейчас могу это сделать! Но не сделаю, - тихо, едва слышно, ответил Игорь, сбивая пламя – огонь, охвативший его, быстро гас, не причинив Страннику никакого вреда. – Если бы всё было так просто, я бы уже давно исправил всё, что натворил… Галенор, не я лишил тебя смысла жизни. Ты сама себя лишила этого, посчитав, что идеалы кандрокара, его дело, погибли вместе с Цитаделью и Оракулом. Но это не так.
- Так это, по-твоему, я виновата? – гнев и ярость всё ещё клокотали в душе волшебницы. А слова, произнесённые Игорем, лишь ещё сильнее их разожгли. Но вместе с тем, Галенор не прислушиваться к словам Странника…
- А разве нет? Что ты сделала, когда я покинул ваш мир? Что? Расскажи мне, я весь внимание. К тому же я не всеведущ…
- Это тебя не касается!
- Это и не важно. Потому, что я знаю, чего ты НЕ сделала. Ты не стала продолжать борьбу Кандрокара с силами тьмы, ты опустила руки, сдалась на милость судьбе, обвиняя меня в своей нецдаче и утрате смысла жизни, который сама не сумела удержать. Но ведь не я заставил тебя так поступить, ты сама это сделала. И только ты можешь вернуть себе то, что потеряла. Здесь я не в силах помочь тебе ничем, кроме совета, - Игорь посмотрел в глаза волшебнице. Женщина отвернулась. Это казалось странным, но гнев и ярость в её душе начали сменяться чем-то иным. Замешательством. Сомнением. Галенор не хотела верить Страннику, не желала принять его слова всерьёз, но не могла не думать над ними. И постепенно сомнение в собственной правоте набирало силу.
- Даже если и так, - эти слова дались Галенор с огромным трудом – ещё не было уверенности в том, что считать верным. Она не хотела совершить ошибку. Но так же и понимала – продолжая вести себя по отношению к Страннику так, как вела до этого разговора, она ничего не изменит. – Даже если и так, это не умаляет твоей вины.
- Нет. Не умаляет, - согласился Игорь. – Но это не значит, что ты должна умножать тьму в своей собственной душе. Я знаю, что я сделал и чего не сделал. Когда прийдёт время, я отвечу за это.
- Обычно такая расплата приходит тогда, когда уже никому не нужна, - скептически отозвалась женщина. Огненная аура вокруг неё угасала. Песочные часы уже давно превратились в стеклянное образование причудливой формы. Стеклянные же сосульки устремляли свои острые концы в бездну, свешиваясь с моста.
- Важно то, что она всё-таки просходит, - грустно улыбнулся Игорь.
- Галенор! – внезапно раздался женский голос. – Что…что здесь происходит? – недоумённо спросила Элеонора, спускаясь между рядами скамей и лицезрея шедевр современного искусства, в который превратились песочные часы.
- Мы здесь просто беседуем, - как ни в чём не бывало соврал Игорь.
- Неужели? – женщина недоверчиво посмотрела на Галенор.
- Всё в порядке, Элеонора, - заверила её та. – У нас были некие…разногласия – ты в курсе, я думаю. Но нам удалось их урегулировать.
- Мирным путём, - усмехнувшись, уточнил Игорь.
- Хорошо, если так, - смягчила тон Элеонора. Похоже, она почуствовала перемену в душе Галенор. Пока ещё слабую, едва теплившуюся. Но этого волшебнице было достаточно, чтобы понять – что бы ни случилось здесь между Странником и Галенор, это помогло бывшей огненной стражнице обрести путь к тому, что она когда-то утратила. Со временем Галенор станет прежней, такой, какой была до уничтожения Совета. Поняв это, Элеонора также поняла и то, что теперь её навыки в области врачевания душ подействуют на Галенор гораздо лучше. Магнус был прав – огненную чародейку нельзя оставлять в таком состоянии.
- Прошу меня извинить, - нарушила неловкую тишину Галенор. – Я пойду – надо помочь Магнусу и остальным с эвакуацией, - и прежде, чем кто-то успел что-либо сказать, она телепортировалась.
- Мда-а-а…, - протянул Странник, глядя на то место, где только что стояла Галенор. – Как вы думаете – мне стоит использовать ту же отговорку, что и она, дабы исчезнуть отсюда, избежав разговора с вами? – он воззрился на Элеонору кристально честными глазами.
- Это не смешно, Странник, - холодным тоном ответила женщина. Она так и не смогла решить для себя как относиться к Страннику. То, что она чувствовала в его душе, было слишком противоречиво, чтобы принять какое-либо решение со всей уверенностью. Этот человек, насколько могла судить волшебница, был слишком необычен и слишком человечен одновременно. Порой он совершал поступки, достойные великих героев прошлого и, вместе с тем, деоднозначные, двусмысленные, а иногда – просто ужасные. Таковы же были, по-видимому, и его мотивы. Но о них Элеонора могла лишь догадываться. Также она чувствовала, что этому человеку приходилось убивать. Не раз. И он в этом не раскаивался. Даже наоборот… Но сильнее всегов душе Странника женщина ощущала чувство вины, чрезвычайно сильное…
- Кхм…, возможно я покажусь невежливым, но, может, вы уже прекратите разглядывать мою душу? – вкрадчиво спросил Игорь. Элеонора, немного смутившись, разорвала духовную связь. – Благодарю. Надеюсь, вам понравилось то, что вы увидели.
- Не уверена, - отозвалась волшебница. – Честно говоря, меня тревожит то, что я разглядела в твоей душе.
- У каждого есть скелеты в шкафу, как говорят у меня на родине.
- И всё же… Можно ли верить такому как ты? Ведь ты – странник. Ты сам избрал для себя второе имя. Оно отражает твою суть – непостоянство, противоречие…
- Я был странником, - поправил её Игорь, покачав головой. – Уже нет. Теперь меня иначе называют.
- Не важно, как тебя называют теперь. Ты таков, каков есть и это не изменить, - возразила Элеонора, подходя к тому, что ещё минут десять назад было песочными часами, и пристально всматриваясь в искажённые отражения Странника и своё собственное. – Другие видят тебя так же, как я – наши отражения в этом стекле. Похоже, но это не мы.
- Вы решили стать моим психоаналитиком? Исцелить мою душу? – прищурился Игорь. – Благородно, но не своевременно.
- Для этого всегда есть время, - туманно изрекла Элеонора, взглянув в глаза Игорю. – И потом – если ты собираешься развивать свои отношения с моей Джайной, я должна быть уверена в том, что ты её достоин.
- Так вот вы о чём! – рассмеялся Игорь. – Кто я по-вашему? Поверьте – самое последнее, чего я бы желал в сложившейся ситуации, так это влюбиться… Но инициатива исходит как раз от вашей ученицы.
- Что ж, возможно. Тогда не давай ей повода, - нахмурилась волшебница. – Не обманывай её ложными надеждами.
- Вы хотите, чтобы я расставил все точки над «i»? – спросил Игорь, бросив взгляд на стеклянную массу в центре арены – она стала стремительно преображаться, вновь становясь песочными часами.
- Она достойна лучшего. Я не позволю, чтобы кто-то обманывал её в самых светлых чувствах – она-то пока ещё не понимает, но я вижу – Джайна привязалась к тебе сильнее, чем к просто знакомому или другу… Это ещё не любовь, но…
- Интересно, что я сделал, чтобы заслужить такое её отношение ко мне? – Странник недоумённо посмотрел на собеседницу.
- Кто знает, почему мы влюбляемся? – пожала плечами волшебница. – Я заклинаю тебя – сделай то, о чём я тебя прошу, не заставляй её страдать. Пока ещё не поздно… Жизнь и без того не была ласкова с Джайной.
- Я сделаю это, - кивнул Игорь. Однако что-то внутри вдруг запротестовало против такого решения. Что-то неуловимое, давно забытое…
- Хорошо, - улыбнувшись, сказала Элеонора.
- Не думаю, что Джайна согласится с Вами. Ведь решение, в конце-концов, всё-равно остаётся за ней.
- Она примет верное решение, - уверенно ответила волшебница. – Что ж… Я пойду. Если хочеь, можешь отправиться вместе со мной и помочь остальным с Эвакуацией.
- Я бы пошёл, но у меня есть одно дело. Не здесь. Однако в случае успеха оно сильно изменит расстановку сил в нашу пользу.
- Делай, что знаешь, - отвернулась волшебница, покидая арену…

Советник наблюдал за последними приготовлениями перед атакой – его взору благодаря системам визуализации командного мостика флагмана предстала картина простирающейся в тёмную безконечность бездны космоса, гигантский шар планеты под ногами. Казалось, что Советник парит в космосе без какой-либо защиты.
Он наблюдал, как один за другим из искажённого пространства выходили корабли Великой Второй Армады. Зрелище было масштабным, величественным и поистине впечатляющим. Впрочем, вся мощь армады была ничем в сравнении с тем, что вскоре должно было свершиться.
«Первый после Великого», - раздался в голове Советника почтительный голос Хо’раасса.
«Слушаю», - коротко отозвался Советник.
«Мой отряд готов нанести удар» - отрапортовал Ревнитель.
«Замечательно» - резюмировал Советник, не проявив и тени эмоций. «Дождитесь, когда прибудут корабли поддержки, и начинайте».
«А орбитальный удар?»
«Вскоре я отдам приказ… И будьте осторожны – вероятнее всего город предтеч вскоре даст о себе знать».
«Да, Советник», - и Ревнитель исчез.
Советник некоторое время постоял в задумчивости – нет, у него не было сомнений в правильности своих действий. Его тревожило иное – всё могло пойти совсем не так, как было задумано. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы сейчас оплошать. Но он прекрасно понимал, что, скорее всего, всё пойдёт именно так, как он и ожидает – не по плану. Он слишком хорошо знал людей, в отличие от ящеров, столкнувшихся с ними впервые. Люди – серьёзный противник для Шао’ссоров. Пусть у них не так хорошо развиты технологии, но они находчивы, умеют решать сложные проблемы оригинально и эффективно. Способ мышления людей отличается от способа мышления ящеров, основанного на жёсткой системе установок, правил и догматов.
Его размышления прервал рапорт слухача – корабли поддержки прибыли.
- Что ж, пора начинать, - будничным тоном изрёк Советник, отавая мысленный приказ…

Ночное небо меридиана было безмятежно. Ветер резво играл с облаками, отрывая от них клочья, рассеивая. Звезды, холодные и безжалостные. Как и всегда. Всё так же мерцают. Как и всегда.
Но есть и то, что было не всегда.
Тишина.
Завораживающая, почти абсолютная, ощутимая физически тишина. Города замолкли, покинутые жителями. Пустые глазницы открытых окон глядят на узкие средневековые улочки. Тоже пустые.
Площади и рынки… Никого.
Тишина стоит такая, что кажется, будто умерло всё живое. Лишь где-то на ветру скрипит флюгер. Откуда-то доносится стук дерева о камень – незакреплённые ставни.
Никого нет.
Но так только кажется – всё живое спряталось, затаилось и ждёт, не шелохнувшись. Ждёт чего-то, ведь сильнейшее напряжение, разлитое в воздухе, чувствуют все.
И вот – началось!
На небе вдруг зажглась одна яркая звезда, которой там раньше никогда не было. Она ярче всех остальных звёзд, у самого горизонта. И она движется. Летит, кажется, прямо к городу…
Но вот внезапно зажглась вторая, точно как первая. И тоже полетела. а затем третья, четвёртая… целый рой возгорелся на горизонте… И в абсолютной тишине их движение казалось особенно зловещим…
Но вот одна остановилась. Сверкнула. Ярко.
Томительные мгновения ожидания.
Кажется, звезда даже стала чуть больше, чуть ярче.
Нет, не кажется – так и есть!
Она падает! Миг – и её свет уже заливает улицы города тугими раскалёнными потоками, испаряющими всё вокруг…
И новое солнце восходит над городом, которого уже нет…

Начинался новый день Меридиана.

Крутов глянул на часы – без пяти четыре утра. Время местное. А на родине уже почти полдень. Почти весь персонал эвакуирован… Обзорные экраны выводили изображение пустынных улиц города, с которых в одночасье исчезли все жители. Другие высвечивали данные о состоянии всех систем базы – энергетической, защитной, о работе реакторов и прочем.
Запасной командный центр. Никто, кроме Крутова не знал, что он вообще существует - строителям, возводившим его, пришлось слегка подкорректировать воспоминания. Этот центр был создан так, что из него даже один человек мог управлять всей базой…
Всё, что было возможно сделать, уже сделано. Оставалось последнее. Но Крутов почему-то медлил. Вряд ли он сам понимал, почему. Сейчас он просто сидел, откинувшись в кресле. Глаза его были закрыты. Могло показаться, что он спит, но это было не так… Однако это была и не задумчивость – сейчас его разум был свободен от мыслей. Сознательно свободен. Но так не могло продолжаться долго. Сергей Иванович открыл глаза и помассировал начавшую затекать шею.
- Пора, - кивнул он сам себе, но, прежде чем сделать то, ради чего он пришёл сюда, взял рацию. Включил.
- Холецкий! – сказал он в микрофон.
- Слушаю, - донёсся из динамика искажённый голос командира спецгруппы.
- Я здесь закончил. Выводи гарнизон. Через три минуты я вас догоню, - сухо сказал Крутов.
- Так точно.
Сергей Иванович глянул на показания системы слежения за космическим пространством – кораблей противника с каждой секундой становилось всё больше. Некоторые уже начали бомбардировку планеты… К базе тоже стремительно приближался один корабль.
- Медлить больше нельзя, - сам себе сказал глава ФСБ. вынул из кармана рубашки особый ключ. Подошёл к панели управления, вставил ключ в специальное гнездо. Повернул.
«Внимание! Запрос на самоуничтожение комплекса! Введите код», - прохрипел синтезированный компьютером голос.
Крутов нажал несколько кнопок на панели.
«Код принят. Уничтожение комплекса через десять минут».
- Сделано, - сухо констатировал Крутов, вынимая ключь, и прячя его обратно в карман.
Сильнейший удар внезапно сотряс базу. Он был настолько силён, что даже здесь, в тридцати пяти метрах под землёй, всё шаталось с огромной силой, стены бункера пошли трещинами, а грохот взрыва на поверхности, судя по всему, был настолько оглушительным, что и здесь от него едва не лопались барабанные перепонки. Сергей Иванович не удержался на ногах и упал на пол. Только через полминуты шатание всего и вся прекратилось. Глава ФСБ мысленно чертыхнулся – он упал неудачно и подвернул ногу. А времени оставалось всего девять минут.
Крутов как мог быстро вышел из бункера, прихрамывая, и направился по коридору к лифту. Нужно преодолеть сто метров. Если ящеры пробили щит, то могли телепортироваться. Это заставляло Крутова идти ещё быстрее, что отзывалось сильной болью в повреждённой ноге.
Ещё один чудовищный толчок!
С потолка осыпалась штукатурка. Несколько ламп разлетелись вдребезги. Но на этот раз Крутов устоял на ногах.
- Генератор щита ещё держится. Отлично, - превозмогая боль, он двинулся дальше. «Семь минут до взрыва… А вот и лифт. Чёртовы кнопки! Ну где же ты?» - медленно тянулись секунды ожидания. Двери неторопливо раскрылись – Крутов буквально ввалился в лифт, когда за его спиной коридор озарился слепящим белым светом. Так телепортировались ящеры…
Но лифт уже начал движение вверх. До поверхности тридцать метров…двадцать пять…двадцать… Но что это? Кабину внезапно заполняет слепящий свет!
- Чёрт! – крутов достал пистолет и включил «нейрозащитник» на полную мощность, не собираясь сдаваться без боя.
Вспышка!!!
Кабина неистово затряслась и заскрежетала железом.
Ещё вспышка!
Удар – Крутов едва устоял на ногах. И всё стихло. Двери с трудом расходятся в тороны – механизм был повреждён – а наружи, сквозь дверной проём, видно кольцо переместителя!
«Ангар? Значит, они меня телепортировали!» - догадался Сергей Иванович, осторожно выглядывая из своего ненадёжного укрытия. «Где же Васильев?»
Ящеры-десантники в чёрных боевых скафандрах стояли по обе стороны от переместителя. Всего десять. Не справиться. Двое шли к вырванной с корнем кабине лифта с явно недружественными намерениями… и внезапно замери, не завершив шага! Застыли, словно статуи или восковые фигуры! Остальные тоже не двигались с места. Крутов осторожно вышел из кабины, готовый отразить атаку, но ящеры никак не реагировали на него. И тут Сергей Иванович заметил – вокруг царила абсолютная, всепоглощающая, даже сверхъестественная тишина.
- Неужели…, - тень догадки осенила его. Крутов обернулся – как он и думал, кабина лифта была вырвана телепортационным лучом из шахты вместе с ним и перемещена сюда.
- Вам немного не хватило времени, Сергей Иванович, - раздался вдруг знакомый голос. Голос Странника. Его голос звучал приглушённо, как если бы пробивался сквозь толстый слой ваты или бетонную стену. Крутов не смог определить, откуда он исходит. – Я решил немного подыграть вам, - Игорь медленно, неторопливо вышел из-за кабины лифта.
- Ты же говорил, что не хочешь вмешиваться, - с сомнением изрёк Сергей Иванович, пряча пистолет.
- Вот те раз! Я тут его, понимаешь, спасаю, а он…, - наигранно «обиделся» Игорь. – Если не нравится, что я пришёл, так я сейчас время снова запущу…
- Ха-ха, - усмехнулся Крутов. – Весёлый вы человек… Благодарю за помощь.
- Вам пора, Сергей Иванович. Все остальные уже на Земле. Васильев вас догонит.
- Поверю на слово, - кивнул мужчина. Странник наметил улыбку – перед Крутовым быстро сформировался портал. Крутов ещё раз кивнул, и скрылся в кольце перехода.
- Вот и славно, - проговорил Игорь, закрывая портал. – Но есть одно «но», - бросил безстрастный взгляд на застывших ящеров. – Кое с чем вы, Сергей Иванович, поторопились, - и исчез, растаяв словно призрак. Время вновь начало свой привычный бег – ящеры, только что смотревшие на человека, замерли в нерешительности. Тот, кого они собирались взять в плен, исчез…

А между тем, тысячи ядерных взрывов каждую секунду расцветали яркими солнцами и гигантскими серыми грибами по всей планете, сжигая растительность, испепеляя животных, обращая в пыль города, раскалывая горы, испаряя реки и океаны и сотрясая землю. С каждой минутой лик меридиана искажался и уродовался всё сильнее, превращаясь из прекрасного цветущего мира в безжизненную и безплодную, выжженную радиоактивную пустыню…

Очищение планеты началось…

0

27

Ита-а-а-ак... Вот новая глава. Полагаю, с неё масштаб разворачивающихся событий от главы к главе теперь будет только увеличиваться, а потом... А что будет потом, я не скажу.

Глава 8. Всё, что было…

«Всё должно измениться, чтобы всё осталось по-старому»
Лотар I, король франков.

«Всякая перемена, даже перемена к лучшему, всегда сопряжена с неудобставми».
Ричард Хукер.

- Что ты только что сказал? – повысив голос, спросил Васильев, метнув в Дервиша взгляд такой силы, что им можно было забивать гвозди.
- Ваши соотечественники покинули этот мир, - спокойно ответил тот. – Ящеры начали атаку гораздо раньше, чем мы предполагали.
- Чёрт! Крутов! А-а-а, что б тебя! – проведя ладонью по лицу с досадой проговорил учёный.
- Пётр Андреевич! – в зал вошёл встревоженный Румянцев. – Я только что пытался связаться с базой – никто не отвечает.
- И не ответят – там никого нет. Да и сама база уже наверняка уничтожена, - напряжённо сказал Васильев, старясь побороть отчаяние, предательски подступившее к сердцу. На такой поворот событий он не рассчитывал. Да что там! Никто не рассчитывал. Хотели прикрывать эвакуацию с помощью древней крепости, а в самый последний момент переместиться на Землю через порталы. Но план пошёл прахом, и теперь вся экспедиционная группазастряла в этом мире. И, похоже – надолго.
- То есть…, - Румянцев даже не сумел закончить фразу – потрясение было слишуом велико.
- Верно. Похоже, нам прийдётся здесь задержаться, - кивнул Васильев. – А вы, Дервиш? Почему вы ничего не сделали?
- Например? Често говоря, ситуация не требовала моего вмешательства.
- Ага, то есть то, что мы отрезаны от родного мира, это нормально? – вспылил глава экспедиции. – Что же это у нас за союз такой?
- Успокойтесь, Пётр Андреевич! – не выдержал Румянцев. Он впервые видел своего начальника настолько несдержанным. Конечно, ему самому было нелегко принять тот факт, что он застрял в этом мире в самый неподходящий момент, но всё же…
- Да, пожалуй, да, - Васильев посмотрел на молодого учёного. – Вы правы.
- Всегда есть выход. Из любой ситуации, - уверенно отозвался Румянцев.
- Ха… проблема в том, что этот выход чаще всего либо тайный, либо хорошо охраняется, либо находится в таком месте, через которое и выходить-то противно, - усмехнулся Пётр Андреевич, возвращая себе спокойствие духа. – Прошу прощения, Дервиш, за ту нелепую сцену, виновником которой я стал.
- Всякое бывает, - философски отозвался тот. – А между тем, молодой человек прав – выход из ситуации, в которой оказались вы и ваши люди, существует. И я даже знаю, где, - управляющий таинственно улыбнулся.
- Вот как? Я полагаю, вы неспроста заговорили об этом, - помотрел на него Васильев.
- Вы забываете о том, что это за мир, - спокойно продолжлил ИИ. – Он наполнен особой формой энергии. И здесь есть те, кто умеют ею пользоваться. Вы таких людей называете волшебниками…
- Хм… а ведь и правда! – пробормотал Васильев. Сейчас, когда ему подсказали столь очевидный путь решения проблемы, Пётр Андреевич устыдился того, что сам не догадался о таком решении. Ведь оно было на поверхности! – Действительно, маги, пусть и немногие, но способны открывать порталы в иные миры…
- Я читал отчёты Николая Владимировича, - подал голос Румянцев. – В них он упоминал имена нескольких магов, которые, вероятно, могли бы нам помочь…
- Воможно, они уже мертвы, - нахмурился Василев. – Вряд ли что-то могло выжить после такой бомбардировки, что ящеры устроили час назад… Кстати, Дервиш, почему вы и в этом случае бездействовали?
- А разве я мог что-то сделать? – сухо осведомился тот. – Да и разве нужно было? Ведь к началу бомбардировки на поверхности планеты оставалось сравнительно немного разумных существ.
- То есть как? Куда же все они тогда подевались? – удивился Румянцев.
- Полагаю, они нашли убежище в подземном городе, - пожала плечами голограмма.
- Полагаете? – переспросил Васильев.
- Да. А вообще этот город – аномалия, которую нашему народу так и не удалось постичь. Он имеет множество уровней, но нам так и не удалось выяснить, сколько их всего. Мои средства наблюдения не способны рассмтореть полностью даже верхний уровень города. Судя по всему, этот город специально создали…незаметным. И потом – на протяжении нескольких дней с начала вторжения Шао’ссоров я фиксировал множественные энергетические всплески на поверхности планеты в населённых пунктах и под землёй. Анализ с большой долей вероятности позволяет сделать вывод о том, что это были… Как это у вас называется? Порталы.
- Хм… возможно, это шанс, - задумчиво сказал Пётр Андреевич, посмотрев на Дервиша. – Если вы правы.
- А даже если и нет – что вы теряете? – пожал плечами Дервиш, плавно подлетев к окну. – Здесь вам всё-равно уже ничего не сделать. Но если вы останетесь, когда я начну бой с армадой, то рискуете погибнуть…
- Постойте, вы же рассказывали, что в прошлый раз ваш «брат-по-оружию» легко одолел ящеров, - возразил Румянцев. Впрочем, лишь для приличия – ему хотелось скорее вернуться домой, на Землю, как и всем уцелевшим членам экспедиции. Ни один из них не был готов к тому, что обрушилось на них в последние несколько дней. И даже профессиональный, научный интерес, не мог пересилить это желание.
- Они вынесли из этого поражения горький урок. И в последние несколько тысячелетий не стояли на месте, продолжали развиваться, - отозвался Дервиш. Андрею даже показалось, что на миг в голосе виртуального собеседника он услышал оттенок грусти. Наверное, просто показалось. – Сегодня Шао’ссоры гораздо сильнее, чем в те давние времена.
- Допустим, мы уйдём, - вполголоса проговорил Васильев. – Что вы намерены делать после этого?
- Как я и сказал – то, что должен, - ответил исксственный интеллект…

Первое впечатление, возникшее у Крутова, едва он только вышел из портала, было примерно таким – «слишком много народу». Впрочем, он знал, что так будет – объект 217, та самая база, где несколько лет назад был смотирован первый переместитель, не могла вместить всех эвакуированных из меридиана даже несмотря на то, что она стала чем-то вроде «космодрома» - пунктом отправки и приёма по маршруту «Земля-Меридиан-Земля», и всё это время постоянно достраивалась. И. всё же, никто не предусмотрел столь массивного наплыва «посетителей» - люди устраивались кто где мог. А вернее – кто где успел: в лабораториях, жилых помещениях, в коридорах и даже технических помещениях, и даже в камерах перемещения. Все эвакуированные теперь ожидали, когда можно будет покинуть подземный комплекс, и вернуться на «большую землю».
- Сергей Иванович, - тотчас подошёл к крутову Холецкий, который, похоже, ждал его. – Все эвакуированные размещены.
- Да уж вижу, - буркнул Крутов, оглядывая тех, кто находился в помещении – не менее двадцати человек. – Как там Звягинцев?
- Синяк у него будет отменный, но ваши извинения он принял, - усмехнулся Холецкий.
- Ясно, - кивнул Крутов. – Когда прибудет транспорт?
- Минимум через три часа… Сергей Иванович?
- Да.
- Группа Васильева, она всё ещё там?
- Именно поэтому я не собираюсь здесь сидеть сложа руки. Мы сделаем всё, чтобы вытащить их, - решительно ответил глава ФСБ, покидая камеру перемещения. Он направлялся в зал контроля.
Не без труда преодолев путь в несколько коридоров, пару лестничных пролётов и одну короткую поездку на лифте – из-зи «перенаселения» базы Крутову иногда приходилось буквально протискиваться сквозь толпы народу – Сергей Иванович, наконец, оказался в зале контроля. Название данного помещения совершенно ясно давало понять даже не посвящённому, для чего, собственно, это помещение предназначено – отсюда осуществлялся контроль за всем, что происходило на базе и вне её, на поверхности. Также здесь можно было связаться с любой точкой внешнего мира. Три группы операторов работали посменно, чтобы функционирование контрольного центра не прекращалось ни на минуту. У каждой гурппы был свой руководитель, но все они подчинялись начальнику базы… Впрочем, сейчас его успешно заменял Николай Владимирович Звягинцев, голос которого Крутов услышал ещё раньше, чем успел войти в зал:
- …так, а теперь наращивайте мощность. Постепенно! – говорил он кому-то по интеркому, время от времени посматривая монитор перед собой – там светились какие-то графики, диаграммы и столбики цифр. – Я не хочу, чтобы резкий скачок напряжения всё испортил…
- Вас не так легко… выбить из колеи, - двусмысленно изрёк Сергей Иванович, останавливаясь за спиной учёного.
- Знаете, - тот резко повернулся – под правым глазом, отливая синевой, у него красовался уже оформившися роскошный синяк. Правя щека Звягинцева была припухшей. – Не обижайтесь, если я когда-нибудь поставлю вам такой же представительный фингал, - Николай коснулся пострадавшей части своего лица и поморщился.
- Даже так? А холецкий сказал, что вы приняли мои извинения, - почти искренне удивился Крутов.
- Принять-то принял, - неохотно согласился учёный, - потому, что понимаю – если бы не ваш удар, то мы бы с вами сейчас, скорее всего, не разговаривали. Не знаю, что тогда на меня нашло…, - лицо учёного на миг погрустнело. Однако дальше продолжать он не стал. – Как бы то ни было – долг платежом красен, - двусмысленно сказал он.
- Ага, - усмехнулся Крутов, уловив двойное дно фразы. – В таком случае разрешаю вам поставить мне фингал… когда будете спасать мою жизнь.
- Вот и славно, - кивнул Звягинцев. – Ну, а теперь о серьёзном…
- Вы можете вытащить Васильева?
- Вобщем да, - ответил Николай Владимирович. Но Крутов слишком хорошо его знал – отвечая на вопросы, подобные этому, Звягинцев обычно говорил либо «да», либо «вобщем да». Или что-то в этом роде. В первом случае он был абсолютно уверен в том, что сможет сделать то, о чём его спросили. А вот ответ второго типа трактовался в довольно широких пределах от «да, но потребуется время», до «это почти нереально, я ничего не обещаю, но можно попробовать». Иными словами – второй тип ответа выражал неуверенность учёного в своих силах.
- Есть трудности? – скорее констатировал, чем спросил Крутов.
- Ду. По какой-то причине здешняя энергосистема отказывается давать нам нужное количество энергии…
- Я так понимаю, как раз сейчас вы занимаетесь решением этой проблемы.
- Да. Мы пытаемся перенастроить систему подачи энергии к основному переместителю базы и собираемся отключить те системы комплекса, без которых он временно может обойтись.
- Действуйте, - сухо отозвался крутов, покидая зал. Но уже у самого выхода он остановился – один из операторов гомко объявил:
- Внимание! Принимаю входящий сигнал по закрытой линии, код «ноль один»!
- Президент? – полуобернувшись и глядя на оператора, переспросил Крутов. – Выведите на экран… Хотя нет. Переведите в мой кабинет, - передумал главаФСБ, и быстрым шагом покинул зал, не дожидаясь ответа оператора…
Стоит отметить, что глава ФСБ, Сергей Иванович Крутов, имел две резиденции. Одну, как и полагается, в Москве. А вот вторую он по каким-то, одному ему известным причинам, пожелал обустроить здесь, на объекте 217. Возможно, причиной тому было его непосредственное и очень активное участие в проекте «Истина», заключавшейся в строительстве научной базы в параллельной реальности. Возможно – что-то другое. Как бы то ни было, но помимо основной своей должности он занимал ещё и должность начальника секретной базы с кодовым обозначением «Объект 217». Как ни странно, но вышестоящие инстанции закрывали глаза на такое совмещение…
Войдя в свой кабинет, Крутов сразу включил экран, висевший на стене напротив входа. Экран остался чёрным – передавался только аудиосигнал.
- Сергей Иванович, - раздался из динамиков голос президента Российской Федерации.
- Так точно, - отозвался Крутов, садясь в кресло у рабочего стола.
- Мне только что доложили, Что вы эвакуировали нашу передовую базу. Это не очень согласуется с продиводействием противнику, вы не находите? Ведь у неас был разговор об этом…
- Нахожу, - согласился Крутов. Он был совершенно спокоен и это его спокойствие, казалось, несколько раздражало высокопоставленного собеседника. – Но иного выхода у нас не было.
- Что ж, может быть вы и правы, - сухо сказал президент. По его голосу трудно было судить, что он чувствует сейчас – он очень хорошо владел собой.
- Васильев всё ещё там. Мой приказ всё ещё в силе. Пётр Андреевич сделает всё, чтобы не допустить катастрофы, - соглал Крутов. На самом деле его приказ касался защиты базы до её полной эвакуации. Что делал Васильев сейчас, он не знал, хотя предполагал, что ищет способ вернуться на Землю.
- Вы оставили своих людей там, отрезав им пути отхода? – строго спросил Путин.
- Не было выбора – если бы ящеры завладели технологией перемещения, то это не сулило бы нам ничего хорошего. А теперь база уничтожена и вряд-ли там осталось хоть что-то, что они могли бы использовать или изучать.
- Вы уверены, что Васильев справиться?
- Нет. Но пока это лучшее, на что мы вообще можем рассчитывать, - отозвался Сергей Иванович. Что-то во всём происходящем ему не нравилось. Сам этот разговор происходил как-то неправильно. Почему у него появилось такое чувство, Сергей Иванович не знал, но привык доверять своей интуиции. Возможно, поэтому он и не сказал всей правды о Васильеве. – А, учитывая то, что нам удалось узнать о боевых возможностях города Древних, я думаю, что умеренный оптимизм будет уместен.
- Этот ваш «умеренный оптимизм» вынудил вас покинуть Меридиан и уничтожить наш форпост в том мире, - назидательно отозвался президент. – По сути это можно назвать бегством. И в связи с этим многие стали поговаривать о том, что вы, Сергей Иванович, не справляетесь со своими обязанностями.
- Даже так? – «Вот оно», - подумал Крутов. «Недаром у меня было такое паскудное чувство, когда начался этот разговор». – И что эти «доброжелатели» предлагают?
- До конкретных предложений дело пока не дошло, - проголосил чёрный экран. – Но это лишь вопрос времени. И самого ближайшего, если вы и дальше будете сдавать позиции, - Крутов ожидал чего-то в этом роде. Ожидал давно. Надеялся, что его опаения не оправдаются, но…
А началось всё ещё когда он стал главой «Особого отдела» ФСБ. поначалу всё было нормально. Работа шла так, как и полагается. Но спустя какое-то время некоторые лица с достаточно высокими властными полномочиями стали намекать Крутову, что «Особому отделу» следовалобы поделиться своими открытиями, разработками и технологиями с определённой группой лиц. Намёки не возымели никакого действия, после чего на время всё затихло. А затем людьми Крутова были пресечены три попытки хищения секретных документов и технологий с объектов, находящихся в ведении «Особогоотдела». И что самое странное – исполнители на допросах твердили, что ничего не помнять, не понимают, как они тут оказались, что они ели или спали, или делали ещё что-то, а затем внезапно оказались в камере предварительного заключения. Последующая экспертиза выявила, что все эти люди были подвергнуты воздействию гипногенератора. А тот факт, что все задержанные были сотрудниками «Особого отдела», пусть и рядовыми, наводил очень нехорошие мысли.  Расследование показало, что ниточки от этого дела тянулись в высшие эшелоны власти, но Крутову так и не удалось выявить организаторов. С тех пор каждый сотрудник «Отдела» был обязан носить «нейрозащитника».
Затем, уже став у руля ФСБ, Крутов развил бурную и эффективную деятельность, возвращая Службе величие и мощь КГБ СССР. Деятельность ФСБ при новом начальнике стала настолько эффективной, что многие властьпредержащие ощутили, как под их пятыми точками зашатались кресла. И с каждым днём это шатание увеличивалось, грозя опрокинуть «седока» в желеные объятия Фемиды. Некоторые не сумели удержаться и на своей шкуре ощутили действие карающей длани правосудия. Естественно, что это не прибавляло Сергею Ивановичу друзей среди «партийных бонз», а скорее даже напротив. Но это его не пугало. Тревожило его другое – только став во главе ФСБ Крутов осознал, насколько Россия близка к коллапсу. И виновны в том не только насквозь продажные, проворовавшиеся, презирающие всех и вся кроме себя и своей выгоды чиновники всех мастей и калибров. Теперь, имея всю полноту информации о происходящем в стране, даже действия правительства и президента наполнились для Крутова новыс страшным смыслом: численность населения (преимущественно этнических русских) сокращается ежегодно более чем на миллион человек? Не беда! Введём либеральную миграционную политику, чтобы засчёт мигрантов восполнять убыль населения. Как итог – коренных русских всё меньше, а пришлых, которые и по-русски говорить зачастую не умеют, да и не хотят учиться, всё больше и больше. Народ этим не доволен? А вот ему национальный проект повышения рождаемости. И законы о сепаратизме-экстремизме-разжигании межнациональной розни докучи. И не важно, что рождаемость не повыситься, а под национализмом, экстремизмом и разжиганием понимается зачастую вполне нормальный русский патриотизм. А любой патриотизм без доли национализма немыслим. Или вот ещё – сельское хозяйство в стране находиться уже практически в предкоматозном состоянии. Но об этом никто не говорит – ни в СМИ, ни сами политики. Никто и словом не обмолвился о реальном положении вещей в отрасли.Та же ситуация с военно-промышленным комплексом и промышленностью в целом. А что же у нас с наукой и образованием? Мягко говоря тоже не всё гладко – странные, вредительские реформы, лишь существенно ухудшающие в итоге качество образования и подрывающее научный потенциал страны, мизерные зарплаты у педагогов и учёных, крайне низкая престижность этой сферы. И это в стране, которая первой отправила человека в космос! В стране, чья система образования и подготовки научных кадров во всём мире считалась лучшей! И даже несмотря на всенародное возмущение власть продолжает тупо гнуть свою линию.
А как вам такое? Президент и многие высшие чиновники от власти чуть ли не пяткой в грудь себя бьют, гордо заверяя жителей страны в том, что де «Россия никогда не станет сырьевым придатком запада». А на деле что ни месяц – радостные, с пеной у рта, сообщения, что открыта или запущена в строительство совместно с иностранными инвестроами ещё одна труба какого-нибудь газо- или нефтепровода, о заключении сделок и договоров в энергетической сфере на баснословные суммы между Россией и другими странами…
Много также говорится и о борьбе с курением, алкоголизмом и наркоманией, от которых напрямую или косвенно страна каждый год теряет полмиллиона-миллион человек. А воз и ныне там. А ещё любят поговорить о возрождении традиционных нравственных ценностей. Говорят много, а ничего не делают – жалкие телодвижения государственной машины в этом направлении нужны лишь для того, чтобы создать видимость действия. Как итог – усиливающееся духовное разложение общества, его деградация и атомизация, превращение в апатичную серую массу. И это, пожалуй, самое страшное.
И таких примеров множество. Везде и всюду в стране ситуация была аналогичной. И поняв это, Крутов решил во что бы то ни стало разобраться в происходящем самым решительным способом. Однако через какое-то время неожиданно для себя столкнулся с активным противодействием со стороны администрации президента… И у Сергея Ивановича начало складываться подозрение, что властям по какой-то непонятной причине выгодно то, что происходит с Россией. Но, всё же, он был вынужден сбавить обороты. И вот теперь, похоже, тайный враг решил нанести упреждающий удар и сместить неудобного главу ФСБ с поста, использовав для этого как предлог бегство «Особого отдела» из Меридиана и ликвидацию базы.
Крутов молчал, обдумывая услышанное. Затем, наконец, спросил:
- Как по-вашему – долго ещё ждать… конкретных предложений?
- Я же сказал – дело ближайшего времени. День. Максимум – три. Но это ничего не изменит, - ответил президент.
- И когда эти предложения поступят…
- Я должен буду их рассмотреть и принять решение, - в голосе Владимира Владимировича неожиданно мелькнули металлические нотки.
- Понятно, - сухо прокомментировал Сергей Иванович. И действительно – сейчас ему стало понятно многое многое из того, что раньше он не понимал. И хотя это пока были лишь догадки, основанные на подозрениях, Крутов мог всё проверить. – Владимир Владимирович, есть ещё одно, о чём я хотел спросить.
- О том жесте доброй воли, на который вы меня уговорили? – уточнил Путин. 
- Всё готово к приёму беженцев?
- Все, что было можно сделать за такой короткий срок, уже сделано. Но этого точно будет недостаточно. Пожалуй, сейчас я даже начинаю сомневаться, правильно ли поступил, согласившись с вашими аргументами, Сергей Иванович.
- Ну, теперь уже поздно идти на попятную. К тому же вы ведь сами хотели создать России героический имидж, - проговорил Крутов, а мысленно добавил: «Чтобы всколыхнуть уже почти атрофировавшееся у народа чувство общности и гордости за свою державу. Но без того, что способно по-настоящему сплотить сюдей – без национальной идеи. Этот шаг, как и те, что вы предпринимали прежде, будет лишь временной полумерой. Так вы думаете, верно?». А вслух сказал:
- К тому же отменить переброску двухсон тысяч беженцев из Меридиана уже попросту невозможно.
- Да, вы правы. Невозможно. Поэтому прийдётся принять их как можно более душевно, а репортёры пусть раструбять об этом в прямом эфире по всему миру, - президент замолчал. – Кстати – в ваших докладах говорилось, что общая численность населения Меридиана составляет примерно шестьдесят миллионов человек и других разумных существ. Где разместятся те, что не прибудут на Землю?
- В иных мирах. Их координаты и названия маги Гильдии нам не раскрыли.
- Нам не доверяют?
- Я бы не сказал. Дело здесь не в доверии. Они просто не хотят рисковать и перестраховываются, - пожал плечами глава ФСБ. – На их месте я бы поступил так же.
- Что ж…, - помедлил Владимир Владимирович. – Перемещение начнётся точно по графику?
- Если ничего не измениться – да. В шесть вечера по московскому времени.
- Учитывая напряжённую обстанову, следует быть готовыми ко всевозможным…инцидентам.
- Расследование серии терактов против России продолжается. Но пока без серьёзных результатов, - проговорил Крутов.
- Работайте. Надеюсь, Васильев справиться с той задачей, которую вы ему поручили.
- Справиться, - «подтердил» Сергей Иванович, хотя на самом деле вовсе не был в этом уверен…

Зал был невелик и находился вдали от основных лагерей беэннцев. Освещали его мертвенно-зелёным светом странные полукругляе образования, выраставшие из потолка подобно грибам-трутовикам. Такое освещение у человека неподготовленного могло вызвать довольно неприятные чувства и стойкие ассоциации с миром потусторонним. Кроме того, здесь не было ни колонн, ни барельефов, ни скульптур – иными словами, зал был лишён «архитектурных излишеств», свойственных Заветному городу. Возможно так и было задумано создателями города, а может и нет, но это помещение было выдержано в стиле архитектурного аскетизма. Возможно именно поэтому, хотя и нельзя сказать наверняка, маги Гильдии и определили это место пристанищем для четырёх самых опасных преступников Меридиана.
Нериса нервно расхаживала по залу взад-вперёд. Эхо её шаго металось от стены к стене, постепенно затихая. И учитывая довольно специфическое освещение и игру теней, колдунья выглядела довольно зловеще.  Седрик стоял прислонившись к стене. Лицо лорда отражало усиленную работу мысли. Миранда сидела неподалёку, обхватив колени руками. Лишь один Фрост не скрывал своих мыслей:
-И что же это за чёрт! – взревел громила, с размаху саданув дубтной по стене. – Ты же говорила, что мы вроде как будем помогать тебе спасать Меридиан, а что теперь? Маги и чернь бегут, поджав хвосты, земляне тоже, а наш мир отдан на растерзание врагу! Что молчишь, колдунья? – яростный взгляд Ловца упёрся в Нериссу. – Отвечай!
- Тише, Фрост, - спокойно и холодно изрёк Седрик. – Даже если бы она и товетила, то этот ответ тебе не понравился бы.
- К чёрту все эти вопросы и ответы! – агрессивно жестикулируя, отозвался верзила. – Меня просто бесит, что мы тут сидим в подполье, точно крысы и ничего не делаем, когда ящеры рушан наш дом!
- Конечно, было бы лучше ринуться в бой и геройски погибнуть. Как и подобает самым опасным преступникам Меридиана… Почить во свете славы, так сказать, - ехидно отозвалась Миранда.
- Тебе-то что известно о героизме, паучиха? – раздражённо бросил Фрост.
- Ну, вряд ли можно назвать героизмом безсмысленную гибель, - спокойно отозвалась миранда. – Зато мне видно кое-что другое…
- И что же? – заинтересовался Седрик.
- Наш…командир, Странник. Он плетёт свою сеть. Очень тонкую, очень искусную. Наверное, он хочет поймать в свои сети невероятно крупную добычу, - девочка хищно улыбнулась. От этой её улыбки у Фроста по спине пробежали мурашки. – Уж кому как не мне, паучихе, знать это. И как любой охотник, Странник ждёт подходящего момента…
- Плевать я хотел на эти твои момент! – уже как-то более спокойно отозвался ловец. Вероятно потому, что поймал на себе пристальный взгляд лорда Седрика.
- А ты что скажешь, Нерисса? – лорд воззрился на колдунью.
- Вряд ли я смогу добавить что-то новое к уже сказанному.
- Надо же… А мне казалось, что у тебя всегда есть что сказать, - наметил холодную улыбку Седрик. – Или ты просто не хочешь произносить вслух то, что и дураку понятно – твой план трещит по швам. Всё идёт совсем не так, как ты рассчитывала… Ты потеряла хватку. И вряд ли ты теперь сумеешь достичь своей заветной цели вне зависимости от того, как решиться вопрос с ящерами, - лицо лорда ничего не выражало. Зато взгляд его был чрезвычайно красноречив.
- Говори что хочешь, змей, - процедила в ответ колдунья. Сказанное Седриком задело её. Очень сильно задео.  Колдунья была почти в ярости, ведь лорд был прав – он только лишь озвучил то, что терзало Нериссу уже какое-то время. Из-за этих мыслей она не могла найти себе места, как и ответа на вопрос «Что делать?». Разум её отказывался холодным и безпристрастным, но самое удивительное – даже будучи зла на Седрика, Нерисса не спешила проучить его, что раньше сделала бы не задумываясь. Она заметила в себе эту перемену, но не могла с ней примириться, желала, чтобы всё оставалось как прежде, но и противиться почему-то тоже не могла.
- Я поражён, насколько хорошо вы можете себя контролировать, - перешёл на нейтральный тон Седрик.
- Не зли её, и тогда тебе посчастливиться остаться в неведении относительно границ ей терпения, - голос Странника раздался в зале ещё до того, как все услышали его шаги.
- А вы не балуете нас вниманием, Странник, - едко отозвался лорд, «отделяясь» от стены, когда Игорь вошёл в зал. – Всё никак не найдёте достойного нас задания или пытаетесь придумать, куда бы нас отправить, что б мы не вернулись?
- Я ценю ваш специфический юмор, лорд Седрик. Однако вы правы – пока в моих планах нет ничего, касательно вашего…отряда, - Странник с сомнением оглядел всех присутствующих. – Впрочем, скоро всё может измениться.
- Значит, Миранда была права, - молвила бывшая стражница. – Ты что-то затеваешь.
- пять с плюсом Миранде за догадливость, - усмехнулся Игорь, подмигнув девочке-оборотню. Та не отреагировала. - Я так понимаю, ты не собираешься посвятить нас в сво план, раз уж не сделал этого раньше, - продолжила полдунья.
- Верно. Пешкам незачем знать всю стратегию и тактику этой войны. Достаточно, чтобы они просто выполняли приказы, когда это необходимо…или нарушали их, когда это целесообразно.
- А вы весьма откровенны, - сказал Седрик. – Указали «пешкам» на их суть, предназначение и место, назвав всё своими именами…
- Не люблю лицемерия, - пожал плечами Игорь. Что-то ему не понравилось в тоне Седрика. Эти скачки интонации…они могли значить многое, или совсем ничего. Но нельзя забывать, что лорд, как и любой змей, умён, хитёр и скрытен. Однако у него есть понятие чести. Даже если он что-то затевает, то вряд ли так просто переступит долг за спасение собственной жизни. Но в любом случае не стоит спускать с него глаз. – И потом – при удачном стечении обстоятельств или в результате хорошо просчитанной комбинации пешка может неожиданно стать ферзём…
- Да, но только если к тому времени прежний ферзь уже взят противником, - отозвался Седрик. – Хотите оставить нас в резерве до нужного момента, чтобы, когда он настанет, наше вмешательство решило исход всего?
- Возможно, - задумчиво отозвался Игорь. – Иногда мне кажеться, что вы можете читать мысли, лорд.
- Забавно. Ведь это такая ирония – ты хочешь сделать самых опасных преступников Меридиана последней надеждой вселенной, - усмехнулась Нерисса.
- Один умный человек – землянин – как-то сказал: «Сделай добро из зла потому, что его больше не из чего делать», - Игорь таинственно улыбнулся.
- Ладно, хватит уже об этом, - прервал их Фрост. – Лучше скажи, что нам делать теперь. И кстати – Меридиан уничтожается ящерами. Какой от тебя толк, Странник, если ты ничего не делаешь? – с вызовом бросил он.
- Не спасаю? – изогнул бровь Игорь. – Ты не первый, кто бросает мне подобное обвинение за последние два дня. Фрост, думаешь, что речь идёт об одном только Меридиане? Не-е-ет, в этой игре ставки настолько высоки, что, пожалуй, такого не было ещё нигде и никогда. Обе стороны поставили на кон всё, что имеют и даже сверх того…
- Какая к чёрту игра? О чём ты? – резко спросил ловец, которому уже давно надоело выслушивать туманные речи Игоря. – По-твоему, уничтожение Меридиана – это игра?!?!?!
- Нет. К сожалению, это суровая реальность, - покачал головой Игорь. Он понимал, что чувсвтует Фрост. Прекрасно понимал. То же самое он чувствовал в своём родном мире, когда сражался с «Обществом неизвестных» уже после решения вопроса с Верховным Иерархом. Но здесь и сейчас он не мог сделать того, что ожидал от него Фрост и многие жители Меридиана, в одночасье лишившиеся всего, что было им дорого. Хотел, но не мог. Не имел права. По многим причинам. Но в первую очередь потому, что такой шаг повлёк бы за собой выход ситуации из-под контроля. А ведь было сделано сишком многое, была проведена титаническая работа, чтобы только привести события в нужное русло и получить возможность – самую малую, призрачную – влиять на них. И теперь нельзя было допускать ни малейшей ошибки, ведь второго шанса уже не будет. И это означало бы конец всего. – Эта реальность такова, что сейчас необходимо пожертвовать малым, чтобы выиграть многое.
- Пожертвовать Меридианом? – взревел Фрост, хватаясь за свою дубину. Пожалуй, никто и не предполагал, насколько ловец привязан к своему родному миру. Насколько он ему дорог…
- Тише, Фроссст, - холодно глянул на него Седрик. Сейчас он впервые не смог сдержать свою змеиную сущность, а это значило, что лорд крайне раздражён.  Фрост решил не испытывать его терпение и умолк. Хотя ещё имел что сказать Страннику. – Пожертвовать малым? Сейчас вы говорите, как одна маоя старая знакомая в былые времена…
- Остаётся надеяться, что меня не постигнет та же участь, которая досталась ей, лорд, - отозвался Игорь.
- А теперь послушай меня, Странник, - наконец в диалог вступила Нерисса, буквально испепелив взглядом Седрика – уж кому, как не колдунье было знать, кого именно тот назвал «старой знакомой», с ударением на слово «старая». – Я не знаю, чего ты добиваешься и кого хочешь перехитрить, но помни вот о чём – ни один план не застрахован от провала. Тем более тот, в котором продумано абсолютно всё. И твоя самоуверенность здесь совершенно не к месту. Кроме того, меня тоже не устраивает вариант с уничтожением меридиана.
- Даёте советы, исходя из собственного опыта, Нерисса?
- Не стоит неооценивать опыт… старших, - сухо сказала женщина.
- Извините за мой сарказм – иногда я просто не могу удержаться, - искренне ответил Игорь, тем самым немного удивив и саму колдунью и всех остальных. – Я прекрасно понимаю, что недооценивать противника – это прямой путь к поражению…
- просто из интереса – вы всё-таки косвенно подтвердили, что у вас есть какой-то враг, - Седрик пристально глянул на Игоря. – Не поделитесь информацией о нём? Ведь мы должны знать, с кем на самом деле сражаемся…
- Хотел бы я и сам это знать, - вздохнул Странник. – На самом деле о том, с кем нам в конце-концов предстоит схлестнуться, мы не знаем почти ничего – ни кто это, ни откуда. Нам не известны цели врага, а о его или их вмешательстве мы узнаём, когда уже слишком поздно. Одно известно точно – противник этот крайне опасен, постоянно опережает нас на несколько шагов и очень хорошо умеет заметать следы… Именно поэтому так важно, чтобы этот таинственный враг не подозревал о моём пристутствии здесь – нужно, чтобы всё шло по его плану. Тогда в самый последний момент он – возможно – покажется на виду, и мы нанесём удар. Хотя не исключено, что наше вмешательство также предусмотрено противником и это он нас выманивает. Но другого пути нет…
- Похоже, Странник, у вас серьёзные проблемы. Чем же вам так неугодил этот таинственный противник? – внешне спокойный Седрик на самом деле был заинтригован.
- Внезапная гибель нескольких вселенных не могла остаться незамеченной, - ответил Игорь. – С моего последнего визита в Меридиан многое изменилось. Тогда я решил создать особую организацию, следящую за порядком во всех доступных мирах. И вот, несколько лет назад мы заметили, что некоторые вселенные попросту исчезли, обратились в ничто… каждый раз было одно и тоже. Один подчерк. А потом мы обнаружили следы странной тайной силы в других мирах, незаметно но неумолимо ведущей их к гибели, и решили разобраться… Итак, я раскрыл вам часть своих карт, хоть и не собирался этого делать. Вопрос в том, что вы сами будете делать теперь, зная всё это.
- Странный вопрос, - Седрик улыбнулся своей фирменной змеиной улыбкой, которая могла означать и скрывать всё что угодно. – Мы будем делать то, что необходимо. А иногда – то, что целесообразно…
- То, что ты говорил о гибели вселенных… Это правда? – спросила Нерисса. Она сомневалась в словах Игоря, не могла вообразить, как вообще возможно уничтожить вселенную. Но понимала – сейчас Игорь говорит серьёзно. – Хотя конечно правда. Врать тебе незачем. А раз так, то у меня просто нет выбора. Я согласна с лордом.
- Фрост, Миранда? – Игорь посмотрел на них, ожидая ответа.
- Долг за спасение жизни священен. Я пойду за тобой, Странник, - проговорил ловец. – Кроме того, я не хочу, чтобы и мир Меридиана исчез так же, как те, о которых ты рассказал.
- Что до меня – мне интересно, насколько искусно ты сплёл свою паутину и попадёт ли в неё столь желанная и сильная добыча, - ответила девочка-оборотень. И взглянув на Странника, добавила:
- Или добычей окажешься ты сам, попав в сети своего врага? Мне интересно… Но Фрост тоже прав.
- Хорошо, - кивнул Игорь. – Хорошо, что нам удалось всё уладить.
- Как будто у нас был выбор, - философски изрёк Седрик, пожав плечами…

«Да будет твой век долог, Советник», - ментальный вызов Хо’рааса стал для Первого Советника совершенной неожиданностью. Однако он знал, что Ревнитель не стал бы его безпокоить по пустякам, поэтому ответил:
«Приветствую тебя, Ревнитель. Зачем ты обратился ко мне? Хочешь, чтобы я пересмотрел условия твоего наказания?»
«Нет, верховный. Я должен сообщить нечто важное».
«Важное?»
«Да, Первый среди Равных. Мы захватили базу на северном полюсе планеты, как Вы и приказывали».
«Однако я отчётливо слышу в вашей речи «но»», - мыслесфера Советника подёрнулась сиреневыми тонами заинтересованности. «Полагаю, поэтому вы вышли на связь прежде, чем планировалось…»
«База была уже пуста, когда мы прибыли».
«Вот как? Значит, они эвакуировались. Но почему тогда не был приведён в действие механизм самоуничтожения?..» - этот вопрос Советник задал скорее сам себе, но Ревнить принял его на свой счёт:
«Мы обнаружили подземный бункер. Судя по всему, он предназначался для того, чтобы в экстренных ситуациях принимать на себя контроль над всей базой… В том числе и над системой самоуничтожения… Мы пока не разобрались в их языке, но об одном я могу говорить с полной уверенностью – система самоуничтожения была активирована незадолго до нашего прибытия. Но затем почему-то отключилась…»
«Или кто-то её отключил», -  задумчиво изрёк Советник.  Это было очень странно и не могло не настораживать – зачем вдруг землянам понадобилоьс оставлять свою передовую во всех отношениях базу в руках противника? Да и системы самоуничтожения так запросто не отключаются… Советник знал предысторию появления этой базы, знал, что она – кладезь ценных технологий и информации. Поэтому насторожился, едва только узнал, что она не была уничтожена. Но сейчас его подозрения усилились ещё больше – в том, что база уцелела, был какой-то скрытый замысел. Но пока не было ясно, какой именно.
«Возможно, это действительно так», -  согласился Ревнитель. «Система самоуничтожения была хорошо защищена и продублирована. Сомневаюсь, что она могла отключиться сама по себе. А отключить её быстро, не знакя, как это сделать, невозможно».
«Выходит, её мог отключить только тот, кто знал, как это сделать», - резюмировал Советник. И это заставило его ещё сильнее усомниться в том, что произошедшее – просто случайность.
«Есть ещё кое-что, Советник», - как-то не вполне уверенно продолжил Ревнитель.
«Говорите», - прервал раздумья Совтеник. Он уже знал, что ему скажет Хо’раас.
«Владыка, мы были правы, предполагя, что хозяева базы прибыли издалека… Но мы и представить себе не могли, что истина окажеться куда хуже», - пси-сфера Ревнителя на миг окрасилась во множество цветов сразу, хаотически изменявшихся и перетекавших один в другой. Это было смятение, сдобренное негодованием и… страхом. Суеверным ужасом, с которым Хо’раас как ни пытался, не мог совладать. «Советник, они использовали… ЗАПРЕТНУЮ технологию. Они пришли с ТОЙ стороны», - и эти слова-мыслеобразы ревнителя были наполнены безотчётным ужасом, прорвавшимся сквозь все психологические барьеры.
«Запретную технологию?» - «удивился» Советник. К счастью, он уже давно научился скрывать свои истинные мысли и чувства ото всех, кто мог их прочесть, поэтому Ревнитель не заметил неискренности в ментальном «голосе» собеседника.
«Д-да… Мы обнаружили три устройства», - подтвердил Хо’раас. «И конструкция не оставляет сомнения в их назначении».
«Похоже, прошле решило напомнить о себе в полный голос – сначала Предтечи, а теперь вот величайшее табу нашего народа… Я немедленно сообщу об этом Императору. До тех пор, пока я не получу от него указаний, ничего не предпринимайте».
«Но по Закону Запретная технология должна быть немедленно уничтожена в случае обнаружения…», - робко попытался возразить Ревнитель. Впрочем, было ясно, что сам он не горит желанием исполнять веление Закона – одно только упоминаение о Запретной технологии вызывало у него суеверный трепет и отвращение.
«Я сказал – ничего не предпринимайте», - сурово бросил Советник.
«Как прикажете», - смиренно и, как показалось Советнику – с облегчением, принял его волю Ревнитель, покидая ментальную сеть Шао’ссоров и оставляя Первого Советника Императора в глубокой задумчивости.
а подумать действительно было о чём – благо, вызов Ревнителя застал Советника как раз на пути в зал Размылшений и как раз сейчас услужливый Хранитель открывал дверь перед представителем Императора.
И вот, наконец. Советник оказался один с огромном сферическом зале, куда не мог пробиться ни один пытливый, любопытный или случайный ментальный взгляд. Хотябы здесь можно было чувствовать себя свободно – никому не позволялось входить в зал, пока там кто-то был. Также здесь не было аппаратуры слежения, кроме того зал был полностью экранирован от любых излучений и полностью защищён от сканирования. Иными словами – невозможно было узнать, что происходит в зале. Даже сами Хранители не имели права входить в Зал во время Размышления. Советник скинул капюшон балахона, превращаясь из таинственного и грозного представителя Императора в человека, столь предательски похожего на Странника.
- Что ж, хотябы здесь я могу быть самим собой, - полушёпотом проговорил он по-русски, взъерошив волосы и потянувшись. – Но какая же загогулина выходит, а! Если бы таинственный кто-то не отключил – а в этом нет сомнения – систему самоуничтожения базы, то отряд этого фанатика был бы уничтожен взрывом ещё на подлёте. Но вряд ли таинственный некто хотел спасти Ревнителя и его бойцов – слишком безсмысленно и великодушно, учитывая важность базы и наличие переместителей… Забавно – чешуйчатые так боятся этой технологии перемещения… Хотя чего ещё от них ожидать после того, как они в первый и единственный раз открыв путь в иное измерение эпоху назад им обязательно нужно было начать войну с населением того мира. войну, в которой они позорно проиграли, едва не были уничтожены и отправлены сжалившимися победителями в безсрочную ссылку в этот мир… Но как умело высшие касты скрыли свою величайшую ошибку использовав религию и попутно объявив технологию перемещения и всё, что с ней связано ересью, подлежащеё искоренению… Похоже, не только люди бояться прошлого и той истины, которую оно может открыть. Ничтожные трусы, живущие во лжи и даже не подозревающие об этом!
- Но я отвлёкся, - Игорь стал нарезать круги по залу. – Система самоуничтожения базы была отключена. Но уже после того, как начался обратный отсчёт. А активировать систему мог только начальник базы. В любом случае, это делалось по его приказу. Выходит, на базе был кто-то, не согласный с приказом… Но это по меньшей мере странно – землянам по большому счёту наплевать на Меридиан, именно поэтому они и эвакуировались, а не продолжили сражаться. Даже город Предтеч пока не был ими задействован. И это тоже довольно странно… Как бы там ни было, но будь я на их месте, я бы обязательно уничтожил базу, чтобы не допустить врага на Землю. А тут на тебе! Целых три исправных переместителя. Это скорее похоже на приглашение. Вряд ли за отключением самоуничтожения стоит начальник базы. Но у кого ещё тогда мог быть доступ? Чёрт его знает! А это значит, что тот, кто отключил бомбу, обладает весьма широкими полномочиями… либо внушительными возможностями… Но если всё не так? Если люди специально сделали это? Зачем? Чтобы ввести противника в замешательство? Или заманить в ловушку? Или ещё по какой-то причине? И меня всё-таки тревожит, что они до сих пор не используют город Предтеч…если только не с его помощью «исчез» Резонансный генератор. Но подобное наглое бездействие, когда в рукаве спрятан такой жирный козырь, настораживает… Или они просто не знают, что делать? Не имеют возможности нам помешать? Это бы многое объяснило… Однако стоит ли рассчитывать на это? Наверняка командующий Шро’так уже успел поделиться с землянами своими знаниями и предложил помощь…, - внезапно «Советник» замер на месте – ход его размышления был прерван – неожиданно на него нахлынуло мощное и странное, ни с чем не сравнимое чувство падения в чёрную бездну. Это могло означать лишь одно – его вызывали на беседу. И было совершенно очевидно, что для этого таинственного собеседника защита Зала Размышлений не являлась помехой.
Игорь закрыл глаза, сосредотачиваясь на внутренних ощущениях, и услышал громкий скрипучий голос, шедший, казалось, из костей его собственного черепа:
«Как я погляжу, мыслительный процесс набирает обороты. И какие же плоды он принёс?»
«Слишком много вариантов», - сухо тозвался Игорь, испытывая огромное нервное напряжение – он всегда волновался при разговоре с тем, кто его вызвал. Это не был страх, да и волнениме в привычном смысле слова это чувство назвать было нельзя. Одно время он даже пытался анализировать это ощущение, классифицировать его. Но Игорь это так и не удалось.
«Что случилось?» - ирония из голоса собеседника улетучилась.
«В том всё и дело – ничего не случилось».
«То есть?»
«Город Предтеч никак не отреагировал на бомбардировку планеты, люди эвакуировали свою базу, но не взорвали её», - последовал ответ.
«Очень интересно», - усмехнулся голос. казалось, что его владелец доволен услышанным. «иногда люди действительно могут быть непредсказуемы… Хотя не в этом случае».
«Вы хотите сказать…», - Игорь не закончил вопрос.
«Да. Я предполагал, нечто в этом роде… Хотя признаюсь честно – думал, что это один из наименее вероятных вариантов развития событий».
«И, всё же, вы знали, что такое возможно. Почему же вы не остановили меня, когда я предложил разбомбить планету для отвлечения системы защиты города Предтеч?»
«Волнуетесь о жертвах?» - безразлично спросил голос. «По-моему, в вашем положении уже поздно волноваться о таких вещах. Вы же знали, на что шли. Кроме того жертв было не так уж и много – всего треть населения Меридиана… Что вообще-то удивительно, учитывая, какой мощной была бомбардировка».
«Я об этом знаю. Большая часть населения укрылась в подземном городе… Но сто миллионов человек и других разымных погибли, а экосистема планеты полностью уничтожена. Этот мир больше не пригоден для жизни!»
«Мы уже принесли множество жертв на нашем пути, Игорь. Эта – не единственная, но последняя. Как только мы сделаем то, что должны сделать, всё станет таким, каким должно было быть с самого начала, а то, что исчезло – вернётся».
«Я это понимаю, но такие оправдания всё-равно не подходят для моей совести», - угрюмо отозвался Игорь.
«Ха, благословен то мир, в котором ещё остались люди, подобные вам», - усмехнулся собеседник. «Вы так переживаете из-за тех невинных, что сложили свои жизни, встретившись нам на пути, но ваша совесть молчит, когда речь заходит о сотнях тысяч убитых вами за их преступления. Разве здесь нет очевидного противоречия? Ведь любая жизнь есть величайшая ценность, а убийство, хоть бы и из самых благородных побуждений, это всегда убийство…»
«Не вам говорить мне об этом», - сухо оборвал собеседника Игорь. «Дя, я знал, на что шёл, но это вовсе не значит, ято всё происходящее доставляет мне удовольствие».
«Как вам угодно, дорогой друг, как вам угодно», - примиряющим тоном изрёк собеседник. «А теперь вернёмся к обсуждению более важных вопросов, чем ваша многострадальная совесть. Левиафан уже направляется к Меридиану. Через пять дней по местному времени он будет на месте…»
«Да. Если только не случиться ничего непредвиденного или, как вы сказали – маловероятного», - язвительно отозвался Игорь.
«Если это вас так безпокоит, то почему бы вам не воспользоваться вашими возможностями и не узнать, что затевают наши недруги? Ведь войти в информационное поле вселенной так просто…»
«И тогда меня сразу обнаружат мои квантовые браться…»
«Земля всё ещё остаются угрозой», - сменил тему собеседник. «Даже если и уничтожить их базу сейчас, они всё-равно будут иметь доступ в Меридиан через свои установки на земле. Но вряд ли они сюда полезут, раз уже дали дёру. Другое дело – город Предтеч, который уже раз сто мог спокойно уничтожить всю нашу армаду…»
«Возможно, управляющий крепостью ИскИн заразился нерешительностью от землян…» - мимоходом заметил Игорь.
«…однако, мы уже можем кое-что противопоставить крепости», - не обратил на него внимания собеседник. «Вместе с тем, коллега, вы уже сделали всё, что должны были, и не важно, что резонансный генератор исчез. Это лишь ненадолго отсрочило неизбежное… Полагаю, пока лучше оставить всё как есть. Ничего не делайте. Не вступайте в схватку с Крепостью – хоть у нас и есть шанс одолеть её, но в процессе мы потеряем слишком много кораблей и воинов, а это пушечное мясо нам ещё пригодиться на завершающей стадии, которая очень близка…»
«А если город сам атакует?» - поинтересовался Игорь. «Впрочем, я что-нибудь придумаю…»
«Хорошо», - довольно изрёк собеседник. «И да, кстати – наш Император отдал приказ: отвести армаду планетарной системы и ожидать прибытия Левиафана».
«Очень удобно, что Император и вы теперь – одно лицо», - усмехнулся Игорь. «Надеюсь, подозрений ни у кого не возникло?»
«Жалкой клике Советников, религиозных фанатиков и маразматичных адмиралов ни за что не переиграть меня на моём же поле», - последовал самодовольный ответ. «А теперь, Советник, исполняйте приказ».
«Будет исполнено», - наигранно-почтительно изрёк Игорь, чувствуя облегчение – ощущение угрюмо смотрящей на него бездны исчезло…

0

28

Вот уже несколько минут в кабинете комиссара Гордона царила тишина: сам владелец кабинета, пребывая в глубокой задумчивости, сидел в кресле, звявшись рукой за подборок, и напоминал роденовского «Мыслителя». Его гостья, Вильгельмина Вандом, раздираемая тревогой и сомнениями в правильности своего поступка, возраставшими с каждой секундой, ожидала, что скажет комиссар. И это ожидание было тем невыносимее, чем дольше продолжалось. От волнения сердце девушки билось очень часто, она буквально не могла найти себе места и чтобы хоть как-то отвлечь себя теребила пуговицу своей куртки. Наконец Горднон посмотрел на Вилл – девушка глянула ему в глаза и просияла, а её волнение волшебным образом мгновенно улетучилось. Вилл поняла, что поступила правильно, доверившись комиссару! Таких радости и облегчения она, пожалуй, не испытвала ещё ни разу в жизни. А комиссар, меж тем, нарушил молчание, и без того длившееся слишком долго:
- Удивительные вещи вы рассказали, мисс Вандом. Скажу честно – я поражён, хотя думал, что после выступления Путина в ООН такое со мной уже не случиться. Но теперь я понимаю, почему вы сначала не хотели ничего мне рассказывать…
- И что вы теперь будете делать, получив ответ? – спросила стражница. Спросила скорее для того, чтобы окончательно успокоиться, ведь она поняла, что Гордон сдержит слово, взглянув ему в глаза. Но с вновь нахлынувшим волнением от того, что она смогла, наконец, поделиться своей тайной с кем-то, кроме Метта, совладать было очень непросто.
Комиссар улыбнулся. Мягко. По-дружески. Он понимал, что сейчас чувствует Вилл.
- А как вы сами думаете – что мне с этим делать? – усмехнулся он себе в усы. – Я же дал обещание – о содержании нашей беседы не узнает никто… А что до меня – мне теперь остаётся только удивляться, насколько велика и сколь удивительна наша вселенная.
- Спасибо, - это было единственное, что смогла ответить девушка. Сейчас она была благодарна этому пожилому человеку, так внезапно возникшему на её жизненном пути.
- Не стоит… Хотя позволь спросить – ничего, если я вдруг стану рассказывать своим внукам истории о ваших приключениях? – хохотнул Гордон, подмигнув девушке.
- Хоршая сказка на ночь – это всегда здорово, - кивнула Вилл улыбнувшись. Просто удивительно, как комиссар за считанные минуты сумел расположить девушку к себе, а ведь раньше Вилл представляля главного полицейского города суровым блюстителем закона и порядка, чем-то неуловимо похожим на комиксового судью Дредда. И уж никак она не ожидала, что комиссар полиции Хитерфилда окажется таким, каким он оказался. Наверное, это потому, что она ни разу не видела его, да и слышала о нём очень немного…
- Что ж, - вздохнул комиссар. – По крайней мере теперь ясно, что на самом деле произошло в школе… Однако расследование прийдётся продолжить и, судя по всему, оно зайдёт в тупик – рассказанное вами не выйдет за пределы этого кабинета, Линдон и кесслер воспользовались правом на телефонный звонок… Теперь за ними присматривает АНБ, но я думаю, что всё это – фарс, иначе мне не пришлось бы разговаривать по телефону с советником президента Барреттом. Что же до людей, осуществивших захват школы вместе с Кесслер и Линдоном – они все как один заявляют, что ничего не помнят со вчерашнего дня. В сухом остатке у нас только мистер Вонг. Но он тоже не сможет ничего рассказать…
- Нелегко вам приходиться, - сочувствующе сказала Вилл.
- Иначе было бы неинтересно работать, - усмехнулся Гордон. – Мда… По-хорошему, надо бы вызвать на беседу и ваших подруг. Но я этого не буду делать. Итак, наша беседа завершена, мисс Вандом. Благодарю, что не пожалели потратить немного своего времени.
- Ну… всегда рада помочь, - немного смущённо ответила девушка, вставая. Она уже собиралась выйти из кабинета, когда комиссар сказал:
- Мисс Вандом… Я ничего не общаю, но если вдруг когда-нибудь вам или вашим подругам понадобиться помощь…
- Спасибо, - кивнула Вилл, выходя из кабинета. Сказала тихо, чтобы никто снаружи её не услышал.
- Ну, как прошло? Что он спрашивал? Что ты ему сказала? – тут же накинулись на Вилл подруги, едва она затворила за собой дверь и очутилась в коридоре.
- Всё нормально, - ответила девушка таким тоном, что стражницы тотчас прекратили расспросы. – Мы можем больше здесь не задерживаться, - сказала она уже своей матери.
- Слава Богу! – обрадовалась женщина. – А я уж думала, это никогда не кончиться.
- Всё хорошо, что хорошо кончается, - философски изрекла Ян Лин, наградив Вилл красноречивым взглядом – она догадалась, что именно девушка рассказала комиссару. – Я думаю, теперь самое время всем нам успокоиться и перевести дух.
- Вы правы, - согласился Томас Лер.- Хотя мне не понятко – как так случилось, что Ирма не была в школе, когда произошёл захват… Ведь она пошла в школу утром…
- Мистер Лер! Что я сказала по поводу перевести дух и успокоиться? – Ян Лин наградила полисмена предельно суровым взглядом, и отец Ирмы тотчас поднял руки в знак того, что сдаётся перед авторитетом пожилой дамы.
- А я знаю, как они обезвредили террористов, - умным, но очень хитрым видом торвественно возвестил крис, заблаговременно отходя подальше от сестры. – Как только Ирму схватили, она начала так мерзко визжать, что все бандиты сразу решили сдаться! – выпалил парнишка, спрятавшись за Калебом, и с нескрываемым удовольствием наблюдая за рекацией Ирмы.
- Ах ты маленький!.. Да ты на что намекаешь?!? На кого батон крошишь?!?! – вскипела Ирма, но серьёзный отцовский взгляд моментально охладил её пыл. Эффект был таким, как если бы раскалённое железо резко окунули в воду – Ирма разве что только не шипела и от неё не шёл пар. Но эта. казалось бы, совершенно незначительная сцена, каким-то непостижимым образом рассеяла напряжение копившееся всё это время и у самих стражниц и у их близких – облегчение мягким и приятным потоком проникло в сердце каждого, вызывая радость от осознания того, что опасность миновала и всё хорошо закончилось. Ирма звонко и задорно рассмеялась, давая выход своим эмоциям. Хай Лин не удержалась, и последовала её примеру и улыбки появивлись на лицах всех остальных.
- Да, подруга, ты как всегда в своём репертуаре – умеешь в нужный момент разрядить обстанову, - едва сдерживая смех, сказала Хай Лин.
- А при чём тут Ирма? – насупился Крис, не покидая своего надёжного убежища – Калеба – на тот случай… просто на всякий случай. – Это я всё устроил! – гордо сказал мальчик, утерев рукавом нос.
- Ага – вам надо напару работать в собственном шоу комедиантов! – кивнула повелительница воздуха, продолжая хохотать.
- Вот уж кто не перестаёт меня удивлять, так это Ирма, - сказала Вилл, обращаясь к Тарани – они стояли чуть поодаль от родителей. – Кажется, что даже если мир начнёт трещать по швам, она всё-равно будет смеяться, шутить и балагурить.
- Да уж, она такая, - кивнула Тарани, с улыбкой наблюдая за Ирмой и Хай Лин, которые уже яро обсуждаи идею собственного комедийного шоу при активном участии Криса и Лилиан. К свему удивлению, Калеб тоже оказался втянут в словестную баталию и теперь с выражением полного недоумения на лице пытался придумать, как из этого выпутаться.
- Пожалуй, вы правы, - как бы нехотя согласилась Корнелия. – Не хочется об этом говорить, но Ирма – душа нашей компании. Не представляю, как бы всё было без неё.
- Оу! Корнелия! Что я слышу? – Тарани хитро посмотрела на подругу. – Ты наконец-то это признала? А что насчёт этих ваших вечных подкалываний друг над другом?
- Не твоё дело, - ответила блондинка, но улыбку не сдержала.
- Сестрёнка, о чём это вы тут так интересно беседуете? – спросил Питер, оглянувшись.
- Да так, - пожала плечами Тарани. – Ничего особеннго.
- Жаль, а то у меня уже уши вянут от этих доморощенных юмористов, - кивнул парень на Ирму и Хай Лин, которые как раз принялись пересчитывать свои воображаемые гонорары.
- По крайней мере, это лучше, чем слушать в новостях, что за бардак твориться в мире, - серьёзно произнелса миссис Кук. Впрочем, своей серьёзностью она никого не сбила с толку – все видели, как женщина ещё минуту назад с улыбкой следила спором двух девочек.
- Кстати о новостях, - внезапно раздался голос комиссара – все были настолько заняты своими мыслями или чем-то ещё, что даже не заметили, как он подошёл, а Ирма и вовсе застыла от неожиданности в позе разъярённого медведя с поднятыми над головой руками.
- А что с новостями? – «медвед» принял исходное положение.
- Только что стало известно. Это ещё одна новость из тех, что обязательно потрясут мир, - ответил Гордон, посмотрев на Вилл. – Вы должны это увидеть, - и зашагал вперёд по коридору. Люди, ничего не поняв, переглянулись и двинулись следом. Миновав несколько поворотов, они оказались в просторном холле с большими окнами, полуприкрытыми жалюзи. К немалому удивлению вновь прибывших здесь уже собралась довольно болшая группа оживлённо переговаривающихся людей – тут были и полицейские в форме, и люди в штатском, и совершенно непонятные личности явной преступной наружности. И все они заинтересованно смотренли на экран большого плазменного телевизора, закреплённого на стене.
- Что за важность? – спросила Корнелия у комиссара.
- Сейчас всё сами узнаете, - ответил тот, а изображение на экране с заставки начинающегося экстренного выпуска новостей резко сменилась: дрожащая в нервных руках оператора камера выхватывала из реальности взволнованное лицо репортёра – мужчины средних лет – на фоне голой металлической стены с заклёпками и средних размеров иллюминатором на заднем плане. Динамики разорвал рокочуще-дребезжащий гул, в котором многие сразу узнали шум вертолётных винтов, взбивающих воздух в борьбе с гравитацией. камера дрогнула сильнее обычного и пошла влево – по экрану проплылилица ещё четырёх человек – три мужских и одно женское. Наконец репортёр собрался с мыслями и, кивнув оператору, перекрикивая шум работающего двигателя, заговорил:
- Здравствуйте, уважаемые телезрители. Это Дик Нолт из CNN, а так же мои коллеги из Британии, Франции и Германии – Сэм Хаммонд и Моника Уайт, Жак Пийон и карл Шультц. Сейчас мы находимся в вертолёте министерства по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации над русской Сибирью и пересекаем тайгу, - оператор тут же протиснулся к иллюминатору, и по экрану живописно замелькали верхушки деревьев, сливающиеся от скорости в один сплошной безкрайний океан зелени. – Таких вертолётов как наш, следующих тем же маршрутом – десятки, и в каждом репортёры со всех концов света… Что ж, похоже этот мир меняется всё быстрее. Уж точно быстрее, чем мы могли предположить – казалось, ещё недавно – каких-нибудь пять-шесть дней назад главной темой всех новостных выпусков было сенсационное выступление Владимира Путина на заседании Совета безопасности ООН, последствия которого ещё только начинают проявляться. Но президент России вновь решил преподнести всему миру сюрприз, грозящий стать новой сенсацией и – ни много, ни мало - поворотной точкой в истории всего человечества…, - камера отъехала от иллюминатора и взяля выдерживающего пафосную театральную паузу Нолта крупным планом. – ПЕРВЫЙ КОНТАКТ! – подобающим случаю тоном возвестил журналист. – Сообщение о том, когда и где он состоиться, было разослано админичтрацией президента РФ главам всех стран мира и во все новостные компании всего десять часов назад, и сразу же изо всех уголков Земли в Россию устремились главы государств, чиновники и репортёры… В послании президента России, начинающем новую эпоху человечества, говорилось, что Российская Федерация вступила в контакт с представителями внеземного разума, и готова принять их как беженцев на своей территории, предоставив всё необходимое…

Напряжённую тишину в коридоре взорвали десятки удивлённых, возмущённых и недоумевающих возгласов.
- Никогда бы не подумала, что…, - вовремя осеклась Ирма. – В смысле это просто невероятно!
- Это же круто! – восхищённо воскликнул Крис, продолжая увлечённо следить за репортажем. – Настоящие пришельцы! Интересно, а какие они? Маленькие и зелёные? Со щупальцами? Или это гигантские мозги-убийцы? - бормотал про себя парнишка.
- Какое живое воображение, - поморщилась Корнелия.

Между тем, Дик Нолт продолжал:
- … подлетаем к месту назначения, - камера вновь устремила свой взор на таёжные пейзажи в иллюминаторе – ле внизу, казавшийся сплошным изумрудным морем, начал постепенно редеть, стали появляться проплешины, абсолютно лишённые деревьев, а затем вертолёт развернулся боком, снижаясь, и удивлённым взглядам зрителей предстала гигантская, просто неимоверная просека посреди густого непроходимого леса. Она была настолько необъятна, что дальняя её часть скрывалась в утренней туманной дымке… А внизу покуда хватало взгляда раскинулась циклопическая стройка – повсюду копошились маленькие фигурки людей, тяжёлая техника самого разного назначения деловито сновала по своим делам, раскатывая в грязь траву, выкорчёвывала деревья, рыла котлованы, укладывала трубы, возводила дома, прокладывала дороги… Казалось, что кто-то решил за пару дней построить в таёжной глуши совеременный мегаполис… От созерцания этой масштабной стройки в самом центре Сибири возникало, тихой сапой выбравшись из глубин подсознания, странное чувство неестественности, сюрреалистичности происходящего. Такое же чувство испытываешь во сне, блуждая по Таинстенному Городу, так похожему на все знакомые тебе города и одновременно непередаваемо чужому, и не похожему ни на один…
Наконец Нолт сообразил, что пауза выдалась уже далеко не театральной:
- Прошу прощения, дамы и господа… Но это… это действительно захватывает. Как раз сейчас мы находимся в «точке 217», как её обозначили в послании президента. Согласно договорённости, мы не имеем права разглашать координаты этого места, его точно положение. Это необходимая мера предосторожности. Во-первых, место контакта было выбрато таким образом, чтобы избежать наплыва любопытствующих и зевак, который неизбежно случился бы в обжитом районе любой страны. Во-вторых, и признаюсь честно – нам именно эта причина кажется главной – из достоверных источников нам стало известно, что именно здесь, в «точке 217» расположен тот самый секретный научный центр, где была создана и находится установка перемещения между мирами, допуска к которой сейчас требуют все учёные мира, - в этот момент вертолёт дёрнулся и замер, двигатели убавили обороты и стали затихать. – Мы только что приземлились, - прозвучал голос Нолта, подавшегося к выходу. Остальные репортёры уже были снаружи.
После полутьмы, царившей во чреве летающей машины, лучи восходящего солнца казались болезненно яркими – люди щурились и прикрывали глаза. Британские репортёры сразу отделились от группы вновь прибывших, и направились к другому вертолёту, нежившемуся на брюхе чуть подаль – там тоже стояли несколько человек, один из которых приветственно махал рукой. Француз и немец незаметно удалились – судя по всему, каждый знал, куда идти, хоть вертолётов на огромной грунтовой посадочной площадке было уже десятка два, и через каждые пять минут прибывал новый.
- Итак, дамы и господа, - не унимался Нолт. – Мы находимся в «точке 217», где должен произойти первый в истории контакт людей с планеты Земля с иным разумом, - а в это же время оператор снимал панораму циклопической стройки – благо, что посадочная площадка была устроена на довольно высоком холме, вершину которого специально сровняли. С высоты птиьчего полёта все эти люди, машины, дома и дороги – всё казалось каким-то нереальным и игрушечным, но здесь, на земле безстрастная камера запечатлевала лица, жесты, действия людей, которым, похоже, не было никакого дела до важности момента – они всё также продолжали делать свою работу. Все эти небольшие детали, невидимые с высоты, предали строительству человеческое лицо: вот о чём-то горячо спорят водитель экскаватора и человек в штатском, вот бригадир назидательным тоном раздаёт указания своим подчинённым, не стесняясь в выражениях, а какой-то строитель с растрёпанными волосами, проходя, бросил окурок и резво затоптал его, словно прошёл курс обучения «твисту» у Бывалого ещё в советские времена…
- Как только прибудут все приглашённые, начнётся пресс-конференция главы ФСБ России, Сергея Ивановича крутова, который ответит на все наши вопросы и прольёт свет на причины предстоящего контакта, - внезапно Нолт указал куда-то за спину оператору, - а вот и сам мистер Крутов, - камера тотчас повернулась в указанном направлении и сделала наезд – и действительно неспешной хозяйской походкой, минуя вертолёты, к группе журналистов, насчитывавшей уже более ста человек, столпившейся в центре посадочной площадки, шёл мужчина средних лет со сториги и даже в какой-то мере суровыми чертами лица. Одет он был в камуфляжную форму, судя по виду которой можно было с уверенностью сказать – мужчина тоже принимал участие в строительстве. Позади этого представительного джентльмена, отставая на два-три шага, семенил другой, чуть менее представительный джентльмен. Высокий, худощавый, с заострёнными чертами лица, светлыми волосами и в стильных очках, которые он время от времени небрежно поправлял. Сей господин был одет в казавшийся здесь совершенно неуместным элегантный белый костюм… и кеды. Галстук же он вообще не удосужился надеть и тот, перекинутый через плечо, болтатся пёстрой змеёй при каждом шаге.
- Пойдём, Майк, кажется сейчас начнётся, - позвал оператора Нолт, и пошёл к центру площадки, где все уже заметили двоих представительных джентльменов, идущих к ним. «Камера», точно привязанная, следовала за журналистом, тяжело дыша.
- Дамы и господа, рад приветствовать всех вас здесь, - поздоровался с журналистами Крутов на чистом английском. Впрочем, сказал он это таким тоном, что сразу становилось понятно – на самом-то деле он вовсе не рад наплыву посторонних на вверенный ему секретный объект. Звягинцев – а именно он и был чуть менее представительным джентльменом в костюме и кедах – задумчиво почесал макушку, гадая, специально ли Сергей Иванович так поступил, или просто сказались усталось и длительное нервное напряжение.
- Полагаю, представляться нет нужды – вы все и так прекрасно знаете, кто я такой. А вот этот молодой человек, - глава ФСБ кивнул в сторону Звягинцева, - наш главный научный сотрудник. Если в ходе пресс-конференции у вас возникнут какие-то вопросы научного характера, он с радостью на них ответит.
- Скажите, мистер Крутов, - подал голос какой-то бойкий молодой репортёр, - чего нам ждать от этого контакта?
- Наберитесь терпения, уважаемые – скоро вы сами всё узнаете, - ответил Сергей Иванович, глянув на наручные часы, но внезапно его отвлёк возглас удивления – какая-то женщина, стоявшая на краю площадки, чуть поодаль от отстальной группы, указала куда-то вперёд:
- Посмотрите, что это там? Ой! А вот ещё, - недоумённо воскликнула она, оглянувшись…
- Кажется, началось, - шёпотом, так, чтобы его не расслышали, сказал Крутов. – Ну что ж, встречайте вашу сенсацию, - возвестил он журналистам, и зашагал к краю площадки… Но даже отсюда было видно, как то тут, то там – в самых разных местах гигантской стройки – возникали десятки и сотни странных, сияющих синим светом, энергетических образований…

… Дервиш молчал. Да и вряд-ли он вообще сейчас мог что-то сказать – всё уже и так было сказано. Он понимал, что чувствовали эти люди, понимал, почему Васильев и Румянцев предложили ему свою помощь, несмотря на то, что оба они прекрасно сознавали – они могут уже никогда не вернуться домой. По крайней мере, Дервиш думал, что понимает их. И надеялся, что они так же понимают, почему он отказался от их помощи.
Напряжённое молчание затянулось. Казалось – ещё немного, и оно «завяжется в узел». Фигурально.
- И, всё же, я думаю, вы поспешили с отказом, - Васильев задумчиво и даже как-то сочувствующе посмотрел на голограмму, которая по первому впечатлению была живее всех живых.
- Я не имею права рисковать вашими жизнями, - последовал сухой ответ.
- Так же, как жизнями уничоженной трети населения планеты? – изогнул бровь начальник экспедиции.
- Я не всесилен, - отовзался ИИ. И в его голосе была отчётливо слышна грусть, горечь. И вина. – И, всё же, моя задача – сразиться с ящерами, не дать им завершить систему Изменения, - несмотря на все старания, это прозвучало как-то обречённо.
- Ну, допустим, - согласился Пётр Андреевич. – Допустим, что вы победите. А что дальше?
- Программа будет выполнена.
- И всё? – возмутился Румянцев. – Но она уже не выполнена! Вы же сами говорили ранье - вы должны защищать планету, а единственное, что вы сейчас спасёте – голый камень размером с планету. Бомбардировка полностью уничтожила здешнюю экосистему. Жить на планете уже невозможно!
- Эта крепость обладает всем необходимым для воссоздания экосистемы планеты в прежнем виде, - парировал Дервиш.
- Хорошо, - кивнул Васильев, скреситв руки на груди. – Вы сейчас их остановите. Но ведь выдолжны понимать, что это временная мера – рано или поздно ящеры вернуться или найдут себе другую планету для завершения своего плана.
- Я понимаю это, - с лёгкостью согласился искусственный интеллект. – Но я ограничен в своих действиях и бездействии протоколами и директивами, которые дали мне создатели.
- Помниться, вы как-то говорили, что вы – проекция личности одного из этих самых создателей, его виртуальная копия. Неужели вас, как существо живое и разумное, устраивает такая ограниченность? – спросил Румянцев. Васильеву показалось, что у того появилась какая-то идея, и он не стал вмешиваться.
- к чему все эти вопросы, Андрей Александрович? – уклонился от ответа Дервиш. – Не лучше ли подумать о ваших людях?
- Они, в конце-концов, не дети малые. И без нас справятся, - качнул головой начальник экспедиции, ясно давая понять собеседнику, что манёвр уклонения от ответа не удался. – Они уже готовы и ждут лишь когда вы соизволите телепортировать их в ту часть Заветного Города, где засекли мощные энергетические выбросы.
- По завершении этого разговора - непременно, - сварливо проврочал ИИ, становясь похожим на вечно чем-то недовольного старика.
- Я всё это к тому говорю, - продолжил молодой учёный, - что разум всегда найдёт выход из любой ситуации…
- А мне всегда казалось, что туманные фразы в нашей славной компании – моя прерогатива, - усмехнулся Дервиш. – Но я пониаю, о чём вы, - всё! Теперь сопротивление управляющего было сломлено, понял Румянцев, возликовав. «Осталось только довести его до нужной кондиции, и можно брать тёпленьким!» - задорно подумал Андрей, продолжала «палить из главного калибра»:
- Конечно понимаете. Так чего же вам стоит применть это понимание на практике? Это совсем легко…
- Трактовать смысл директив и установок так, как это выгодно мне, при этом не вступая с ними в противоречие, - Дервиш обошёл саркофаг с выражением крайней задумчивости на лице. Он словно хотел показать всем своим видом, что колеблется, решая, на чью сторону встать – землян или собственных создателей. Впрочем, и он сам, и людипрекрасно понимали, что эта «театральная» пауза значила на самом деле – Дервиш желал хотя бы проиграть краиво, подчеркнув свою важность и значимость. – Знаете, Андрей, если бы мне это предложил кто-то другой, то я бы тотчас выдворил такого советчика из города наименее приятным для советчика способом…
- И что же делает меня таким особенным? – удивлённо спросил Румянцев, пытаясь скрыть радость от того, что его план удался.
- По-млему, вы называете это дружбой, - лукаво подмигнул тому ИИ. – Полагаю, именно поэтому вы и решили сказать мне то, что сказали, чтобы добиться моего согласия. Умно.
- Что ж, я рад, что вы наконец-то решились, - Васильев довольно похлопал по плечу подчинённого. – Дело за малым – отправьте моих людей, и мы вместе решим, как поступить дальше, - Дервиш кивнул, закрыл на мгновенье глаза.
- Готово, - сказал он секунду спустя. – Ваши люди уже на месте. Насколько я могу судить, мы удачно выбрали время – судя по показаниям моих сенсоров как раз сейчас местное население под руководством магов эвакуируется в иные измерения.
- Вы же говорили, что не можете следить даже за первым уровнем Заветного Города! – скептически изогунл бровь Васильев.
- Иногда это возможно, - пожала плечами голограмма. – Впрочем, почему именно – даже я понять не могу. Каждый раз условия, сопровождающие такой «прорыв» различны. Совершенно невозможно выделить и классифицировать факторы, вызывающие «прорыв» из-за их случайной природы.
- Хорошо, что с экспедицией теперь всё будет в порядке, - поднял руку Румянцев, пресекая дальнейшее погружение компьютерного собеседника в дебри теории вероятности. – Но вернёмся к нашим баранам, то бишь – ящерам.
- Я жду ваших предложений, - усмехнулся Дервиш, воспаряя к потолку. Сказал он это так, что сразу становилось ясно – он имел в виду что-то вроде «раз уж напросились в помощники, так помогайте». – Ведь я так понимаю, вас прямо распирает от альтруизма, и вы ищете возможность выплеснуть его на голову первого подвернувшегося под руку несчастного. То есть на мою голову…
- Ну, раз вы шутите, Дервиш, то ещё не всё потеряно, - улыбнулся Васильев. Впрочем, сразу посерьёзнел. – Судя по тому, что нам стало известно благодаря Шро’таку, изначально для завершения своей системы ящеры хотели использовать другую планету, она была гораздо ближе и зачистка там уже была проведена. Но в самый последний момент приказ был изменён и флот отправиля сюда.
- Мда… Это не похоже на Шао’ссоров, - задумчиво кивнул ИИ, нарезая круги под потолком. Васильев лишь поморщился: «Ну что за ребячество», - подумал он, наблюдая за полётом Дервиша. Впрочем, вряд ли это действительно можно было назвать полётом – физическим носителем интеллект-управляющего была сама древняя крепость, её информационное ядро. А голограмму в облике человека ИИ использовал исключительно для облегчения контакта с людьми. Таким образом, голограмма была чем-то вроде персонажа компьютерной игры. Однако Дервиш не мог не замечать, что такое поведение его виртуального аватара раздражает людей, посему, из вежливости, совершив напоследок особо мудрёный воздушный кульбит, приземлился у саркофага. – Свои решения ящеры не меняют почти никогда, даже если эти решения оказываются не очень удачными. Это связано с их филосовской концепцией «Пути смирения»… А решения же такого рода, о котором идёт речь сейчас может принимать и менять соответственно только сам Император.
- Вряд ли они бы так поступили от делать нечего, - согласился Румянцев. – Что могло заставить их предпочесть эту планету другой?
- Хм…, - нахмурился Васильев, что-то припоминая. – Во время одного из сеансов связи с базой Сергей Иванович сказал, что действия врага поначалу не были похожи на обычное вторжение – они лишь создали видимость оного при помощи голограмм. На самом же деле на планету спустились от силы пять десятков кораблей, которые потом разделились на несколько групп. Ящеры словно что-то искали…
- Что например? спросил Румянцев.
- Достоверно известно, что их корабли направились сюда, к крепости, на северный полюс, где располагалась ваша база, - начал перечилсять Дервиш, - в город аборигенов под названием Тиаран, что на южных рубежах. Там они уничтожили учебное заведение для операторов псевдоэнергии… магическиую академию. Четвёртая точка располагалась в умеренном поясе, севернее столицы, неподалёку от живописных водопадов. Все эти места хранили на себе мощные энергетические следы.
- Постойте-ка! – воскликнул Румянцев. – На штурм нашей базы были направлены почти все корабли, прилетевшие на планету. по крайней мере штук тридцать было точно. База была на осадном положении несколько дней…
- Вы думаете, они интересовались в первую очередь именно вашей базой? – уточнил ИИ.
- Не думаю, - качнул головой Пётр Андреевич. – Они интересовались тем, что там было до неё…
- Слингер? – Румянцев и Васильев переглянулись.
- Что такое Слингер? – полюбопытсвовал Дервиш. Выражение его лица явно говорило о его крайней заинтересованности.
- Разве вы не знаете? – удивился Васильев. – Ключ его активации лежал в этом самом саркофаге хрен знает сколько столетий! – он ткнул указательным пальцем в сторону каменной гробницы в центре зала. – Лежал, пока его около шестидесяти лет назад не забрали нацисты…
- Стоит ли мне напомнить – большую часть времени, что я пребываю на планете - несколько миллиардов лет, если точнее – я провёл в неактивном состоянии. Спал иначе говоря, пробуждаясь лишь на пару недель раз в сто тысяч лет для обновления и пополнения информации о развитии этого мира.
- собственно, я и сам не до конца понимаю, что же за штука такая этот Слингер, - пожал плечами Васильев. – Но по тем материалам, что я читал, выходит что это некий инструмент…машина невероятной сложности и мощи, созданная, чтобы уничтожать или изменять целые кластеры реальностей-вселенных. Кстати – местным жителям он был известен по обрывкам забытых легенд как Зиккурат. Орудие, способное дать своему хозяину абсолютное могущество.
- Хм…, - Дервиш нахмурился. Похоже, эта новая информация его серьёзно обеспокоила. – Наш народ никогда не сталкивался ни с чем подобным, - задумчиво проговорил он с отсутствующим взглядом – глаза голограммы покрылись белой паволокой, создавая жуткое впечатление.  ИИ проверял все свои базы данных на предмет упоминания Слнгера-Зиккурата. – странно, что я не заметил присутствия этого технического инструмента.
- Скорее всего Слингер уже был на планете, когда сюда пришёл ваш народ, - сказал Румянцев.
- А откуда вам стало известно о Слингере? – поднял на него взгляд ИИ.
- От человека по прозвищу Странник.
- А вот теперь и мне интересно – откуда вы это знаете,  Андрей Александрович? – сделав строго лицо, воззрился на подчинённого Васильев. – Вся информация о Страннике засекречена, и допуск имеет очень узкий круг лиц. Вы в него не входите…
- Ну…это…, - тотчас стушевался молодой человек, судорожно осматриваясь по сторонам, словно не зная, куда деть глаза, чтобы не встретиться с суровым сверх всякой меры взглядом Васильева.
- Ладно, забудем, - мухнул рукой Петр Андреевич. – Об этом инциденте я докладывать не буду.
- С-спасибо, - промямлил крайне смущённый и пристыженный Румянцев.
- Итак, продолжим? – снисходительно поинтересовался Дервиш, пряча ироничную искорку во взгляде. – Кто такой этот странник?
- Интересный вопрос, - усмехнулся Васильев. – Мы бы тоже хотели это знать. Наверное, больше всех о нём знает Крутов… Я же обладаю лишь самой общей информацией…
- Я весь внимание.
- Года три-четыре назад это случилось. Тогда Странник появился впервые. И, как и сейчас, тогда никто не знал, кто он и откуда взялся. Первые задокументированные упоминая о нём относятся к тому времени, когда «Особый отдел» ФСБ ещё возглавлял Дмитрий Алексеевич Медведев.  Странник тогда просто заявился прямо в его кабинет, каким-то непостижимым образом все посты охраны и обмануть защитные системы. Он предложил сотрудничество. А он имел, что нам предложить – в его распоряжении были полные сведения о таких технологиях, до которых землянам ещё расти и расти… Эти свои знания он и предложил Медведеву.
- А что он потребовал взамен? Чем ему отплатил Медведев? – задал логичный вопрос Дервиш, внимательно впитывавший новую информацию.
- А вот это не известно. Вообще складывается впечатление, что Странник ничего не потребовал за свои знания, - позабыв о своей провинности, в разговор вклинился Румянцев. – И даже осуждающий взгляд Петра Андреевича не произвёл на молодого учёного никакого впечатления. Васильев пожал плечами, как бы говоря: «Молодёжь! Что с них взять…».
- Не очень осмотрительно с его стороны было давать вам такие знания – вы не готовы были их принять. Тем более он не поставил никаких условий, - прокомментировал ИИ.
- Давайте пока оставим этическую сторону этого поступка Странника в покое, - продолжил глава экспедиции. – Так вот, вся наша инопланетная программа, многие изобритения и открытия последних лет – всё это стало возможным только благодаря Страннику. Именно ему мы обязаны технологией межпространственных перемещений.
- Очень интересно, - кивнула голограмма, продолжая слушать.
- Да. Если не сказать больше, - согласилсяВасильев. – Однако примерно через год-полтора после появления Странника, глава «Особого отдела» был арестован по обвинению в злоупотребелнии должностными полномочиями и попытку использовать своё положение с целью свержения действующей власти. Странник тогда оказал большую помощь службе собственной безопасности ФСБ в этом деле. После чего внезапно исчез. Затем он появлялся пару раз, но с какой целью, и чем он занимался мне достоверно не известно. Хотя, кажется, в каких-то документах Службы упоминалась секретная программа правительства США под кодовым названием «Врата разума». В какой-то связи с ней фигурировало и имя Странника. Кстати – имя, это единственное, что о нём известно точно. Его зовут Игорь. В тех же документах говорилось и о Слингере. Там была только его общая характеристика, а источником информации был обозначен Странник, - Васильев замолчал, ожидая, что скажет Дервиш. Тот медлил. Наконец ИИ заговорил:
- Да… Интересный человек этот Странник, - взявшись за подбородок, изрекла голограмма. – Всё, что вы рассказали мне о нём, позволяет сделать единственно возможный логический вывод – он путешественник. И путешествует он с вероятностью в 99, (9) % по иным реальностям.
- Это и правда многое бы объяснило, - согласился Румянцев.
-а раз он путешественник, - не обратил на реплику юноши внимания Дервиш, - то, вероятнее всего, о Слингере он узнал как раз в какой-то из иных реальностей…
- Хоитие сказать, что Меридиан имеет какую-то невыясненную связь с другими вселенными, кроме нашей? – скептически уточнил Васильев. Не то, чтобы такой поворот дела выбил учёного из колеи, но он определённо еиму не понравился.
- Я даже не рассматриваю это как вероятность. Это факт. Более того – я считаю, что предмет интереса ящеров в таком случае также имеет…запредельное происхождение. То, что их здесь интересует не чатсь этого мира, - ответил Дервиш. – Но тогда не понятно, как этот их интерес связан с завершением системы Изменения…
- Да, осталось только понять, что же их здесь интересует на самом деле, - усмехнулся Румянцев. – Это всё равно, что искать иголку в стоге сена размером с планету.
- А никто и не говорил, что будет легко, молодой человек, - пожурилего ИИ. – Впрочем, с этим вопросом как раз можно разобраться гораздо непринуждённее, чем вам кажется.
- Слингер, - доагадался Васильев.
- Именно, - кивнул Дервиш. – Насколько я понял из наших прошлых бесед и сопоставив всё с новыми сведениями - ваша база находится как раз в том месте, где раньше был этот агрегат… Что с ним кстати случилоьс?
- Самоуничтожился, - ответил Пётр Андреевич.
- И последний вопрос – что он представлял из себя внешне?
- Двадцатикилометровой высоты шпиль или даже веретено из материала, напоминающего ртуть.
- Хм. Теперь всё действительно прояснилось, - с видом Пифагора, внезапно открывшего теорему имени себя, возвестил Дервиш. – На протяжении всего своего присутствия на планете я периодически фиксировал незначительные колебания массы планеты. Я не придавал этому значения, полагая, что таковы особенности местных условий… Но сейчас я этих флуктуаций не наблюдаю. Масса планеты постоянна. И значение массы несколько меньше, чем прежде.
- слингер – чужая технология. К тому же само по себе пристуствие на планете столь колоссального во всех смыслах объекта, буквально воткнутого в неё, неизбежно привело бы к катастрофическим последствиям, - размышлял Румянцев.
- Конечно же, он был хорошо защищён, раз я не сумел его обнаружить, - прервал его Дервиш. – И эта его защита с одной стороны не давала обнаружить слингер, а с другой – оберегала планету от последствий его присутствия. Вероятно, он имел нечто, вроде гравитационного генератора, стабилизировавшего планету. Но вот к чему я веду – я думаю, что Слингер – симметричный объект. Следователньо его нижняя часть, что была под землёй, могла покоиться в мантии планеты или даже достигать ядра… Это значит, что Слингер «прошивал» насквозь Заветный город…
- Который вы не смогли просканировать, - продолжил мысль Васильев. – И вы предполагаете, что слингер и подземный город как-то связаны. Не слишком ли много предположений?
- Это – вероятностный прогноз, - как будто обиделся Дервиш.
- Как вам угодно, - пожал плечами Пётр Андреевич.
- Я считаю – то, что ищут здесь ящеры…вернее те, кто ими руководят, находится на нижних уровнях Заветного города, куда иначе, как через Слингер попасть было невозможно. А с его уничтожением и подавно, хотя…
- Это ваше «хотя» заставляет меня думать, что у вас созрел какой-то план, - констатировал глава экспедиции, посмотрев в глаза голограмме. Впрочем, там не отражалось никаких эмоций. – Вероятно, он предполагает исследование нижних уровней города, до которых – смею заметить – ещё неизвестно. как добраться. Да и ящеры всё ещё маячат у нас над головами…
- Вы правы, - неожиданно спокойно согласился собеседник. Несмотря на все странности в поведении, Шао’ссоры вряд ли отступят от своего плана. Поэтому я всё-равно должен буду сделать то, для чего предназначен. А вас же попрошу – вы должны понять, что привело их сюда на самом деле… Я слышал обрывки ваших переговоров с крутовым, также у меня есть очень ограниченный доступ к ментальной сети противника. Те обрывочные сведения, которые известны мне о диспозиии, позволяют сделать вывод – тот, кто сейчас командует армадой, вовсе не принадлежит к расе ящеров. Он – инородец. И, с вероятностью более 90% - квантовый двойник того человека, которого вы называете Странником. До этой нашей беседы данная информация вызывала у меня много сомнений, но теперь она идеально вписывается в общую картину и многое объясняет… Как бы то ни было, вы должны отправиться в Заветный город и найти то, что привело сюда двойника и того, кто отдаёт ему приказы.
- Отдаёт приказы? – недоверчиво переспросил Румянцев.
- Больше я ничего сказать не могу, - отозвался ИИ. – Но кем бы ни был его тайный союзник, он очень опасен. Его вмешательсво в ментальную сеть я с большим трудом засёк всего один раз, недавно. И потом сразу же потерял, как будто его и не было… А это многое мне говорит.
- Но откуда вы всё это знаете? – удивился Васильев.
- Как я и сказал – я получил к ментальной сети ящеров. У меня имеются средства считывания информации из пси-поля, но с сеть я работал очень осторожно и наблюдал лишь за её общим состоянием, ведь если бы меня обнаружили… Вобщем, в ментальном плане ящеры гораздо сильнее меня.
- Я так понимаю, что теперь переубедить вас уже не выйдет, - подвёл итог Васильев, улыбнувшись. Было странно это осознавать, но этот Дервиш, искусственно созданное существо, наделённое разумом, несмотря на свою чуждость, воспринимался учёным как живой человек. Более того – как друг, которым он стал так быстро, что Пётр Андреевич даже и не заметил. Конечно, он знал, что будет дальше. Так же, как и Румянцев. Как и сам Дервиш. Но вслух этого, ествественно, никто не говорил.
- Хорошо, - кивнул Васильев. – Несмотря на то, что вы, Дервиш, не убедили меня, я сделаю то, о чём вы просите. Да и Румянцев уж точно никуда не денется, - хохотнул учёный.
- А куда мне деваться от начальства? – шутливо спросил Андрей. – Разве что только уволиться. Но этого я делать не собираюсь. Однако есть один вопрос – как же нам попасть на нижние уровни города?
- Наиболее вероятно – через вашу собственную базу, или что-то вроде того, - ответил управляющий. - Если я пра Вильно понял, она возведена неподалёку от места, где был Слингер. Возможно, где-то рядом вы обнаружите ход, ведущий к самому сердцу города. Но это так, предположение. С небольшой долей вероятности. А ещё – можете поспрашивать местных….
- Хорошо, что вы уточнили по поводу предположения, - сыронизировал Васильев. – Но ему не суждено стать явью – возможно проход и существовал – что я считаю маловероятным – но после самоуничтожения слингера этого уже не выяснить. Уж не знаю, как, но на месте слингера теперь спокойно растёт вполне себе дремучий лес. Не осталось никаких следов этого иномирного чуда. Но самое интересное выяснилось при спутниковом сканировании – это оказалось единственное место на планете, до которого Заветный город не добрался. Вернее он есть и там, но берёт в кольцо место, где стоял слингер. Вероятно, он огибал его по периметру.
- Интересно, - задумался Дервиш. – Что ж, может я и не прав в деталях. Но в любом случае истинные причины просиходящего, скорее всего, кроются именно в сердце подземного города. Если я не прав относительно прохода, то поисками прийдётся заняться вам, господа. И как можно скорее - через час я намереваюсь поднять крепость в космос и вступить в бой с армадой ящеров.
- Вы сказали – поднять в космос? – неуверенно и даже как-то ошарашено переспросил Румянцев. Несмотря на то, что он уже почти год работал в ином мире, он не переставал удивляться тем чудесам, что были здесь делом совершенно обыденным. Но то были волшебные чудеса, естественная часть Меридиана. Этот же город, затерянный в пустыне, был чудом научно-техническим, чужим для этого мира, пронизанного магией. И от этого он казался молодому учёному ещё более удивительным, чем все волшебные чудеса вместе взятые. Каждый раз, когда о городе становилось известно что-то новое, Румянцев испытывал гордость и уважение к тем, кто создал это техническое чудо, о котором земная наука и мечтать ещё не осмеливалась. Но последняя новость буквально повергла учёного в шок. Васильев, однако, даже если и удивился, то виду не подал.
- Да, - кивнула голограмма. – Этот город многогофункционален. Помимо прочего он также является и боевым дредноутом, предназначенным для сражений в космосе.
- О, сколько нам открытий чудных…, - процитировал Пётр Андреевич, лукаво глянув на подчинённого. – Ладно. Удивляться уже нет времени. Дервиш, перенесите нас к остальной группе. Я ничего не обещаю, но, если это будет возможно, мы проверим ваши предположения, - огладил он правый ус – за несколько дней осады мужчина ни разу не брился. Не до того было.
- Хорошо, - согласился ИИ.
- Выходит, я зря вас отговаривал? В итоге вы всё-равно отправляетесь в бой, - приуныл Андрей. Он не хотел оставлять Дервиша один на один с неизбежностью, но понимал, что помочь он будет не в силах. Как и Пётр Андреевич, Румянцев относился к этому искусственному интеллекту как к другу, волновался за его судьбу. И, вместе с тем, не желал и боялся это признавать, так как сам факт такой дружбы был весьма…странен. Однако, попытки рассматривать взаимодействия с управляющим города только через призму взаимной выгоды, рационализма, терпели крах одна за другой. Похоже,  Дервиш понял его внутреннее состояние:
- Не стоит обо мне безпокоиться, - голограмма улыбнулась. – Я не буду один в этой схватке.
- Думаете позвать…, - начал было Васильев, но ИИ его прервал:
- Вам пора, - и обоих людей моментально поглотил луч яркого белого света.
Дервиш вновь остался один в своих владениях. Как и многие сотни тысяч лет до этого…

В этот вечерний час небо было абсолютно чистым и спокойным. Уставшее солнце уже почти скрылось за горизонтом, на прощание подмигивая древней пустыне своим красно-оранжевым глазом. Лёгкий ветерок, пришедший в вечерних сумерках, натыкался то на одну дюну, то на другую, и уносил вслед за собой струйки невесомых песчинок, чей тихий шелест можно было услышать, если татаить дыхание. Горячий, высушенный воздух был наполнен странными и причудливыми запахами пустыни, но сильнее всего здесь ощущался один – то был неуловимый, и, вместе с тем, такой знакомый запах сухого, раскалённого на солнце песка…
Но посреди этого безкрайнего песчаного ада, в котором, казалось, нет ничего живого, было то, чего здесь быть не должно. Древний город, оставленный здесь великим народом на заре этого мира, созданный для защиты этого мира. Его башни и шпили гордо и стремительно рвались к небу, не желая покоряться демонам пустыни…
Город, укутанный пеленою тьмы, пришедшей вслед за солнцем, спал. Как и миллионы лет до этого. День за днём, год за годом, эпоха за эпохой. Так было всегда.
Но…
Внезапно ярки свет разорвал тьму над пустыней – это зажглись огни главной башни Города! И тьма сразу отступила. А потом одна за другой башни и здания древнего города засияли огнями – всё случилось так быстро и слаженно, что издали могло показаться, будто пелена тьмы, плотная и осязаемая, была сдёрнута с древней крепости чьей-то могучей рукой!
Тишина. Именно она властвовала над пустыней. Но и её власти не суждено было длиться вечно - в недрах Города зародился тихий, но усиливающийся с каждым мгновением гул. А через минуту уже дрожала земля. Дюны исходили песчаными оползнями, оседали, перемещались. А гул и сотрясение лишь усиливались…
И вот, резко и неожиданно последовал мощный толчок!

Всё успокоилось.

Мгновение тишины…

А затем, под чудовищный треск и грохот, земля вокруг города начала вздуваться, горбиться, образуя гигантский вал и поднимая в воздух песчаные тучи, скрывшие всё от взора. Но в этом пылевом облаке, подсвеченном изнутри огнями ожившего города, были хорошо различимы силуэты его башен. И. что самое удивительное – они медленно двигались вверх!
Внезапно яростный порыв ветра, шедший, казалось, из самого центра песчаного облака, разметал песок, и Город Предтеч, великолепный и монументальный, явилься пред тьмой ночи во всей своей красе!
Он парил над землёй!!!
Огромные двигатели в основании города, похожего на циклопических размеров снежинку, осветили пустыню ровным голубым светом, словно насмехаясь над тьмой. Огни города мигнули, и его стало окутывать белёсое полотно силового поля, через мгновение сомкнувегося над центральной башней. В последний раз мигнув огнями, словно прощаясь с пустыней, бывшей для него пристанищем на протяжении многих эпох, Город, защищённый силовым колпаком, резко набрал скорость, уносясь всё дальше и дальше от планеты, которую должен был защищать…

Не было никакой необходимости следить за исполнением приказа Императора – дисциплина и безпрекословное подчинение вышестоящим, а тем более Императору вплоть до самопожертвования, которые у каждого Шао’ссора были в крови, и без чего ни один из них не мыслил своей жизни, считая такое положение вещей единственно возможным, делали своё дело. Эти поведенческие установки с незначительными изменениями в зависимости от кастовой принадлежности прививались каждому Шао’ссору чуть ли не с момента вылупления, и являлись основой, на которую затем надстраивалась официальная мировоззренческая доктрина расы, насквозь пропитанная религией и верой в избранность и исключительную роль своего народа. Идеальное средство для уничтожения критического мышления и создания общества, готового не задумываясь исполнить любые, пусть даже самые чудовищные приказы. Этакое духовно-интеллектуальное рабство, самое омерзительное в котором было то, что раб не осознаёт своего истинного положения и считает, что иначе просто не может быть.
«И, всё-таки, как много общего между ними и землянами», - мысленно усмехнулся Советник. Сейчас он был в главном узле центральной нервной системы Флагмана - по сути это был мозг корабля - и следил за отлаженной до автоматизма работой Управляющих. Советник понимал, что они всё сделают в точности так, как им и приказано – отведут Флагман за орбиту споследней планеты системы – но он любил всё держать под контролем, поэтому и был здесь. Так спокойнее…
Сам же нервный узел представлял собой гигантское помещение размером с целое футбольное поле со стенами, полом и потолком из омерзительной как на вид, так и на ощупь биомассы. Но самым отвратительным было не это. Здесь в буквальном смысле располагался мозг корабля – исполинский – с пятиэтажное здание - студенистый, непрестанно колышащийся и вздрагивающий, испещрённый извилинами он вырастал прямо из пола!!!
Взглянув на него, Советник поморщился. Благо, что балахон полностью крывал его, а в ментальном плане он умел подменять свои истинные мысли фальшивыми. Однако изредка Советник-Игорь удивлялся, как обычный балахон позволял ему сохранять своё инкогнито, пребывая в самом сердце чужой расы. Впрочем, ни к чему такие мысли обычно не приводили, или приводили к очень сложным умозаключениям, связывающим сей факт с особенностями психологии ящеров. Советник продолжал осмотр мозгового центра. Тем более он был здесь впервые.
Из пола вокруг гигантского мозга вырастали кожистые сотни коконов на тонких гибких ножках-корнях. В каждом таком коконе мог спокойно поместиться человек. Но вместо людей в них находились ящеры. Управляющие. Высокие ящеры, хрупкие на вид, с непропорционально развитыми продолговатыми головами. Такими сделала их внутривидовая эволюция, обусловленная наличием жётской кастовой системы и чётким разделением обязанностей и сфер деятельности между кастами, которые оставались неизменным на протяжении тысячелетий.
Коконы полностью скрывали тела Управляющих, оставляя свободными лишь их головы, к которым от мозга корабля тянулись тонкие кожистые белёсые нити, буквально полетавшие их, и, казалось, враставшие в глазницы и заднюю часть черепной коробки ящеров. Потолок тоже был усеян сотнями коконов и к ним также тянулись от мозга тысячи нитей – нервных окончаний. Это было слишком чуждо всему человеческому.
Советник отвернулся, и зашагал прочь к выходу. Его присутствие было здесь нецелесообразно. Но внезапно он почувствовал, что общее ментальное состояние в зале изменилось – вместо спокойной сосредоточенности на работе вдруг возникла встревоженность, а гигантский мозг, на который Советник бросил короткий взгляд, стал колыхаться и вздрагивать более активно.
«Покажите!», - хлестнул он ментальным приказом Управляющих, и те безпрекословно подчинились – перед взором советника мгновенно развернулась космическая бездна, усеянная серебряными блётсками звёзд. Он огляделся по сторонам – вокруг, покуда хватало взглядя, с одинаковой скоростью и в одном направлении плыли десятки тысяч кораблей армады самых разных форм и размеров: были здесь и многокилометровые линкоры-«крокодилы», и гигантские крейсера, похожие на земных диплодоков, и перехватчики-«птеродактили», и транспортные «черепахи», и многие другие корабли, форму которых было трудно описать. Всё было в порядке. Но тут. повинуясь интуиции, Советник оглянулся назад, на ставший почти невидимым шар Меридиана… И замер, осознав, что сбылись его самые удшие опасения – на огромной скорости, закутанный в кокон мощнейшего силового поля, армаду догонял Город Предтеч!!!
На решение потребовалась секунда.
«Разворот! Защиту на максимум! Боевая готовность! Зарядить главный калибр!»…

Дервиш видел, что флот ящеров замедлил ход и начал перегруппировываться. Они готовились к отражению атаки.
- Ну что ж… Наверное, это судьба, – философски изрекла голограмма, пожав плечами. Странно, но ИИ почему-то не захотел расставаться своим визуальным образом. – Посмотрим, чему вы научились за эти тысячелетия…

Корабли ящеров открыли огонь прежде, чем успели принять боевое построение – тысячи слепящих лучей устремились к древней крепости, продолжавшей на всех парах нагонять армаду. Удар был молниеносен и сокрушителен – его бы хватило, чтобы обратить в пыль целую планету… Но этого было не достаточно! Под непрекращающимся градом лучевых ударов Город продолжал своё неумолимое движение – смертоносные сгустки энергии вонзались в его защитное поле и таяли, истончались, либо наоборот – ярко впыхивали, порождая чудовищные по силе взрывы, иные же просто проносились мимо. Атака армады не прекращалась ни на мгновение. Яростные вспышки рвали тьму космоса, и сливались в единое пятно ослепительного света так, что можно было подумать, будто в планетной системе вдруг родилось второе солнце!

Флагман армады продолжал разворот…

А город, наконец, ответил – с его поверхности к кораблям ящеров, свободно минуя силовое поле, устремились мириады маленьких жёлтых огоньков. Они, подобно рою, ловко уворачивалсиь от лучей, которыми на атаку крепости ответила армада, и с каждой минутой были всё ближе и ближе, подбираясь к флоту противника. Корабли ящеров начали манёвр уклонения, но было уже слишком поздно – пробив защиту ближайших кораблей, огни, разделившись на группы, словно рой саранчи, принялись крушить их, вспарывая насквозь и возвращаясь снова и снова, разрывая гигантские крейсеры и линкоры на части, раскалённые куски. Казалось, что из кораблей Шао’ссоро внезапно забили причудливые фонтаны хищных огненных искр – могучие боевые машины буквально разваливались на части, взрывались, от них отламывались гигантские куски, медленно уплывавшие в космос… А огоньки же, уничтожив один корабль, моментально перекидывались на другой и всё повторялось. За считанные минуты армада потеряла более тысячи кораблей но, несмотря на это, продолжала проверять щит Города на прочность. Всё так же безрезультатно…
И тут флагман ящеров, похожий на гигантского дракона, занял позицию, и нанёс удар! От его «пасти» к древнему Городу протянулась волна искажения, сметавшющая всё на своём пути – те корабли флота, что не успели отойти, моментально искажались, меняли свою форму самым причудливым образом, а затем распадались на мельчайшие частицы!
Через секунду искажение достигло Города и всей своей чудовищной мощью обрушилось на него. Щит подёрнулся сеточкой ярких молний, изо всех сил стараясь сдержать удар. Но, в конце-концов, не выдержал, и пал, рассеялся. К счастью, он полностью погасил смертельный выпад флагмана…только лишь для того, чтобы армада с удвоенной силой возобновила атаку – тысячи и тысячи лучей устремились к беззащитному Городу, моментально покрывшемуся оспинами мощнейших взрывов – его здания и башни рушились, разлетались на мелкие осколи или, начисто срезанные лучом, уплывали куда-то в сторону. Яркие огоньки, крушившие корабли ящеров, ринулись обратно к крепости, заслоняя её от лучей, и взрываясь, но долго так продолжаться не могло – флагман готовил второй залп…
Советник уже предвкушал победу – оказалось, что Город Предтеч не так уж и силён, как о нём говорили.
«Прекрасно. Ещё один удар, и мы с ним покончим», - бросил он в ментальную сеть, объединявшую армаду. Добъём его, и…», - закончить мыслефразу он не успел – в нескольких тысячах километров над флотом из внезапно возникшего сияющего гиперпространственного окна, как чёртик из коробочки, вынырнул…
- Этого не может быть! Ещё один город! - вслух воскликнул Советник, видя, как только что подоспевший на помощ своему собрату город-снежинка выпустил огромный рой жёлтых огоньков, хищно устремившихся к армаде. Более того – то там, то тут в космосе стали открываться всё новые и новые «окна», откуда выпрыгивало всё больше и больше Городов Предтеч. Их уже было почти тридцать!
- Этого не может быть, - ещё раз зло процедил Советник. Однако глаза его не обманывали. Да и общий ментальный фон заполнился страхом. Армада не могла противостоять ТАКОЙ силе. И он принял решение.
«Экстренное отступление всему флоту!» - скомандовал Советник, и закрыл глаза, сосредотачиваясь…

Всё шло согласно плану. Дервиш дал ящерам почувствовать близкую победу, чтобы они не заметили приближения других Городов, с управляющими которых ему далось связаться, пока не стало слишком поздно. Всё случилось именно так – другие города, выныривая из гиперпространства, моментально вступали в бой, нанося армаде чудовищный урон. Казалось, всё идёт как нельзя лучше, но затем вдруг случилось то, чего никто не ожидал – в космосе всего за несколько секунд разверзся исполински – размером с полпланеты – портал! Оставшиеся корабли армады тотчас устремились в него. Последнее, что успел заметить Дервиш до того, как портал закрылся, была планета на другой его стороне. Голубая планета с единственным спутником. И Дервиш знал её имя.

Это была Земля…

0

29

Отлично! Окончание заинтриговало. Жду продолжения. Только много слов с пропущенными буквами.

И сразу видно фаната Звёздеых врат: город Предтечь похож на Атлантиду, Предтечи - явные Древние, ящеры - по технологиям,  до подозрительного подозрительно похожи на рейфов!

0

30

Nadie написал(а):

Отлично! Окончание заинтриговало. Жду продолжения. Только много слов с пропущенными буквами.
И сразу видно фаната Звёздеых врат: город Предтечь похож на Атлантиду, Предтечи - явные Древние, ящеры - по технологиям,  до подозрительного подозрительно похожи на рейфов!

Да, ЗВ - это наше всё )))

Итак, вот оно - моё триумфальное возвращение после двух месяцев отсутствия! Пусть играют фанфары! Оркестр! Ведь только что я закончил девятую главу! И это действительно эпохальное событие для этого фанфа, ведь мы выходим на финишную прямую - до коца осталось всего две остановки. Две главы, дамы и господа! И тогда все точки над всеми "i" будут расставлены! Но пока... представляю вашему вниманию девятую главу!

Глава 9. Novus ordo seclorum*

«Сначала разрушь, а затем создай! Таков основной закон алхимии…»
Майор Армстронг (Цельнометаллический алхимик)

«Горе – учитель мудрых»
Д.Г. Байрон
________________________
* - Новый мировой порядок.



Что же это было? Судьба? Забавное стечение обстоятельств? а, может, и то, и другое сразу? Может, это судьба решила так пошутить? Ещё вчера он был пленником на своём собственном корабле, отправленный в заключение по приказу самозванца, а теперь же стал заложником обстоятельств. И уже во второй раз это связано с расой людей…
Шро’так с интересом рассматривал то, что волею судьбы, а вернее – самих Шао’ссоров стало величайшим табу его народа. Установка перемещения между мирами. Казалось бы – всё просто и элегантно – огромное металлическое кольцо стояло на специальном постаменте посреди большого зала. Не было в нём ничего страшного, демоническго… Но простота была кажущейся, внешней – на самом деле она скрывала механизмы чрезвычайной сложности и была способна пробудить такие силы, о которых мало кто мог помыслить. Угловым зрением ящер отмечал присутствие в зале двух вооружённых людей.
Так надо. Он и сам поступил бы так же в подобном случае…
Но чего же он добился своим бегством?
Мысли плавно свернули в другое русло.
По крайней мере, одно обстоятельство радовало командующего в нынешней ситуации – здесь, среди чужого ему народа, он мог мысли свободно, не прячась, не таясь, не выстраивая хитроумные комбинации мыслеобразов, чтобы обмануть Ревнителей и окружающих. Это было похоже на то, как после долгого времени, проведённого в тесной тюремной кмере, ты, наконец, выходишь на свобоу, и первое, что видишь – безкрайнюю равнину…
«Но, возвращась к результатам», - Шро’так отвернулся от установки и зашагал к выходу из зала. Двое с оружием оживились и заметно напряглись. В их мыслесферах ящер видел недоверие, настороженность и решимость. Но страха не было. И это было правильно…
Он вышел в коридор, продолжая размышлять.
«Да. Ответы на некоторые вопросы были получены. Однако они лишь породили новые вопросы, которые теперь тоже настойчиво требовали ответов. Несмторя на то, что теперь ему стало известно, кто такой Первый Советник на самом деле, командующий не понимал, почему человек, представитель расы, не имевшей до прямого столкновения на Меридиане никакой информации о Шао’ссорах, попросту не знавшей об их существовании, внезапно объявился не просто среди них, но едва ли не на самой вершине власти… Как ему это удалось? Что ему нужно? вместе с тем, все его действия как Советника были направлены на благо и процветание народа Шао’ссоров… Вероятно, ему это как раз и было нужно. Вероятно также, что он использует ситуацию и своё положение для достижения своих целей. И это как-то связано со Второй Кампанией», - командующий замедлил шаг – из-за эвакуации на базе оказалось слишком много людей, а здешние коридоры и без того не были рассчитаны на посетителей таких габаритов, как Щро’так. «Именно слово Первого Советника стало решающим при принятии решения о начале Второй кампании. И это притом, что уже почти две тысячи лет Круг Советников, Синод во главе с Блюстителем духа и Коллегия Адмиралов не могли прийти к единому мнению по этому вопросу, а Император не считал нужным вмешиваться… И вот появляется новый Первый Советник и всё резко меняется. Что-то здесь не так. Да и сам факт того, что чужак легко смог проникнуть сразу в высшую касту власти, не вызвав никаких подозрений, наводит на размышления о предательстве… или о том, какой невероятной силой и возможностями может обладать этот странный человек, раз сумел укрыться даже от всевидящих глаз самого Императора. Как ему удалось обмануть Великого? Неужели он настолько могуществен, что сумел скрыть от него свою истинную суть?»
Внезапно мелькнувшая мысль породила в душе командующего бурю эмоциый: «А что, если он не сумел?!?! почему в этом случае Император мог бы оставить его в живых? Неужели только потому, что своими действиями Советник доказал свою лояльность Шао’ссорам и преданность Императору? Не-е-ет. если всё эта догадка верна, то не всё так просто. Есть что-то, что я упускаю из виду… А мог ли Император с самого начала знать, кто заменит прежнего Первого Советника? Но ведь тайна личности Советников священна и неприкосновеннда даже для Императора. Так было всегда… Нет. Император не стал бы нарушать этого закона, установленного его великими предками на заре времён. Выходит, либо Великий ни о чём не догадывается, либо он всё знает, но по какой-то причине ничего не предпринимает… Но сейчас я с этим ничего не могу поделать. Это, пожалуй, и не так важно. Важно другое – почему Советник был так заинтересован в той планете, Меридиане? А ведь она для него важна, иначе просто не имело смысла отдавать приказ о замене финальной точки Системы Изменения в самый последний момент. Что такого может быть в этой планете, чтобы могло настолько заинтересовать самозванца, что он даже не побоялся ради этого внедриться в стан врага? Что могло заинтересовать человека, многократно превосходящего (а насколько я понял из пояснения того, кто называет себя Странникм – так оно и есть) всех остальных представителей своего вида? Знание? Или нечто иное? Хотя…», - тень догадки мелькнула в мозгу Шро’така и он уцепился за её край всей своей волей и сознанием. «Сама планета могла стать объектом его интереса! Её характеристики были очень необычны даже для узловой точки, особенно в энергетическом спектре… Странно, почему я раньше этого не заметил… Хотя исследования этого мира были поверхностными, но всё же. Над этим стоит поду…, - но внезапно командующий ощутил нечто невероятно знакомое, то, из-за чего на протяжении всей своей жизни он был вынужден прятать свои истинные мысли за завесой лжи. Он почувствовал, как вокруг него, словно порождаемые тысячами неупокоённых душ, послышались голоса – тихий шёпот на грани слышимости – голоса, шептавшие что-то друг другу на непонятном языке. И их было так много! Больше, чем звёзд на небе и они, подчиняясь какому-то неведомому закону, с определённой периодичностью сливались в громкое шипение, белый шум, накатывавший волной, а затем вновь распадались на безсчётные множества одиноко звучащих голосов. И у всей этой странной и таинственной какофонии была структура, гармония, каждый голос, каждый шёпот имел здесь своё, строго заданное место…
- Нет! Не может быть! – вырвалось у командующего. – Это невозможно!
Шёпот, появившийся столь внезапно и так знакомый Шро’таку с каждой минутой становился всё более структурированным. И он принимал форму. Форму ментальной сети Шао’ссоров!
«Учёный!» - моментально бросил ментальный зов Шро’так, надеясь, что его услышит тот человек, с труднопроизносимым именем «Звягинцев». Но ничего не вышло: «Проклятые защитные машины!» - досадливо воскликнул ящер, стремительно направляясь к лестнице…

…Это было безкрайнее поле, простиравшееся от горизонта до горизонта. Высоко в небе сияло жёлтое солнце, щедро одаривая мир под собой теплом и светом. Чистейшее синее небо без единого облачка, а под ним – золотое, волнующееся на ветру море пшеницы, которому не видно ни конца, ни края. Лёгкий тёплый ветерок приносил откуда-то издалека причудливую и такую приятную смесь запахов сухой травы, дыма от далёкого костра, разведённого путником. Откуда-то пахнуло лесной свежестью и хвоей – наверное, где-то неподалёку был лес.
Элион сделала глубокий вдох и вновь принялась с жадностью всматриваться в пейзаж. Поле, поначалу показавшееся девушке похожим на море из-за волновавшейся на ветру пшеницы, пересекала узкая лента пыльной дороги, никогда не знавшей асфальта. Где-то вдалеке послышался гудок отправляющегося поезда…
Это место… Элион никогда не видела ничего подобного. Здесь было так хорошо, красиво… Спокойно. Удивительно, но здесь девушка ощущала необычайное духовное спокойствие, словно все былые горести, заботы и печали, невзгоды, обрушившиеся на неё вместе с обретением волшебной силы, остались далеко позади и давно позабыты, как будто всё это и не с ней происходило. Во всём теле она чувствовала необычайную лёгкость, а душа девушки лучилась тихим счастьем. Хотелось воспарить вслед за стайкой небольших птичек, резво игравших друг с другом в небе…
Элион закричала!
Просто так. Захотелось.  Эмоции переполняли её и нужно было дать им выход.
- Как же здесь хорошо! – прошептала девушка, упав в пшеницу и зарывшись лицом в колосья, жадно вдыхая их аромат, перевернулась и легла на спину, зажмурив глаза – солнце оказалось прямо над ней. Так она и лежала с закрытыми глазами, слушая звуки природы, лишь изредка нарушаемые далёкими гудками поездов и стуком их колёс. Вдыхала ароматы поля. Каждой клеточкой организма впитывала она этот покой и умиротворение, что царили здесь. Она растворилась в нём с блаженной улыбкой на лице… и поначалу даже не заметила, что свет солнца вдруг стал не таким ярким. Но когда он внезапно изменил свой цвет с жёлтого на красный, она открыла глаза…и закричала вновь. Но это был уже не крик радости, как прежде, но рвавшийся наружу ужас – вместо солнца на небе висел гигантский скалящийся череп, в глазницах которого бужевало адское пламя. Небо стало пепельно-серым с багорвым отливом, а пшеница…это была уже не пшеница – абсолютно чёрные сухие и ломкие на вид стебли, с чем-то вроде фасеточных глаз насекомого там, где у пшеницы должны быть колосья. Элион моментально вскочила на ноги, отряхивая платье, но замерла, увидев, во что превратилось её спокойное поле – мертвая, выжжерная земля, вся в глубоких трещинах, из которых сочился сизый дым. Сама же земля была как будто ржавой – её рыжий, а местами кроваво-красный цвет вызывал отвратительное ощущение непередаваемой чужеродности этого мира. И вокруг не было больше ничего, кроме этой адской пустыни, в которой то там, то здесь из земли торчали скрюченные, словно вывернутые наизнанку какой-то извращённой силой, чёрные, будто опалённые пламенем, гротескно-сюрреалистические подобия деревьев, каждое из которых вместо дупла имело огромную пасть в обрамлении острейших зубов. И вокруг каждого такого «дерева» покоилось безсчётное множество костей… А где-то за горизонтом что-то пылало. Зарево было просто невероятно огромным.
Но хуже всего было не это. Крики! Душераздирающие вопли людей, которые испытывали немыслимые страдания! Казалось, эти крики заполняли весь этот ужасный мир.
- НЕТ!!! НЕ НАДО!!! НЕ-Е-Е-ЕТ!!!!!
- ПОЩАДИТЕ-Е-Е-Е!!!!!
- СПАСИТЕ МЕНЯ-Я-Я-Я!!!!!!!
- О ГОСПОДИ, НЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!!
- УБЕЙТЕ МЕНЯ!!!!!!!!!!!
Вопили эти голоса очень громко и казалось – совсем близко, пропитывая каждый дюйм, каждый атом этого мира неописуемой болью, отчаянием, страданием, безысходностью, вызывая в душе чувство непередавемого, первопытного, сверхъестественного ужаса, затмевающего сознание… Элион показалось, что она задыхается, и стала хватать ртом воздух. А колосья чёрной «пшеницы» вокруг неё начали раскрываться – на самом деле это были не колосья, а маленькие кровожадные пасти, тянувшиеся к живому человеку…
Девушка рывком вырвалась из окружения странных растений… но тут же скрюченные чёрные деревья пришли в движение, заскрипели, выдергивая из земли узловатые корни, и направились к ней! А череп, висевший над адской пустыней, и с неподдельным интересом и наслажением наблюдавший за происходящим, разразился дьявольским хохотом, от которого задрожала земля, и Элион, пытавшаяся убежать от чудовищных деревьев, настигавших её, споткнулась и упала.
- НЕКУДА БЕЖАТЬ И НЕГДЕ СКРЫТЬСЯ! – ликуюше возвестил череп грохочущим голосом, а огонь в его глазницах полыхнул особенно ярко. – СКОРО ВСЁ ИЗМЕНИТЬСЯ! – пророкотал он, когда первое дерево, щелкая зубами, которым позавидовал бы тираннозавр, и издавая омерзительные утробные звуки, исторгло из пасти десяток щупалец, мигом метнувшихся к несчастной Элион и схвативших её…
Не в силах ничего предпринять и позабыв от ужаса, полностью затопившего сознание, о своей магии, Элион могла лищь кричать, когда тьма поглотила её…

- Проснитесь, ваше величество! – услышала девушка чей-то далёкий голос и начала нехотя выплывать из тьмы полузабытья. Чувства возвращались не сразу, медленно и неуверенно, глаза не желали открываться и Элион стоило больших усилий открыть их и посмотреть на того, кто её разбудил – это был Магнус. Его глаза смотрели на девушку из-под кустистых седых бровей, и вних королева Меридиана увидела доброту, желание помочь и понимание. Девушка с трудом поднялась – всё это время она лежала на спине, на чём-то мягком – отметив про себя, как от усталости заныли мышцы. Накатило головокружение – Элион пошатнулась, и архимаг поддержал её под руку. Сейчас они были в небольшой комнате – одной из сотен тысяч подобных в Заветном городе. Комната была абсолютно пуста и, скорее всего, задумывалась изначально как склад или кладовка. На полу у стены, настеленные в несколько слоёв, лежали потрёпанные шерстяные одеяла.
- Сколько я проспала? – севшим голосом спросила девушка, протирая глаза – они зудели так, будто в них была тонна песка. Виденное во сне уже выветрилось из памяти, как исчезает оттуда всё, о чём не желаешь вспоминать. Оно и к лучшему – Элион и так была переутомлена, и едва держалась на ногах от усталости – с самого начала вторжения она не сомыкала глаз, а если и спала, то только урывками. Помогая магам Гильдии и своему народу она всегда была там, где оказывалась нужна её помощь. Работы было много, а сейчас, когда людей стали переправлять в иные миры – особенно, ведь требовалось постоянно поддерживать большое количество порталов открытыми, а это отнимало слишком много сил. И даже несмотря на то, что порталы держали все маги, уцелевшие в меридианской бойне, эвакуация всё-равно проходила медленно. Но это и понятно – мыслимое ли дело – организовать исход более чем ста миллионов человек в иное измерение? Большую часть беженцев отправляли в Арханту, Базилиад и на Замбаллу. Однако около ста тысяч человек должна была принять Земля. Когда несколько дней назад Магнус заявил об этом, все были очень удивлены. Но сказал, что всё улажено и на все последующие вопросы престарелый волшебник лишь качал головой да пожимал плечами, повторяя одно и то же: «Так надо». Почему так надо, и кому именно оно надо, она не уточнял. А поскольку авторитет ректора Академии был монументален и незыблем, его предложение было внесено в план эвакуации.
- Два часа, - ответил архимаг. – Слишком мало, чтобы отдохнуть.
- Слишком много в нашей ситуации, - слабо улабнувшись, возразила королева. Сейчас Элион просто не могла позволить себе отдых. Ведь она прекрасно понимала, что была далеко не самой лучшей правительницей Меридиана. Этот титул, которого она не желала, доставшийся ей только потому, что она родилась в королевской семье, обязанности, которые он несёт с собой – всё это в одночасье свалилось на маленькую тринадцатилетнюю девочку, которая была совершенно к этому не готова. Не готова к тому, что сказки о принцессах всегда остаются лишь сказками… Еще тогда, несколько лет назад, она поняла, что недостаточно просто иметь добрые намерения и быть порядочным человеком чтобы править страной. Поняля, когда решения, принятые ею, и как она надеялась – долженствовавшие принести в Меридиан долгожданные мир и процветание, в конечном итоге обернулись вовсе не тем, на что рассчитывал наивный ребёнок. И тогда народная любовь к королеве, которую не так давно этот же самый народ и возвёл на престол, начала охладевать и таять. Ведь никто не получил того, на что рассчитывал. Но разве могло быть иначе? Осознание собственной некомпетентности стало для Элион болезненным уроком. И ещё более болезненным стало понимание того, что её брат, свергнутый тиран Фобос, правил страной куда мудрее неё. Поэтому и был создан совет министров – он должен был принять на себя правление страной на время обучения королевы, советуясь с ней лишь по наиболее важным вопросам. Однако на всём этом, на чаяниях и надеждах миллионов меридианцев, на будущем самого Меридиана был в одночасье поставлен жирный крест, когда пришли ящеры. И сейчас, когда готово было рухнуть всё, Элион могла делать то, что умела лучше всего – быть хорошим человеком, да к тому же наделённым великими магическими способностями. Здесь, в пропахшем плесенью и сыростью Заветном Городе, среди тысяч и тысяч несчастных, вынужденных покинуть свои дома и оплакивающих тех, кому не удалось спастись, Элион впервые за очень долгое время вновь почувствовала себя по-настоящему нужной своему народу. И она стремилась сделать всё от неё зависящее, всё возможное, чтобы помочь всем этим людям. Доказать им, что может быть настоящей королевой Меридиана. И не важно, какой ценой. Пусть даже ценой своей жизни.
- Элион, - девушка посмотрела на старого волшебника, и ей сразу стало спокойнее на душе. Казалось, что архимаг буквально лучился добротой. И ещё – взглянув старику в глаза Элион понала – он знает, что она чувствует. – Полчаса назад в город прибыла группа землян, которые не успели эвакуироваться вместе со своей базой, - похоже, маг хотел сказать что-то другое, но передумал.
- Вы отправили их на Землю с беженцами?
- Да. И ещё – они сказали, что древний город полностью пробудился. Он уже должен был атаковать корабли ящеров над Мередианом.
- Это уже не имеет смысла, - тяжело вздохнула девушка. – Меридиан мёртв и уже никогда не будет обитаем. Ничто этого не изменит, - Магнус чувствовал, с какой печалью и горечью Элион произносит эти слова. То была скорбь, смешанная с отчаянием. Мир, в котором девушка появилась на сет, лежит в руинах, обращённый в пыль. Миллионы его жителей погибли, несмотря на все старания Гильдии и всех магов Меридиана – они сделали всё, что было в их силах, но спасти всех было попросту физически невозможно. Лишь трети населения Меридиана удалось укрыться в Заветном Городе, который вопреки опасениям архимага выдержал бомбардировку. Слишком много жизней было утрачено. Жизней, за каждую из которых отвечала Элион. Сколько ещё горя должна пережить эта девочка, чтобы злая судьба, наконец, насытилась её страданиями? Неужели того, что с ней сделали Фобос и Седрик, было недостаточно? Маг удивлялся тому, как Элион удалось сохранить себя в таких условиях. Но он прекрасно понимал, что если судьба и дальше будет испытывать последнюю королеву Меридиана на прочность столь жестокими способами, то девочка не выдержит. О том, что с ней будет в таком случае, волшебник старался не думать… И готов был приложить все усилия, чтобы помочь Элион, хотя и не вполне представлял как это сделать. – Ваш народ жив и нуждается в вас, - сказал он, сожалея, что лишний раз напоминает Элион об ответственности королевы.
- Только поэтому я и держусь, - пробормотала она так, чтобы магнус, уже не поддерживавший её под руку, ничего не расслышал.
- Если ты не была готова к потерям и жертвам, зачем было занимать трон? – по коридору, навстречу к ним, степенно шествовал бывший князь Меридиана.
- Фобос! – маг укоризненно посмотрел на князя, но тот, похоже, вовсе этого не заметил. Либо не обратил внимания.
- Такова жизнь в этом мире, да и в других тоже, - пожал плечами князь. – Тот, кто наделён властью, должен неизбежно чем-то жертвовать и что-то терять, - патетически изрёк Фобос, снисходительно глядя на сестру. И Элион, заметив этот взгляд, удивилась, что он не таил в себе ни высокомерия, ни неприязни… Ничего, что можно было бы ожидать от князя, зная его прошлое. Это было…необычно. – Как бы несправедливо это ни было, но это так.
- Может, ты и прав, - согласилась девушка, всё пытаясь понять, что могло изменить её брата, да и изменился ли он вообще? Как оказалось – она никогда не знала его по-настоящему. а сейчас, став членом Гильдии, Фобос будто избегал встреч с сестрой, несмотря на то, что она его помиловала по прошению Магнуса. – Но всё-равно…
- Больно? – неожиданно дружелюбно спросил князь. Но можно ли верить его дружелюбию? – Ты была не готова стать правителем Меридиана, от этого и все твои ошибки… Но к тому, что происходит сейчас…к этому просто невозможно быть готовым.
- И всё же, время твоего правления было самой тёмной страницей в истории этого мира, - ответила Элион и сама удивилась, зачем это сказала, ведь князь не проявлял враждебности. Вроде бы.
- Хочешь сказать, что такому тирану как я жизни людей должны быть безразличны? Что гибель двухсот миллионов подданных меня не безпокоит? Заблуждаешься, - холодно ответил Фобос. – Я вовсе не так безсердечен, как кажется тебе и многим другим. Меня совершенно не радует, что мой народ гибнет в этой безсмысленной бойне. И будь у меня достаточно сил, я бы прямо сейчас положил этому конец. Не важно, какой ценой.  Но, к сожалению, единственное, что я могу делать – наблюдать, как пришельцы рушат мой мир и обращаться за помощью к Земле! – тон князя был настолько холоден, что будь каждое его слово наделено магической силой, весь Заветный город уже давно бы заледенел. Фобос был в ярости от собственного безсилия. – Какя ирония! Обращаться за помощью к тем, кого ещё несколько лет назад намеревался завоевать!
Элион смотрела на Фобоса так, будто только сейчас узнала о том, что он – её брат. Услышать от Фобоса то, что он только что сказал, она никак не ожидала и была полностью сбита с толку. Зато Магнус, похоже, ничуть не удивился:
- Вы правы, князь. К сожалению, пока мы можем только это.
- Пока? – переспросил Фобос. Но архимаг лишь пожал плечами.
- Просто я думаю, что в этой жестокой игре мы ещё не сказали своего последнего слова, - помедлив, пробубнил в бороду Магнус.
- Это Странник вас в этом убедил? – саркастично осведомился князь. – а мне вот кажеться, он сам не знает, что делает…или просто изображает видимость этого.
- Всё же он наш союзник и шанс на спасение Меридиана.
- Скорее уж на его полное уничтожение – здесь и спасать уже почти нечего, - горько усмехнулся князь, разворачиваясь и собираясь уходить. – Какждый раз как он появлялся, за ним следовало большее зло…, - с этимим словами Фобос растворился во тьме коридора – факелы там уже давно погасли, но князю, видимо, это не мешало. – Кстати – нам уже пора, - возвестил он прежде, чем эхо перестало доносить из коридоразвук его шагов.
- Возможно, он прав, - прошептала Элион.
- Насчёт Странника? уточнил Магнус, посмотрев на королеву.
- Ведь всё началось с его появления… и земляне с невероятными технологиями, и Слингер и…гибель Совета Кандрокара. Так или иначе, он причастен ко всему этому.
- Возможно, он и запустил цепь событий, появившись здесь, - помолчав, сказал архимаг. – Скорее даже так – он погнался за мечтой. Можно ли его винить в этом, ведь злого умысла у него не было? Впрочем, как и ответственности… Но кто бы из нас не пошёл вслед за своей мечтой, имея такую возможность?
- Но нельзя же слепо следовать за своими мечтами, не считаясь ни с чем, - повела плечом Элион. – Ведь он и к вторжению причастен в конечном итоге… Если то, что сказала Галенор – правда.
- Как это ни горько, но здесь я вынужден с вами согласиться, - кивнул Магнус. Суждения юной королевы его удивили и в какой-то степени – задели. Ведь он считал Странника своим другом. Однако отрицать правоту девушки значило лгать самому себе. Если бы Странник не отправился на поиски своих двойников в иные миры, то не известно, произошло бы вторжение ящеров и геноцид, последовавший за ним. И, всё же, он не хотел плохо думать о Страннике. А ещё маг понял – человек, оказавшийся способным выдвинуть такие суждения о собственном союзнике может стать в будущем достойным правителем.
- Что ж, - сказала Элион. – Пожалуй, мой брат был прав ещё в одном – нам пора отправлять беженцев на Землю, - девушка поёжилась. – От одной мысли что мне неизбежно прийдётся встретиться с репортёрами меня знобит…
- Репортёрами? – переспросил магнус, раньше никогда не слышавший этого слова, и потому терявшийся в догадках.
- Ладно! Прорвёмся! – решительно произнесла Элион и зашагала вслед за вслед за Фобосом. А Магнус лишь пожал плечами и исчез, поглощённый вспышкой зелёного света…

Холодная тьма космоса всё ещё хранила следы недавней битвы – огромная область пространства за пределами системы Меридиана была заполнена тем, что осталось от более чем тридцати тысяч боевых кораблей Великой Второй Армады Шао’ссоров: гигантские куски обшивки, корабли, расколовшиеся на части, медленно удаляющиеся друг от друга, огромные безжизненные крейсеры, изрешечённые пробоинами как дуршлаг, сквозь которые были хоршо видны внутренности этих некогда грозных военных машин, принесших гибель и разрушение многим мирам, безсчётное множество бледно мерцающих в свете далёкого солнца обломков… и десятки тысяч тел ящеров, унесённые в чёрную бездну из-за разгерметизации или при гибели кораблей, когда те раскалывались на куски…
И посреди этого металлического искрящегося холодного хаоса, накрытые белёсыми куполами защитных экранов, неподвижно висели тридцать три огромных Города-снежинки. Наследие Предтеч, пережившее своих создателей, но всё ещё верное их заветам. Какждый город, как и Дервиш с Меридиана, управлялся искусственным интеллектом – виртуальной копией личности одного из Создателей.
И сейчас они общались. И, хоть для общения обычно им требовалось гораздо меньше времени, чем людям – в силу конструктивных особенностей, но сейчас почему-то они решили использовать обычную радиосвязь.
«Вот уж не ожидал, что мы когда-нибудь встретимся…», - послал Дервиш сигнал остальным управляющим. «К сожалению, так сложились обстоятельства».
«То есть «к сожалению»? Ты не рад нас видеть?» - радиоволны донесли в ответ ехидный женский голос. «А мы-то спешили к тебе на выручку по первому зову… Наверное надо было дать ящерам немного больше времени, чтобы потом твоя благодарность звучала более искренно…»
«А-а-а-а, узнаю тебя. Вот уж кого точно не ждал здесь увидеть», - протянул Дервиш. «А я уж думал, после всего, что было между нами, ты ни за что не откликнешься на мой зов».
«Имеешь в виду – до того, как каждый из нас, поддавшись твоим уговорам, согласился на копирование личности, превратившись в огромные куски безжизненной материи?» - горько усмехнулся женский голос.
«Посмотри на это иначе – наши оригиналы, как и наша с позволения сказать раса, уже давно исчезли, а мы продолжаем жить», - вмешался в разговор третий – рассудительный мужской голос.
«Жизнь? Не смеши меня! Неужели ты и врпавду так думаешь?» - огрызнулась женщина. «В нас не больше жизни, чем в металле, из которого построены башни наших городов. И все вы это прекрасно понимаете, даже если и скрываетесь за таким самообманом!», - резко закончила она, дав понять, что разговор на эту тему считает закрытым.
«Живы мы, или нет –  не так уж вижно», - сказал Дервиш таким тоном, будто извиняясь, пожимал плечами. «Важно то, из-за чего каждый из нас согласился на копирование личности».
«Ящеры!», - хором произнесли несколько голосов.
«Совершенно верно», - подтвердил Дервиш.
«Кстати о ящерах – мы очень рискуем, покидая миры, которые должны охранять. Шао’ссоры могут наведаться туда, пока все мы здесь. И в таком случае наша победа не будет значить ничего», - сказал всё тот же рассудительный голос.
«Именно об этом я и хотел поговорить – они не прийдут», - ответил Дервиш совершенно спокойно.
«То есть? Ты значешь что-то, чего не знаем мы?»
«Возможно… по какой-то, не известно мне достоверно причине, ящеры очень заинтересованы второй планеты именно в данной планетарной системе».
«С чего бы это вдруг? Существует множество планет, пригодных для завершения их системы», - подал голос новый участник дискуссии.
«Пока у меня есть только предположения, основанные на сведениях, требующих тщательной проверки».
«Так поделись с нами хоть этими предположениями. Зря мы, что ли, сюда летели?» - вновь заговорила женщина.
«Хорошо, Нитара», - нехотя согласился Дервиш – ему претило излагать собратьям непроверенные и неподтверждённые данные, пусть даже и вероятность их соответствия истине превышала 80%. «Эта планета, та, за которую я отвечаю, оказалась довольно необычным местом… К моему стыду я слишком долго не замечал некоторых фактов, либо считал их несущественными, но сложив всё воедино… Однако обо всём по порядку. Главная особенность планеты – многоуровневый подземный город, простирающийся под всей поверхностью Меридиана…»
«Разве такое возможно?» - удивился владелец рассудительного голоса. «Даже нашему народу на пике могущества было бы крайне сложно создать нечто подобное!»
Проигнорировав эту тираду, Дервиш продолжил: «Город этот по моим самым приблизительным расчетам был построен задолго до того, как наш народ посетил эту часть галактики. Кроме того, он почти не поддаётся сканированию, а более точно определить его возраст оказалось невозможно. Также, согласно данным, которые я получил от…неожиданных союзников, на планете до самого недавнего времени располагался так называемый слингер – гигантский сложный артефакт техногенной природы, чуждый этой вселенной. Единственное, известное мне назначение этого устройства – уничтожение реальностей», - Дервиш нарочно сделал паузу, чтобы проследить за реакцией остальных управляющих. Реакцией было удивлённое молчание.
«Ты это серьёзно?» - без всякого скепсиса спросила Нитара.
«Мои союзники говорили об этом абсолютно серьёзно».
«Если это правда, и такое устройство действительно существовало, то как мы могли его не заметить?» - изумился владелец рассудительного голоса.
«Похоже, эта технология значительно превосходила всё, чем мы когда-либо располагали… Как бы то ни было, но артефакт был уничтожен».
«Хватит ходить вокруг да около!» - нетерпеливо проворчал кто-то.
«Хорошо. Предположение первое – планета Меридиан имеет какую-то неизвестную связь с иными вселенными. Предположение второе – то, что интересует Шао’ссоров на этой планете также не принадлежит нашей реальности. Предположение третье – предмет интереса ящеров находится там, где раньше был слингер, пронзавший планету едвали не до самого ядра. Предположение четвёртое (вероятно лишь на 25%) – подземный город имеет множество уровней, уходящих вглубь Меридиана, нижние уровни прилегают непосредственно к ядру. И, наконец, предположение пятое – то, что нужно ящерам, находится на самом нижнем уровне города у самого ядра планеты».
«Предположения…», - скептически молвил «рассудительный», явно не доверяя логическим выводам Дервиша. «Но ничего точно ты сказать не можешь».
«Это так», - согласился Дервиш. «Но мне уже удалось организовать…исследовательскую экспедицию для проверки моих выводов».
«Неужели?»
«Её осуществят те союзники, о которых я говорил»
«То есть на самом деле ещё ничего не сделано? Это так на тебя похоже…», - шутливо прокомментировала Нитара. «А почему ты так уверен, что твои таинственные союзники проведут эту экспедицию, поверив тебе не слово?»
«Потому, что я хорошо их изучил», - казалось, что Дервиш только что улыбнулся. «Их народ слишком любопытен, чтобы оставить всё как есть. Они организуют экспедицию…если только…», - но его прервали:
«А знаете – меня интересует другое – что нам делать сейчас?» - спросил кто-то, не принимавший участия в беседе.
«Сейчас нам следует сделать две вещи – во-первых, восстановить экосистему Меридиана, которая была послностью уничтожена недавней бомбардировкой. Все данные по планете я вам перешлю. С этим делом могут справиться пятеро из нас. А, во-вотрых, всем остальным нужно будет охранять планету, не подпуская к ней ящеров, если те появтяся».
«Почему было бы не отправить кого-нибудь в погоню за их армадой?» - спросил ещё один из слушателей.
«А это как раз я собирался сказать, пока меня не перебили», - укоризненным тоном проворчал Дервиш. «Ящеры сбежали в иное измерение, а нам туда путь заказан. И сбежали они не просто куда-то, а в родную систему моих союзников. И это проблема. Но это уже их проблема. Думаю, они её решат».
«Твои союзники - пришельцы из иной реальности?» - удивилась Нитара. «тогда они действительно смогут о себе позаботиться».
«Я на это надеюсь», - согласился Дервиш…
Воцарилось молчание. Каждый обдумывал полученную информацию. Однако, тишина длилась не долго:
«Всё, что ты рассказал, в корне менят расстановку сил, которую мы так долго старались сохранить», - зазвучал рассудительный голос. «Однако я не могу не заметить – ты кое-чего недоговариваешь».
«Лишь оттого, что и сам не всё знаю».
«Возможно», - согласился рассудительный. «Но ответь на вопрос – имеет ли смысл оборонять эту твою планету, основываясь на предположениях, пусть и  с высокой степенью вероятности их соответствия действительности? Да и что по-сути мы сможем сделать, когда узнаем причину, приведшую Шао’ссоров именно сюда, если вскоре в системе обязательно появится Левиафан вместе со всей их Армадой?»
«Правильный вопрос, Дарак. Каверзный. В вашем стиле. Но наша задача всё-равно неизменна – не допустить ящеров к планете. Любой ценой…»
«И что мы от этого выиграем?» - раздался преисполенный сомнения голос одного из слушателей. «Левиафан – это сила, способная противостоять всем нам вместе взятым. И я лично не уверен, что в таком сражении победа будет за нами.
«Проблема не в Левиафане и не в ящерах как таковых, а в тех, кто привёл их сюда. В тех, кто почему-то заинтересован в преобразовании именно Меридиана», - внезапно радиоволны донесли до всех управляющих новый, никому не знакомый голос. Тотчас активно заработали системы слежения всех городов, а смертоносные орудия начали хищно высматривать незваного гостя в металлическом хаосе, оставшемся от разгромленного флота ящеров. И странный гость не заставил себя ждать – прямо в центре круга, образованного древними городами, искажаясь и зыбясь, точно призрак, протаял небольшой корабль. Его хищные, плавные и вместе с тем довольно резкие формы, причудливо изогнутые крылья, но самое главное – оружейные системы ясно давали понять, что это военный корабль. Но он точно не принадлежал Шао’ссорам.
«Кажется, я догадываюсь, кто вы такой, незваный гость», - сказал Дервиш, когда его сенсоры показали, что оружие неизвестного корабля неактивно.
«О, неужели моя слава уже бежит впереди меня?» - иронично осведомился гость. «Скажу честно – я к этому не стремился. Зато хоть представляться не надо».
«Вы – человек, которого называют Странником», - констатировал Дервиш.
«Верно».
«Тогда понятно, почему никто из нас не смог вас обнаружить».
«Я могу быть очень…незаметным», - отозвался Игорь (а это и вправду был он).
«Что это значит, Дервиш?» - сурово спросил Дарак.
«Странник… Звучит интригующе», - будто пробуя слово на вкус, проговорила Нитара. Такой поворот событий явно был ей по душе.
«Друзья, я объясню вам всё позже», - заверил всех Дервиш. «Но Странник это определённо тот, кого стоит выслушать».
«Хорошо», - согласился за всех Дарак, с которым никто не стал спорить. Вероятно, до копирования личности он занимал какой-то высокий пост и никто не решился идти против его авторитета.
«Вы говорили о «тех, кто привёл» Шао’ссоров в эту систему», - напомнил Дервиш. «Но по моим сведениям их флот возглавляет Первый Советник Императора».
«Перехватывали переговоры землян и ящеров?» - хитро переспросил Странник.
«Да».
«Но там, конечно же, не говорилось, что Первый Советник Императора, о котором вы упоминали, на самом деле является моим квантовым двойником из иной реальности…»
«Я… не знал. Хотя и догадывался о том, что он не ящер…», - Дервиш был явно озадачен такой новостью.
«Так же как и я не представлял до недавнего времени, почему ящеры пришли именно на Меридиан, пока не решил проследить за вами и послушать ваши переговоры», - казалось, что Игорь говорил совершенно серьёзно, но Дервиш сомневался в том, что человек, подобный Страннику, мог чего-то не знать о Шао’ссорах уж если те перешли ему дорогу. «И я думаю, Дервиш, вы правы во всех своих догадках».
«Вот как? Очень интересно…», - прокомментировал Дарак. «Похоже, что ящеры стали инструментом в руках… а в чьих, собственно, руках, Странник? Вы пока назвали лишь одно из их предводителей, но я уверен, что вы знаете куда больше, чем говорите».
«Вы правы. Мой двойник… Советник… Он на виду и скорее всего выполняет всю грязную работу, попутно отвлекая на себя внимание. по своей же натуре он никогда не отличался терпением, необходимым для детального продумывания своих действий, и желанием их продумывать. Хотя всё могло и измениться… Но одно я могу сказать точно – не он является инициатором «процесса», его мозговым центром. За ним стоит какая-то, не известная мне, но могущественная сила».
«Император Шао’ссоров?» - предположил один из управляющих.
«Сомневаюсь. Он скорее всего даже не подозревает, кем на самом деле является его Первый Советник. А даже если он и в курсе, то вряд-ли что-то будет делать, пока Советник действует в интересах Шао’ссоров. Хотя не думаю, что он вообще мог-бы что-то сделать с моим двойником…»
«С трудом в это верится», - скептически отозвался Дервиш. «Ящеры очень нетерпимы к инородцам и «неверным». А впрочем, не важно. Кажется я понимаю, к чему вы клоните, Странник».
«Просветите меня – и к чему же?» - ироничто осведомился тот.
«Зная вас по рассказам землян, рискну предположить, что сила, стоящая за вторжением ящеров и вашим двойником крайне опасна. Вы хотите узнать, что она из себя представляет. А затем уничтожить. То, что с вашими немалыми возможностями вы до сих пор этого не сделали, означает лишь одно – вы не смогли этого сделать. Ваш враг либо сильнее вас, либо хитрее и искусно прячется. А может, и то, и другое сразу. Поняв же цель врага, вы сможете создать ситуацию, когда тот вынужден будет выдать себя. И в этом ракурсе вполне логично с вашей стороны будет просить всех нас оборонять меридиан, когда сюда заявится Левиафан ящеров», - Дервиш замолчал, ожидая, что скажет Странник. Но он тоже молчал…
«Похоже, Дервиш,, ты попал в точку», - со смешком сказал Дарак.
«Да. Это так», - отозвался Странник.
«И вы действительно верите, что ваш план сработает, если мы останемся здесь защищать эту планетку?»
«Вероятность велика. В противном случае вам вряд ли стоит рассчитывать, что ваша вселенная просуществует ещё хотябы неделю».
«Не люблю ситуаций, единственный выбор в которых находится между победой, ценой множества жизней  и стопроцентно гарантированной гибелью», - проворчал Дарак. «Но вот вопрос – стоит ли вам верить?»
«Думаете, я не тот, за кого себя выдаю или преследую какие-то тайные цели?»
«Я верю Дервишу. Если он говорит, что вы – Странник, значит так оно и есть. Меня волнует другое – располагая минимумом информации вы строите далеко идущие планы. Что если вы ошибаетесь в чём-то? Кстати – вопрос о ваших целях тоже актуален…»
«По-моему, вы просто ищете, к чему придраться, так как не хотие менять привычное положение вещей… Очень похоже на политику», - спокойно отозвался Игорь. Дарак замолчал, задетый за живое. «Верить мне, или нет – решайте сами. Ничего доказывать не собираюсь. Но вы уже должны были понять – ящеры обязательно вернутся сюда. И это возможность для вас раз и навсегда покончить с угрозой Шао’ссоров».
«Геноцид?», - проговорил кто-то, и воцарилось молчание. Казалось, что сейчас уже никто не мог ничего добавить к сказанному и сулышанному.
«Знаешь, Дарак, а ведь он прав», - после долгой паузы прозвучал женский голос. «Я остаюсь здесь».
«Нитара?..» - Дарак хотел ей что-то возразить, а потом почему-то передумал: «Хорошо. Мы останемся здесь и выполним твою просьбу, Странник…»

В первое мгновение он даже не поверил собственным глазам – прямо в центре экрана обзора висел огромный серо-жёлтый шар небесного тела, испщрённого кратерами самого разного калибра. Правая сторона планетоида была окутана тьмой, а левая, освещённая лучами далёкого солнца, напоминала самый что ни на есть дырявый швейцарский сыр. Но главное потрясение заключалось не в этом – оно заключалось в планете, вокруг которой и вращался этот самый «сыр». То была голупая бланета, сияющая подобно отшлифованному бриллианту в лучах далёкого светила. Даже отсюда, с расстояния в несколько миллионов километров, были хорошо видны облака в её атмосфере и очертания континентов. Слишком знакомые очертания слишком знакомых континентов, чтобы их можно было не узнать!
Земля!
Советник, поражённый увиденным, молча стоял и просто следил за тем, как массивная туша Луны медленно бороздила просторы космоса. Он хотел вывести флот совсем не сюда!
«Какого чёрта!?» - крутилось у него в мыслях. Впрочем, даже сейчас, выбитый из колеи произошедшим, он умудрялся крывать за барьерами лжи то, что на самом деле происходило у него в душе. Чего нельзя было сказать об управляющих – их мыслесферы хаотично изменялись, метались от одного цвета к другому, от страха к удивлению, от удивления к суеверному ужасу. Никто не мог понять, что произошло – почему вместо запланированных координат на случай экстренного отступления они оказались в совершенно незнакомой планетарной системе в неизученной части вселенной.
Советник окину взглядом то, что осталось от передовой армады – система наблюдения, передающая образы прямо в мозг через пси-поле, услужливо сменила картину с лунно-земной панорамы, на немее красочную – всё пространство обзора заполонили корабли Шао’ссоров. Некоторые были серьёзно потрёпаны в битве. Немногим более пятнадцати тысяч кораблей сумели уцелеть при столкновении с Древними.
«Скверно… Слишком большие потери. И как я не подумал о том, что управляющий может позвать на помощь! И вот теперь – Земля!», - он отключился от системы обзора, вновь «оказываясь» в мозговом центре флагмана. Гигантский мозг судорожно подёргивался, издавая противные хлюпающие звуки. Управляющие, заточённые в коконы контроля, нервно вздрагивали.
- Полный анализ! – скомандовал Советник, вновь подключив сознание к системе обзора – теперь перед его мысленным взором на фоне кораблей и Луны, продолжающей свой вечный путь, возникли странные, ни на что не похожие крьчковатые символы – отчёты о рабте всех систем и органов корабля до и после перемещения, об их работе во время перехода, а так же куча всевозможных параметров различных процессов, сопровождавших переход…
«Ничего нет», - удивлённо подумал Советник, просмотрев отчёты. «Никакого внешнего воздействия на системы корабля… Да и не в них дело…», - он задумался. И тут догадка пронзила его со всей суровостью безжалостной истины: «Проклятые камни! Самый нестабильный и капризный элемент системы! Именно с помощью волшебных Сердец я открывал портал! Вот поэтому-то я никогда и не любил магию! Верно христиане говорят – колдовство от лукавого… а всё эта база землян! Всего одна ассоциация, отвлёкшая меня, ничтожная мыслишка, возникшая в процессе концентрации, и вот уже конченая точка маршрута – Земля, а не пограничшая система Сар’кш…», - он отвлёкся, уловив изменения в ментальном поле – управляющие успокаивались и замирали в ожидании приказа. Сейчас только это они и могли сделать, приученные слепо следовать приказам и не способные на проявление инициативы.
- Переместить флот на теневую сторону спутника планеты, - рапорядился Совтеник, покидая зал…
…Всё замерло…
Люди заворожено и настороженно смотрели, как то тут, то там возникали, точно по волшебству, странные энергетические сгустки-мембраны, озарявшие всё вокруг синим светом.
«Дамы и господа…то, что сейчас происходит просто невероятно», - выдавил из себя Нолт. Его оператор судорожно наводил камеру то на один портал, то на другой, то на третий, а то и вовсе снимал гигантскую стройку общим планом, и тогда становилось видно – порталы заполонили её всю до самого горизонта…
Люди в холле центрального полицейского управления Хитерфилда, смотревшие репортаж в прямом эфире, молчали, затаив дыхание. Только Крис недовольно ворчал – ему ничего не было видно, поэтому отец посадил его к себе на плечи.
Стражницы и Калеб тоже молчали. Но их молчание было вызвано удивлением иного рода – никто из них и представить не мог, что Гильдия магов решиться эвакуировать меридианцев на Землю!
А Нолт, чей голос доносился из динамиков, сбивчиво продолжал комментирвоать: «Люди… Жители планеты Земля! Сейчас мы с вами являемся свидетелями эпохального события – с минуты на минуту должен состояться первый в истории человечества контакт с внеземным разумом! Сколько лет человечество мечтало об этом дне? Сколько лет мы боялись этого дня… Сколько раз фантасты, учёные, пророки и обычные люди пытались предугадать то, каким будет первый контакт и какие последствия он повлечёт за собой… Говорили о кораблях, вторжениях, взаимном непонимании и непреодолимых различиях… И вот сегодня ответы на все вопросы наконец будут получены!
Наверняка сейчас в мире нет ни одного человека, который бы не следил с замиранием сердца за тем, что происходит здесь. Могу поспорить, что сейчас в мире нет ни одного равнодушного…», - пафосно вещал Нолт. Остальные репортёры, вероятно, делали то же самое на своих языках. Камера выхватила их толпы журналистов Крутова и Звягинцева. Первый стоял скрестив руки на груди и с довольным и, одновременно – снисходительным видом наблюдал за репортёрами. Второй, казалось, вообще не обращал внимания на происходящее и был полностью поглощён процессом завязывания галстука самому себе. Получалось не очень. Вернее – совсем не получалось.
Вдруг яркая синяя вспышка осветила группу журналистов – прямо перед ними над склоном холма в воздухе возникла маленькая светящаяся точка, стремительно увеличивающаяся в размерах, за секунду превратившись в сияющую синим энергетическиую плоскость. Объективы камер жадно уставились в ту сторону, а репортёры выдали в эфир очередную порцию пафосных комментариев.
И тут, наконец-то, свершилось!
поверхность портала пошла волнами, стала полупрозрачной, и все увидели ту сторону…
Замерло всё.
Даже Нолт, славивишийся болтливостью, не сомг ничего сказать – настолько он был потрясён увиденным: с той стороны на репортёров смотрели три человека! Мужчина с длинными белыми волосами, одетый в фиолетовую мантию. Седобородый старик в расшитом золотом красном одеянии. И юная девушка, в своём наряде похожая на принцессу из какого-то сказочного королевства. Девушка сделала шаг, переступила границу между мирами, и, сопровождаемая электрическими разрядами, окутавшими портал, ступила на Землю! Завеса тайны, наконец, была снята…
А камеры тем временем безучастно следили, как из других порталов тоже начали появлятся люди в средневековых одеждах. Вид у этих людей был измождённый, и становилось понятно, что в последнее время им пришлось многое пережить. Мужчины, женщины, дети, старики – у каждого была своя поклажа, каждый нёс или узелок, или сумку, или мешко, заполненный чем-то. Иногда из порталов люди появлялись в сопровождении странных, невиданных животных, нагруженных тюками, мешками, сумками, бурдюками и тому подобным. Иногда эти животные были запряжены в телеги, на которые сразу несколько семей складывали свои пожитки. И у всех этих людей, выходивших из порталов, на лицах была печать скорби…

- ЛЮДИ?!?!?!? – изумлённо возопил Крис, ёрзая на «загривке» у свего отца и пытаясь придвинуться ближе к экрану, при этом от волнения и шока он совершал массу ненужных движений и обильно жестикулировал, поэтому едва не свалился на пол… если бы не Калеб, на которого мальчуган удачно приземлился прежде, чем мистер Лер успел его подхватить. – Как это вообще может быть? Они что уже ассимилировались и приняли человеческий облик? Чтобы мы не увидели, что на самом деле они мерзкие, склизкие и со щупальцами? – требовательный взгляд мальчика был устремлён на Хай Лин, как эксперта по внеземным формам жизни. К счастью, отвечать на вопрос девушке не пришлось – какой-то лысый полицейский, подозрительно напоминающий одного актёра, обернулся и шикнул на Криса. Парнишка сразу утихомирился.
- Постойте, - внезапно сказала миссис Хейл, вглядываясь в происходящее на экране. – Эта девочка… почему она так похожа на Элион? – несмотря на то, что вопрос был скорее ричторическим, у корнелии всё внутри сжалось и похолодело – не известно, к чему могло привести появление Элион на Земле, тем более такое – когда её увидят по всему миру. Тарани понимающе кивнула, переглянувшись с подругой: «Ох и не нравится мне эта затея, очень не нравится», - передала она свою мысль стражницам…

- Рады приветсвовать вас на планете Земля, господа и дамы, - вышел вперёд Крутов, приветствуя Элион, Магнуса и Фобоса. Звягинцев шёл следом. Вместо приветствия он громко чихнул. А потом ещё раз. Чтоб наверняка.
- Будьте здоровы, - сказал кто-то из журналистов на ломанном русском.
- Похоже, сейчас самое время для фразы: «Земляне! Мы пришли с миром!», - пробормотала себе под нос Элион, невольно улыбнувшись. А затем сказала:
- От имени всего своего народа я хочу выразить вам, люди Земли, благодарность за ваши доброту и щедрость, за помощь, которую вы всегда оказывали нам в трудную минуту. Мы никогда не забываем добрых деяний, и всегда будем помнить о том, что ваш народ сделал для нас, - и ко всеобщему удивлению Элион поклонилась, заставляя тем самым последовать своему примеру и брата с Магнусом.
- Не стоит нас благодарить – мы просто не могли поступить иначе, - учтиво ответил Крутов. – Надеюсь, вас не затруднит ответить на пару вопросов?
- Нисколько, - ответила девушка. Похоже, никого из присутствующих не смущало, что «инопланетяне» знают английский язык…
- Господа репортёры, - глава ФСБ обернулся, - если вы желаете о чём-то спросить наших гостей, у вас есть такая возможность.
Похоже, что только этой фразы акулы пера и кадра дожидались – едва Крутов закончил, как град вопросов обрушился на «инопланетян», а тьму нарождающейся ночи в мгновение ока разорвали сотни фотовспышек. Впрочем, надо отдать должное журналистам – вели они себя гораздо более учтиво, чем обычно…
- Скажите, что привело вас на Землю?
- Как долго вы поддерживаете дипломатические отношения с Российской Федерацией?
- Правда ли, что вы долго наблюдали за земланами, прежде чем пойти на контакт?
И ещё сотни других вопросов в один момент обрушились на Элион, Магнуса и Фобоса. Князь пренебрежительно поморщился, демонстрируя своё отношение к происходящему. Элион вообще была ошарашена таким напором, хотя и представляла, чего можно ожидать. единственным, кто сохранил спокойствие, оказался Магнус. Именно он и начал действовать – поднял руку вверх, призывая репортёров утихомириться. Они утихомирились. Сразу. Все.
- Благодарю, - изрёк в бороду волшебник. – Прежде всего я хотел бы представиться. Моё имя – магнус. Юная леди, что стоит рядом – Элион. а этот уважаемы господин – князь Фобос, - маг вновь поднял руку, предупреждая очередную волну вопросов, которая вот-вот уже была готова обрушиться на пришельцев со всесокрушающей силой японского цунами. – Сегодня не только для вас, люди Земли, свершилось событие, знаменующее окончание целой эпохи. Вы веками задавались вопросом, одиноки ли вы во вселенной. Сегодня вы получили на него окончательный и исчерпывающий ответ. Мы же всегда знали, что не одиноки. И именно поэтому мы скрывались тысячелетиями, храня тайну о существовании нашего мира из опасения, что другие народу могут причинить нам вред, если узнают о нас. НО сегодня мы стоим перед вами… Сегодня для вас завершилась эпоха неведения и одиночества, а для нас – эпоха изоляции и страха… Но переходный период всегда даётся тяжело всем, кто в него вступает, - маг помедлил, внимательно вглядываясь в лица людей. Ни один не осмеливался прервать волшебника, ни один не сказал, даже не прошептал ни слова. Все слушали. Слушали внимательно, проявляя уважение и почтение к человеку, о существовании которого узнали лишьминуту назад. Если бы их сейчас спросили, почему вдруг они повели себя в столь неестественной для себя манере, никто бы не смог ответить на этот вопрос. Но слова здесь были излишни – все они чувствовали нечто, исходящее от Магнуса, словно бы некую  ауру. Чувство было похоже на то, что появляется при посещении храма или монастыря, когда душа успокаивается, на неё нисходит умиротворение, и ты чувствуешь благодать, как бы разлитую в самом воздухе, который в таких местах тоже иной. Мягкий, сияющий невидимым добрым светом… Глядя же на волшебника, люди прониклись к нему уважением, граничащим с благоговением. Однако сам маг не был к этому причастен – никакой магии он не применял. Скорее всего на людей так подействовала сама обстановка, важность момента и, вероятно, возраст и облик архимага… Ведь всех в детстве учили тому, что старшие люди мудрее и их надо уважать, почитать. И вот сейчас, совершенно странным образом эти уроки, давно забытые и осмеянные, дали о себе знать… Выдержав подобающую случаю паузу, волшебник продолжил:
- Свершившееся тавит перед нами всеми нелёгкую задачу – мы должны научиться жить по-новому, принять то, что произошло и двигаться дальше. Это будет сложно. Особенно для некоторых людей, как среди вас, так и среди нас, - он мельком глянул на Фобоса, который со скучающим видом наблюдал за происходящим. – Но я уверен – нет ничего, с чем мы все вместе не смогли бы справиться.
Репортёры робко молчали, не решаясь прервать мага, но он, похоже, уже сказал всё, что хотел. Наконец, Нолт набрался храбрости и решился задать вопрос:
- Скажите, сэр Магнус, что привело вас на Землю?
- Надежда, - ответил маг. – Мы прибыли сюда в надежде обрести убежище от силы, что разрывает наш родной мир на части… На Землю прибыла лишь небольшая часть беженцев. Остальных приняли два других мира, с которыми мы поддерживали дипломатические отношения…
- Постойте – вы сказали «два других мира»? – удивлённо переспросила женщина восточной наружности, перебив волшебника.
- Да, - кивнул тот. – Но мне казалось, что вас это не должно удивлять.
- Скажите, что это за сила, которую вы упомянули? – прилетел вопрос.
- Это враг, который оказался слишком силён.
- Враг? Может ли он последовать за вами сюда? – взволнованно спросил кто-то ещё.
- Вряд ли, - раздался из-за спин группы «пришельцев» ровный и уверенный голос. Оператор Нолта навёл камеру на его владельца – неторопливой походкой на холм поднимался человек в камуфляже. Это был ни кто иной, как Пётр Андреевич Васильев собственной персоной.
- Васильев? Ты? – воскликнул Крутов, заметив новое действующее лицо. – Ах ты чертяка! Сумел-таки выбраться! – он крепко, по-дружески, пожал руку военному учёному. Журналисты снимали. – Как группа?
- Все здесь, - усмехнулся Пётр. – Прибыли последним рейсом так сказать.
- Ну, хоть одна хорошая новость за сегодня, - кивнул Крутов.
- Погодь радоваться… Тут такое дело… Вобщем есть у меня к тебе разговор, - полушёпотом произнёс Васильев, недоверчиво косясь на толпу репортёров, жадно хватавших каждое слово. – Приватный.
- Ясно, - кивнул крутов. – Дамы и господа, - обратился он к иностранным гостям, - к сожалению, дела не терпят отлагательства. Я вынужден вас покинуть. Но Николай Владимирович с радостью ответит на все ваши вопросы, - Николай Владимирович шустро занял позицию между своим начальством и репортёрами. Начальство же неспешно удалилось по направлению к одному из зданий…

0

31

А люди по всему миру, меж тем, продолжали неотрывно следить за эпохальным событием, происходящим в российской тайге, на серкетной базе под обозначением «Объект 217». Репортёры наконец опомнились и принялись очень активно задавать вопросы Звягинцеву и посланникам меридиана. Те отвечали. Не менее активно. Только Фобос выразительно молчал и хмурился, перекидывая бремя связей с общественностью на плечи Магнуса и сестры… Все следили за тем, что там происходит, за тем, как в далёкой российской глухомани, о которой-то многие и узнали лишь сегодня, и известной до этого только падением тунгусского метеорита, вершилась судьба всего мира. Даже нескольких миров – на место контакта уже начали прибывать главы стран «Большой восьмёрки»…
За этим эпохальным событием, разделившим историю человечества на «до» и «после» наблюдали все люди на земном шаре. За исключением тех, у кого не было телевизора или радио… И первобытных племён, которым и так было хорошо. И нескольких человек в полицейском управлении Хитерфилда – как раз у этих людей было о чём подумать и что обсудить в связи с происходящим по ту сторону океана…
Вилл жестом позвала подруг, и вся пятёрка незаметно просочилась чуть подальше в коридор, чтобы их разговор никто не услышал.
- Ну и как вам это? – шёпотом осведомила Вилл, окинув подруг взглядом.
- Это… да я даже не знаю, что сказать! И это я! – возмущённым шёпотом произнелса Ирма, подбоченясь и приянв отдалённое сходство с русским самоваром. Или мартёшкой…
- На, не думаю, что приход на Землю – решение Элион, - отозвалась Тарани. – Онако это, пожалуй, уже ничего не меняет. По крайней мере – к лучшему.
- В смысле? – переспросила Корнелия. Она не была готова увидеть Элион на экране телевизора. Не была готова к тому, что её лучшая подруга раскроет перед всем миром свою главную тайну. Ведь сколько им всем – и Элион и стражницам пришлось пережить, чтобы эта тайна оставалась сокрытой. А что же будет теперь? Единственное, в чём была уверенна чародейка, так это в том, что Элион не готова к тем последствиям, которые повлечёт за собой появление меридианцев на Земле. Пусть даже её и защищает Магнус… Тревога за судьбу подруги была очень сильна.
- Но если они здесь и говорят об эвакуации… это значит…, - Хай Лин не решилась продолжить. Но смысл этой недосказанной фразы и так был понятен, ведь эта мысль не давала покоя стражницам с тех самых пор, как они узнали, почему журналисты съезжались в Сибирь: «Что случилось с Меридианом? Неужели он потерян?», - холодом безысходности пульсировало в их мыслях. Но им и не нужно было продолжать.
- Девочки, боюсь, вы правы – Меридиан потерян навсегда, - тихий, полный грусти и тоски голос Ян Лин полоснул по нервам горькой истиной. Пожилая китаянка тоже не захотела следить по «ящику» за тем, как окончательно разрушалось вё то, за что она и её предшественницы сражались веками.
- Но что же нам делать, бабушка? – Хай Лин с трудом сдерживала слёзы, ведь прекрасно понимала, какую цену заплатил народ многострадального Меридиана прежде, чем исход завершился. Миллионы смертей… всё что было в том мире красивого, замечательного или забавного… теперь всё стёрто, обращено в пыль. Она знала, что должны были сделать ящеры, чтобы вынудить Гильдию к крайнему шагу. Ведь не зря она увлекалась научной фантастикой… Это должна была быть орбитальная бомбардировка. И сейчас, представляя себе, как огненные смерчи или ядерные взрывы, а может – смертоносные лучи, испаряют Долину Хугонгов вместе с её замечательными обитателями – птицами мира, так похожими на страусов, как будто видя собственными глазами, как в мгновение ока красивейшие Водопады Легендианы обращаются в ничто вместе с окружающими их лесами, а воздух раскаляется, наполняясь запахом гари, пеплом и истошными предсмертными криками животных и людей, девушка, будто пропустив через свою душу всю боль, причинённую Меридиану, разрыдалась. Бабушка обняла её, и стараясь успокоить, гладила по голове, что-то шепча на ухо. Но это не помогало – Хай Лин плакала, уткнувшись лицом в бабушкино плечо.
- Хай Лин…, - неуверенно сказала Вилл. Реакция подруги настолько ошеломила её и остальных стражниц, которые и сами чувствовали нечто сходное с её переживаниями, что они поначалу замерли, не зная как отреагировать. Но сейчас Ирма, опередив остальных, приобняла подругу и усадила на скамейку у стены. Сама села рядом.
- Мда-а-а-а, - сказала она. – Не каждый день узнаёшь, что мир, который ты защищала долгие годы и который успела полюбить, уничтожен злобными инопланетянами, - Хай Лин всхлипнула особенно громко.
- Ирма! – корнелия строго посмотрела на пышку. Её строгий взгляд красноречиво говорил последней, чтобы она тщательно выбирала слова. Но то ли взгляду не хватало красноречия, то ли Ирма была невосприимчива к подобному «ораторскому искусству», но посыл Корнелии был проигнорирован.
- А знаете что самое паршивое в этой ситуации? – Ирма посмотрела на поруг. – похоже, я только что разучилась шутить…, - Корнели точас захотелось сказать в ответ что-то язвительное, вроде «наконец-то ты избавиш нас от своих дурацких и неуместных шуточек», но промолчала. Потому, что говорить что-то язвительное сейчас было бы по-дурацки неуместно.
- Как же я ненавижу те случаи, когда мы ничего не можем сделать, - тихо сказала Тарани. – А в этот раз от нас ничего не зависело с самого начала. С самого начала мы ничего не могли сделать и лишь тешили себя иллюзиями… Как мы теперь будем смотреть в глаза людям Меридиана, так рассчитывавшим на нас?
- Так же, как и я смотрю в глаза роным и близким офицеров, погибших при исполнении, сообщая им это, - комиссар возник совершенно неожиданно, но его мягкий голос, пронизанный душевной теплотой, как-то сразу снял напряжённость, не позволив стражницам окончательно поддаться депрессии.
- Простите, что? – Тарани недоверчиво сощурилась. Она ещё не знала о том, что сделала Вилл. Никто из стражниц ещё этого не знал.
- Значит, мисс Вандом не рассказала вам, - констатировал Гордон.
- Вилл? – огненная чародейка вопросительно посмотрела на девушку. – Неужели ты действительно сделала то, о чём я думаю?
- Да, - ответила хратительница. – И я рада, что смогла наконец-то это сделать. У меня как камень с души упал…
- Дела-а-а-а, - ошеломлённо проятнула Корнелия, так же сообразив, в чём дело.
- Что? а в чём вообще дело? – живо встрепенулась Ирма, и это выглядело так комично, что её слова о том, будто она разучилась шутить, мгновенно были поставлены под сомнение. Даже Хай Лин перестала плакать.
- Вилл... но зачем? – сопровождая вопрос соответствующими жестами, осведмилась Тарани. – Разве мало нам было всего остального?
- Тише, Тарани, - вступилась за Вилл Ян Лин. – И вы, девочки…
- А мы что? Мы – ничего, - тут же встряла Ирма, ткнув локтем в бок Хай Лин. та ответила ей взаимностью. А меж тем повелительница водной стихии поникла под крайне строгим взглядом пожилой китаянки, которая и не думала прерывать свой монолог:
- Ведь все вы в глубине души хотели поделиться с кем-то этой тайной, этим тяжким бременем. В своё время я тоже желала этого, но не могла ничего поделать и чувство вины перед близкими за ту недосказанность, а порой и ложь, что существовала в наших отношениях, не давало мне покоя. Но я понимала, какие могут быть последствия, и не могла подвести Кандрокар и Оракула… Но времена меняются и мы меняемся вместе с ними…
- Бабуль, так ты уже знала, что вилл рассказала всё комиссару? – вытирая слёзы, спросила Хай Лин.
- Да, внученька. Я догадалась, едва только посмотрела ей в глаза.
- Правда? – недоверчиво покочилась на старушку Вилл.
- Ну и ещё я поговорила с комиссаром Гордоном, - наигранно-нехотя ответила пожилая дама. В глазах её забегали озорные огоньки. – И я поняла, что мистер Гордон – самый подходящий человек из всех, кому можно было бы доверить такую тайну.
- Ага, а в шпионских фильмах персонажу, который слишком ного знает, обычно говорят что-то типа: «Если проболтаетесь, то мы будем вынуждены вас устранить», - поюморила Ирма, комментируя ситуацию и окончательно убедив всех в том, что она шутила, говоря, что разучилась шутить… путь и по-дурацки и не к месту. На сей раз целых шесть пар глаз укоризненно впились в неё, словно Дракула в горло жертвы. Ирма поёжилась. – Хотя я понимаю, насколько нелепо звучат подобные фразы, а тем более – в полицейском участке… И вообще – чёрный юмор это не моё! – попыталась она оправдаться. Получилось не очень – взгляды всё ещё буравили её. Ирма продожлила «ёжится». А потом комиссар засмеялся – остальные кто улыбнулся, кто захихикал, и у Ирмы, что называется «отлегло».
- Кажется, кое-кто ещё пять минут назад уверял всех, что разучился шутить и больше даже пытаться не будет это делать, - нахмурилась корнелия, изображая неодобрение. Впрочем, тон, каким она это произнесла, ясно давал понять – между двумя заклятыми подругами сейчас должна начаться очередная перепалка. Значит, всё было нормально. Комиссар тоже понял, куда ветер дует, поэтому быстро принял меры по предотвращению конфликта – просто перебил уже готовившуюся ответить Корнелии Ирму, и сказал:
- Мисс Вандом сама пожелала рассказать мне о… вашей тайне. Признаюсь, сначала я ей не поверил. Но видя, с какой серьёзностью она продолжает свой рассказ, глядя ей в глаза, я понял – всё, о чём она говорит – правда.
- Вот уж точно – с такими знаниями теперь либо в психушку, либо сразу в ЦРУ, - как писали в своём великом произведении Ильф и Петров – Остапа понесло. Правда в нашем случае «несло» не вилокого комбинатора, сына турецкоподданного, а Ирму, которую вряд-ли можно было назвать комбинатором даже с натяжкой. О связях девушки с Турцией история также умалчивала. Молчала и Корнелия, которая правильно поняла шаг комиссара.
- Может быть, - согласился Гордон, огладив усы. – Но у них сейчас и без меня полно работы…
- Это из-за первого контакта, - предположила Вилл.
- события развиваются слишком быстро и с каждым разом сюрпризы, которые преподносит нам мир, поражают воображение всё больше и больше. Успевать за ситуацией становится всё сложее. Не все справляются, - ответил комиссар.
- Интересно, чего теперь нам ожидать, - пробормотала Тарани. Вряд ли она ожидала ответа, но он пришёл:
- Русские сейчас творят историю, - молвиля Ян Лин. – А прожив в Соединённых Штатах большую часть своей жизни, я поняла одно – здесь не любят русских и готовы мириться с их присутствием на планете лишь в роли подчинённых, вассалов. Но руччкие – гордый, непреклонный народ с великой историей. Такой народ не может быть вассалом. Он умирает, но не сдаётся. В англоязычных странах и в США в первую очередь многим это не нравиться, ведь они уже думали, что после развала Советского Союза русские никогда не поднимутся, а тут вдруг Россия делает за каких-то пять лет невиданный технологический скачок, а потом обрушивает на мир такие сенсации, которые коренным образом меняют мировоззрение всего человечества, а их последствия будут сказываться ещё очень и очень долго… Стоит ожидать нарастания напряжённости в отношениях с Россией и смены внешней политики многих стран на более жёсткую.
- Мыслите с геополитическим размахом, - одобряюще кивнул Гордон.
- Было у кого поучиться, - таинственно улыбнулась в ответ китаянка.
- И чего это вы все здесь столпились? – внезапно в поле зрения возник Питер. За ним следом из холла выходили и другие люди, в числе которых были и семьи стражниц. Шли в полном молчании – кажды переваривал в себе то, что происходило сейчас на другом конце планеты, пытаясь как-то свыкнуться с этим новым миром, который так внезапно изменился, разрушив привычные представления о себе. Всегда тяжело, когда лишаешся веры, надёжных ориентиров, освещавших твою жизнь, делавших её стабильной и в какой-то мере – предсказуемой. Когда же они рушатся, ты оказываешься перед суровой реальностью без какй-либо защиты. Один, потому-то никто не может тебе помочь выстроить новые отношения с миром. Это можешь сделать только ты сам, и только от тебя зависит, как ты это будешь делать, и сколько времени на это уйдёт. Но рано или поздно все привыкают к новому, тому, что раньше изменило их мировоззрение, и новое становистя обыденным. До следующего раза, до следующего переломного момена. И сейчас, пожалуй, каждый человек на Земле в душе переживал свой личный переломный момент…
- О, неужели репортаж века уже закончился? – иронично осведомилась Ирма.
- Если серьёзно – нужно время, чтобы осознать… всё это, - изменился в лице брат Тарани – от былой его шутливости не осталось и следа. – Я всегда относился к рассказам о пришельцах с недоверием… Даже после того. как на прошлой неделе русские взорвали СМИ своей сенсацией о другом мире… Но сейчас…
- Никакие они не пришельцы – уныло проворчал Крис, проходя мимио. Вот уж кому точно всё происходящее казалось чем-то вроде шоу. Мальчик даже не задумывался о значении того, что увидел. – Нет ни когтей, ни щупалец, ни слизи, ни больших голов и бластеров… Они даже людьми не притворяются потому, что сами – люди! Надувательство! – выразил он своё авторитетное мнение и, насупившись, сел на скамейку рядом с сестрой.
- Никогда бы не поверила, что такое возможно, - покачала головой миссис Кук. – Но факты, похоже, неоспоримы.
- Да, всем нам теперь прийдётся с этим как-то жить. Справляться, - рассеяно отозвался Томас Лер. Остальные предпочли молчание разговорам – каждый пытался привести свой внутренний мир, убеждения, установки, стереотипы, моровоззрение в конце-концов в соответствие с тем, что сейчас происходило в России.
- Корнелия? – Лилиан подошла к девушке, и подёргала её за рукав куртки.
- Что?
- А почему та тётенька так похожа на Элион? – Корнелия молчала. Это был вопрос, которого она очень боялась, и то, что задала его её собственная сестра… Этого она никак не ожидала. – Ну?
- Я не знаю, - ответила стражница, не придумав ничего лучше.
- Могу поспорить те агенты Интерпола, Медина и Мактиннен сейчас задают себе тот же вопрос, - шепнула на ухо Тарани Вилл.
- Ага. И скорее всего прийдёт к правильному выводу, каким бы фантастическим он им не казался, - отозвалась огненная чародейка. – Эвакуация на Землю была ошибкой.
- Итак, - сказал комиссар, когда все семьи были в сборе. – Вас здесь больше ничто не держит. У полиции Хитерфилда к вам больше нет вопросов.
- И всё? Так просто? – недоверчиво спросила Сьюзан Вандом.
- Да, вот так просто, - кивнул Гордон, улыбнувшись. – Хотя я не думаю, что вы сумеете так же легко отделаться от репортёров – некоторые всё ещё поджидают наших героинь на улице у входа.
- С этим, я думаю, мы как-нибудь справимся, - отозвался мистер Хейл.
- Кстати, Том, - обратился комиссар к отцу Ирмы. – Я думаю, тебе стоит взять недельный отпус…
- Но шеф! – попытался возразить тот, однако возражать комиссару было не так-то просто.
- Я знаю – ты сейчас скажешь: «Я в порядке, готов к труду и обороне, служить и защищать»…Ну, что-то в этом роде. А я всё-равно говорю – возьми отпуск, отдохни, прийди в себя. Все формальности я улажу сам.
Мистер Лер, осознав, что спорить с начальством безполезно, был вынужден согласиться. Впрочем, в глубине души он понимал, что Гордон прав. И был ему даже благодарен.
- Что ж, я точно вас больше не задерживаю, - сказал комиссар, удаляясь…

Назад, к выходу из управления, все шли не торопясь. Девочки, сбившись в группу, шушукались о чём-то своём, всячески пресекая попытки Криса, Питера и Лилиан вклиниться в беседу. Калеб с удручённым видом плёлся позади всех. Он явно пребывал под сильным впечатлением от масштабов и скорости смены событий и был полностью погружён в раздумья. Чета Хелов о чём-то беседовала с Ян Лин, Том Лер с супругой обсуждали планы на отпуск, Сьюзан Вандом и супруги Кук тоже нашли тему для беседы. Только мистер и миссис Лин были подчёркнуто спокойны и молчаливы.
Так всем было проще.
За этими обыденными словами, действиями и мыслями они пытались отгородиться, отстраниться, забыть то, что произошло сегодня школе и то, что лишь могло произойти… Всегда проще и легче спрятаться за чем-то обыденным и привычным от того, что вызывает страх, тревогу, волнение, от того, что может коренным образом перевернуть твою жизнь, изменить мировоззрение… Но разве это выход?..
Так, не замечая ничего, они миновали коридоры, вышли в приёмную, а когда уже оказались на улице, среди привычного городского шума и суеты, их окликнул мощный звучный бас:
- Дамы и господа, не спешите! Нам есть о чём с вами поговорить.
Оцепенение отрешённости внезапно исчезло, и люди увидели перед собой того, кого совсем не ожидали увидеть здесь – на тротуаре, у припаркованного чёрного лимузина, возвышаясь над прохожими точно марсианский Олимп над марсианскими же равнинами и сверкая безупречной улыбкой, одетый в роскошный итальянский костюм, стоял советник президента Соединённых Штатов Америки Эдгар Барретт…

Крутов молчал, обдумывая услышанное. Васильев тоже молчал. Мерно гудел мотор, опускавший лифт на верхний уровень подземной базы. Когда же наконец кабина остановилась и отворились двери, выпуская пассажиров, глава ФСБ сказал:
- Возможно, этот Дервиш и прав, и ящеров на Меридиан действительно привело нечто, скрытое в недрах Завентого города… Но, всё-таки, зачем нам искать это «нечто», если нет уверенности, что оно вообще существует? Это во-первых…
- Смысл есть… А что «во-вторых»? – угрюмо спросил Пётр Андреевич. Пожалуй, он не ожидал от Крутова такой…скептической реакции.
- А во-вторых… «Во-вторых» я ещё не придумал.
- Значит, грозное начальство просто ищет способ придраться к идее? – прищурившись, уточнил учёный – оба сейчас шли к залу контроля.
- Ты же сам видишь, какое тут у нас столпотворение, - пожал плечами Сергей Иванович, кивая в сторону многочисленных групп людей – сотрудником меридианской базы, эвакуированных сюда.
- Вижу, - согласился Пётр. – И понимаю, что дел у тебя невпроворот, но…, - но внезапно появившийся Холецкий помешал ему закончить:
- Сергей Иванович, у нас серьёзная проблема, - сообщил спецназовец. И, хотя могло показаться, что командир боевого отряда сказал это абсолютно спокойно, это было не так. Крутов сразу заметил, как напряжён Холецкий.
- И что у нас плохого? – стпросил Сергей Иванович.
- Ящеры.
- Что с ними?
- Они здесь!
- То есть?
- Их флот в системе. Они прячутся за обратной стороной Луны, - пояснил командир.
- Как это вообще возможно? – удивился Крутов, посмотрев на Васильева, который буквально минут пять назад говорил, что флот противника вступил в бой с городом Предтеч. – Командующий ясно дал понять, что технология перемещения между измерениями у них под запретом…
- Не знаю. У него тогда и спросите, - пожал плечами Холецкий. – Хотя вряд-ли он сможет ответить на этот вопрос – он первым почувствовал их пристуствие из-за телепатической связи, и сам был удивлён не меньше нашего. Поначалу мы даже ему не поверили, но потом с нашей лунной базы пришло подтверждение…
- Скверно, - резюмировал Крутов, ускоряя шаг. – Кто ещё кроме нас знает об этом?
- С десяток астрономов-любителей по всему миру, пара обсерваторий… Мы включили систему перехвата сообщений как только стало известно о чужом присутствии в системе.
- Понятно. Значит, скоро об это станет известно всем. Почему не сообщили сразу?
- Какой-то умник из техников напортачил, выполняя поручение Звягинцева по настройке энергосистемы базы… В итоге у нас отрубилоьс несколько важных систем, в том числе связь. Всё восстановили как раз перед вашим возвращением.
- А зачем Звягинцеву вообще понадобилось менять режим работы энергосистемы? – встрял в разговор Васильев.
- Чтобы вытащить вас и вашу группы с Меридиана, - усмехнулся крутов. – Он же не думал о том, что вы сами можете найти выход и ситуации.
- Это на него очень похоже – недооценивать способности своих коллег, - с долей гордости отозвался Петр Андреевич, подразумевая что-то вроде «и мы не лыком шиты» или «фирма веников не вяжет».
- Но это ещё не все новости, - поспешно добавил Холецкий.
- Разве? – изогнул бровь Крутов. – Ведь всего на час отошёл… Вот и оставляй вас самих теперь после этого. Что ещё за новость?
- А сейчас сами и увидите, - распахивая двери контрольного зала, ответил Холецкий. И крутов увидел. Васильев, впрочем, тоже. И оба были очень удивлены увиденным. Ещё бы! Вряд ли они ожидали увидеть в зале контроля президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина собственной персоной. А меж тем именно он там и был – с интересом рассматривал лунную панораму на обзорном экране.
- Владимир Владимирович? – неуверенно проговорил Васильев, словно бы прочеряя, действительно ли перед ним Владимир Путин, а не какой-нибудь фантом или галлюцинация. Путин обернулся.
- Добрый вечер, - коротко поздоровался он. – А впрочем, там видно будет, какой именно…
- Здравствуйте, - подошёл к нему Крутов.
- Помнится, не так давно именно вы, Сергей Иванович, уверяли меня в том, что Байконур-2 уничтожен, и враг не сможет использовать наши технологии, - сразу перешёл к делу президент.
- Так оно и есть – я лично привёл в действие механизм самоуничтожения комплекса, - сухо ответил Крутов, понимая, зачем президент начал этот разговор. Васильев же, как и ряд других лиц, находившихся в непосредственной близости от беседующих, тоже это понял, поэтому, чтобы не помасть под «раздачу», решил ретироваться в направлении выхода. Как и ряд других лиц.
- Тогда объясните вот это, - президент указал на обзорный экран с лунной панорамой. Позади небесного тела постоянно вспыхивали и гасли мириады огонкьов. – Скажите, почему мне докладывают, что за обратной стороной Луны внезапо появился инопланетный флот, корабли которого по описанию идентичны кораблям ящеров из Меридиана?
- Я сам узнал об этом только что. Со своей стороны я сделал всё возможное, чтобы не пустить ящеров в наш мир. А Васильев, который прибыл с Меридиана десять минут назад, должил, что город Предтеч вступил в бой с флотом пришельцев…
- У него есть подтверждение?
- У меня нет оснований ему не верить.
- Значит, подтверждения нет, - резюмировал Путин. – А факты говорят о том, что каким-то образом вражеский флот оказался здесь.
- Согласно информации, добытой Васильевым у управляющего древней крепости, на Меридиан ящеры пришли не случайно…
- Случайно или нет – это уже не важно. Важно то, что они теперь здесь, а не на Меридиане. И скоро об этом станет известно всем. Вы понимаете, чем это чревато? Но что ещё хуже – нам не известны их намерения.
- Вполне понимаю, - всё так же сухо ответил Сергей Ивановнич. Сейчас он и вравду сообразил, чем это чревато. Двойной смысл фразы, сказанной президентом, не смог от него ускользнуть. И тут же возник логичный вопрос о причине происходящего. Но задавать он его не стал.
- Верно. Понимаете. Нехватало нам возросшей террористической угрозы, вызванной моим недавним заявлением…кстати – его я сделал по вашему совету…нарастания недоверия и напряжённости в отношении к России со стороны многих стран… теперь ещё эта эвакуация и для полного счастья – флот ящеров, само присутствие которого здесь сулит большие проблемы.
- Эвакуация… Я лишь подал идею – принять беженцев в знак доброй воли и официального начала дипломатических отношений. Решение принимали вы.
- Да. И тогда я был согласен с вами. Но появление здесь Шао’ссоров всё резко изменило. Если сведения об их флоте просочатся в СМИ, начнётся массовая истерия, паника и хаос. Тогда уже ничего нельзя будет контролировать. И это в лучшем случае.
- А в худшем ящеры начнут действовать…
- И человечество не сможет дать им достойный отпор, верно? Ведь плоды американской программы «Звёздные врата» слишком малочисленны. Чтобы на равных тягаться с флотом в несколько тысяч кораблей…
- Но пока они себя не проявили. Возможно, нападение на Землю не является их целью, иначе нам бы даже гадать о причинах их присутствия не пришлось. А, судя по информации командующего, перешедшего на нашу сторону, для их народа технология перемещения в иные измерения является запретной. Поэтому я допускаю даже вероятность того, что ящеры оказались в нашем мире случайно, в результате каких-то непредвиденных обстоятельств.
Путин молчал, угрюмо глядя на собеседника.
- Похоже, - наконец произнёс он, - вы и вправду начали сдавать позиции, Сергей Иванович. Именно ваши действия и бездействие привели ситуацию к тому рубежу, на которм мы сейчас находимся… Собственно, я прибыл сиюда не только для того, чтобы встретить посланников Меридиана, но и для того, чтобы сообщить – вы отстранены от должности директора ФСБ. Соответствующий приказ уже лежит на вашем столе, - Владимир Владимирович помедлил. – Решение далось мне не легко, но я не мог не внять голосу разума и тем людям, которые справедливо указывали на ваши просчёты и ошибки, которых накопилось слишком много…
- Ясно, - сухо настолкьо, насколько это вообще было возможно, сказал Крутов. Собственно, он был готов к подобному развитию событий, ведь расследование, посвящённое выяснению причин происходящей в России разрухи, неадекватных действий власти, лишь усугубляющих положение, начало нащупывать нити, ведущие к истинным виновникам происходящего, находившимся за пределами России. Также Крутову уже было известно, что подавляющее большинство членов нынешнего правительства, как и всех предыдущих, начиная с Хрущёва, оказались в верхах не случайно, а согласно дьявольскому плану, цель которого – уничтожение русской цивилизации как таковой. На протяжении уже почти шести десятков лет против России даже внутри неё самой и на самом высоком уровне ведётся информационно-психологическая война. поэтому рухнул Советский Союз, поэтому его сейчас очерняют как могут, поэтому исказилось и извратилось сознание нации, насыщенное мнимыми мифами-установками, деструктивными директивами, фальшивыми ценностями и стереотипами, которые так старательно навязывались народу все эти шестьдесят лет. Поэтому, несмотря на всю гнусность происходящего в стране и осознании этой гнусности большинсвтом населения, до сих пор не вспыхнул яростный пожар новой революции, восстания, которое бы выразило праведный гнев и негодование народа, униженного и презираемого властью. На этот раз враг всё предусмотрел – традиционную русскую тенденцию к общинности, коллективизму, взаимопомощи, которая бы могла сплотить народ, заменили омерзительным индивидуализмом, жаждой наживы, эгоизмом, апатией и безразличием, разлагающими некогда цельное, целостное общество на отдельных индивидуумов, ущербных в своём искажённом, искалеченном сознании и, по сути, не отличающихся от животного. Теперь это уже не люди, а безсмысленные биологические единицы, единственная цель которых – бездумное потребление всего и вся. Как паразиты на теле планеты, они высосут из неё все соки, а когда источник пропитания закончится – погибнут… Строго говоря общества как такового уже и не было…
И сейчас, представляя себе это катастрофическое положение, в котором оказалась матушка-Россия, Крутов вновь ужаснулся коварству и безчеловечности тех, кто стоял за кулисами, дергая за ниточки. И вновь возникло страстное желание уничтожить этого врага во что бы то ни стало… Об этом же он говорил и со Странником в тот самый день, когда тот вновь объявился на Меридиане. Тогда Игорь попросил о приватной беседе с Крутовым и Магнусом. И у каждого участника этой беседы тогда были свои ожидания. Но Странник молчал, поэтому Сергей заговорил первым. Заговорил о том, что его тревожило и занимало все его мысли в последнее время… пока не появились ящеры. Но и после он пристально следил за ходом тайного расследования. Магнус поначалу даже не поверил услышанному. Но потом проникся тревогой за судьбу чужого народа. Игорь же лишь кивнул. И сказал, что он этим займётся… Странно, но этим беседа и закончилась, хотя у Крутова сложилось впечатление, что Игорь хотел им что-то рассказать, когда происл о такой встрече. Наврное, он почему-то передумал… С того дня Крутов видел Странника только один раз – когда тот спас его от ящеров. И сейчас у главы ФСБ вдруг возникла мысль: «Вот было бы хорошо, если б Странник, как и обещал, вплотную занялся этой проблемой».
Президент молчал.
В зале воцарилась напряжённая тишина. Было слышно, как надрывно работают приборы. Операторы, оставшиеся на местах, осторожно переглядывались – они не желали верить словам президента, но понимали – он говорил вполне серьёзно.
Наконец, Крутов нарушил молчание:
- Кто займёт пост главы ФСБ?
- Шевченко Игорь Петрович, - ответил Путин. Сейчас, впрочем, Сергея Ивановича заботило сосвем другое – насколько президент самостоятелен в своих действиях? Работает ли он по своему усмотрению, или…
- Шечвенко? – переспросил он. – Ожидаемая кандидатура, - а мысленно добавил: «Карьерист этот Шевченко. Ради важного поста готов на всё. Его приход не сулит службе ничего хорошего… Как и стране в целом».
- Он – хороший специалист, - отозвался Путин. Скептический тон собеседника не ускользнул от его внимания. – Что же касается вас, Сергей Иванович, то вы назначены на должность начальника секретной базы Особого отдела ФСБ, проходящей под кодовым названием «Объект 217». Тем более вы и так совмещали свою основную деятельность с работой на этой базе. Однако, учитывая недавние события, вы лишены полномочий использовать установки перемещения. Эти полномочия в скором времени будут переданы специальной комиссии, которая уже почти сформирована.
Что сейчас происходило в душе Крутова, сказать было сложно. За всё время беседы на его лице не дрогнул ни один мускул. Он казался настолько безмерно спокойным, как скала, стойко противостоящая любым ударам араганного ветра. А что же было внутри? Досада? Возможно. Горечь от того, что не успел завершить то, что хотел? И это тоже возможно. Уныние? А вот это вряд ли. Да, враг нанёс удар сокрушительной силы, но Крутов не собирался сдаваться. «Мы ещё поборемся», - подумал он, провожая президента холодным взглядом – Путин должен был встретиться с посланниками Меридиана и не стал дожидаться, пока Сергей Иванович осмыслит всё произошедшее.
- Кажется, вас только что уделали по самое нехочу, - вывел крутова из задумчивости немного ироничный голос.
- Помяни чёрта, - пробормотал Крутов, обернувшись – на него снисходительно смотрел, одетый в свой традиционный чёрный плащ, Странник собственной персоной. Он вальяжно расселся во вращающемся кресле у одного из пустющих рабочих столов и раскачивался влево-вправо.
- Умеешь же ты выбирать самые неподходящие моменты, - пробурчал Крутов, пожимая руку Страннику. В зал меж тем возвращались те, кто покинул свои посты, чтобы не попадать президенту под горячую руку. Вернулся и Васильев. Как ни в чём не бывало.
- Да, друже, не ожидал я такого, - пожал он плечами, как бы извиняясь.
- А я, пожалуй, ожидал, - ответил Крутов. Тут Васильев, наконец, обратил внимание на Игоря, всё ещё сидевшего в кресле.
- Неужели вы…, - учёный не договорил.
- Он самый, - кивнул Игорь, вставая и протягивая руку Васильеву.
- Итак, какими судьбами? – после приветствия спросил Крутов. – И постарайся не шутить. Ты ведь никогда не появляешься просто так… По крайней мере в последнее время.
- Мда, мой юмор – на любителя, - усмехнулся Игорь. Но было в этой его усмешке что-то неестественное, как будто он делал это через силу. – Вы правы – я здесь по делу. По вашему делу, Сергей Иванович.
- То, о чём мы говорили на той встрече?
- Да. К тому же всё сложилось так, что я смогу одним махом решить не только вашу проблему, но и существенно продвинутся в достижении своих целей, - Игорь замолчал. И вновь Крутову показалось, что он хотел сказать что-то ещё…но не решался. Как будто что-то тяготило его. Это настораживало.
- Я отчётливо слышу «но», - молвил Васильев, переводя взгляд с Игоря на Крутова.
- Оно есть, - помедлив, ответил Странник. – Решение, которое я могу предложить, вам не понравится. Очень не понравится. Но другого у меня, к сожалению, нет, - то, о чём он собирался рассказать Крутову, не нравилоьс ему самому. Не нравилось настолько, что даже сама мысль о том, ЧТО следует сделать, разрывала его душу, причиняя сильнейшие страдания и муки совести, подобно тысячам железных крючьев, рвущих плоть. Он хотел бы найти другой способ. Вновь перебрать все возможные и даже невозможные варианты решения. Снова всё перепроверить… Но времени на уже почти не оставалось. Он чувствовал это. А ещё он чувствовал, как в душе у него всё напряжено, как это напряжение растёт, словно в сжимающейся пружине, готовой вот-вот выпустить затаённую в ней энергию. Это предчувствие перемен, чего-то очень важного, значимого, что долно было вскоре произойти. А может, всё это – лишь слабые попытки оправдаться в своих собственных глазах потому, что он просто не захотел выбирать другой способ, остановившись на чудовищном, но более простом способе решения проблемы? Имеет ли он право делать то, что задумал, ведь до сих пор все его действия так или иначе приносили лишь беды этой Земле, Меридиану и многим другим мирам? Кто он такой, чтобы принимать подобные решения, чтобы делать всё это? Кто он такой, чтоб бросать вызов самому Богу, называясь судьёй и беря в свои руки право карать и миловать, воруя его у Создателя?
Он – всего лишь человек. И этого не изменить…
- Что вы собираетесь делать? – строго и настороженно спросил Крутов, поняв, что Странник молчит неспроста. И это понимание заронило в сердце бывалого воина серьёзную тревогу.
- Я не отвечу на ваш вопрос, - поднял на него полный тоски и внутренней боли взгляд Игорь, всё ещё продолжая бороться в душе с самим собой, со своей худшей, тёмной частью. – Ни вы, Сергей Иванович, ни кто-либо другой не должны в этом участвовать. Это только моя ответственность.
- Что вы собираетесь делать? – голос Крутова лязгнул металлом. Васильев невольно вздрогнул.
- Я… я уже делаю, - сказал Игорь, и тотчас растаял, развеялся как туман! И в тот же миг все приборы в зале управления ожили, взбесились, заиграли огоньками, заискрили, зашумели, а в камере перемещения, которая была хорошо видна через обзорное окно, зажглись сигнальные огни, предупреждавшие о том, что портальная установка активирована и готова к работе. Секунду спустя у установки буквально из воздуха возник Странник. Крутом тотчас бросился к интеркому громкой связи:
- Что бы ты ни задумал, прекрати немедленно! – прокричал он в микрофон и его голос разнесся по всей базе. Странник посмотрел на него снизу вверх, но лишь покачал головой. А потом совершенно непонятным образом его голос зазвучал из динамиков:
- Я не могу прекратить это. уже слишком поздно…
- Остановится никогда не поздно. Тем более сейчас, когда ты, судя по всему, собираешься совершить огромную ошибку!
- Всё, что я делал последние десять лет, с самого первого моего перемещения было одно гигантской ошибкой, - донесли динамики полный тоски и горечи голос Игоря.
- Так не совершай ещё одну! Или не об этом ты думал, говоря о цене решения? Ты ведь всё ещё сомневаешься!
- Сомневаюсь, - согласился Странник, подходя к портальной установке – это уже было не старое кольцо-переместитель, так сильно напоминавшее звёздные врата. Это был недавно смонтированный переместитель второго поколения – круглая платформа из особого материала с четырьмя силовыми контурами-штырями по периметру и ещё одним – самым большим - в центре. – Эта ваша новая установка великолепна. а главное – она может переместить что угодно куда угодно, независимо от того, где находится перемещаемый объект… Понимаете – есть вещи, которые просто необходимо сделать, несмотря на все сомнения.
Крутов и Васильев переглянулись.
- Остановите установку! – бросил Сергей Иванович операторам.
- Уже пытаемся, - ответил один. – Мы уже отключили питание, но она всё-равно работает… Это просто невозможно!
- Группу спецназа в камеру перемещения! – скомандовал Крутов по громкой связи. – Срочно!
- Они всё-равно не пробьются, - покачал головой Игорь, и тотчас броневая дверь камеры перемещения закрылась.
- Э-э-э…, - подал голос один из операторов. – Что с обзорным экраном?
Крутов и Васильев обернулсиь – экран включился и вновь показывал космическую панораму. Только теперь съёмка велась с поверхности Луны…
База содрогнулась под аккомпанемент оглушительного грохота – это спецназ пытался пробиться в камеру перемещения. Пока безуспешно.
- Чёрт! – процедил сквозь зубы Крутов, когда картина на экране именилась – взгляд камеры (судя по всему это была одна из внешних камер русской лунной базы) – устремился вверх, в безбрежную бездну космоса, обозревая с поразительной чёткостью величественную и зловещую картину – сотни и тысячи кораблей Шао’ссоров, дрейфовавшие вслед за естественным спутником Земли, скрываясь в его тени…
- Я же говорил, - донёсся из динамиков голос Игоря. Крутов посмотрел на происходящее в камере – установка перемещения окутывалась волнами энергии,  распространявшимися от её центра к периферии, образуя замкнутое в особом поле пространство. – Я сделал всё, что зависело от меня. Всё, что произойдёт дальше – зависит от вас, Сергей Иванович, - и тут яркая вспышка озарила камеру перемещения, на миг ослепив всех. А голос Странника всё не умолкал:
- Я не знаю, как человечество будет относится ко всему, что произойдёт дальше, я не знаю что вообще станет с человечеством, но я точно знаю одно – этот день никогда не будет забыт, - яркий свет. заполнявший камеру, медленно угасал, к людям возвращалась способность видеть. И Крутов увидел, как там, внизу, группа специального назначения окружала Игоря, который даже и не пытался сопротивляться и лишь поднял руки. А затем Сергей посмотрел на экран и увидел, как четыре корабля ящеров в мгновение ока обратились четыре маленьких ослепительных солнца, затмив своим светом звёзды…
Это могло означать лишь одно…

…Сотни тысяч ментальных голосов внезапно вскрикнули и тотчас замолкли, исчезнув, растворившись в космической бездне и не оставив после себя ни следа. На их месте теперь была лишь пустота, ничем не заполенная, безжизненная… Этот вопль скорби и ужаса заставил Советника вздрогнуть и замереть, а в его мозгу с быстротой молнии пронеслась мысль:
- НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!
Подключение к ментальной сети заняло мгновение и он сразу понял, что его догадка оказалась верна – только что неизвестным способом были уничтожены четыре корабля флота! Общее ментальное поле Шао’ссоров «гудело» как растревоженный осиный улей, накаляясь гневом и жаждой мщения, подпитываемыми стыдом от того, что им пришлось спасаться бегством от городв Предтеч!
«Какого же чёрта этим землянам не сиделось тихо! Теперь даже мне этого не остановить!» - подумал Советник, ругаясь самыми последними словами. Мысленно. Потому, что сейчас ему было наплевать, что его мысли могли подслушать. Но он хотябы постарается свести жертвы к минимуму…
«Приказываю провести полное ментальное сканирование планеты!» - бросил он в сеть, зная, что его приказ будет исполнен незамедлительно. «Я буду ведущим!» - произнёс он, концентрируясь. Сначала появилоьс чвство необычайной лёгкости и отстранённости от всего сущего. Затем как будто подул лёгки ветерок и Советник ощутил, что область его восприятия скачком увеличилась – сейчас он слышал, как мельчайшие элементарные частицы ударяются друг о друга, чувствовал движение всех звёзд вселенной, видел то, что не доступно обычному взгляду, прозревая прошлое, настоящее и будущее… Но не это было ему нужно. Наконец перед его внутренним взором открылась безкрайняя бездна космоса. Однако сейчас, в ментальном плане, она не была поглощена тьмой. Напротив – то было феерическое буйство цветов и красок, у каждой из которых был свой тайный смысл… и ещё неисчислимое множество сияющих белых нитей, тянущихся из одного конца вселенной в другой, отовсюду, причудливо переплетающихся, организующихся в гигантский гармоничный конгломерат, опутывающий густой сетью и флот Шао’ссоров, словно паутина гигантского паука. Нити тянулись и к Луне, и далеко за её пределы – к Земле, окутывая планету гутсым слоемы и даже пронзая её насквозь, передвигаясь, будто колеблясь на ветру, а сама Земля казалась похожей на сплошной пуховой шар… Линии смыслов и понятий, связи между сознаниями самых разных живых существ вселенной, проявления разума. И они были прекрасно видны в ментальном поле.
«Ищите смеслы влияния и власти» - пророкотал ментальный голос Советника, когда взгляд коллектива Искателей устремился к планете. И поиск начался – одна за другой мелькали перед взором белые нити и их скопления. Каждая была особенной, индивидуальной, имела свой оттенок, частоту вибрации. Одна за другой…
…тысячи…
…десятки и сотни тысяч…
…миллионы…
И каждая нить была лучиком чьего-то сознания… И все они сплетались, образуя единую струтктуру, своего рода живой организм планетарного масштаба, аткивно реагирующий на всё происходящее вокруг.
Но вот ментальный взгляд группы Искателей приблизился к планете настолько, что в великой сети-сознании стали различаться отдельные элементы – наросты, штрихи, утолщения, какие-то странные аморфные образования отвратительных буро-багровых оттенков, и яркие точки – источники сознания, мыслящие существа. И здесь повялялись новые цвета – каждый со своим смыслом. Это уже был второй этап поиска – ментальный взгляд резко, скачком объял всю планету, перебирая отмеченные раньше нити смыслов-связей и добираясь по ним к их источникам – людям. И так раз за разом. Тысячи и сотни тысяч раз в мгновение. И смыслы власти начали проявлять себя, окрашиваясь в багровые тона, являя взгляду зловещую кроваво-красную паутину, опутавшую планету прочной сетью. Эта сеть была неоднородна – где-то сильнее, прочнее и ярче, а где-то совсем тусклая. Особо ярко сияли кровью столици многих государств, но был у этой паутины и единый центр, к которому сходились все нити…
Обнаружения чего-то подобного, центра, Советника никак не ожидал, поэтому на мгновение утратил состредоточенность. «Картинка» расплылась. Впрочем, он тотчас взял себя в руки. «Тайное правительство! Вот что такое этот центр. И, похоже, все они сейчас в одном месте. Прекрасная возможность…», - подумал Советник, старательно экранируя свои мысли. Пока ещё не было установлено, кто атаковал флот. Значит, надо было продолжать поиск…

Езда была необычно плавной. Настолько плавной, что движение вообще не было бы заметно, если бы не проплывающие в окнах лимузина городские пейзажи. Автомобиль советника президента гордо и величественно плыл по вечерним улицам Хитерфилда, а за ним следовали две машины сопровождения - микроавтобусы, где кроме охраны разместились семьи стражниц. Сами девочки и Ян Лин ехали вместе с Барреттом, оккупировав задние сидения. Сам Эдгар расположился напротив, что вобщем-то было нелегко, учитывая его рост и комплекцию. Тем не менее, выглядел он достойно.
Стражницы молчали, буравя взглядами Барретта. Каждая сейчас думала о том, как невовремя он появился. Но, всё же, на первом месте была тревога за родных и близких… Ян Лин выглядела настороженной и задумчивой.
Наконец, когда стало ясно, что молчание больше продолжаться не может, Барретт крякнул и сказал:
- Признаюсь – ненавижу лимузины. Пока залезешь в такую машину, изрядно намучаешься.
- Тогда могли бы побеседовать и на улице у полицейского управления. Зачем было тащить нас сюда? – проворчала насупившаяся Ирма. – И что вы сделали с нашими родителями?
- Я? Ничего, - пожал плечами негр. – Обо всём позаботился Макс…
- Линдон? – воскликнула Хай Лин.
- Да. В благодарность за то, что я его выручил он оказывает мне эту услугу… Сейчас он в одной из машин сзади. Его помощь всё существенно упростила, избавив меня от необходимости объясняться с вашей роднёй. А когда мы закончим беседу, они даже и не вспомнят об этой встрече.
- Но это не избавляет вас от необходимости объясниться с нами, - сурово сказала Ян Лин.
- Верно, не избавляет, - широко улыбнулся советник президента. – Всё дело в тех событиях, что произошли совсем недавно и продолжают свершаться…
- Первый контакт? – хмуро уточнила Вилл. Ей совсем не нравилось находиться здесь, и по поводу того, о чём хотел с ними говорить Барретт у неё были нехорошие предчувствия. Но пока она не знала, что предпринять.
- Не только, - качнул головой псионик. – Хотя признаюсь честно – выступление Путина и сегодняшнее представление в Сибири изрядно попортили крови многим властьпредержащим. И не только у нас в стране…
- Короче – что вам от нас нужно? – перебила его Корнелия. Стражницы прекрасно помнили предыдущие встречи с Барреттом. Приятного в них ничего не было, не говоря уже о том, что он помог Фобосу и Медведеву уничтожить Предвечную Цитадель. Тогда погибли многие маги Братства.
- Не мне. Президенту.
- Президенту? – ошалело переспросила Ирма.
- Именно, мисс Лэр, - кивнул Барретт. – Президент очень хочет поговорить с вами, стражницы завесы.
- Но ведь он сейчас должен быть в Сибири, приветствовать посланников иного мира, разве нет? – поправила очки Тарани. Всё происходящее ей очень не нравилоьс, как и остальным девочкам. Но огненная чародейка понимала, что это – шанс узнать как можно больше о планах правительства относительно стражниц. В любом случае они всегда смогут сбежать…
- Верно, его самолёт уже на подлёте к месту контакта. Но это не проблема, - кивнул высокопоставленный собеседник.
- Телеконференция? – предположила Хай Лин. – Зачем тогда мы разъезжаем по городу?
- Похоже, у нашего правительства гораздо больше секретов, чем можно было предположить, - покачала головой пожилая китаянка, глядя на Барретта.
- Вы очень прозорливы, госпожа Лин. Пожалуй, даже слишком, - Эдгар наметил улыбку. – Видите ли, пока вы, стражницы, и русские экспериментаторы буравили дырки в ткани мироздания, путешествуя по иным измерениям, мы исследовали нашу галактику… и многое узнали.
- ЧТО? – хором воскликнули девочки. Градус удивления перемешанного с недоверием был настолько высок, что ничего другуго сказать они просто не смогли.
- Я так и знала! «Зона 51» – не сказки! – на волне эмоционального подъёма выпалила Хай Лин.
- Это всё, что я хотел сказать по данному вопросу, - прокомментировал Эдгар, ухмыльнувшись. – А по городу мы не разъезжаем. Мы едем в аэропорт Хитерфилда. Оттуда мы сможем быстро и безболезненно отправиться на встречу с президентом.
- Так! Слушай сюда, качок! -  не выдержав, вспылила Ирма, в душе которой с самой первой минуты беседы копилось негодование. – Ты либо расскжешь нам всё здесь и сейчас, либо мы удём, заберём родителей и при этом превратим твой навороченный лимузин в кучу хлама, – она посмотрела на подруг.
- Правильно! Да! Верно! – ответили девочки, которых заразил боевой дух подруги.
- Стойте! – попыталась утихомирить их мудрая Ян Лин, но её не слушали.
- Вы же понимаете, что мы можем в любой момент спокойно развернуться и уйти, и ваш зверский телекинез вам не поможет, - оформила общую мысль Вилл.
- Ха-ха-ха-ха, - пророкотал могучий смех Барретта, подобный громовым раскатам. – А я всё ждал этого момента… Понимаю, стражница, прекрасно понимаю. Но, похоже, ВЫ не понимаете. Ситуация сейчас несколько иная… Я бы сказал – удача не на вашей стороне. Помните о том, что Линдон составляет компанию вашим родным, - туманно намекул советник президента.
- Ах ты негодяй! – воскликнула Тарани. В её глазах предостерегающе зажёгся волшебный огонь.
- Помните! – с нажимом повторил Барретт.
- Бабуль? – пытаясь найти поддержки и помощи Хай Лин обратилась к бабушке.
- Да, девочки. К сожалению всё именно так, как он говорит. Пока у него наши семьи…
- Зачем же так сгущать краски? – нахмурился Эдгар. – Мы можем решить всё это мирно. А если нет… Семьи ваши мы не тронем, даю слово. Но стоит ли мне напоминать, что вы, стражницы, сотрудничали с иностранной разведкой и провели ряд совместных операций?
- О чём вы вообще говорите? – возмущённо спросила Корнелия. Сейчас, когда Барретт вновь показал, каков он есть на самом деле, девушку буквально распирало желание использовать свою магию, чтобы проучить его и его приспешников. Но страх за родителей и семьи подруг не позволял ей сделать этого. Она вновь почувствовала себя безпомощной, как тогда, много лет назад, когда Фобос соткал для Элион прекрасную ложь, в которую та поверила и более не желала общаться с подругами.
- А развене вы лично знакомы с главой ФСБ России, Сергеем Ивановичем Крутовым? Разве не вы оказывали поддержку «Особому отделу» ФСБ в ряде инцидентов? И разве не вы принимали участие в нападении на особняк генерала Скиннера, в ходе которого сам генерал и его гость, советник президента Сэм Ленгли погибли? Это измена, и я думаю, вы знаете, какова может быть ответственность…
- Вы же и сами там были! В этом особняке два года назад! Вы же знаете, что всё было не так! – воскликнула Ирма.
- Вся прелесть власти в том, что кое-где она может умолчать, и никто не станет спрашивать, а кое-какие факты и события она может трактовать в выгодном для себя свете, и этому все поверят, - сказал Барретт. – Так что не дёргайтесь. Ведите себя смирно. Тогда всё будет хорошо… Что же до вашего самого первого вопроса – так и быть, я на него отвечу, хоть президент и не посвятил меня в детали своего замысла. Дело в том, что сейчас русские творят историю и предлагают миру свой, довольно привлекательный путь развития. Нам это не выгодно, ведь мы потратили столько средств и времени… впрочем, это уже не ваше дело. У нас только один выход, если мы не хотим потерять лидертво – предложит миру иной, правильный путь. И здесь как раз вы и нужны, стражницы завесы… конечно и от нас зависит многое – вероятно, нам прийдётся вывести из тени некоторые наши секреты… Но вы – вы наш главный козырь. Вы, и ваши связи с магами многих измерений. Только вообразите перспективы, - Баррет умолк, хотя было ясно, что знает он гораздо больше, чем пожелал расскзать. У Ян Лин даже возникло подозрение, что именно Барретт подал президенту идею вызвать стражниц. И ещё её тревожило то, как Эдгар произнёс слово «мы». За этим «мы» скрывалось нечто…
Внезапно машина резко затормозила – стражницы кубарем полетели с сидений, так как все они забыли пристегнуться. Барретт стукнулся головой и, бормоча проклятия, открыл окно, отделяющее заднюю часть машины от места водителя:
- В чём дело? – грозно проревел он.
- Не знаю, сэр. Двигатель внезапно заглох… и похоже не только у нас, - виновато отозвался водитель, взглядом указывая на улицу. Эдгар выглянул в окно – действительно все машины вокруг почему-то стояли, хотя ещё секунду назад резво рассекали по городским трассам, и уж тем более здесь – на центральной площади города, где всегда было наиболее оживлённое движение.
- Подозрительно это, - потирая шишку на лбу, сказала Ирма, садясь на сиденье.
- Что именно? – спросила высунувшаяся в окно Хай Лин. – То, что на этой площади мы одолели Седрика? Или что машины внезапно остановились?
- А выбрать можно? спросила пышка, протискиваясь в окно рядом с китаянкой. Это было нелегко.
Хлопнула дверь машины – это вышел Баррет. Стражницы последовали его примеру.
Площадь была наполнена шумом. Но это был не тот привычный шум большого города – рёв автомобилей, проносящихся по дорогам, рёв двигателей, визг покрышек, вой сирен… Это был шум человеческих голосов, подобный прибою – он то стихал, то усиливался. Люди пыталсиь понять, что произошло с техникой – переговаривались, спорили, ругались, спрашивали, копались в двигателях машин, даже где-то уже вспыхнула драка. Все они были так увлечены своими делами, что никто даже не обратил внимания на то, что творилось с большим плазменным экраном на здании торгового центра – могло показаться, что серая хаотичная рябь, которую он показывал, была обычными помехами, да и соответствующее шипение из динамиков говорило в пользу этого. Но это было лишь на первый взгляд. Если же присмотреться, то становилось понятно – это не обычные помехи, а узор, геометрически правильный, гармоничный, меняющийся… Но внезапно экран замерцал, а из динамиков раздался раздался настолько громкий, оглушительный треск, что люди закрыли уши ладонями… А затем подёргивающееся, плывущее, нечёткое, на экране появилось изображение… И едва стражницы увидели его, как всё в душе у них похолодело от ужаса.
На людей с экрана взирал чёрный балахон, скрывающий саму тьму.
Первый Советник Императора Шао’ссоров!!!
- Н-не м-может быть, - дрожащим голосом прошептала Хай Лин. Но слов подруг она уже не слышала – Советник заговорил. И его громогласный оглушающий голос разнёсся по всему городу – он доносился из каждого телевизора, каждого радиоприёмника, каждого телефона и динамика. Он был везде.
И не только в Хирерфилде.
Весь мир замер, внимая ему.

«ЖИТЕЛИ ЗЕМЛИ! СЕГОДНЯ ВЫ ПОЛУЧИЛИ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТВЕТ НА ВОПРОС ОДИНОКИ ЛИ ВЫ ВО ВСЕЛЕННОЙ. МЫ, ШАО’ССОРЫ, СЛЕДИЛИ ЗА ВАМИ И ЗНАЕМ О ВАС ДОСТАТОЧНО. МЫ НЕ НАМЕРЕВАЛИСЬ ВМЕШИВАТЬСЯ, НО СЕГОДНЯ, ОБНАРУЖИВ НАШ ФЛОТ НА ОРБИТЕ СПУТНИКА ВАШЕЙ ПЛАНЕТЫ ВЫ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ПОВЕСТИ СЕБЯ БЛАГОРАЗУМНО, НАПРАВИЛИ НА НАС ОРУЖИЕ И ЧЕТЫРЕ НАШИХ КОРАБЛЯ БЫЛИ УНИЧТОЖЕНЫ. ПОГИБЛИ ДЕСЯТКИ  ТЫСЯЧ НАШИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ…
ЭТО НЕВОЗМОЖНО ПРОИГНОРИРОВАТЬ И НЕЛЬЗЯ ПРОСТИТЬ! НАМ НЕ ВАЖНО КТО ИМЕННО СОВЕРШИЛ ЭТО НАПАДЕНИЕ – СЕГОДНЯ ВАША РАСА ВСТУПИЛА В КОСМИЧЕСКУЮ ЭПОХУ И ТЕПЕРЬ ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ДОЛЖНО НАУЧИТЬСЯ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ЗА СВОИ ОШИБКИ, И ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПУСТЬ ДАЖЕ ОНИ И СОВЕРШЕНЫ ЛИШЬ НЕМНОГИМИ ИЗ ВАС.
МЫ ДАДИМ ВАМ ШАНС СПАСТИСЬ – БЕГИТЕ, ЕСЛИ ХОТИТЕ ВЫЖИТЬ! ПОТОМУ ЧТО ОЧЕНЬ СКОРО ВСЕ КРУПНЕЙШИЕ ГОРОДА ПЛАНЕТЫ ПОДВЕРГНУТСЯ БОМБАРДИРОВКЕ. БЕГИТЕ, ИБО ВРЕМЯ РАСПЛАТЫ УЖЕ ПРИШЛО!»
- сказал Советник, и экран на площади моменатльно почернел. В тот же миг у всех машин вокруг завелись моторы.
- Чёрт! Живо в машину! – рявкнул Барретт стражницам, с поразительным провроством забравшись в лимузин. Но девочки, казалось, не слышали его – они смотрели вверх, вглядывались в тёмное вечернее небо. Ни одна из них не хотела верить в то, что всё это происходит на самом деле. Страх и ужас парализовали их, ведь то, что они увидели в небе, заставило их поверить в то, чего они так боялись – сотни и тысячи ярчайших белых лучей расчерчивали вечерние сумерки, уносясь за горизонт и неся с собой разрушения, хаох и смерть всему, что было дорого людям…

+1

32

Дамы и господа! Мальчики и девочки!! Леди и джентльмены!!!!!!!!!!! Возрадуйтесь, ибо я сделал ЭТО!!!!!!!!! Я ЗДЕСЬ И Я СДЕЛАЛ ЭТО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Десятая глава!
Глава, над которой я работал более полугода!!!!!!!!!!!
Это триумфальное возвращение!!!!!!!
До конца саги осталось всего чуть-чуть - последняя глава уже готова почти на половину.
А сейчас то, ради чего все мы здесь сегодня собрались! Предпоследняя глава "Времени перемен"!

Глава 10. Exterminatus*

«Тебя спросят, имел ли ты право уничтожить десятки миллиардов. Но лишь немногие поймут, что ты просто не имел права оставить их в живых».
Вселенная Warhammer 40K.

«В темноте слепец — самый надёжный проводник. В эпоху безумия пусть тебя ведёт сумасшедший»
Вселенная Warhammer 40K.

________________________
* - уничтожение. Очищение целого мира при помощи специального снаряда. Процедура, которая находится в ведении Святой Имперской Инквизиции (Вселенная Warhammer 40K)


Ясное синее небо было прекрасно. Ни одной тучки, ни одного облачка, а цвет его был таким насыщенным, что возникало чувство, будто до этого самого момента ты и не знал никогда, что такое настоящее синее небо…
Впереди, у самого горизонта, игриво и призывно поблескивала серебром в лучах заходящего солнца широкая лента реки. Но большую часть обзора занимала поражающая воображение зелёная равнина, у которой не было ни конца, ни края и где лишь изредка попадались небольшие группы раскидистых деревьев… Этот простор кружил голову, завораживал, манил, давая пьянящее ощущение свободы и непередаваемого, тихого, радостного счастья. Казалось, что за спиной вдруг выросли крылья и, легко оттолкнувшись от земли, можно, взмахнув или, воспарить в небеса, а затем, попутно совершая умопомрачительные воздушные трюки, рухнуть в реку, что у горизонта, отдавшись на волю течения и наслаждаясь приятной прохладой и журчанием воды…
Джайна зажмурилась от удовольствия и глубоко вдохнула воздух, наполненный приятными ароматами трав и цветов. Медленно-медленно выдохнула.
- Как же здесь хорошо, - прошептала она, продолжая любоваться видами. Она сидела на холме, возвышавшемся посреди равнины. Позади неё стремилась ввысь довольно неказистая на вид башня, сложенная из кирпича давным-давно. Само строение было не слишком высоким и напоминало нечто среднее между ветряной мельницей и обсерваторией. Время вместе со своими главными помощниками – ветрами и дождями неустанно работало над башней – её основание заросло плющом и мхами, которые всё ещё стремились к новым высотам, кирпичи уже давно сменили свой первоначальный цвет на бледно-буро-кофейный, но, несмотря на все старания природы, пока ещё крепко держались на своих местах. Вообще же башня внушала чувство причастности к чему-то таинственному, ожидание чего-то сказочного. А ещё от неё веяло благородной стариной. И сыростью…
- Странно, - прошептала девушка. – Меня не было здесь всего несколько дней, а, кажется - будто целая вечность минула, - она прислушалась, но ответом ей стало лишь жужжание пчёл. Мимо пёстрой стрелой пролетела какая-то птичка. Было очень приятно и хорошо сидеть вот так, любоваться красотами природы, ни о чём особо не волнуясь, ничего не опасаясь, не боясь, что вдруг откуда-то из тёмных глубин вселенной появиться жуткий могучий враг, готовый обратить твой мир в пепел…
Мысли плавно перетекли в иное русло. Перед внутренним взором начали возникать картины недавнего прошлого: первое впечатление от Меридиана и восторженные мысли: «Это же иной мир!», наполненные радостью и ожиданием. А затем, подобно ледяному душу: «Меридиан в опасности», и взволнованные лица магов Гильдии… И первая встреча с врагом на его же поле боя и по его правилам. Это вообще была первая ментальная схватка в её жизни! И тогда ей и Мориону просто чудом удалось избежать смерти, а может и даже более ужасной участи… И лица стражниц, такие юные, но уже отмеченные печатью скорби… И, наконец,  Странник с его двойником… «Как же они похожи!», - подумала Джайна, глядя вслед скрывающемуся за горизонтом Солнцу. Сердце её забилось чаще, едва в памяти возник образ Странника, «мистического и таинственного путешественника между измерениями», - как о нём сказал Магнус однажды. И сразу возникло странное чувство пустоты, отсутствия чего-то важного, как будто она забыла что-то и не может вспомнить, что именно, сколько бы ни старалась. «Так, стоп! Неужели я скучаю по этому чудаку?» - строго спросила себя девушка. Разум говорил, что вроде-бы не должна – знает она этого человека совсем недолго. Можно сказать, они едва знакомы. Да и вообще… Но чувство всё-равно не унималось, оставаясь невосприимчивым к такой аргументации. Но сейчас в памяти оживали дивные, завораживающие образы вселенной, которые показал ей Странник. Даже сейчас дух захватывало от этих воспоминаний. И девушка вдруг поняла – по какой-то непонятной причине она действительно скучает по этому странному, эксцентричному человеку, с которым едва знакома, хоть это и казалось ей иррациональным. И, что самое странное – ей это нравилось, пусть она и не очень хотела в этом себе признаваться. Было в этом Страннике… Игоре нечто неуловимое, что заставляло вспоминать о нём, постоянно воскрешая в памяти его образ. И в последнее время такие воспоминания почему-то заставляли девушку волноваться….
- Прекрасный закат, - от неожиданности Джайна, погружённая в свои мысли, вздрогнула. Обернулась – на неё с улыбкой смотрела учительница, Элеонора. Женщина, заменившая ей мать.
- Я не услышала ваших шагов, - вставая, сказала девушка. Женщина мягко улыбнулась:
- Красоты Арханты поистине завораживают…
- Да. приятно вернуться домой… Не думала, что буду тосковать по всему этому в Меридиане.
- Прекрасный мир, который постигла ужасная судьба, - с болью в голосе сказала Элеонора. – Столько людей погибло за такое короткое время, а мы даже не смогли нанести врагу ни одного удара… Народ меридиана ещё очень нескоро сможет оправиться от этой трагедии.
- Есть какие-нибудь новости? – продолжая смотреть на закат, спросила ученица. Но теперь она уже не выглядела такой беззаботно счастливой, как несколько минут назад. Элеонора встала рядом и тоже устремила взор к горизонту:
- Я недавно говорила с Аноаром. У них в Базилиаде всё нормально. Беженцы обустраиваются, а местные им помогают по мере возможностей. Здесь тоже всё спокойно…
- Что? – уловила перемену в голосе наставницы Джайна.
- От Магнуса и Элион до сих пор нет вестей.
- Так давайте свяжемся с ними сами.
- Уже пробовала. Никто не ответил. Словно с той стороны попросту никого нет.
- Разве такое возможно? – с удивлением и тревогой спросила девушка.
- Хм… Они повели небольшую группу меридианцев на Землю, уж не знаю, почему… А у землян есть устройства, не позволяющие использовать магию. Возможно, поэтому…
- Но ведь если эти устройства включили, значит что-то случилось!
- Мы этого не знаем. И предупреждая твою следующую фразу – нет. Мы не отправимся на Землю. Сейчас наше место здесь. Мы должны помочь людям Меридиана устроиться на новом месте…
- Они прекрасно справятся с этим и без нашей помощи, - подбоченилась Джайна. Она прекрасно понимала, что, в общем-то, Элеонора права. Но ничего не могла с собой поделать – такой уж у неё был характер: если где-то случалось что-то плохое, она не могла оставаться безучастным наблюдателем и всегда старалась хоть немного помочь нуждающимся, а если же обстоятельства не позволяли этого сделать, то она ощущала себя виноватой, и это чувство вины было просто нестерпимым. Джайна просто не могла представить, как можно пройти мимо, когда кому-то плохо, и он-она-оно нуждается в помощи. Признаться честно, девушка и сама не знала, откуда у неё взялся такой альтруизм, ведь то, что ей выпало пережить в детстве, да и затем, наблюдая за жестокостью мира – всё это могло сделать из неё совсем другого человека. Хотя, возможно, именно вопреки пережитому и всем жестокостям мира девушка и стала именно той, кем и являлась. Не последнюю роль здесь сыграла и Элеонора, воспитывавшая в своей юной ученице лучшие духовные качества. Однако сейчас Джайна была не согласна со своей учительницей и не собиралась отступать от своих принципов. Хотя дело было не только в этом…
- Я тоже тревожусь за них, Джайна. Но сама подумай – не известно, что за причина не позволила Магнусу связаться с нами. Может быть нам просто стоит подождать…
- А если нет? Если случилось что-то серьёзное? – строго спросила девушка.
- А если нет… Если нет, то вряд-ли нам стоит лезть в пекло, ни с кем не посоветовавшись, когда наши силы распылены и мы ничего не знаем. Наше вмешательство может обернуться роковой ошибкой.
- Но также вероятно, что помощь им сейчас очень нужна.
- Зачем говорить о том, что ещё только может быть и не известно точно? Ты ведь сама прекрасно понимаешь, что я права, - покачала головой Элеонора. Она знала, почему Джайна не торопиться с ней соглашаться – дело здесь было не только в её характере и принципах. Давал о себе знать и максимализм, свойственный всем людям в её возрасте. И, возможно, была ещё одна причина, по которой Джайна так рвалась на Землю. Странник, отправившийся вслед за Магнусом… И эта причина тревожила женщину куда больше прочих – из-за неё Джайна могла совершить какую-нибудь глупость.
- Да. Понимаю, - согласилась девушка почти шёпотом. – Но и я права тоже. Всё зависит от точки зрения.
Элеонора тяжело вздохнула. И раньше бывало, что они с Джайной спорили. Но сейчас всё было несколько иначе. Волшебница была уверена, что поступает правильно. Но также понимала, что у её ученицы не меньше оснований на правоту. По правде говоря, Элеонора сейчас разрывалась между тем, что правильно, и тем, что должно. Поэтому она колебалась и была не слишком уверена в своих действиях с одной стороны, но с другой осознание необходимости поступать так, а не иначе, не позволяло ей принять то, о чём говорила Джайна как руководство к действию.
- Или от привязанностей, - сказала волшебница. Намёк был достаточно прозрачен.
- Привязанностей? – удивлённо переспросила Джайна.
- На Землю тебя зовёт не только чувство долга. Есть и ещё одно чувство. Зачастую оно не подвластно голосу разума и заставляет человека совершать либо глупости, либо героические подвиги…
- Что-то я не пойму, о чём вы. Или это такой способ сменить тему?
- Думаю, ты не станешь отрицать, что помимо прочего ты хочешь вновь увидеть Странника, - в глазах Элеоноры сияли иронические искорки. По-доброму ироничные. Так могла бы смотреть мать на свою дочку в аналогичной ситуации.
- Ну, с чего бы это вдруг мне хотеть его видеть? – смущённо спросила девушка, раздумывая над словами учительницы о чувствах. Что же она действительно чувствовала к Страннику? Симпатию? Или это было просто дружеское расположение и ничего больше? Или же наоборот – нечто большее, чем просто дружба? А может, все эти мысли и сомнение просто результат действия психологических барьеров, которые она построила сама для себя, и истинные её чувства только и жду момента, чтобы освободиться от оков… Но один факт был неоспорим – Элеонора прекрасно читала в душах людей. Зачастую она могла увидеть даже то, чего люди сами о себе никогда не знали. Так неужели?..
- Разум здесь безсилен, как я уже сказала. И, всё же, стоит попытаться, - женщина сделала приглашающий жест, призывая Джайну следовать за ней к башне – уже почти стемнело и на небе стали появляться звёзды. К тому же холм прекрасно продувался холодным ветром, который с запада гнал чёрную тучу. По ярким вспышкам в той стороне становилось понятно – надвигается гроза.
- Попытаться сделать что?
- Я говорила с ним, - сказала Элеонора.
- Со Странником? Зачем?
- Я хотела узнать, что он за человек, но… Я не смогла прочитать в его душе ничего, кроме того, что он мне позволил… Он совсем не такой, каким кажется.
- Надеюсь, вы говорите мне это не потому, что, как вам кажется, у меня есть какое-то «чувство»? – строго спросила девушка. Её было не очень то приятно, что сейчас Элеонора вдруг стала вмешиваться туда, где Джайна и сама ещё не разобралась.  К тому же тут был и обычный в таких случаях протест молодости: «Зачем вы вмешиваетесь, ведь это моё дело, а не ваше, и вас оно не касается». Но и игнорировать слова учительницы девушка не могла. Странник виделся ей чудаковатым, эксцентричным, замкнутым, но благородным по духу человеком.  Что же могла в нём увидеть Элеонора, сильнейший маг в области духовной магии?
- Нет. Я говорю это просто потому, что это правда. В его душе почти не осталось света. Тьма следует за ним по пятам, и все кто его окружает – в опасности. Я не знаю, что ему довелось пережить на жизненном пути, но вряд ли этот тот же Странник, о котором Магнус нам говорил. В том смысле, что с тех пор Странник очень изменился.
- Я не заметила в нём ничего такого. Не было в нём ни тьмы, ни опасности, когда мы с ним… беседовали, - немного смущённо возразила Джайна. Сказанное Элеонорой так резко противоречило тому образу, который девушка создала в своём воображении, что она не хотела верить услышанному. И, всё же…, - я  ведь тоже умею читать в душах людей. И несколько раз я пыталась читать в душе Странника. Там не было тьмы. Были тоска и горе. Но и радость. Доброта…
- Хм… Можно ли верить тому, что мы обе увидели? – пожала плечами волшебница. Они как раз подошли к башне – у открытой настежь двери их уже ждали господин весьма преклонных лет в буро красной, выцветшей от времени, довольно потрёпанной мантии, и Фрейнар, который напротив одел, кажется, свой самый лучший наряд. К тому же на сей раз он был без своих вечных спутников – энергетических шаров.
- И охота вам было мёрзнуть? – меланхолично осведомился маг.
- Зато у нас вышла занимательная беседа, - ответила Элеонора.
- Беседа? Мне показалось, это был спор, - улыбнулся Фрейнар, пропуская женщин в башню. Господин преклонных лет сразу же закрыл дверь, приговаривая что-то про холодный ветер, сквозняки, нерадивых гостей и простуду.
- О, неужели ты подслушивал? Вот уж не думала, что мирная жизнь может настолько сильно повлиять на тебя, - смерила мага взглядом Элеонора.
- Вовсе нет. Просто было слышно даже отсюда…
- Э-э, вот нашли тоже повод! – проворчал старик, беря с одного из стеллажей, коими был уставлен по периметру весь первый этаж башни, увесистый фолиант. Свет здесь давала большая люстра как минимум с полусотней свечей… Вернее она должна была его давать, но вряд ли владелец башни был в состоянии зажигать ей каждый вечер. Поэтому множество свечей были расставлены везде, где их только можно было поставить, не рискуя при этом вызвать пожар. В данный же момент в качестве источника света использовались те самые три волшебных шара с которыми, казалось, Фрейнар был неразлучен. Сейчас все три шара висели под потолком, равномерно освещая весь первый этаж.  В центре помещения стоял стол – массивный, деревянный, без изысков – заваленный кипой свитков, книгами и листами пергамента. Скраю, на большой стопке книг, стоял свечной огарок. Естественно книги под ним были в восковых потёках. Вокруг стола располагались три кресла, а у стены – кушетка. – Называется пустил по старой дружбе в обсерваторию…
- Ну а ты-то чего ворчишь, Варрик? Мы же тебе вроде как не мешаем, - спросила у старика Элеонора.
- Ну так это да. И на том спасибо, - кивнул старичок, углубившись в чтение. Или он просто сделал вид…
- От Магнуса по прежнему никаких вестей? – перевела разговор в иное русло женщина.
- Совершенно, - пожал плечами Фрейнар, занимая одно из кресел. Оно было старое и потёртое, а маг был одет так, как приличествовало одеваться, отправляясь на аудиенцию к королю. Контраст был настолько разительным и комичным, что Джайна, на миг позабыв обо всех проблемах, улыбнулась.
- А-а, понимаю, - усмехнулся Фрейнар. – Ну хоть что-то же здесь должно выглядеть шикарно и ново…. Даже если этим «чем-то» будет мой наряд…
- Тебе что-то не нравится в моих интерьерах? – мимоходом, не отрываясь от книги, спросил Варрик. – Тогда милости прошу на улицу – там и ново, и красиво, и, кстати – гроза. Посмотрим на тебя через часок, когда вернёшься…
- Только без обид, звездочёт, - поднял руки маг. – Очевидно, здесь просто некому оценить моё чувство юмора.
- Может это потому, что сейчас нам не до твоего юмора? – предположила Элеонора, садясь в другое кресло.
- Это из-за Магнуса, да? – уточнил маг. – Признаюсь, мне и самому интересно, что же его задерживает. Или на Земле ему и Эсканорам оказали настолько помпезный приём, что у него просто нет времени?
- У меня нехорошее предчувствие, - покачав головой, совершенно серьёзно сказала Джайна.
- Хм… Духовная магия и дар провидца…, - задумчиво проговорил мужчина. – Такие вещи нельзя сбрасывать со счетов.
- Так же как и осторожность, - парировала Элеонора. – Не отрицай – ты был бы рад сбежать отсюда куда угодно, лишь бы только там нашлось применение твоей боевой магии, а то здесь, помогая беженцам от неё никакого толку.
- Я и не отрицаю – мне действительно здесь…
- Скучно? – ехидно продолжила волшебница.
- Не по себе, - не менее ехидно отозвался маг. – Жаль, Мориона здесь нет – уж он то смог бы пролить свет на причину молчания земной группы, и…, - речь мага была внезапно прервана – три волшебных шара, круживших под потолком, вдруг опустились в центр комнаты и слились воедино, образовав парящую в воздухе зеркальную поверхность. Секунду спустя стало понятно, что это вовсе не зеркало – окно в иное измерение, сквозь которое на всех присутствующих взирал почтенный седобородый старец в белом одеянии. Аноар. Отчётливо было видно только его лицо, остальное было расплывчато, словно в какой-то дымке – позади мага смутно угадывались очертания каких-то зданий…
- Помяни его, а он тут как тут, - пробормотал Фрейнар, ибо Морион, о котором он только что вспоминал, как раз был на Базилиаде вместе с Аноаром, Тибором и Любой.
- Элеонора, Фрейнар, - не здороваясь начал властитель стихий, что говорило о крайней важности его сообщения. – Боюсь, что у меня не самые радостные известия…
- Дай угадаю – это касается Магнуса и Эсканоров? – предположил Фрейнар.
- Да. У Мориона было видение. Наши друзья и все, кто отправился с ними - в смертельной опасности. И не только они…
- Не только они? Что вы имеете в виду? – взволнованно спросила Джайна.
- Это всё, что мы смогли разобрать из его видения – оно было чрезвычайно туманным, да и то, что оно показывало происходящее в ином мире тоже сыграло свою роль… Но видения провидцев всегда говорят правду.
- И если морион почуял опасность для Магнуса и остальных, то значит так оно и есть, - продолжил мысль Фрейнар. -  Вот видишь, Элеонора, похоже судьба уже всё расставила по своим местам пока мы с тобой тут спорили.
- Да, - кивнула Джайна. – И теперь мы точно знаем, что они в беде. Мы не можем их бросить!
- Хм… Это верно, - согласилась женщина. – Однако мы до сих пор не знаем, что там случилось…
- Я понимаю твою осторожность, - сказал Аноар. – Но твоя ученица права – нельзя бросать их. Кроме того я думаю, что мы можем позволить себе небольшую спасательную миссию…
- Я бы охотно принял в ней участие, - отозвался Фрейнар.
- Я тоже, - вторила ему Джайна. Она надеялась, что теперь, под напором фактов, Элеонора переменит своё мнение и позволит ей отправиться на Землю… а ещё девушка рассчитывала на авторитет и веское слово Аноара, поскольку знала – её учительница свои решения так просто не меняет. Но на этот раз, похоже, девушка не ошиблась:
- Я не против, - сказал старый маг. – К тому же я и сам отправлюсь вместе с вами.
- Моё мнение вы знаете, Аноар, - отозвалась Элеонора. – Вы сильно рискуете, отправляясь на Землю и не имея ни малейшего представления о том, что там произошло. Этот риск может оказаться неоправданным… Но я не могу игнорировать видение Мориона. Пожалуй, то, о чём вы говорите, действительно необходимо сделать…
- Вы отпустите с нами свою ученицу?
- Теперь это её выбор. И надеюсь, что в конце-концов она всё же примет верное решение, - туманно ответила женщина. Старый маг кивнул.
- Что ж, через десять минут я буду у вас, а потом мы отправимся на Землю, - с этими словами Аноара волшебное средство связи в мгновение ока приобрело прежний вид – три энергетических шара резво взвились под потолок…

Сначала было недоумение. Затем оно сменилось настороженностью и тревогой. А после и страх начал медленно поднимать голову… Ревнитель и его воины были в смятении – они все внезапно утратили связь с ментальной сетью, будто она внезапно исчезла. Или, что ещё хуже – уничтожена. В любом случае это значило, что с армадой что-то случилось. Что-то…плохое.  Но несмотря на это воины не теряли самообладания и продолжали исправно выполнять приказы Ревнителя – они всё ещё исследовали захваченную базу людей, настоящий город, который оказался даже больше, чем говорили данные разведки. И постепенно завеса неизвестности, таинственности, окутывавшая это место, становилась прозрачнее, приоткрывая обрывки сведений о передовом форпосте враждебной расы, пришедшей из иного мира. И хотя их язык ещё не был до конца расшифрован, но Ревнитель уже знал многое об истории этой базы, о том, как и почему она была построена, а так же о некоторых событиях, предшествовавших этому… И именно эти сведения больше всего  заинтересовали Хо’раасса и встревожили его. К тому же он не оставлял попыток связаться с армадой, найти хоть какие-то следы в ментальном поле – хоть что-то, что помогло бы ему понять, что же случилось там, в космосе, на границе системы. И ради этого он готов был подвергнуть свою жизнь опасности – его генератор поддержания законов был отключён, чтобы не ограничивать его ментальные возможности. Но пока его поиски не приносили результата, в то время как чуждые законы мироздания, воздействуя на Ревнителя, меняли его, разрушали его тело и душу, рвали связи между частицами, медленно трансформируя саму материю из которой состояло его тело. Пока ещё это можно было терпеть, но с каждым мгновением боль становилась всё невыносимее – казалось, будто он медленно растворяется, распадается, а изменения всё накапливались, грозя стать необратимыми…
- Довольно, - проговорил Ревнитель, едва сдерживаясь, чтобы не рухнуть на пол и не забиться в припадке от раздирающей его боли. Включил генератор. Полегчало. Но дьявольская боль во всём теле ещё будет преследовать его какое-то время, да и восстановление произойдёт нескоро и тоже будет болезненным. – Хорошо, что нас учили этому, - сказал Хо’раасс, поднимаясь – он сидел в особой медитативной позе посреди контрольного зала базы пришельцев. Кроме него здесь никого не было – перед отбытием на миссию Искупления по захвату базы людей, казавшуюся самоубийственной, Первый Советник отдал в распоряжение Ревнителя лишь один десантный корабль и полсотни бойцов. Но, как оказалось впоследствии, миссия вовсе не была самоубийством, а даже напротив. И сейчас помимо прочего Ревнитель гадал: было ли известно Советнику, как всё обернётся, или нет? Однако подобные размышления всё-равно ни к чему не вели, поэтому мысль Хо’раасса повернула в иное русло…
«Слишком много тайн хранит эта маленькая планета. Слишком много загадок и многие из них пропитаны духом ереси. Ересь же сеет смуту и сомнения, сбивает с истинного пути… Но почему именно здесь? И почему именно сейчас, когда до нашей великой победы остаётся всего один маленький шаг? не это ли то испытание, о котором предупреждал Блюститель Духа, напутствуя меня?
Память услужливо воскресила перед мысленным взором Ревнителя тот самый день и час, когда он, уже готовый покинуть Ша’осс, Великую Родину, преисполненный благоговейного трепета, узрел Грот Просветлённых, что под обителью Ордена Ревнителей. Грот сей – одна из величайших святынь Народа, место, где тысячелетия назад Немеркнущий Просветлённый К’исаан’таар обрёл Истину Предназначения и силой своей воли высек в камне пещеры каждое святое слово Великого Откровения, которое и по сей день всё ещё там, неискажённое, незамутнённое, неподвластное самому времени сияет, озаряя своим светом самых достойных. И узнав о том, где его ожидает Блюститель, Хо’раасс сперва даже не поверил этому – столь велико было потрясение, ведь ни один Ревнитель, не достигший сана Экзарха, не имел права войти в Грот. А Хо’раассу было ещё очень далеко до Экзарха. И, всё же, снедаемый сомнениями с одной стороны – он ведь нарушает Закон! – а с другой – ведомый чувством долга (ведь неподчинение Блюстителю тоже является нарушением Закона!) и преисполненный благоговения, он отправился по старой винтовой лестнице к основанию обители, которая была построена над святым местом через несколько столетий после смерти Немеркнущего…
Шахта с лестницей была проложена в толще горы и являлась поистине огромной – светильники, что висели на равном удалении друг от друга по всей протяжённости лестницы, освещали лишь малую часть исполинского сооружения, хотя свет их был довольно ярок. И, всё же, он не мог совладать с истинным властителем этого места – вечной тьмой. Размеры шахты были таковы, что свет просто терялся во тьме, не достигая противоположной её стороны – Хо’раас не мог даже рассмотреть самые дальние фонари. И пусть сама лестница была выполнена без изысков – просто грубо вырублена в скале, но всё-равно вызывала чувство собственной незначительности в сравнении с тем, что находилось там, внизу.
О чём он думал в тот момент, спускаясь по кажущейся безконечной лестнице, сокрытой в полумраке? Странно, но сейчас Ревнитель уже не мог точно вспомнить, хоть и старался. Но он точно помнил, что мысли его в тот час были заняты чем-то важным…
Но вот лестница, наконец, привела его в большой светлый белый зал с колоннами по периметру. У этого зала не было официального названия и это, честно говоря, всегда удивляло Хо’раасса, ведь он прекрасно знал – уж точно лучше многих – у каждой вещи, явления или искусственного творения должно быть имя. То же, что имени не имеет – попросту не существует. Так учили его. Так учили и каждого Шао’ссора. И тому было несколько причин. Главная же причина – это ещё одна возможность для правящей элиты манипулировать и формировать сознание нации в нужном направлении. Конечно же эта причина не была известна никому, кроме избранных из высших каст и самого Императора…
… Оказавшись в зале, Ревнитель на миг остановился, осматриваясь и думая, как быть дальше – входить в грот он права не имел. К тому же сейчас он вспомнил, вобщем-то некстати, что зал этот, всё-таки имеет название – некоторые старшие братья по вере именовали его Залом Безымянных.
- Что ж, это имя очень ему подходит, - согласился про себя Хо’раасс, и решив что медлить больше не стоит – Блюститель Духа не терпел не пунктуальности – направился в другой конец зала, к проходу, что вёл в сам Грот Просветлённых. Но даже один-единственный шаг в этом направлении дался Ревнителю нелегко, и с каждым последующим ему лишь становилось тяжелее – всё его существо, преисполненное благоговейного трепета перед святыней, противилось этому, трубным гласом повторяя, что он не достоин этой высочайшей чести. Советь его «била в набат», призывая остановиться… Но чувство долга заставляло идти вперёд. И разрываемый этими противоречиями он, подойдя ко входу в Грот, откуда пахнуло прохладой, всё же, остановился, не смея ступить дальше ни шагу…
- Похвальное самообладание, Ревнитель Хо’раасс. Отличная дисциплина вкупе с почитанием Закона, - донёсся из грота, усиленный стенами, хода, голос Блюстителя. – Всё же посчитав, что Закон важнее прихотей одного высокопоставленного сановника, вы остановились, хоть с другой стороны чувство долга требовало идти вперёд… Вы правильно оценили ситуацию – Закон всегда важнее чьих бы то ни было приказов и прихотей – даже сам Император подчинён букве и слову Закона… Я в вас не ошибся… В конечном итоге именно на вас и пал мой выбор.
- Вы меня выбрали? Для чего? – гамма чувств, что сейчас полыхали в душе Ревнителя, была очень разнообразна – это и удивление, смешанное с недоумением, и благоговение перед святыней, даже стоять рядом с которой Хо’раасс считал наивысшим счастьем доля себя, и интерес к тому, зачем он здесь находиться и многое другое…
- Хотел бы и я знать, что тебе предстоит сделать, - вздохнул Блюститель. Из пещерного коридора донеслось далёкое эхо его шагов. – Однако я чувствую, что в грядущих событиях твоя роль будет очень важна. Как? Почему? Это мне неведомо…
- Вы имеете в виду моё назначение во Вторую Великую Армаду?
- Да, - последовал короткий ответ. Шаги слышались уже ближе. – Я чувствую это уже больше цикла… Тьма окутывает нас. Нежно. Мягко. Обволакивает, застилая взор, делая всё, чтобы мы ничего не заметили… Моя связь с Душой и Сердцем нашего мира слабеет. Это плохой знак.
- Но…, - Ревнитель был в замешательстве – услышанное никак не укладывалось в голове – настолько неожиданными были слова Блюстителя. И не верить ему было нельзя.
- Что? Тебе, как и многим другим – большинству - кажется, будто наш народ вновь вступил в эпоху благоденствия и процветания, верно? – на этот раз голос верховного сановника раздался за спиной Хо’раасса и тот от неожиданности вздрогнул, хотя и знал, на что способен его собеседник. А способен он был на многое – в том числе и транслировать свой голос на огромные расстояния, силой своего разума заставляя молекулы воздуха колебаться в той или иной области пространства, создавая звук. Именно так сейчас он и говорил с Ревнителем. Решив, однако, больше не обращать внимания на подобные «странности», Хо’раасс ответил:
- Да, Владыка. Вы правы – именно так я и думал… Но вы говорите, что тьма угрожает нам и нынешнее благоденствие лишь её уловка… В это нелегко поверить…
- Потому-то ты ничего и не замечал, как не замечают и остальные. Ты ведь даже сейчас с трудом воспринимаешь сказанное мной, - покровительственно отозвался Блюститель. – Никто не желает замечать истину, ведь она страшна и неприглядна. Потому-то все так хотят верить в красивую ложь и полуправду, что окружает нас уже довольно давно. И во многом мы сами виновны, что всё именно так – слишком заигрались с манипуляциями сознанием и силами разума…
- О каких манипуляциях вы говорите? – настороженно переспросил Ревнитель. Он никогда не слышал ни о чём подобном.
- Сейчас я говорю о том, чего тебе знать не положено. Забудь, - приказал Блюститель.
- Как пожелаете, - почтительно склонился Ревнитель. – Но позвольте задать вам вопрос…
- Хорошо.
- Если нашему народу действительно угрожает опасность, почему вы не объявите об этом? К вашим словам отнесутся со всей возможной серьёзностью.
- Может и так, - согласился Блюститель. – Но что у меня есть? Лишь смутное предчувствие? Здесь нужны более серьёзные аргументы.
- Но ведь вы – Блюститель Духа! Ваше слово – это Истина!
- И что с того? Те, кто не желают принимать правду, не примут её, кто бы им её не открыл. Так же было и с этой Второй Кампанией…
- Вы полагаете, она как-то связана с опасностью, которую вы чувствуете?
- Я знаю, что это так. после выступления Первого советника перед Собранием Высших, склонившим, наконец, чашу весов в пользу нового похода, ощущение надвигающейся тьмы усилилось. Связь прямая…
- И, всё-таки, я совершенно не пойму, зачем вы рассказываете всё это мне, - с некоторым сомнением сказал ревнитель, подразумевая, что он вовсе не тот, кто сможет быть полезен в решении этой таинственной загадки.
- Я это делаю потому, что хочу поручить тебе одно важное дело, - произнёс голос Блюстителя. – Скоро ты отправишься со Второй Армадой создавать систему Изменения. За ходом миссии будут пристально наблюдать Император и его Первый Советник… У меня есть сомнения по поводу этого похода и его настоящих целей. Хотя, возможно, я ошибаюсь. Но предчувствие беды меня не покидает – лишь становится всё сильнее со временем.
- Чего вы хотите?
- Чтобы ты выполнял свою работу, Ревнитель. А ещё – подмечал все странное и необычное, ибо в самом конце на твою долю выпадет серьёзное испытание, которое станет моментом истины. Что это будет – мне неведомо. Это лишь предчувствие. Но в тот момент тебе придётся действовать самому, полагаясь лишь на свои силы и веру. Как действовать и что делать – ты должен будешь решить сам…
Образы прошлого начали тускнеть, таять, исчезать. Ревнитель из состояния медитативного полузабытья вернулся в настоящее. Ничего не изменилось – он всё так же был один в контрольном зале базы людей.
- Что же он всё-таки имел в виду? – осматривая странные на вид приборы, сам себя спросил Хо’раасс. – Что он хотел сказать мне на самом деле? Не думаю, что смог правильно понять его… Или наоборот – в словах Блюстителя не было тайного смысла? – ящер замолчал. Только что по ментальной связи, которая всё ещё сохранялась несмотря на исчезновение общей сети, воины доложили, что смогли запустить систему слежения за космическим пространством.
«Есть результаты?» - спросил Ревнитель.
«Расшифровка данных займёт время», - пришёл ответ. «Но визуальное наблюдение показывает, что в точке назначения на краю системы Армады нет…»
«Вот как? Что ж, по крайней мере, это объясняет исчезновение ментальной сети. Доложите, когда данные будут полностью расшифрованы».
«Как прикажете», - и ментальный голос воина смолк. Но вместо него вдруг возник другой, и не узнать его было просто невозможно:
«РЕВНИТЕЛЬ ХО’РААСС!» - пророкотал он с такой силой, что Ревнитель пошатнулся, а в глазах у него потемнело, как от пси-удара.
«Слава Великому, Первому после Бога! Слава Императору!» - потрясённо прошептал «ментальный» ответ Хо’раасс – никогда он даже думать не осмеливался, что однажды удостоиться высочайшей чести – беседы с самим Императором! Но сейчас случилось именно то, о чём он не помышлял даже в самых смелых своих мечтаниях – Император сам воззвал к нему. И он теперь обязан доказать Великому, что достоин этой чести. То, что сейчас чувствовал Ревнитель, было невозможно передать словами, ибо слова – лишь тени истины. Конечно можно было бы сказать, что сейчас им владело чувство всепроникающего преклонения и почтения вкупе с удивлением, потрясением… страхом и…благоговейной радостью. Но это было бы сродни попытке пересказать в двух словах «Войну и мир» Льва Толстого. Однако Императору, без сомненья, были хорошо видны все духовные метания его подданного.
«Оставьте традиционные приветствия и прочие любезности для более подходящего случая», - покойно сказал Император.
«Как пожелаете, Великий», - мыслесфера Ревнителя окрасилась в тона почтения. «Позволено ли мне будет узнать, о Великий, чем я обязан такой чести?»
«Обстоятельствам, Ревнитель. Я не смог связаться с Первым Советником. Что произошло?» - несмотря на страх, который этот вопрос вызвал у Ревнителя, Хо’раасс собрал волю в кулак и ответил, ничего не утаивая – всё-равно это было безполезно:
«Я не знаю, что произошло. Могу пока лишь констатировать факт – армада исчезла!»
«Исчезла?» - задумчиво переспросил Император. «Она была уничтожена?»
«Не известно. Сейчас я как раз пытаюсь выяснить, что же произошло».
«Хорошо. посмотрим, что вы узнаете… Но поскольку Советник сейчас недоступен, то вам, Ревнитель Хо’раасс, придётся взять на себя ту миссию, что я собирался поручить ему…»
«Ваше слово – закон, Великий», - максимально почтительно отозвался Ревнитель. Чувства переполняли его, и, хотя он и пытался их скрывать, но радость его была столь сильна, что скрыть её было почти невозможно. Подумать только! Ещё вчера он едва избежал казни, пойдя на крайнюю меру – «Искупление боем», чтобы восстановить свою честь, а сегодня сам Великий Император, Первый после Бога, говорит с ним! И более того – желает поручить ему, нижайшему и самому недостойному из всех недостойных миссию чрезвычайной важности – ведь она предназначалась для Первого Советника. И Ревнитель сделает всё, что будет угодно Императору. Если надо – он убьёт за Него. Если надо – он умрёт во славу имени Его. А если надо – то совершит даже невозможное…
«Похвальное рвение», - довольно констатировал Император, заставив Ревнителя устыдиться того, что не сумел совладать с эмоциями. «А чтобы вы поняли истинную роль и значение вашей миссии», - с нажимом на слове «вашей» продолжил Император, - «я для начала задам один вопрос: скажите, Хо’раасс, вы не задумывались о том, почему в самый последний момент я отдал распоряжение о смене завершающей точки системы Изменения?»
«Ваше Величество, никто и никогда не обсуждает Ваши приказы, ведь они всегда мудры и продиктованы необходимостью…»
«Я спрашивал не об этом. Можете говорить честно, без утайки. Я не стану преследовать вас за правду».
Ревнитель замолчал, пытаясь справиться с волнением. Удавалось ему сейчас это не очень хорошо, но медлить с ответом он не посмел:
«Ваше Величество, я действительно не раз задумывался над тем, почему вы отдали этот приказ», - вымолвил Ревнитель и внутренне весь напрягся, ожидая, что же сейчас ответит Император. Жизнь Хо’раасса сейчас висела на волоске. Однако не смерть страшила его. Честь клана всегда важнее жизни одного из его членов…
«Что ж, и к какому выводу вы пришли?» - спросил Император, и Ревнитель понял – его страхи были напрасны. Великий сдержит своё слово. Как можно было в этом усомниться? Но что если Император сейчас проверяет его? А ведь усомнившись в самом Императоре Хо’раасс проявил себя далеко не с лучшей стороны…
«Я жду ответа», - очень спокойно, но властно напомнил о себе собеседник.
«прошу меня извинить, Ваше Величество… Я пришёл к выводу, что эта планета по какой-то причине очень важна, она – особенная…»
«В таком случае вы оказались весьма проницательны. Это действительно так – планета не просто особенная. Она уникальная. Единственная в своём роде. И как только я узнал о ней, о том, что она из себя представляет и что скрывает, я понял, что она – ключ к нашей абсолютной победе. Она – путь к нашему триумфальному возрождению!»
«Неужели одна планета может быть настолько важна?» - удивился Ревнитель.
«Как я и сказал – она уникальна», - последовал ответ. «И в силу обстоятельств, Ревнитель, именно вам я доверю сыграть решающую роль в нашей окончательной победе. Не подведите меня».
«Я исполню всё, что Вы прикажете», - смиренно отозвался Хо’раасс.
«Ещё бы», - довольно пророкотал Император. «Я расскажу, что вы должны делать…», - и тотчас же поток информации невероятной мощи обрушился на Ревнителя…

- Живо в машину, я сказал! – неистовый рык Барретта вывел стражниц из оцепенения, и они метнулись к лимузину. – Гони в аэропорт! – скомандовал Эдгар водителю, едва за последней из стражниц захлопнулась дверь. – Я расчищу дорогу! – советник президента даже не шелохнулся – лишь слегка повёл бровью и все машины на площади резко смело в сторону неведомой силой! Мотор тотчас взревел, авто рванулось с места и вовремя – город содрогнулся от первого удара орбитальной артиллерии – где-то вдалеке загоралось зарево, а в небо взвивались густые клубы дыма, пепла и пыли. Сила этого удара была такой, что моментально во всех домах города стёкла разлетелись вдребезги, а земля затряслась так, словно началось землетрясение.
Лимузин вильнул, выровнялся – водитель работал на пределе, выжимая из машины всё возможное…
И тут на Хитерфилд обрушился второй удар – совсем рядом – высотное здание на соседней улице поглотил луч белого света, и оно с диким грохотом сложилось как карточный домик! А затем последовал взрыв! Не обычный – в привычном смысле слова ничего не взорвалось, но ударная волна повредила все ближайшие здания, машины на улице разметала на десятки метров, корёжа их, подхватывая, опрокидывая или разрывая на части. Людей же ждала ещё более печальная участь…
Лимузин удержался на трассе лишь благодаря усилиям Барретта.
- Чёрт возьми! Какого хрена!?!? Что это ещё за придурки такие выискались? – рассыпался в проклятиях советник президента, продолжая следить за дорогой и расчищая машине путь. А город содрогался от всё новых и новых ударов, десятки и сотни зданий каждое мгновение разлетались на куски, рушились, заволакивая весь Хитерфилд клубами удушливой пыли. И очень скоро из-за неё вообще ничего нельзя было разглядеть. Барретт ругнулся особенно виртуозно, поглядел на стражниц – поначалу он не сообразил, почему они притихли, что с ними такое, но потом, посмотрев им в глаза, понял – это был страх. Страх с большой буквы «С». Впервые за очень долгое время с момента обретения волшебных сил они боялись. Боялись по-настоящему. Боялись так, что кровь стыла в жилах. Оно и понятно – Барретту тоже было не по себе. Он никак не мог ожидать вмешательства посторонней и очень могучей силы, коренным образом переломившей ход событий.
- Чёрт! В этой проклятой пыли мы не доберёмся до аэропорта, - сказал он, доставая из кармана пиджака спутниковый телефон последней модели, нажал пару кнопок и буквально прорычал в трубку:
- Симмонс! Вытаскивай нас отсюда немедленно! Как хочешь! – и в то же мгновение машину накрыло слепящим белым лучом…

Яркий белый свет заполнял всё. Казалось, что он был настолько плотным и всепроникающим, что пронизывал каждую клеточку, каждый атом её тела. Он появился так внезапно, что она даже не успела ничего понять, а в следующую секунду она уже была здесь, в этом странном белом… чём-то, где не было вообще ничего, кроме белого, всепроникающего света… И странное чувство лёгкости, полёта и… раздробленности? Да, пожалуй. Казалось, что она куда-то летит, но не сама по себе, как единое целое, а подобно песчаной фигуре, с которой сильный ветер постепенно сдувает песок, слой за слоем, чувство, будто где-то ещё находиться часть тебя, а ещё где-то – другая часть, этих частей много и все они куда-то движутся…
Вдруг она заметила нечто странное, что полностью контрастировало с окружающим белым пространством. Что-то чёрное, похожее на… «Каменные врата?» - пронеслось у неё в мыслях. «Откуда здесь врата? И вообще – где это «здесь»?» - вяло подумала она, разглядывая воистину фантасмагорическую картину – тут и вправду посреди безконечного белого пространства, залитого светом, стояли, а вернее – парили огромные каменные врата, испещрённые непонятными символами, знаками и письменами. Но ещё сильнее она удивилась, когда заметила, что напротив этих странных врат сидит на корточках не менее странная белая фигура, очертаниями напоминающая человека. Фигура вдруг резко обернулась, и хотя у неё глаз и лица, Вилл почувствовала – это существо смотрит на неё.
«Тебе здесь не место», - произнесла вдруг фигура спокойным, с ехидцей голосом. «Отправляйся домой, Вилл Вандом», - и едва фигура сказала это, как врата раскрылись, и оттуда, из тьмы, что они скрывали, на Вилл глянул огромный глаз.
- Кто ты? – спросила девушка, видя, как из врат к ней потянулись десятки извивающихся, подобных щупальцам, чёрных рук. Странно, но при этом Вилл не испытывала страха.
«Иногда вы, люди, называете меня Миром. Иногда - вселенной. Иногда – Богом. Иногда – всем, и иногда – одним. А ещё я – это ты», - ответила фигура. «Не нарушив запретов, ты случайно попала сюда. Я отпускаю тебя, Вилл Вандом», - и чёрные руки обхватили девушку…

Это был ангар. Большой, как и подобает любому ангару. Освещённый мерным и приятным жёлтым светом от ламп на потолке… Да только вот это был не совсем обычный ангар – стражницам даже не нужно было выходить из машины, чтобы понять это – здесь не было окон, а впереди маячила огромная зубчатая створка, больше похожая на ворота не ангара, а шлюзового отсека. Впрочем, главным было вовсе не это. Главным было то, что ангар был под завязку забит странными летательными аппаратами, лишь отдалённо напоминающими привычные взгляду боевые истребители. А в том, что эти летающие машины созданы для войны не было никаких сомнений – их пушки и ракетные подвески были весьма выразительны.
- Что ж, - пророкотал Барретт, выходя из лимузина (обе машины сопровождения также были здесь), - добро пожаловать на боевой корабль ВВС США «Одиссей», стражницы Завесы. Вы – первые гражданские, и уж тем более – первые маги, ступившие на его борт.
- К-корабль? – осоловело переспросила Хай Лин. – Какой корабль? – советник президента лишь усмехнулся.
Девочки тоже стали выбираться из машины, удивлённо озираясь по сторонам. Впрочем удивление их было понятно – ещё секунду назад они были в Хитерфилде, который бомбили из космоса.
- Вилл? – тревожно обратилась к подруге Тарани, видя что та всё ещё сидит в машине и смотрит в одну точку, пребывая в прострации. Вилл не обратила внимания на оклик, тогда Тарани взяла её за руку. Это подействовало – хранительница Сердца часто заморгала, приходя в себя. – Что с тобой, Вилл?
- Я… я не знаю, - ответила она. – Я была где-то… не знаю. И там были врата… Это такое странное место…
- Что за ерунда! – отмахнулся Барретт. – Луч телепорта сразу перебросил всех нас сюда.
- Телепорт? – уставилась на него Вилл как баран на новые ворота.
- Тот белый луч, что опустился на машину, - пояснил Эдгар, оставляя стражниц – из открывшейся в стене ангара двери к нему навстречу вышли трое в военной форме. Один, шедший впереди, имел капитанские знаки различия. Он был уже не молод, сед, кажде его движение казалось строго отточенным, выверенным, резким.
- Симмонс! Какого чёрта тут вообще происходит? – Барретт был явно не в себе.
- Лучше бы и спросил это у своего чёрта, - резко отозвался седой капитан. Похоже, он был не очень рад принимать у себя на борту правительственную шишку и гражданских. Об этом красноречиво говорил его холодный колючий взгляд, которым он наградил Эдгара, а затем стражниц. Сначала всех вместе, а затем каждую в отдельности. Тем временем из машин сопровождения тоже стали выходить люди. В основном это были семьи стражниц, но все они вели себя как сомнамбулы, отчего становилось понятно – они всё ещё находились под ментальным контролем Линдона. Сам он вылез из машины последним.
- Похоже, тебе не удалось решить всё деликатно, как ты уверял президента, - окидывая взглядом вновь прибывших язвительно изрёк Симмонс.
- А мой вопрос остался без ответа, - с нажимом произнёс Барретт, казалось, вовсе не заметив колкости в свой адрес.
- Да ни черта я не знаю о том, что происходит! Пятнадцать тысяч неопознанных кораблей появились над планетой двадцать пятнадцать минут назад словно из ниоткуда. До этого мы зафиксировали четыре мощных энергетических всплеска на обратной стороне Луны.
- Взрывы?
- Ядерные. Похоже, кто-то действительно уничтожил несколько их кораблей, как они и заявили.
- Какому идиоту это могло понадобиться? – вопрос был скорее риторическим, но Симмонс принял его на свой счёт:
- В галактике за десять лет мы нажили себе немало врагов. Но не думаю, что это кто-то из них, - пожал он плечами.
- Хотя это уже не важно, - отмахнулся Барретт. – Доложите обстановку.
- Если кратко – всё плохо. Это мягко говоря, - ответил капитан. – Наши десять кораблей – ничто в сравнении с чужой армадой, а «Атлантис» и аванпост, насколько мне известно, исчерпали весь свой боезапас… Нам вообще повезло, что система маскировки кораблей работает как надо и нас до сих пор не обнаружили…
- Я не об этом, - нахмурился Эдгар. Стражницы молча следили за этой беседой, пытаясь переварить крупицы новой информации и как-то встроить их в привычную картину мира. Даже на Линдона пока никто ещё не обратил внимания.
- Это ещё цветочки – на Земле всё куда хуже – каждый крупный город подвергся бомбардировке, военные, промышленные и правительственные объекты методично уничтожаются. Кроме того, у нас до сих пор нет связи с «Бортом №1». Число жертв подсчитать невозможно, но по приблизительным прикидкам – уже более девятисот миллионов!..
- И вы… вы так спокойно говорите об этом! – похолодев от ужаса, дрогнувшим голосом сказала Ян Лин. В глазах её стояли слёзы – душевная боль за всех тех, кто погиб в одночасье, за тех, кто погибал сейчас – за всех тех людей, которые никогда не имели никакого отношения ни к Шао’ссорам, ни к Меридиану, за тех, кто не имея ни малейшего представления о происходящем по чьей-то злой воле оказался втянут в жернова войны, была просто непереносима!
- Иосиф Сталин как-то сказал: «Гибель одного человека – трагедия. Гибель миллионов – статистика», - посмотрел на неё Симмонс. – Не думайте, что мне безразличны судьбы тех людей. Просто я не настолько сентиментален, чтобы лить слёзы по каждому, кто погиб там, внизу. Лучше подумать над тем, как избежать ещё больших жертв. Но пока, чёрт возьми, я не могу ничего придумать!!! Да если б было возможно – я бы голыми руками этих инопланетных гадов порвал! К сожалению, стоит только нам высунуться, и мы моментально будем уничтожены…
- Да, сейчас бы нам очень пригодилось какое-нибудь чудо, - проворчал Линдон и на него, наконец, обратили внимание. – К сожалению, мы не волшебники, - пожал он плечами, поглядев на стражниц.
- Вы хоть понимаете, что там сейчас происходит?!?! – вспыхнула Тарани. Буквально – её объял столб волшебного пламени. От неожиданности Симмонс отшатнулся, а двое его адъютантов схватились за оружие. – Там же сейчас люди умирают! Наши друзья! И ваши! Семьи! Это же геноцид! А вы говорите о какой-то паршивой статистике! Разве так поступает сильнейшая на планете армия? Разве вы можете сейчас оставаться в стороне, поджав хвосты от страха? У вас же есть корабли – сделайте же что-нибудь!
- Тарани, - окликнула подругу Корнелия. Окликнула едва слышно, голосом, наполненным болью. – Тарани, они…ничего… не смогут сделать, - прошептала она, борясь со слезами. Тщетно. Осознание собственного безсилия сейчас, когда на кон было поставлен существование не какого-то чужого и далекого мира, а родной Земли и всего человечества, резало по сердцу точно нож и было самой невыносимой пыткой. И каждый, находящийся здесь, в ангаре, понимал, что она чувствует. потому, что и сам чувствовал то же самое. Но не каждый поддавался этому чувству, которое постепенно могло переродиться в страх, страх – в ужас, а ужас – в отчаяние и безысходность. А безысходность в подобной ситуации не могла привести ни к чему хорошему. Напротив – она была прямой дорогой к гибели.
- Храбрые и дерзкие слова, - усмехнулся Линдон. – Особенно для тех, кто сам недавно был в такой же ситуации. А знаете, волшебница права – у нас есть корабли, и кое-что мы можем сделать.
- И что же по-твоему? – угрюмо посмотрел на него Барретт.
- Так уж случилось, что я кое-что знаю о нашем враге…, - пошевелил пальцами Макс. – Они не станут сражаться без командира. Они просто не способны на это.
-Ты… неужели ты предлагаешь атаковать их флагман? – утирая слёзы удивилась Хай Лин, которая так же, как и бабушка, была не в силах сдержать эмоции. Другие же стражницы пытались держать себя в руках, даже несмотря на ужасающую ситуацию.
- Именно! – воздел палец в воздух псионик. – Сконцентрировав на флагмане всю боевую мощь наших кораблей, мы, возможно, сможем…
- Стать лёгкими мишенями для остальной армады, - язвительно закончил за него Симмонс, косо поглядывая на всё ещё продолжающую гореть Тарани.
- Нет, если мы подойдём вплотную к флагману, - покачал головой Макс. – Армада не станет стрелять, если будет риск задеть его. Они выпустят истребители и бомбардировщики.
- Интересно, откуда ты всё это знаешь, - проворчал Барретт.
- Не твоё дело, Эд, - поморщившись, отмахнулся Макс.
- Сперва ты, Кесслер и Вонг куда-то исчезаете после гибели Скиннера. потом появляетесь почти через два года и затеваете идиотскую игру в террористов и заложников… А потом ты говоришь, что располагаешь сведениями о внезапно возникшем враге… Что-то тут не чисто, Макс, - покачал головой Барретт, - и не говори, что это не моё дело. А может это ты и привёл сюда эти корабли?
- Что за бред! – возмутился Линдон.
- А ну молчать, вы оба! – внезапно гаркнул Симмонс, и в его голосе была такая сила, что и Баррет, и Линдон действительно тотчас умолкли. – Это мой корабль, и я не позволю устраивать здесь балаган! Мало того, что вы в нарушение всех правил притащили сюда гражданских без допуска, так теперь ещё и грызётесь меж собой! Будь вы моими подчинёнными, я бы давно упрятал вас на гауптвахту, а по законам военного времени – вообще расстрелял. В сложившейся ситуации мы не можем себе позволить никаких разногласий, потому что мы – единственная защита, оставшаяся у человечества.
- Но…, - начал было Барретт.
- Ещё одно слово и даже твой телекинез тебя не спасёт, псионик, - холодно произнёс Симмонс. И Эдгар знал, что он прав – на всех кораблях подобного типа стояли генераторы подавления пси-способностей.
- Хорошо, Симмонс, - неохотно ответил Эдгар.
- Итак, раз инцидент исчерпан, то советую вам переместиться в каютах. А у меня много работы – нужно подготовить атаку на флагман противника. И ты, - он ткнул пальцем в сторону Линдона, - пойдёшь со мной.
- Всегда пожалуйста, - отозвался тот. – И ещё одно – Эдди, тебе сейчас придётся объяснять семьям этих девчонок, где они оказались, и что вообще происходит, - он хитро улыбнулся и быстрым шагом последовал за капитаном, уже покинувшим ангар…

Сколько же времени прошло с тех пор, как он побывал здесь в первый раз? Год? Два? Пять лет? Для этого мира – возможно, для него же – гораздо больше. Время – вещь относительная, и в каждом мире у него свои правила и своя скорость…
Забавно сколь причудливые изгибы и финты иногда вытворяет судьба. А в этот раз ситуация была не лишена скрытой иронии – кто бы мог подумать, что через столкьо летон вновь окажется в той же самой статиз-камере, что и много лет назад, когда был захвачен Медведевым! Только вот ситуация сейчас была иная. Да и камера – не чета прежней. После его бегства её переделали, улучшили и теперь выбраться отсюда было мягко говоря непросто и даже прежний трюк с телекинезом здесь бы уже не помог – статиз-сфера, висевшая под самым потолком камеры (довольно просторной, кстати) перламутровым шаром, и поддерживаемая тремя силовыми контурами в полу, подавляла деятельность тех отделов мозга, которые были ответственны за «работу» сверхъестественных способностей арестанта. Иными словами, Странник, подвешенный в центре сферы, словно муравей в янтаре, был сейчас не более чем человеком, не способным даже пошевелиться. Отливающее перламутром поле окутывало его точно саван, не позволяя двигаться и подавляя все двигательные сигналы, посылаемые его мозгом. Искусственный паралич в действии.
Установка работала совершенно безшумно и Игорь слышал, как на базе была поднята тревога, хотя камера, казалось бы, должна быть ещё и звуконепроницаемой. Он знал, чем вызвана эта тревога. Знал, что так будет. Он сознательно совершил то, в результате чего и оказался здесь. Знал он и о последствиях, которые были неминуемы, и, несомненно, уже начали претворяться в реальность. Он чувствовал себя последним негодяем из-за того, что спровоцировал ящеров… Да он и был им! Осознание этого вкупе с чувством своей вины за неисчислимые человеческие жертвы, а, по сути – за начало самого настоящего геноцида человеческой расы, тяжёлым, адски неподъёмным грузом лежало у него на душе, яростно опаляемой вопиющим гласом совести.
Нет.
Он вовсе не собирался отсюда сбегать. Напротив – он хотел здесь остаться. И не только потому, что его терзала совесть, доставляя нестерпимую душевную муку – всё же он сделал то, что должен был, полагая, что поступает правильно. В конечном итоге. Но это не помогало ему отстраниться от той боли, что нещадно терзала его душу и сердце, будто норовя разорвать их в клочья. Впрочем, вряд ли ему могло что-нибудь помочь. Он не отстранялся от этого, прекрасно сознавая, что заслужил это. Но всё-равно не видел иного способа – всё должно было случиться именно так, а не иначе. В противном случае… он даже не хотел думать о том, что было бы в противном случае. Да и сейчас ещё слишком рано было о чём-либо судить, ведь всё может пойти… не так. А ведь он пошёл на чудовищное преступление ради того, чтобы всё сложилось так, как нужно. Но малейший просчёт, самая ничтожная ошибка могла обратить всё в прах в мгновение ока. А цена поражения СЛИШКОМ высока… Тут он услышал как замок двери камеры клацнул – кто-то собирался сюда войти. Впрочем, чтобы гадать было не нужно, чтобы понять, кто это. Крутов Сергей Иванович собственной персоной. А с ним двое в боевых экзоскелетах со странными ружьями наготове.
- Это на тот случай, если ты вздумаешь выкинуть какую-нибудь глупость, - холодно сказал экс-глава ФСБ, заметив, куда смотрит Игорь. Он подошёл ближе, встав почти под самой сферой. По его лицу было видно – сейчас он борется с самим собой. Ему было противно находиться здесь, рядом с предателем, чьё злодеяние можно было сравнить, пожалуй, лишь с предательством Иудой Искариотом Иисуса Христа. Ему было до глубины души Противно сознавать, что ещё совсем недавно этот… ч е л о в е к, Странник, был другом и союзником, который так много сделал для Земли и России, а потом совершил величайшее в истории преступление, по сути поставив человечество на грань уничтожения. И Крутову сейчас очень хотелось поступить так, как велит ему совесть – судить Странника по законам военного времени. Но с другой стороны профессиональный долг не позволял ему этого сделать. Как глава ФСБ, пусть и отстранённый от занимаемой должности, он был обязан прежде допросить Странника. С применением самых жёстких мер, если потребуется. Ведь Крутов знал, что первым же ударом орбитальной артиллерии ящеры уничтожили политических руководящих сил не только России, но всего мира, погрузив его в хаос, анархию и отчаяние… а затем начали методично уничтожать военные и промышленные объекты везде и всюду. И он должен был понять - зачем всё это понадобилось Страннику? Что он хотел этим показать? Чего намеревался добиться? По какой причине он обрёк миллиарды невиновных на смерть?
Молчание затянулось.
- Хотите спросить о чём-то? – предположил Странник. Казалось, что он был совершенно спокоен и хладнокровен, но Крутов уловил в его голосе нечто такое… Печаль? Раскаяние? Для этого теперь уже слишком поздно.
- О многом, - сухо ответил Сергей Иванович, посмотрев Игорю в глаза. Тот взгляда не отвёл, и эта «дуэль» продолжалась какое-то время. – Но на самом деле меня волнует всего один вопрос – зачем?
- Зачем? А вы сами как думаете? Зачем мне вдруг понадобилось предавать человечество, обрекая его уж если не на гибель, то на почти полное уничтожение? Зачем мне понадобилось брать на душу столь неподъёмный грех, хоть я и без этого не был чист перед Богом? Да я сам себе омерзителен за то, что сделал…
- Ага, а сейчас ты скажешь, что это всё-равно было необходимо, - зло процедил Крутов. В данный момент ему по большому счёту было наплевать на то, что чувствует Странник, винит он себя или нет, раскаивается или нет. Сергей словно чувствовал, как там, наверху гибнут люди, и с каждым погибшим что-то в его собственной душе отмирало, отдаваясь жгучей болью. Москва – уничтожена. Петербург – уничтожен. Все крупные города страны – в руинах. Армия обезглавлена и дезорганизована. правительство в полном составе погибло вместе со столицей… Хаос, разруха, паника, массовые безпорядки, а с начала бомбардировки прошёл всего какой-то час… И так по всему миру! Число жертв уже перевалило за полтора миллиарда человек и всё это – из-за Странника!
- Нет, я этого не скажу. Просто я – идиот, и не смог найти другого способа…
- Способа чего?!?! Я не об этом тебя просил, когда мы говорили в последний раз!
- Я помню этот разговор… И помню, о чём мы говорили. Ты заметил тенденции… негативные тенденции в развитии страны, которые были направлены на её уничтожение в конечном итоге. И направлялись они конкретными лицами как в самой России, так и из-за рубежа. Но ведь не только Россия была в дерьме по уши – весь мир в него погружён. И погружался всё глубже и всё быстрее с блаженной улыбкой дебила на лице, оболваненный и зомбированный в угоду небольшой группе лиц, поставивших свою личную выгоду, амбиции, благополучие, жажду власти и мировоззрение превыше блага всего человечества!... Это система… И бороться с ней на равных вы бы всё-равно не смогли, даже если бы всему миру рассказали всё, что вам удалось узнать. Эту систему просто невозможно было быстро и эффективно разрушить изнутри, тем более если ты сам – часть этой системы. Это было бы сражение не на год, и не на два – на столетия… И вот меньше чем за день этой системе, складывавшейся веками, сломали хребет! Ведь в первую очередь уничтожались те, кто имел влияние – политики, «серые кардиналы», главы корпораций и тайных обществ. И врагу даже не нужно было проводить разведку в традиционном смысле слова – ментальное сканирование планеты позволило им всё рассмотреть в деталях и понять, куда бить в первую очередь! Но как я и говорил раньше – дело не в этом. Думаете, что главная опасность – корабли ящеров, методично уничтожающие человечество? Нет. Они лишь предвестники. Истинная опасность идёт следом, и именно её я хочу предотвратить…

0

33

- Уничтожив целую цивилизацию? Ты сам  себя послушай! Никогда я и вообразить не мог, что ты окажешься способен на ТАКОЕ!
- Я сам не мог этого вообразить, - глухо отозвался Игорь. Укол душевной боли, вызванный этими словами Крутова, был необычайно силён. Его даже сравнить было не с чем. Он был настолько силён, что Странник сейчас даже говорить мог с трудом. Он прекрасно понимал, что сейчас чувствует Крутов, знал это. И от того, что он был вынужден предать этого человека… как и многих других – всех, кого он здесь знал – на душе становилось омерзительно гадко. И ведь пока только Крутов и Васильев знают о его роли в нападении ящеров на Землю. А если об этом узнают стражницы? А Гильдия? Нет, сказать, что он остро чувствовал вину за свой безчеловечный поступок – значит не сказать ничего! – Зато теперь у вас, - Игорь пронзительно посмотрел на собеседника, - есть шанс всё исправить, сделать так как надо…
Крутов не ответил, но его тяжёлый взгляд, тёмный взгляд, был очень выразителен.
- Всё исправить? – внезапно раздался ещё один, очень знакомый голос. – Уже нечего исправлять. Благодаря вам, Странник, - в камеру неожиданно вошёл президент России, Владимир Путин.
- А, вот и вы… а я всё думал, когда же вы появитесь, - спокойно сказал Игорь. – Извините, что не приветствую подобающим образом – положение не позволяет…
- Сколько ещё вы намерены держать здесь этого предателя? – обратился президент к Сергею Ивановичу, проигнорировав реплику Игоря.
- Пока не узнаю всё, что хочу узнать. Или пока нас не уничтожат…
- Вы ведь знаете, на что он способен. Оставлять его здесь – это всё-равно что подкладывать под себя бомбу с часовым механизмом. Не известно, сколько времени у него уйдёт, чтобы адаптироваться к подавляющему полю…
- Предлагаете убить его? – кольнул президента взглядом Крутов. – Без суда?
- Мне это нравиться не больше чем вам. Но Странник опасен…
- Это не значит, что мы должны уподобляться ему.
- Здравая мысль, - согласился Игорь. Не потому что его пугала перспектива смерти – даже этого было бы мало, чтобы искупить его грехи. Нет. Он боялся того, что случиться после его смерти, если он не сможет завершить то, что начал. – Я не опасен. Теперь, по крайней мере… Как и вы, Владимир Владимирович. Но это уже не важно.
- Да. Важно то, что из-за тебя сейчас погибают миллионы людей, и мы не можем этому помешать! – не выдержал один из бойцов, которые сопровождали Крутова.
- Со своей стороны я сделал всё возможное, чтобы не допустить уничтожения человечества. Когда придёт время вы это поймёте. А время это придёт очень скоро, - ответил Странник. Спокойно, без какой-либо обиды. Он понимал – сейчас у каждого землянина… и не только – ещё и у каждого выжившего меридианца есть полное право обвинить его в величайшем преступлении в истории. – Разве не я дал вам всё необходимое, все знания и технологии для создания совершенных боевых космических кораблей ещё когда «Отделом» руководил Медведев? Как вы их использовали?
- Корабли? – переспросил Путин, вопросительно посмотрев на Крутова.
- Да. Эти технологии тоже передал он. Но корабли всё-равно ещё не готовы. Нам потребовалось больше двух лет, чтобы разобраться в теории и создать технологии, необходимые для производства таких машин.
- Перед тем, как я спустился сюда, мне доложили, что космическая группировка соединённых штатов пришла в движение, - президент сказал это небрежно, но Крутов понял – тот волнуется. – Они явно собираются что-то предпринять.
- Я даже знаю, что, - вклинился Странник. – Героическую, но самоубийственную атаку на флагман противника всеми имеющимися силами.
- Хм… Командующий Шро’так говорил, что дисциплина и субординация для их народа превыше всего. Собственная инициатива почти никогда не поощряется по причине осуждения её этйкой и моралью… Лишить ящеров верховного командования, тем самым обезглавив их – это имеет смысл, - задумался Крутов. – Но это и вправду самоубийство!
- Почему? – спросил Путин.
- Насколько я помню, корабль-флагман ящеров может создавать вокруг себя поле, меняющее законы физики нашего мира. Я не знаю, что случиться с человеком в этом поле, но могу поспорить, что ничего хорошего.
- Те корабли, о которых мы тут говорили, могут противостоять этому полю…, - заметил Игорь.
- Если это действительно так, - взявшись за подбородок, задумчиво сказал президент, - то эти корабли оказались бы очень нам полезны. Они дали бы нам шанс на… выживание.
- Но этого шанса у нас нет, - до боли сжав кулаки, проговорил Крутов. – корабли готовы меньше чем на половину…
- Но тогда…, - это вновь был тот боец, что обвинил Странника.
Тишина.
Напряжённая.
Обречённая тишина воцарилась в камере.
И только один из присутствовавших не разделял этих настроений. Странник.
- Все возможности у вас в руках. Вы конфисковали всё, что у меня было при себе, в ном числе мой нано-плащ. Используйте его возможности, чтобы завершить корабли! С его помощью вы можете сделать это меньше чем за час!
- Это невозможно! – покачал головой президент, не веря.
- Это – ваш… наш единственный шанс! – возразил Игорь. –  Так что если вы собираетесь что-то делать, то должны сделать это немедленно!
- Если это сработает… Крутов, немедленно берите его плащ и отправляйтесь на верфи! Я хочу, чтобы через полчаса вы подняли все эти корабли в космос и начали контрудар! – похоже, время сомнений для Владимира Владимировича прошло и он выбрал, наконец, свой путь. Надежда на то, что ещё не всё потеряно, загорелась в нём с новой силой и сейчас, пусть даже ради самого призрачного шанса, но он был готов рискнуть, даже если это значило – довериться тому, кто совсем недавно предал всё человечество! Но если всё получиться…
- Есть! – козырнул Крутов. Сейчас он чувствовал примерно то же, что и президент. Более того – сейчас по какой-то совершенно непонятной причине он снова начал уважать этого человека, несмотря даже на то, что узнал о нём за время тайного расследования. Сейчас всё это не имело значения. Прошлое уже не имело значения, ибо оно осталось в прошлом. Важно было то, каков ты здесь и сейчас, каковы твои поступки. Важно то, что сейчас от них может зависеть будущее, которого без них может вообще уже не быть. Ведь в конечном итоге именно поступки и определяют, кто ты есть – человек, или нет. Ведь человеком не рождаются, кто бы что ни говорил. Человеком становятся. И сейчас в президенте Российской Федерации Крутов видел именно человека. Человека, который в критической ситуации оказался способен стать выше того, кем он был и что делал до этого, человека, оказавшегося способным переломить в себе того «менеджера», чьи действия в руководстве страной вызывали так много вопросов у многих людей, и сделать то, что требовало воли, выдержки и, пожалуй – мужества.
- Всё это время я был никем, - тихо произнёс Путин. – Это мало кому известно, но это так… Вы знали, Сергей Иванович. По крайней мере догадывались. Это всё ваше расследование… Всё это время я делал то, чего от меня ожидали. Странник был прав, когда говорил о системе… Но теперь я хочу сделать то, что действительно правильно, хочу сделать хоть что-то. всё, что смогу – ради спасения моего народа и страны… ради спасения каждого человека на этой планете… Поэтому я пойду с вами.
- Тогда нам следует отбыть немедленно, - кивнул Крутов, а уже возле самой двери остановился и поглядел на Странника – тот улыбался. – Когда ты давал нам все эти знания, ты знал, как всё обернётся? Какой у тебя был план?
- За кого ты меня принимаешь? – вопросом на вопрос ответил Игорь. – Я всего лишь человек… Я ничего не знал тогда, и не было у меня никакого плана. В то время я действительно был просто Странником, скитающимся между мирами в поисках возлюбленной.
- А кто же ты сейчас?
- Судья. Палач… Хотя больше, пожалуй – убийца. Теперь я это понимаю, - полным тоски и горечи голосом ответил Игорь. Крутов ничего не сказал. Он просто вышел из камеры вслед за президентом, затворив за собой дверь…
А Странник продолжал улыбаться, зная, что сейчас он хотя бы оказался способен помочь хоть одному человеку – Владимиру Путину, сняв зомби-программу, которая руководила его действиями на протяжении последних восьми лет… Адаптация к полю подавления была завершена…

Первое, что бросилось им в глаза, едва только все трое вышли из портала – уносящиеся ввысь деревья, обступавшие их со всех сторон и в причудливом сине-голубом свете портала казавшихся зловещими великанами. Но это было только в первую секунду – затем портал исчез, и всё погрузилось в кромешную тьму. Впрочем, так казалось только поначалу – довольно скоро глаза привыкли к темноте, и в свете звёзд и луны уже можно было видеть. А слух тем временем улавливал шум ветра в кронах деревьев, шелест листьев, скрип стволов, крики птиц и животных… А где-то вдалеке раскатисто заявлял о себе гром. Лес жил своей жизнью несмотря ни на что. ему были безразличны людские проблемы и горести, радости и свершения. Лес всегда лишь наблюдал издалека. Так было и сейчас.
- Странно, - почему-то шёпотом молвил Аноар. – Магнус оставил мне точное описание места, куда собирался открыть порталы для эвакуации…
- И как я понимаю, мы оказались совсем не там, где надо, - резюмировал Фрейнар. – Похоже, земляне действительно включили свои… механизмы и портал открылся за пределами их действия.
- И как нам теперь найти нужное место? – спросила Джайна.
- Молча, - отозвался боевой маг.
- Что?
- Я серьёзно – просто помолчите и прислушайтесь.
Все замолчали и начали прислушиваться. И действительно – то, что поначалу было принято путешественниками за отдалённые раскаты грома и скрип деревьев сейчас предстало в новом свете – где-то вдалеке раздавался металлический лязг, скрежет, а на самой границе слышимости – какое-то гудение. Но оно раздавалось вовсе не с той стороны, откуда доносились иные звуки – оно шло с неба и с каждой секундой становилось всё громче и громче… Мгновение спустя небо прочертил – словно разрезал – слепящий белый луч и на миг стало светло так же, как днём, и в следующую секунду чудовищной силы взрыв сотряс землю! Ударная волна, распространяясь с чудовищной скоростью, была такой силы, что вырывала с корнем деревья, расшвыривая их в стороны точно спички…
Первым сориентировался Фрейнар – его волшебные сферы мгновенно слились в один большой, который мгновенно накрыл всех троих подобно магическому щиту. И вовремя! Случись это секундой позже и защищать было бы уже некого – все деревья вокруг волшебников с чудовищным треском и грохотом тотчас были сорваны, выкорчеваны немыслимой силой и непременно раздавили бы людей, если бы не защита, которая буквально прожигала те деревья, которые с ней соприкасались, подобно шаровой молнии.
- Ну, теперь мы знаем, почему Магнус не вышел на связь, - мрачно молвил Фрейнар, когда взрывная волна прошла и всё затихло. – Точно такими же лучами ящеры обстреливали Меридиан…
- Ящеры? Здесь, на Земле? – не поверила Джайна. Конечно она предполагала, что Магнус и беженцы оказались в опасности. Но даже в самых мрачных и кошмарных мыслях представить не могла, что виной всему будут Шао’ссоры! противный скользкий холодок пробежал у ней по позвоночнику. Девушка была готова столкнуться с чем угодно, но только не с ящерами, только не с тем самым врагом, против которого оказались безсильны все маги Меридиана, стражницы завесы и даже земляне со всей их удивительной техникой! В жизни она ещё никогда ничего так не боялась, как этого странного, непонятного и смертельно опасного врага… Но отступать уже было поздно. Впрочем, она и не собиралась. Пусть ей страшно – нет ничего зазорного в том, чтобы бояться, а тем более – такого сильного врага. Страх позволяет выжить. Но нельзя позволять ему полностью завладеть собой. Чувство долга и желание помочь позвали её сюда, и она не отступиться ни за что!
- Как они могли вообще здесь оказаться? – задумчиво произнёс Аноар. Вопрос был риторическим и маг задал его скорее сам себе, чем кому-то конкретно. Впрочем, никто ему и не ответил. – Но, раз они здесь, то в опасности не только беженцы с Меридиана, но и земляне…
- Надеюсь, в таком случае свой мир они будут защищать лучше, чем наш, - сухо сказал Фрейнар. Произошедшее с Меридианом его сильно задело, хоть этот мир и не был его родиной. Он участвовал во многих сражениях. Как и другие боевые маги. Нередко именно благодаря ему и его «коллегам» удавалось переломить исход боя или даже предотвратить само сражение – все полководцы и правители знали сколь разрушительной может быть боевая магия, поэтому само присутствие даже одного такого мага в войске было своего рода сдерживающим фактором. Никто не хотел умирать и понапрасну отправлять войска на смерть…
Но в этот раз… В этот раз и с этим врагом от Фрейнара и его боевой магии не было никакого толку. Он попросту ничего не мог сделать! И это бередило его душу, заставляя чувствовать себя виновным за то, что он не уберёг Меридиан от уничтожения, за то, что не смог спасти миллионы его жителей от гибели. Это чувство заставляло его страдать, даже когда он помогал беженцам. Тем более, когда он помогал беженцам. Но он просто не имел права показывать своё истинное состояние кому-либо. Поэтому и скрывался под маской иронии и цинизма. Но на самом деле он больше всего на свете желал, чтобы ему представился удобный момент… И вот, похоже, такой момент настал, и теперь он мог сделать хоть что-то действительно полезное в этой неравной битве с пришельцами. – Насколько я понимаю, луч был направлен как раз туда, куда нам нужно попасть.
- Не думаю, что в этой ситуации мы сможем чем-то помочь, - покачал головой Аноар.
- Мы по крайней мере можем узнать, что здесь происходит, - пожал плечами Фрейнар. – Не похоже, чтобы этот луч достиг цели – у землян очень мощная защита.
- В любом случае возвращаться назад сейчас глупо, - согласился старый маг…

… В первое мгновение никто даже не понял, что произошло – ослепительная вспышка в небе, чудовищный оглушающий грохот и сотрясение земли – всё это повергло людей в шок, прострацию. Многие были ослеплены и оглушены… Когда же слух и зрение начали восстанавливаться, то первое, что увидели люди – гигантский золотистый энергетический купол, переливающийся волнами, и накрывающий всю гигантскую просеку. А затем пришло осознание произошедшего, и вместе с ними – паника и отчаяние, вновь проснулись в сердцах меридианцев, ведь едва избежав гибели в своём родном мире они, в надежде на спасение, отправились сюда, на Землю, доверившись мудрым магам Гильдии и своей королеве. Но здесь их уже поджидал тот же безжалостный и коварный враг, который едва не уничтожил их вместе с Меридианом!
- Какого чёрта? – пробормотал Звягинцев, протирая слезящиеся глаза